электронная
169
печатная A5
543
18+
Z L O

Бесплатный фрагмент - Z L O

Философский триллер

Объем:
158 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-1315-8
электронная
от 169
печатная A5
от 543

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Две вещи наполняют душу всегда новым и всё более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звёздное небо надо мной и моральный закон во мне.

Иммануил Кант

Пролог

Пожалуй, нет ни одного человека, кто не любил бы по вечерам в уютной домашней обстановке, укутавшись в тёплый халат, посмотреть по телевизору захватывающий триллер или почитать популярную остросюжетную книжку.

Нам нравится пощекотать себе нервы.

Испытывая ужас на фоне чужого страдания, мы понимаем, что происходящее на экране или описанное в тексте просто выдумка, в то время как сами-то мы находимся в совершенно безопасном месте. Кажется, что в повседневной жизни невозможно столкнуться с таким кошмаром.

Однако, как известно, зачастую реальность может быть стократно ужаснее самой изощрённой фантазии.

Моя книга — из этой серии. В ней нет ни одного предложения, основанного на досужих домыслах.

Я учёный, поэтому обязан оперировать проверенными данными. Всё, о чём в дальнейшем пойдёт речь либо строго научно, либо основано на реальных свидетельствах людей, в здравом уме и трезвой памяти которых нет ни малейших сомнений.

От осознания этого вам может стать не по себе, ведь вы впервые в жизни будете читать не придуманный роман, а объективное научное исследование, пусть даже изложенное доступным литературным языком в виде книги. В которой каждое слово правда, в которой самые жуткие и неправдоподобные, на первый взгляд, детали лишь сухая констатация фактов, полученных из проверенных и заслуживающих доверие источников.

Особенно страшно, что речь пойдет не просто об ужасных преступлениях и бедах, хотя и о них тоже, но и об абсолютном воплощении того, что приносит нам неимоверные страдания.

Я буду рассказывать вам о зле, и с каждой следующей страницей вас начнёт охватывать всё больший нечеловеческий трепет и поистине животный ужас, даже если вы совершенно бессердечный и бесчувственный циник.

Потому что ещё не родился на Земле человек, не способный испытывать боль и ощущать страх, кто не содрогнулся бы от самой идеи соприкосновения с вселенским злом.

Нам предстоит открыть дверь и отправиться в тёмный мир, куда до настоящего времени никто не смел сделать даже шаг.

И этот путь — не фантастическое приключение со счастливой развязкой, а реальное путешествие по ту сторону добра. Нужно чётко осознавать, что если вы готовы приоткрыть эту запретную дверь, то обратного пути не будет, и дверь может не закрыться, впустив внутрь вашей души тёмные силы.

С огромной внутренней болью, гложущими меня сомнениями и, несмотря на многочисленные предостережения близких мне людей, я принял решение о публикации этой книги.

Если вы по-прежнему уверены в том, что такое познание вам необходимо, переверните страницу.

Теперь вы переступили грань, из-за которой нет возврата

В моей книге обсуждается много болезненных вопросов. В частности, есть ссылки на рассказы людей, столкнувшихся в своей жизни с силами зла, пережившими ужас и шок. Кроме того, учитывая специфику книги, при её написании невозможно было обойтись без конкретных примеров реальных преступлений и злодеяний. В связи с этим, я счёл для себя некорректным публично озвучивать имена людей, которым старые воспоминания могут причинить новые страдания. Тем более, я не намерен давать какую-то дополнительную «рекламу» чудовищам в человеческом обличье. Поэтому вместо имен и фамилий полностью в книге приводятся лишь их заглавные буквы. Поскольку все описанные мной события имели место в действительности, то более подробную информацию об анонимных персоналиях легко можно найти в общедоступных источниках даже по инициалам. Я, однако, искренне надеюсь, что подавляющая часть моих читателей не соблазнится этим искушением, и проявит необходимую в данном случае деликатность.

Автор

Глава первая. Зло рядом

Этот сон я не забуду никогда.

Ни до, ни после той ночи я не видел не просто такого же реального, но хотя бы сопоставимо правдоподобного сновидения.

10 февраля 2010 года мне приснился ад.

Это были доселе совершенно неизвестные мне, аномально неземные, но в тоже время до ужаса правдоподобные ощущения. Я знал, что сплю, но, одновременно, понимал, что это не сон в общепринятом смысле этого слова.

