электронная
54
печатная A5
328
18+
За катастрофой

Бесплатный фрагмент - За катастрофой

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0749-2
электронная
от 54
печатная A5
от 328

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1 глава

— Этот вид улучшит состояние почвы. Он наиболее приближен к естественным образцам, которые нам удалось сохранить в лаборатории. Новый образец на 25% лучше прежнего очищает воздух и не загрязняет почву токсинами. В будущем мы планируем свести вред нашего материала к нулю и, возможно, в почве снова зародится жизнь. Я считаю, что наш образец идеально подойдет для замены износившегося материала. Более того, поможет со временем приблизиться к благоприятному состоянию окружающей среды. — Николай показывал на слайдах общий вид образца, структуру листа, стебля и корней. Закончив, ученый вопросительно осмотрел своих слушателей.

Зал одобряюще закивал. На Николая хлынула волна тихих междоусобных переговоров и накрыла его всепоглощающим волнением.

Презентации показывали в главном конференц-зале коммуны ученых. Серые стены без окон сильно контрастировали с мягкими креслами красного цвета. У каждого кресла, на маленьком столике, стоял стакан воды для слушающего. Ученые, занимающиеся проблемой загрязнения среды и работой над материалом, сидели в первых рядах. Каждый представлял свой проект по замене износившегося материала. Рассказывал, что ему удалось разработать и как это поможет человечеству. Из этого списка весь совет и выбирал подходящий материал и ученого, который возглавит замену.

А вопрос дня прижимал нож к горлу. Требовалось срочно решить — чем заменить искусственный озеленительный материал планеты, который мало того, что износился, так и полностью исчерпал свой потенциал.

— Позвольте, — выступил один из слушающих, — Вы осмеливаетесь утверждать, что у вашего материала вовсе нет недостатков?

— Этого мы сказать не можем… Ведь и у предыдущего образца их тоже изначально не было. Я скажу вам так — в ходе всех испытаний отрицательное воздействие этого биологического вещества выявлено не было.

И снова жужжащий шепот.

Николай молчал. Когда вопросы стихли, он выключил проектор. Спустившись с кафедры, мужчина сразу последовал в зал переговоров. По одному со своих кресел вставали и остальные. Они не спеша шли вслед за Николаем Павловичем. Его презентация была последней. Все направились в соседний зал обсудить предложения и принять окончательное решение. Чтобы избежать суматохи и толкучки, все кресла, как и в презентационном зале, были под номерами.

Каждый посчитал личным долгом, еще не заняв место, высказать точку зрения. Зал наполнился криками и стуком кулаков о стол. Летела слюна во все стороны, лоб покрывался испариной. Все так истошно пытались доказать свою правоту, что готовы были вылезти из кожи.

Николай сидел и не двигался, молча наблюдая за происходящим. Он был облаком спокойствия в бушевавшем торнадо.

Ученый недоумевал, как такие умные люди позволяют себе хамское поведение. Они не в состоянии выслушать своего коллегу.

Николай лениво отвернулся к окну. Жаль, что они не настоящие. Голограмма безмятежности и красоты лишь навевает тоску, потому что знаешь, что истинное положение вещей далеко не столь прекрасно.

Тут ты видишь белые стены домов, окруженные зелеными насаждениями, чьи листья шелестят при дуновениях ветра. Мягкое солнце нежно ложится на крыши, отражается в окнах, укутывая город полуденной жарой.

А там, за этим видом, за этой бетонной стеной, все давно стало черным. Дома, облака и, кажется, что сам воздух. Люди не могут обойтись без прозрачных масок со встроенным очистителем воздуха. Сразу после катастрофы, выжившие носили устройства не снимая. Теперь же в каждом доме государство установило систему очистки воздуха, и жители могли отдохнуть от масок в стенах своей крепости. Именно крепости — защищающей человека от вредного воздуха снаружи. Окна в доме не открывались, поэтому он представлял собой замкнутую систему. Человек открывал дверь, но не попадал внутрь. Вместо этого он оказывался в маленьком отделении, меньше метра в ширину, где воздух, попавший с улицы, очищался. Лишь после очистки хозяин дома мог в него попасть.

У Николая одна цель — достигнуть того, что он видит сейчас в этих галлоокнах — вернуться вновь к чистому воздуху.

Экологическая обстановка в мире перевалила точку невозврата. Вероятность полного восстановления атмосферы Земли равна сотым процента. Но приблизиться к этой точке в обратном направлении еще возможно.

— …Николая Павловича. — Его имя, произнесенное вслух, вывело ученного из ступора грез и размышлений. Все смотрели на мужчину, ожидая ответа, но Николай продолжал молчать.

— Да, я тоже считаю, что материал Николая Павловича лучший из представленных. — Сказал седоволосый мужчина в круглых очках, примирительно положив расправленные ладони на стол.

