электронная
180
печатная A5
320
16+
За окном до сих пор идёт снег

Бесплатный фрагмент - За окном до сих пор идёт снег

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5773-2
электронная
от 180
печатная A5
от 320

От автора

Любовь — та сила, что заставляет нас совершать необдуманные и порой из ряда вон выходящие поступки. Мы поём, если даже никогда не умели петь, рисуем, хотя ни разу до этого не брали в руки краски и кисть. Творчество овладевает нашими сердцами, и мы просто не можем сопротивляться ему!

Правда, иногда так случается, что нам надо взять себя в руки и найти силы уйти ради счастья любимых. Безответная или, как принято называть у поэтов, несчастливая любовь. Но я не соглашусь с ними в этом утверждении. Ведь это как раз и есть прекрасные и настоящие чувства! А если мы страдаем и злимся, что кто-то не полюбил нас в ответ, разве это любовь? Это с нашей стороны банальный эгоизм! А по-настоящему, это когда просто так, без требований чего-то взамен. От всего сердца и без остатка!

Поэтому пусть она будет такой, какая есть, в любых её проявлениях. Пусть будет, даже если зажглась она в сердце только однажды и мы больше не встретим её никогда. Или, может, она всего лишь мгновение, а мы случайно соприкоснулись с ней взглядами где-то в толпе. Но всё же почувствовали её, ведь в глазах потемнело и стало тяжело дышать. И краснея, словно маленькие дети, разговаривая с ней, вместо чего-то членораздельного, несли какую-то чушь. Пусть, ведь только ради этого чувства уже стоит жить на свете! Потому что сердце, которое ни разу не обожгла любовь, только наполовину сердце. Это всего лишь насос для циркуляции крови…

Эта история о той настоящей и искренней любви, когда ради любимых мы готовы пожертвовать абсолютно всем, даже собственными чувствами…

Повесть несёт в себе, пожалуй, главную истину: если двум людям суждено быть вместе, то они обязательно будут, даже если это произойдёт в следующей жизни…



ПРОЛОГ

— А где мы с тобой теперь будем жить? — вдруг спросила она.

— Я буду жить там, где живёшь ты, — улыбнувшись, ответил он. — А ты там, где живу я, — подойдя к ней, он аккуратно взял её руку и коснулся губами ладони. Это было счастье, ведь в один миг свершилось то, о чём он так долго мечтал. Посмотрев в её ясные, светящиеся от радости глаза, вдохнув лёгкий аромат её духов, он еле слышно прошептал: «И совершенно неважно, в какой точке земного шара мы при этом будем находиться. И даже неважно, в одном ли мы с тобой будем городе, главное вместе…».



ГЛАВА I

…Зазвонил телефон. Алексей достал его из кармана и посмотрел на экран. Звонок был с незнакомого номера.

— Десять вечера. Кто бы это мог быть? — вздохнув, подумал он. — Опять очередному заказчику не спится…

Алексей трудился в небольшой строительной компании. Зарабатывал, к слову сказать, неплохо, но и от лишних заказов тоже не отказывался. Поэтому он уже давно привык к звонкам в нерабочее время. Клиенты порой могли позвонить и в восемь утра, и в одиннадцать вечера, и даже в выходной день. Бывало такое, что и в новогоднее утро звонили. Первого января, представляете? Часиков-таки в семь! Да, люди, конечно, поистине странные создания.

Иногда хочется спросить: «Кто вас вообще воспитывал, инопланетяне?*». Хотя, скорее всего, ответ на этот вопрос будет предсказуемым: «А что случилось? Я же заказчик!!!» Или: «Вам что, не нужны деньги?», «Я плачу, и вы обязаны!» Увы, люди не ценят чужого времени, только свои деньги… Мой выходной — ваш рабочий день. Да и своё время они тоже зачастую не ценят…

— Да, я вас слушаю, — спокойно ответил Алексей. Он даже и не думал, кто и зачем звонит ему сейчас. Просто, скупясь на эмоции, выполнял до ужаса привычные действия.

— Алло! Лёша, ты? Это тётя Марина, помнишь? Марина Николаевна? Мама Яны?!

Алексей оторопел. Уж кого-кого, а этого человека он никак не ожидал услышать. Мама Яны… Яна… И в сердце его вновь заныли не зажившие раны…

С Яной они в прошлом любили друг друга. Женаты не были, просто жили вместе в небольшой уютной квартире в Волгограде*. Роман продолжался три с половиной года, а потом расстались. Как-то необычно даже. Тихо и спокойно, не устраивая друг другу особых скандалов. Случилось это несколько лет назад, ранней весной. Когда уже светило яркое весеннее солнце, но с облаков периодически срывался снег.