Хорошо помню, что всё моё тело было словно парализовано. Каким-то седьмым чувством я догадался, что попал в трансцендентную ловушку и стал судорожно соображать, как спастись. Но несмотря на все мои лихорадочные старания, проснуться не получалось достаточно долго. Наконец, в приступе какого-то невыносимого отчаяния, собрав воедино всю свою волю и рассудок, я смог вырваться из демонического забытья.

Теперь я точно знаю, как выглядит ад. Более того, я знаю, как выглядит его хозяин. Самое жуткое заключается в том, что я совершенно неспособен описать увиденное. И вряд ли смогу нарисовать, поскольку невозможно подобрать какого-то видимого образа, чтобы изобразить удушающе нависающую над тобой могущественную силу абсолютного зла.

Подобные переживания оставляют неизгладимый след в сознании любого человека и я, разумеется, исключением не являюсь. Даже по прошествии нескольких лет я не могу забыть мельчайшие детали того ужасного сновидения. И, конечно, оно оказало существенное влияние на моё мировоззрение, сопоставимое с испытанными в далёком детстве ощущениями, связанными с осознанием смерти и бренности всего сущего.

Нет-нет, то, что я испытываю сейчас, ни в коем случае нельзя назвать ужасом или просто страхом. Как ни парадоксально, эти леденящие кровь воспоминания я не променял бы на всё золото мира, поскольку само рассуждение о каких-то материальных благах на фоне духовного прозрения выглядит кощунственным.

К чему я клоню?

Как я уже указывал, увиденный сон до глубины души поразил меня труднообъяснимой реалистичностью.

Я учёный, причём сфера моих интересов, космология и философия, по факту подразумевают скептическое отношение к всевозможной мистике и чертовщине. Но именно как исследователь-практик я просто не имел права проигнорировать сновидение, настолько запоминающееся, детально правдоподобное и ужасно страшное, что оно заставило меня поверить в то, во что я никогда не верил — реальное существование тёмных сил.

Естественный вопрос: а не могло ли увиденное быть чем-то наподобие яркой галлюцинации?

Маловероятно, я совершенно убеждён в том, что пережил истинное событие, как ни странно это звучит применительно к сновидению, а не пал жертвой галлюцинации или временного умопомрачения.

Конечно, природа сна до сих пор до конца неясна. Типичное представление состоит в том, что ночной сон необходим для отдыха тела после дневного бодрствования. Но это спорное объяснение.

Во-первых, сам организм никогда не отдыхает. Внутренние органы во сне функционируют.

Во-вторых, продолжает активно работать мозг. Правда, совсем по-другому.

Учёные знают, что человеческий сон организован из двух фаз. Существует медленная фаза сна и быстрая, которую также называют парадоксальной. В каждой из них мозг работает по-разному.

В быстрой фазе электрическая активность клеток повышена и очень напоминает период бодрствования. Однако, никакая информация от органов чувств в мозг не передаётся и не выходит обратно.

Можно утверждать, что парадоксальный сон в некотором смысле является третьим, особым состоянием организма. Это и не сон и не бодрствование.

Быстрая фаза сна практически не исследована. Она запускается в самых эволюционно древних мозговых структурах — ромбовидном и продолговатом мозге. Таким образом, каждый день около полутора часов мы проводим в состоянии, природа которого непонятна.

Именно во время парадоксальной фазы мы видим сны.

И иногда снится кошмар наподобие того, что привиделся мне в ту сумрачную зимнюю ночь и больше всего был похож совсем не на сон, а на качественно снятый документальный фильм.

Больше всего меня напугал не сам факт такой своеобразной экскурсии, сколь реальное, буквально животно ощущавшееся мною мертвецки холодное дыхание абсолютного демонического зла.

Конечно, я страстно желал найти рациональное объяснение случившемуся.

Авторы наиболее известных теорий сна считают сновидения проявлением высшего бессознательного. Это очень правдоподобная гипотеза.

В повседневной жизни мы не осознаём свои бессознательные состояния. Поэтому нам свойственно чрезмерно переоценивать состояния бодрствования, когда мы чётко понимаем свои действия. Но это отнюдь не означает, что на бессознательном уровне не происходит ничего критически важного для жизни конкретного человека. Скорее, наоборот.

И вот здесь начинается самое интересное.

А что, если на секунду предположить, что увиденный мной ночной кошмар — это какой-то сигнал моей души, критически важное знание или высшее предостережение с уровня бессознательного?