Присутствующие, один за другим, соглашались со сказанным и повторяли этот жест. Когда ладони всех оказались на поверхности стола — консилиум пришел к согласию.

Николай встал и поправил белый халат.

— Благодарю, коллеги! — ученый вышел из-за стола и пожал каждому руку.

Николай Павлович занимался наукой с 12 лет. Учителя в доме детей обнаружили его интерес к биологическому материалу, склонность к эксперименту и отдали в школу при экологической лаборатории. Там он и провел всю жизнь до нынешних сорока шести лет. Он — человек замкнутый, малообщительный. Посчитав, что благодарности достаточно, мужчина покинул коммуну ученых. Лаборатория Николая Павловича находилась в 4 километрах от коммуны. Между всеми научными домами Главгорода натянуты тросы, по которым, на магнитной тяге, курсируют двуместные кабинки. Ученый сел в одну из них. Где-то в глубине сознания переваривались недавние события. Мимо проплывали маленькие дома, окрашенные в красно-оранжевый цвет, который на прощание рассеяло солнце.

Ночью Николаю редко удавалось заснуть. Он метался от сна к реальности и обратно. В голове безудержно вертелись мысли о предстоящей работе. Радостные переживания, страхи громоздились друг на друга, заставляя кровь приливать к мозгу. Даже когда он прогонял размышления из головы, в душе оставалась тревога. Томящий зуд не давал покоя телу. Предстоящие дела приводили ученого в восторг и пугали в одно и то же время.

Когда он решился создать новый материал, он думал лишь о том, как может измениться мир. Думал о размытой мечте на горизонте, которая отдаляется каждый раз, когда делаешь шаг ей на встречу. Как его менять, как все распланировать, с чего начать — это совсем не приходило ему в голову до этой ночи.

Николай Павлович уже забыл, что значит — чувствовать. Работа так притупила его эмоциональный фон, что кроме радости от нового открытия, он больше ничего не испытывал.

Теперь, когда весь мир буквально оказался у него в ладонях — мужчина испытывал ужас. Он боялся не справиться. Боялся подвести совет ученых, жителей оставшейся Земли. Подвести себя, свою мечту. Временами он даже жалел, что все это затеял. Знал, что пожалеет еще не раз. Но сегодня путь назад был отрезан на совете. Оставалось лишь действовать, продвигаться вперед.

Утром Николай с трудом заставил себя подняться. Привычка не откладывать дела помогла справиться с желанием закрыть глаза и погрузиться в успокаивающий сон. Выбежав из дома, подальше от блаженных простыней, Николай Павлович спустился в подземный туннель, идущий напрямую к экологической лаборатории. Такие туннели провели при восстановлении города. Люди не могли находиться на поверхности и единственным способом передвижения стали подземные проходы. Тогда вся жизнь людей проходила под землей.

Добравшись до кабинета, Николай Павлович приступил к составлению плана. Площадь земли, которую предстояло охватить, известна. Ученому оставалось определить, в каких объемах создавать новый материал. Пришлось обратиться к архивам. Там мужчина отыскал отчеты, в них указано, сколько ушло вещества в предыдущую замену, чтобы засадить участок размером метр на метр. Так как его разработка отличалась лишь внутренним составом, а внешне имело абсолютное сходство с предыдущим видом, Николай Павлович полностью позаимствовал эти расчеты.

Ученный искренне радовался, ему не придется решать вопрос с зелеными. Он читал историю первой замены. Когда то, единственными противниками были организации, заботившиеся о состоянии окружающей среды. Им нравилась идея очистки, но совсем не нравилась идея уничтожения. Они не хотели понимать, что естественный материал уже не мог справиться со сложившейся ситуацией. Если не предпринять никаких мер, все живое на планете просто вымрет.

С момента тех споров прошло больше 150 лет. Всю флору планеты заменили на искусственный материал и, сейчас, люди уже не помнят, как выглядит природа в своей девственной красоте. Изначально искусственный материал был создан на основе естественного, но позднее он стал очень далек от первых образцов. Все книги о Ботанике планеты уничтожили. В них больше не было надобности — они рассказывали о том, чего не существовало. Власти всячески боролись с любыми упоминаниями о тех временах, когда мир выглядел по-другому. Такая информация могла вызвать смуту в сердцах народа.

А мир был прекрасен. Он жил, дышал и рос. Каждая клеточка Земли была наполнена жизнью. Миллиарды живых существ копошились в ее недрах и на поверхности. Летали по воздуху и плавали в воде. Но однажды Земля попыталась стряхнуть с себя людей. Она всколыхнула свои земли и подняла воды. Большая часть суши погрузилась под воды мирового океана. К этому привело неверное использование человеческого разума. Он применялся лишь для того, чтобы потреблять, но не создавать. Он потреблял воду, минеральные ресурсы, опустошал недра, изводил земную Атмосферу. Он довел Землю до исступления. Она, в безумстве своем кричала и билась. Она была беспомощна перед паразитами, заживо ее поглощавшими.