Это было то время года, когда хочется скинуть с себя уже надоевшие за зиму тяжёлые пуховики и меховые шапки и облачиться во что-нибудь лёгкое. Но стоит только солнцу спрятаться за тучи, как становится невыносимо холодно. Алексей мысленно называл ту пору «временем разрушающихся желаний».

Яна была красивой, утонченной девушкой. Очень вежливой и рассудительной. В отличие от Алексея, она не любила шумные компании, предпочитала проводить целые дни с ним вдвоём, лёжа на уютном диване, просматривая романтические сериалы. Сейчас таких людей называют интровертами, кажется.

Алексей не был таким уж «гулёной», но повеселиться в компании всё-таки любил. Из-за этого у них с Яной случались ссоры, но, с другой стороны, милые бранятся — только тешатся.

С мамой Яны, у Алексея сложились добрые, приятельские отношения. Она, в отличие от дочери, была более общительной женщиной, и любила погулять до позднего вечера. Когда Алексей с Яной встречались, он не раз ездил на машине забирать Марину Николаевну из кино после последнего сеанса или из ресторанчика, где они с подругами обычно сидели до самого закрытия, обсуждая увиденный в театре спектакль.

Алексей был сильно удивлён этим звонком…

— Да, тётя Марина, здравствуйте! Я узнал вас, — конечно же, он обманул её. Прошло уже достаточно времени с момента их последней встречи, и он просто не помнил её голос.

— Вы так поздно звоните, что-то случилось? — спросив, он вдруг обратил внимание, что голос Марины Николаевны то ли дрожал, то ли… Марина Николаевна плакала!

— Почему вы плачете? Что произошло?! — спросил он. Его губы на секунду онемели, Алексей вдруг почувствовал, что услышит сейчас что-то ужасное… И замер, ожидая ответа…

— Лёша… Яна умерла… Погибла в автокатастрофе, — прошептала Марина Николаевна и, уже не таясь, зарыдала.

Ему вдруг стало невыносимо больно. Сердце просто разрывалось в груди. Будто что-то оборвалось, вспыхнуло и исчезло навсегда. Что-то очень родное и близкое. То, без чего невозможно дальше жить…

Пусть Яна была бы не рядом, где-то на другом конце света, но живой и здоровой! А сейчас — раз, и её больше нет…

Алексей сел на диван. Ему стало тяжело дышать, и сильно закружилась голова. В глазах рябило, будто его ослепила вспышка от фотоаппарата, и реальность застыла на миг, словно на снимке…

Он вдруг вспомнил, что так уже с ним было однажды. Точно такие же ощущения испытывал, когда они расставались с Яной. Будто бы снова слышал слова, сказанные тогда. Их реплики эхом отдавались в его голове, напоминая каждую секунду, прожитую в тот вечер с ней.

Тогда за окном шёл весенний снег. Все было, будто в тумане. И сквозь эту завесу безразличия сыпались её упреки.

— Ты уже две недели не можешь помыть плиту! — возмущалась она. Алексей пытался оправдаться, объяснить ей, что приходит домой с работы уставшим и просто-напросто забывает это сделать, но упрёки сыпались всё сильнее.

— Ты же находишь время раз в неделю встретиться с другом и выпить коньяка, почему у тебя не хватает времени помыть посуду и пол?! Когда ты уже, наконец, починишь кран?!

Помолчав и передохнув немного, она начинала вновь: «Пишешь свои сказки, рассказы, а ремонт в ванной когда делать будешь?!» Алексей пытался объяснить, что на ремонт просто нет денег, но тогда на него обрушивалось новое: «На работу смысл тогда ходить, если там достаточно не зарабатываешь?! Все съедает твоё производство!»

Ну, и все в том же духе. Мелочи, конечно, мелочи… Но этих мелочей было настолько много, что он просто начал сходить с ума от собственной никчемности.

«Так умирает любовь?» — Алексей задавал себе мысленно этот вопрос тогда много раз и не находил ответа.

Он помнил, как смотрел на угол стола и думал: «Вроде бы она права. Я, наверное, действительно не могу дать ей того, что она хочет. Обидно. Я ведь старался. Может, недостаточно? А я верил, что изо всех сил!».

Смотря на идущий обильно за окном снег, Алексей, пытаясь не сорваться, вспоминал прошлое. Но из глубин памяти всплывали опять какие-то ссоры и размолвки. Почему, почему именно они? Ведь было же у него с Яной много и прекрасных воспоминаний! Особенно в самом начале, когда они не могли насытиться друг другом и до утра не ложились спать. Алексей тогда на работу «приползал» откровенно сонный и с красными глазами.