Такая гипотеза вполне научна. Осознав данный факт, я решил попробовать разобраться в природе зла.

И, не откладывая дело в долгий ящик, приступил к исследованиям, в результате которых появилась эта книга.

В процессе работы я побеседовал с десятками очевидцев, многие из которых прошли через такой ужас и страдания, которые, к счастью, никогда не коснутся большинства из вас.

Хотя, как знать?

Скажу честно, написание книги стало тяжелым эмоциональным испытанием для меня лично.

Когда я писал её, часто перед глазами возникали застывшие от могильного ужаса лица рассказчиков, переживших кошмары, способные свести с ума.

Человека, столкнувшегося с неописуемыми душевными страданиями, мало интересуют многословные увещевания. Часто утешение просто невозможно найти в принципе. Страждущий ждёт практических объяснений и решений. И в поисках ответа я попытался приоткрыть дверь, за которой затаился демон, полностью отдавая себе отчёт в том, что есть двери, которые лучше не открывать.

Это потусторонняя территория и я не сказал бы, что там рады непрошеным гостям. Это тёмный мир, куда посторонним вход запрещён. Можно попасть на дорогу, страшнее которой нет.

Но самое жуткое моё открытие заключается в том, что наш привычный старый добрый мир при детальном рассмотрении оказался намного ужаснее, чем мы думаем. Глубинные размышления о сущности зла навевают весьма мрачные вопросы. И речь идёт не об абстрактных категориях, а о совершенно реальных, прикладных темах.

Главное, что я понял, закончив работу над книгой — зло рядом. Зло здесь, зло вокруг нас. И в любую минуту попадание в ад может обратиться из сна в реальность.

Люди часто не готовы признаться друг другу в том, что каким-то шестым чувством ощущают чьё-то незримое присутствие или надвигающуюся опасность. Тем не менее, в глубине души они прекрасно знают, что это страшное «нечто» где-то рядом. Откуда придёт беда, или какую она примет форму можно и не знать. Но от этого неведения ощущение тревоги не только не пропадает, но и может перерасти в панику.

И это не случайно. Незримые тени преисподней, какими бы зловещими или экзотическими они ни были, являются, как ни банально это прозвучит, неотъемлемой частью нашей рутинной повседневной жизни.

Когда сегодня вы выйдите на улицу, знайте — вы наверняка наступите на засохшую кровь или на чью-то разложившуюся плоть. Современный город — это место максимальной концентрации тлена. Многие дома и магистрали построены на месте старых захоронений. На наших улицах постоянно властвует смерть: здесь кого-то убили, здесь кого-то насмерть сбила машина, здесь человек умер от сердечного приступа. В большом городе невозможно найти ни одного клочка земли, который не был бы пропитан горем, кровью и смертью. Вы буквально ежедневно ходите по костям.

Задумайтесь над этим фактом.

Трупные яды, гнилостные бактерии и мельчайшие частицы сгустков крови налипают на ваши ботинки, и попадают в ваш дом. С обувью играет кошка, кошку гладит ребенок, а ребенка обнимаете вы. Происходит своеобразный круговорот мертвечины.

Могильно-кровавый смрад постоянно и незаметно заполоняет окружающее вас жизненное пространство. Эти частички тленного разложения витают по вашим комнатам, оседают в вашем чае, попадают в вашу носоглотку, приникая внутрь организма, смешиваются с вашей кровью и имплантируются в атомарную структуру вашего тела. Внутренний зомби мерзко посмеивается, внедряясь в живую плоть.

По большому счёту все мы — молекулярные соединения мёртвых. Атомы — удивительно устойчивые и долгоживущие элементы структуры Мироздания. Учитывая, что человеческий организм состоит из невероятно огромного числа атомов, можно уверенно утверждать, что практически каждый из них раньше был частью трупа.

Погладив голову своего ребёнка, вы растормошите не только копну мягких волос, но и атомарную гнилостность плоти. Это научный факт.

Когда тело разлагается, составлявшие его атомы не гибнут, а продолжают своё существование и, разумеется, через почву и воду проникают в новые живые организмы.

Таким образом, физика элементарных частиц прямо доказывает естественное присутствие продуктов распада предшествующих эпох в вашем теле.

Конечно, я далёк от каких-то мистических предположений на основании этого знания, тем не менее, обращаю ваше внимание на столь шокирующий вывод — все мы буквально пропитаны мертвечиной.