Когда она взбунтовалась, жертвуя невинными душами, лишь бы избавиться от зуда, человек в смирении склонил голову и, упав на колени пред ее могуществом, принял свою смерть.

Сейчас планета похожа на хватившего жизни старого уличного кота. Грязная и серая. Для оставшихся животных, люди создали питомники. Они разделили участок на четыре части и закрыли от мира прозрачной стеной. Внутри коробок воздух непрерывно очищался. Отдельно друг от друга обитали птицы, травоядные, хищники и пресмыкающиеся. На каждый из четырех участков работал отдельный город — заботился о живых существах и создавал для них еду. В тех условиях, что сложились после экологической катастрофы, животные не смогли бы спастись самостоятельно. Помимо того, что не осталось пищи травоядным, не осталось и чистой воды. Множество вредных веществ попало в нее в результате разрушения различных заводов. Химия отравила все живое в ней.

Оставшиеся люди медленно истощались от нехватки ресурсов: качественной еды, чистой воды и воздуха. Паразиты отравлены и вскоре их ждал конец.

Именно этого конца и хотел избежать ученый.

Николай откинулся на спинку кресла. На деле его страхи не оправдались, он справился с работой довольно легко. Мужчина видел результат и уже мог к нему дотянуться рукой — прикоснуться. Оставалось раздать распоряжения и держать все на контроле. Важно, чтобы материал оправдал ожидания, а лучше, превысил их.

2 глава

Ученый просчитывал, сколько рабочих понадобится на каждую точку замены, когда в дверь постучали. Не дожидаясь ответа, потому что здесь это было не принято, в помещение вошла молодая девушка. Она несла в руках электронную карту. На эту карту, с периодичностью в минуту, поступали фотографии со спутников, давая картину мира в реальном времени.

— Николай Павлович, — ассистентка подошла к столу. — Мы обнаружили небольшое препятствие в замене материала. Вот здесь. — Она отметила на карте точку, примерно в 150 километрах от города, над столом разлетелось объемное изображение участка.

Ученый внимательно в него вгляделся.

— Я ничего не вижу. — Мужчина разозлился на то, что его без причины отвлекают от работы. — В чем же дело, Анна? Вы за зеленых и хотите сбить меня с толку? Выигрываете время для своих?

— Вовсе нет… Присмотритесь здесь. — Девушка указала пальцем на помехи в изображении. — Видите нечеткости? Мы проверили это место на всех компьютерах и картах. Всегда одно и то же.

— Возможно, это изменение геомагнитного поля? Вы отправили на место специалистов? Нужно проверить его на наличие залежей железной руды.

— Да, но они не смогли попасть на участок по точным координатам, будто невидимая стена мешала им пройти. Пришлось отсканировать местность с воздуха. Никаких аномальных магнитных отклонений мы не обнаружили. Конечно, было то, что смутило исследователей. С воздуха они видели большое озеро, а когда приближались к месту по земле — кругом был лишь лес.

Николай Павлович потер подбородок указательным и большим пальцем правой руки. Недвижимым взором он уставился на карту. Судя по координатам, эта «Аномалия» занимает около 3 км в диаметре.

— Хорошо… Завтра я сам туда поеду. — Ученый больше не сказал ни слова. Он оставил девушку и вернулся к работе. Ассистентка тихо вышла из кабинета.


Внедорожник уходил все глубже в лес. Местами тьма так и хотела поглотить машину, но та все вырывалась, изрыгая грязь из-под колес. По неплотной и неровной земле опасно использовать летательную функцию, в сезон дождей приходилось обращаться к проверенному способу — к колесам. В сезон дождей, земля сильно размокала, летательная система автомобиля не видела почву, от которой отталкивалась, не могла ее сканировать. До катастрофы механики вплотную приблизились к решению этой проблемы, но, когда вода поглотила большую часть суши, их расчеты канули в лету. Сейчас вновь ведутся исследования в этом направлении.

Автомобиль остановился.

— Мы на месте. — Озвучил автопилот.

— Ммм… Странно… — Ученый выглянул в лобовое стекло. Ничего не заметив, он открыл дверь и вышел из машины.

Все же, через несколько шагов в сторону нужных координат, мужчина наткнулся на нечто необычное. Глаза видели, но мозг отказывался анализировать. Пространство будто кривилось. Так ничего и не поняв, ученый просто двинулся вперед. Минуты через три он увидел свое отражение. Николай Павлович решился протянуть руку вперед. Поверхность плотная, гладкая и холодная. Она напоминала зеркало, но зеркалом не было. Вместо точного отражения, стена давала слегка размытые очертания окружающего пространства.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 328