А ещё, когда они зимой ездили к его друзьям в деревню, катались по заснеженным полям на снегоходах, видели пробегавшее мимо стадо косуль. И ведь были же, были хорошие воспоминания! Так что же случилось? Неужели они просто перестали друг друга любить? Ведь только любовь способна закрывать глаза на всё… Или нет?

Тем вечером на кухне Алексею было больно и в то же время легко. Будто с него содрали кожу, но он чувствовал, что обрастал новой, уже своей. До этого жил словно в её оболочке. Остановив лавину упрёков, он задал единственный вопрос: «Яна, без меня будет лучше?»

И всё будто застыло на миг, словно на снимке…

— Что? — оторопело спросила она.

— Я спрашиваю тебя: если без меня будет лучше, то, может, я соберу вещи и уйду?

— Собирай вещи, — прошептала она, и заплакала…

И Алексей ушёл. Собрал вещи, вышел и закрыл за собой дверь.

А что было дальше, он почему-то не помнил. Всё будто стёрлось из памяти, остались лишь какие-то обрывки. Как пил вино на улице с дворником, что чистил от снега двор. Как ночевал в автомобиле на мягком разложенном сидении и, чтобы не замерзнуть, периодически просыпался, заводил мотор и включал печку…

…И как за окном всю ночь, ни на миг не переставая, шёл снег…

— Лёша! — дрожащий голос тёти Марины в трубке оборвал его мысли. — Лёша, ты слышишь меня?

— Да, Марина Николаевна, — взяв себя в руки, ответил он. — Чем я могу помочь?

— Приезжай, Лёша, пожалуйста! Приезжай, как только сможешь. Яна была очень обижена на тебя, что ты ушёл, говорила, бросил её, сбежал… Нельзя отпускать её так. Вы должны помириться. Ты должен проститься с ней. Понимаешь?

— Да, Марина Николаевна, я приеду, — ответил Алексей, затем встал с дивана, подошёл к столу и включил компьютер. — Завтра же беру отпуск и вылетаю.

Он уже всё решил для себя. Отключив телефон, тут же открыл сайт авиакомпании и начал поиск билетов на ближайший рейс до Волгограда…

*Инопланетянин — живое разумное существо, являющееся на планете пребывания пришельцем с другой планеты. Представитель разумной внеземной цивилизации, обитатель иной планеты.

*Волгоград — Город на юго-востоке европейской части Российской Федерации. До 1925 года он носил название Цари́цын, с 1925 по 1961 год — Сталингра́д

ГЛАВА II

Алексей вышел на улицу и направился в сторону автобусной остановки, мысленно перебирая в памяти, не забыл ли чего-нибудь в спешке.

«Утюг… выключил?» — спрашивал он себя и тут же отвечал: «Да, точно, выдернул шнур из розетки, дождался, пока он остынет, и убрал в шкаф.» «Дверь… Закрыл ли дверь?» — продолжал беспокоиться он. Даже собирался вернуться и проверить, но потом вспомнил, что, закрыв её, он позвонил соседу и отдал ему дубликат ключей, чтобы тот приходил кормить кота.

Вдруг Алексея бросило в жар и закружилась голова: «Билеты! Где билеты на самолёт?» Он ощупал карманы, и вдруг вспомнил, что клал их в паспорт. А где паспорт?! Паспорт нашёлся в сумке. Он достал его и открыл. «Фух!» — с облегчением выдохнул он: билеты были на месте.

Что нашло сегодня на Алексея? Он всегда отличался внутренним спокойствием и рассудительностью, а тут… «Соберись! Соберись, тряпка! Что за истерики?!» — мысленно подбодрил себя он и даже похлопал по щекам, прогоняя нервозность.

Полностью погружённый в свои мысли, он не заметил, как добрался до остановки и остановил маршрутку, направлявшуюся в аэропорт. Сев в кресло возле окна и уткнувшись лбом в запотевшее стекло, стал разглядывать спешивших куда-то людей. При этом его мысли, путаясь и наскакивая друг на друга, быстро сменяли одна другую.