Внутренний зомби расширяет сферу своего присутствия с годами, веками, тысячелетиями.

В связи со сказанным, не могу не упомянуть про одну ужасную гипотезу.

Некоторые исследователи утверждают, что с возрастанием урбанизации существенно меняется психика людей. Мы стали более издёрганными, равнодушными, мстительными. Зло разрастается внутри каждого человека, поражая организм, словно запущенная форма рака. Параллельно зло пронизывает всё общество, становится поистине вездесущим.

Неужели это закономерный итог биологической эволюции?

С другой стороны, зло расширяет своё присутствие в природе, вызывая катаклизмы, приводящие к гибели тысяч людей. Ни один выпуск вечерних теленовостей ни обходится без сюжета о какой-то беде или катастрофе.

Может сложиться впечатление, что сегодня зло проникло всюду. Поэтому разговор о нём сложный, многогранный, трагический, мучительный.

Но кто-то должен этот разговор начать. Это страшная миссия. Но если не я, то кто? Более того, я спокоен, потому что убеждён в том, что зло можно победить.

Любой человек, кем бы он ни был — верующим, атеистом, мистиком или агностиком, в своей жизни неоднократно сталкивается с болью и страданиями. В этом смысле зло универсально, поскольку знакомо всем и каждому. Оно, словно какой-то мерзкий предмет, соприкасаясь с которым каждый из нас испытывает не только естественное отвращение, но и подсознательный страх.

Впервые со злом человек сталкивается в раннем детстве. Детские страхи очень сильны и часто имеют важные последствия. Информация о тяжёлых эмоциональных переживаниях навсегда впечатывается в связи нейромедиаторов.

Внутри каждого из нас расположено внутреннее хранилище детских кошмаров. Где-то в глубине вашего организма притаился монстр, который жаждет проявить себя в опасной или критической ситуации.

Страхи начинают появляться одновременно с познавательной деятельностью. Ребёнок с интересом изучает окружающий мир, но способен понять далеко не всё, и поэтому часто сам придумывает себе предмет кошмарной фантазии. Как хорошо известно, больше всего страшит именно неизведанное.

Кроме того, все люди, и дети здесь не являются исключением, большинство информации воспринимают невербально. И такие данные, считываемые нашим подсознанием, распознаются организмом как истинно правильные, потому что их невозможно искусственно подделать.

Дикая смесь первобытных страхов из коллективного бессознательного, бабушкиных сказок, детских страшилок, теней за окном, пятен на стенах и современных звуков, монстров, маньяков, зловещих кадров из фильмов ужасов — всё это переплетено в сознании человека XXI века.

Врачи заметили, что современных детей стали чаще мучить ночные кошмары. Во время сна ребёнок внезапно с выражением противоестественного ужаса на лице начинает дико кричать, пытается защищаться, убегать, размахивает руками. Проснувшись, он не узнаёт родителей, не идёт ни на какой контакт, не понимает, где находится. При этом глаза ребёнка широко раскрыты, его колотит дрожь, он покрыт мелким, холодным потом. Страшно даже представить себе, что именно привиделось ему во сне.

Психологи утверждают, что в последние годы существенно расширился сам список детских страхов. Со стародавних времён известно, что практически все дети без исключения боятся собственной смерти, а также смерти мамы и папы, темноты из которой выходят призраки, а также резких неожиданных звуков.

Но сегодня стали часто фиксироваться необычные, можно сказать, индивидуальные виды страха. Это опять-таки связано с урбанизацией.

Дети значительно меньше времени проводят в коллективе, самостоятельно организуют свободное время, часто подолгу находятся в одиночестве в отдельных квартирах. Чем меньше рядом сверстников и взрослых, чем меньше игр и общения, тем больше страхов и сумрачных фантазий.

Поэтому традиционная боязнь смерти, темноты, одиночества, чудовищ, воды, высоты становится гипертрофированной и приобретает поистине жуткие формы. Если бы взрослый человек смог заглянуть в мир реальных современных детских страхов, то он испытал бы страшное потрясение.

Один пожилой доктор рассказал мне, что повидал всякое за годы своей врачебной практики. Но только в последние годы он стал с содроганием всё чаще отмечать остекленевшее выражение глаз у детей, в которых притаился дикий, первобытный ужас, словно они побывали в самой преисподней.

Специалистов поражают некоторые совершенно необъяснимые рисунки, где дети изображают странные существа и видения, которые, по всей видимости, преследуют их, а иногда и хотят убить. Глядя на эти картинки, зачастую испытываешь чувство тошнотворного головокружения, будто пытаешься разглядеть нечто во мраке бесконечного пространства. И когда ты севшим голосом спрашиваешь «Кого ты нарисовал?» — всем своим сознанием понимаешь, что ответа на него ты абсолютно не хочешь получить. Абсолютно.

С ещё большим содроганием читаешь некоторые подписи от 5—7-летних детей под изображением. Мои волосы намокали от пота, когда я читал написанное неразборчивыми каракулями нечто вроде: «Он придёт за тобой…», «Надо закрыть дверь, если окно открыто…» или «Сумерки мёртвого мира…».

Поскольку маленький ребёнок часто не способен внятно объяснить свои видения, приведу несколько примеров, где о своих детских переживаниях рассказали студенты, которым сейчас 20—25 лет. Да, это немного устаревшие впечатления, тем не менее, совершенно очевидно, что каких-то сто лет назад подобные кошмары просто не могли привидеться в принципе. По моей просьбе опрос проводил профессиональный психиатр осенью 2015 года, я же позволил себе провести небольшую литературную корректуру рассказов.

Некоторые свидетельства могут показаться забавными и даже смешными. Однако, детские психологи совершенно категоричны — ни о каком веселье не может быть и речи. Всё слишком серьёзно!

Из рассказа Д.М. —

«Я ужасно боялся ночью пойти в туалет. Я верил, что из унитаза вылезет чешуйчатое щупальце, которое утащит меня за собой. Вода, воронкой стекавшая вниз, казалась мне омутом в болоте, где обитали мерзкие твари, высасывающие кровь из детей».

Из рассказа А.С. —

«Я не могла высунуть ноги из-под одеяла и встать с кровати на пол. Я была уверена, что под кроватью кто-то притаился. Самое жуткое — я не смогла бы вам описать это чудовище».

Из рассказа М.М. —

«Я не просто боялась, а не могла уснуть ночью с открытой в спальню дверью. Всё дело в том, что в нашем коридоре, как раз напротив кровати, висело большое зеркало в старинной деревянной оправе кроваво-красного цвета. Когда я смотрела в темноте в это зеркало, то видела отражение умершей два года назад бабушки, которая протягивала ко мне руки».

Из рассказа И.Е. —

«Я очень боялась заразиться червём-паразитом. Часто судорожно ощупывала себя, чтобы убедиться в том, что внутри меня не растёт какая-то тварь. Мне постоянно снился ужасный сон, будто у меня начинаются конвульсии и изнутри тела, разламывая грудную клетку, выбирается чудовище, похожее на крупного червя».

Из рассказа В.Б. —

«Однажды мы с другом плавали в деревенском пруду и неожиданно мои ноги запутались в водорослях. Глубина была довольно большой, я дико заорал и чуть не захлебнулся. С тех пор и вплоть до настоящего дня мне периодически снится сон, что я купаюсь в этом пруду, и вдруг прямо передо мной всплывает разбухший, мерзко воняющий труп утопленника. Я судорожно отпихиваю его от себя, резко разворачиваюсь и сломя голову плыву к берегу. И в это время какие-то скользкие руки хватают меня за ноги и тянут вниз. Вот уже много лет не захожу в воду, боюсь потерять дно под ногами».

Из рассказа Е.Ф. —

«Когда мне было лет 5—6, взрослые зачем-то (может, не с кем было оставить дома) взяли меня на похороны двоюродного дяди, с которым до этого я не встречался. И вот первый раз в жизни я увидел его в гробу, причём всех родственников посадили очень близко от покойника. Высокие взрослые сидели как бы сверху, я же расположился на низкой скамейке буквально в полуметре напротив его синюшного лица с резко стоящей куцой бородкой. Вдруг, в какое-то мгновение меня обуял невообразимый ужас, я резко вскочил и случайно задел эту самую волосатую растительность на мёртвом лице. С тех пор мне стал сниться ночной кошмар, в котором дядя пытается догнать меня в гробу на роликовых колесиках, и как только у него получается схватить меня за руку или за ногу, на моём лице моментально отрастает отвратительная рыжая бородка. Даже днём я панически боялся в одиночку зайти в подъезд и подняться домой на третий этаж. Мне казалось, что на следующей лестничной площадке меня поджидает гроб с дядей».