— Интересно, — думал он, — вот кучерявый парнишка в синей куртке торопится с цветами куда-то. Возможно, сегодня начинает новую жизнь. Сделает предложение своей любимой, и вскоре они поженятся. А, быть может, он просто идёт к кому-нибудь на день рождения, например, к подруге. Или эти цветы и вовсе предназначены его маме?…

Ух ты, девчонка с синими волосами! Боже мой, что за мода?! Эти разноцветные ботинки: один красный, другой жёлтый. Носки разной длины… На голове огромные наушники, пушистые такие! Идёт легко и радостно, напевая что-то себе под нос. Ох, уж эта творческая молодёжь!…

Интересно, о чём думает это юное создание? О предстоящих экзаменах в институте? О том, где «потусить»* с подругами в выходные? Что преподнесёт ей прекрасная, но порой суровая жизнь? Останется и завтра такой же беззаботной девчонкой или всё вдруг переменится, и она превратиться во взрослую зануду? Кардинально сменит имидж, найдёт новых друзей, будет слушать совсем другую музыку?… Жизнь часто преподносит нам сюрпризы. Мы можем лишь принимать их. Ведь так, как случается, оно всегда к лучшему, и это — непреложная истина! Даже если с ней и не всегда легко.

А вот мужчина в длинном чёрном драповом пальто и в тёмной шляпе готовится сесть в автобус. В руках у него — огромный дипломат*. По всей видимости, инженер, причем старой, «советской»* закалки. Современные молодые инженеры ходят обычно с рюкзаками, а чаще передвигаются на собственных автомобилях.

Вполне возможно, что этот, на первый взгляд, невзрачный гражданин, — на самом деле, известный в определённых кругах изобретатель. Возможно, он даже сделал много важных открытий, а мы и не знаем об этом ничего…

Любопытно, куда же он торопится? На работу? Или, может, домой? А что ждёт его дома? Счастливая, нежная жена или скандал, развод и разочарование? Подумать только, сколько таких маленьких, незаметных историй происходит в эту секунду?! И каждое мгновение из этих секунд вырастает вечность, а из вечности — новая огромная вселенная…

И вдруг мысли Алексея резко оборвались. Кроме одной! Он увидел, что за окном идёт снег. Как и тогда, в тот весенний день, когда он ушёл от Яны. Вот так же большие снежинки плавно опускались на землю, на тротуары, на стекла домов и машин…

— Сегодня ведь начало весны, — подумал Алексей. — И опять этот снег! Он, видимо, преследует меня, словно напоминает мне о Яне. Воспоминаниями наказывает за мою никчемную, бестолковую жизнь. Или, наоборот, поощряет? Ведь он был со мной, когда я чувствовал и тепло любви, и боль расставания… Он шёл, когда я встретил Яну и когда потерял её. Я думаю, без него меня просто не было бы. Нет, я был бы, конечно, но совсем другим человеком. Уж точно не таким, как сейчас…

Несмотря на снежную пасмурную погоду, на улице было тепло, и водителя маршрутного такси попросили открыть окно. В салоне вдруг стало свежо. Проехав железнодорожный переезд, маршрутка* остановилась у придорожного кафе. Дело в том, что от города до аэропорта ехать было достаточно далеко, и водители часто останавливались здесь передохнуть.

— Перекур, — буркнул водитель. — Десять минут. Можно попить кофе и сходить в туалет. Не задерживаемся: скоро поедем.

Алексей вышел на улицу и попросил у водителя сигарету. Нет, вы не подумайте, он не курил. Бросил много лет назад. Кстати, во многом, благодаря Яне. Когда они познакомились, он только-только развёлся, а расставаясь со своей прошлой жизнью, всегда хочется что-то в себе изменить. Вот Алексей и решил отказаться от сигарет. Яна всячески помогала и поддерживала его в этом решении. Когда все друзья подшучивали и уверяли, что он не справится, она, напротив, убеждала его, что это на самом деле легко и что у него всё обязательно получится!

Алексей заметил, что в тяжёлые моменты, когда испытывал стресс, его организм рефлекторно отталкивал от себя всё плохое. Ладно, может, не всё, но максимально возможное! Например, когда развёлся, то перестал храпеть, правда, не надолго, всего на год, но всё же! А ещё он, с детства не любивший гречневую кашу, вдруг почувствовал зверский к ней аппетит: ел, да не мог наесться!

Пережив стресс, человек не только меняет своё мировоззрение, он пересматривает и свою жизнь. Хотя и не всегда, конечно! Бывает, что люди, напротив, останавливаются и больше никуда не хотят двигаться. У них словно пропадает душа. Она исчезает. Живут и не живут одновременно…

В воздухе запахло поездом. Смесь угля и мазута, аромат коньяка, дым сигарет из тамбура и запах борща* из вагона-ресторана смешались и объединились в одну дикую симфонию чувств! По телу Алексея пробежали мурашки.

— Это божественный запах развода, — подумал он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 320