Из рассказа Д.О. —

«Я дико боюсь любые изображения лиц, масок. Когда я был маленьким, кто-то из друзей родителей подарил им африканскую деревянную маску с пустыми глазницами. Однажды я внезапно проснулся ночью. Комнату заполняла могильная тишина. Машинально я взглянул на стену, где висела маска. Свет уличных фонарей с максимальной чёткостью выхватил из темноты это чёрное лицо, пристально смотревшее прямо на меня безумными, остекленевшими от неподвижности глазами. Не пустыми глазницами, а именно глазами! Две безумных, наполненных ненавистью красноватых точки, горели живым огнём! Изнутри пустых глазниц „это“ (не знаю, какое правильно подобрать слово) смотрело прямо на меня. В ту ночь я понял смысл фразы „завыть от ужаса“. Уже будучи взрослым, я прочитал в каком-то журнале, что такие маски дают временное пристанище духам умерших».

Из рассказа О.А. —

«Больше всего на свете я боялась, что умрёт моя любимая мама. Когда она спала, я всегда прислушивалась к стуку её сердца и страшно переживала, что может случиться непоправимое. Однажды, видимо, на почве этих моих страхов, мне приснился ужасающий кошмар. В вечернем полумраке своей детской комнаты я одёрнула шторы и вдруг они стали неожиданно распутываться в длинную эластичную ленту. С перепугу я закричала. В этот момент в комнату вбежала мама, споткнулась об эту ленту, которая моментально, словно змея, обвилась вокруг её шеи. „Закрой окно, мамочка!“ — дико завопила я. Мама шагнула к окну и протянула вперёд руки, а затем внезапно сорвалась вниз. А я, остолбенев, в ужасе смотрела на её раскачивающееся за окном повешенное тело».

Из рассказа М.К. —

«Я была страшной трусихой и настаивала, чтобы каждый вечер меня укладывал спать непременно папа. У нас сложился даже некий ритуал — я просила его оставить включённым ночник, проверить монстров под кроватью, в шкафу и за шторами. И вот однажды, когда папа вышел из комнаты, а я забралась под одеяло, то вдруг поняла, что сегодня он забыл заглянуть под кровать. Меня охватил нестерпимый ужас, на лбу выступили капли холодного пота и, почти утратив остатки самообладания, я всё же умудрилась, нет, не закричать, а как-то жалобно промычать «Папа!». Можете представить себе моё состояние, когда из-под кровати жутким ледяным тоном мне ответили всего одним словом: «Поздно…». Самое страшное, что эта история настойчиво стала возвращаться в сновидениях. Даже сейчас, спустя почти 20 лет, этот проклятый вечер снится мне раз в два-три месяца».

Из рассказа К.В. —

«Мне приснилось, что мы летим с мамой в самолёте на юг. Я в восторге от предвкушения незабываемого пляжного отдыха. Мама обнимает меня своими руками, и я чувствую себя совершенно счастливым человеком. Я смотрю на маму и вдруг краем глаза замечаю, что обе якобы ласкающие меня руки лежат на подлокотнике сиденья. С ужасным воплем я просыпаюсь».

Прочитав эти трагические детские воспоминания, нетрудно догадаться, что многие из пережитых кошмаров — страшная смесь видений и повседневного опыта.

А что ассоциируется со злом в нашей обыденной жизни?

Конечно, прежде всего — смерть. А также болезни, травмы, увечья, то есть то, что называется одним словом — боль.

Любые физические страдания пугают нас не сами по себе, а как раз потому, что зачастую они сопровождаются нестерпимой болью. Болевой порог индивидуален для каждого и тесно связан с психологическими особенностями конкретного человека. Истинная, наивысшая боль всегда неповторима, потому что личностна и характеризуется безмерностью. У неё нет ни конца, ни края, она кажется нескончаемой.

Что такое «невыносимое страдание» понять трудно, поскольку не существует объективного критерия, некой независимой шкалы степеней страдания. Ваша личная боль всегда кажется вам самой тяжкой, до конца прочувствовать чужие переживания невозможно. Поэтому нужно помнить, что когда мы рассуждаем о самой сильной боли, которую может испытывать человек, все оценки весьма субъективны.

Здесь важно понимать, что сейчас я говорю не о душевных переживаниях, а именно о физических.

В конце 90-х годов мне приходилось воочию видеть ужасные ранения и увечья молодых парней, полученные во время локальных военных конфликтов. Так вот, больше всех страдали от боли не калеки без рук и ног, не бойцы с ножевыми и пулевыми ранениями, а несчастные ребята с ожогом второй степени.

Именно второй, а не третьей, так как при ожоге третьей степени выгорают не только несколько слоёв кожного покрова, но и нервные окончания, что значительно притупляет болевые ощущения, но, к сожалению, одновременно резко понижает шансы на выживание.

Боль при ожоге второй степени ужасная, она настолько сильная, что часто вызывает шок всего организма. Её нельзя полностью заглушить даже медицинскими наркотическими препаратами, можно только слегка ослабить.

Но ожоговые больные, по словам медиков, испытывают страдания куда меньшие, чем пациенты, которым поставлен диагноз болезнь Деркума, точная природа которой до сих пор неизвестна. Она характеризуется наличием огромного множества болезненных липом-опухолей по всему телу.

Боль трагическим образом напоминает ожоговую, но беда в том, что болевой синдром при этом заболевании является хроническим и прогрессирующим. То есть, муки увеличиваются с каждым днём.

Обычные для всех нас процессы одевания одежды или мытья тела вызывают ужасающие приступы непереносимой боли. Болезнь неизлечима, более того, нет методов купировать жуткие физические страдания, нет научных возможностей предсказать, что завтра болезнь Деркума не обрушится лично на ваш организм. В одно злосчастное утро без каких-либо предварительных симптомов можно проснуться заболевшим.

Один мой друг, офицер в отставке, несколько лет назад лечился в подмосковном ведомственном военном госпитале. После курса реабилитации он приехал ко мне погостить на пару дней и рассказал по-настоящему шокирующую историю.

К ним в палату поступил пациент, молодой человек лет 25-ти, с диагнозом невралгия тройничного нерва или болезнь Фотерджил. Это одно из самых болезненных состояний, известных медицинской практике.

Оно чаще встречается у женщин, в том числе молодых, известны даже случаи заболевания детей в возрасте 3-х лет.

Несчастные пациенты утверждают, что их лицо становится столь чувствительным, что адскую боль вызывает даже лёгкое дуновение ветра или громкий звук, не говоря уже о еде, бритье, чистке зубов или разговоре. Ощущения похожи на те, будто сквозь тело проходит молния.

Мой товарищ был в шоке от страданий несчастного парня с этим диагнозом.

Приступ начинался с того, что он судорожно хватался за голову обеими руками и начинал душераздирающе кричать. Иногда терял сознание от боли, что приносило временное облегчение. Но, к сожалению, чаще оставался в здравой памяти.

После первой стадии приступа молодого человека тошнило, затем он затихал, и некоторое время лежал, словно парализованный. Когда начиналась вторая стадия, его лицо в прямом смысле слова начинало менять цвет от бледно-синего до пурпурно-чёрного. Через некоторое время у больного уже не оставалось сил на крик, и он просто ужасающе тихо выл с каким-то демоническим горловым бульканьем. Его сердце выпрыгивало из груди, глаза расширялись, по лицу стекал липкий пот.

Внезапно раздавался последний вой, долгий, пронзительный и столь мучительный, что, казалось, его не могло исторгнуть человеческое существо.

Мой друг много повидал в жизни, но таких звуков не слышал никогда. Они периодически повторялись, то затихая, то переходя в завывания, а затем в бьющий в барабанные перепонки и сводящий с ума крик.

Смотреть на эти страдания было невыносимо. Самое страшное, что врачи были не способны что-либо предпринять, поскольку при болезни Фотерджил никакие болеутоляющие средства, даже морфий, вообще любые, пусть даже запрещённые наркотические препараты, совершенно не действуют.

Однажды вечером он с содроганием услышал разговор докторов в коридоре, из которого стало понятно, что парень реально умрёт от боли. И сделать ничего невозможно!

В промежутке между приступами врачи предложили ему отрезать больную часть нерва, честно предупредив, что тогда он на всю жизнь останется с парализованным лицом. Молодой человек поначалу отказался, но как только начался новый приступ, умоляюще воззвал к докторам срочно начать операцию.

Друг уверен, что никогда не забудет лицо солдата, перекошенное гримасой боли и, одновременно, преисполненное неземным наслаждением от прекратившихся мучений. В этом облике, мрачном и величественном, воплотился симбиоз каменной неподвижности и дикого страдания.

Кажется, что не существует более адских мук. Как бы ни так!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 169
печатная A5
от 543