электронная
400
печатная A5
986
16+
Юридическая природа Шанхайской Организации Сотрудничества

Бесплатный фрагмент - Юридическая природа Шанхайской Организации Сотрудничества

Объем:
192 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-9621-2
электронная
от 400
печатная A5
от 986

Саматов Орозбай Жусупбаевич — юрист-международник. Доктор юридических наук по специальности: 12.00.10 Международное право. Европейское право. Родилься 31 января 1963 г. в Кыргызской Республике. В 1993 году по направлению Министерства иностранных дел Кыргызской Республики поступил в Дипломатическую Академию Министерства иностранных дел России (г. Москва). В 1995 году окончил Дипломатическую Академию по специальности: «Международное право». За отличную учебу и активное участие в общественной жизни Академии был направлен Министерством иностранных дел Кыргызской Республики на дальнейшую учебу и стажировку в Западную Европу в Дипломатическую школу Министерства иностранных дел Королевства Испании (г. Мадрид). Затем работал вторым секретарем в Группе переговоров в Министерстве иностранных дел Кыргызской Республики. В 1997 году окончил ускоренные курсы для дипломатов Восточной Европы и стран СНГ в Дипломатической школе МИД Королевства Испании (г. Мадрид). О. Ж. Саматов непосредственно принимал активное участие в дипломатических, переговорных процессах «Шанхайской Организации Сотрудничества» в качестве советника Руководителя делегации СНГ: Россия, Кыргызская Республика, Республика Казахстан, Республика Таджикистан с партнерами по переговорам Китайской Народной Республики в (г. Москве январь 1997 г.). Участвовал в научно-практических конференциях различного уровня посвященный международно-правовой проблематике ШОС. (г. Москва, В 1997—1998 гг.- консультант (UNDP) Проект Развития ООН. 03.1998—12.1998 гг, торговый представитель Южно Корейской Корпорации CAS в г. Бишкек. С 1999 года — аспирант Института государства и права Российской академии наук. В 2001 году успешно защитил кандидатскую диссертацию по специальности: 12.00.10 Международное право. Европейское право. С 2003 года по 2006 года докторант Института государства и права Российской академии наук. В 2006 году в феврале успешно защитил докторскую диссертацию. В 2007 г. Решением Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации от 19 января 2007 г. №3 д/70 присуждена ученая степень доктора юридических наук по специальности 12.00.10 Международное право, Европейское право. В совершенстве владеет английским и испанскими языками. В 1983 — 1985 гг. служил в Группе советских военных специалистов на Кубе (г. Гавана). С 1 февраля по 29 октября 2012 года помощник Депутата Жогорку Кенеша (парламент) Кыргызской Республики. С 2015 г член диссертационного совета по защите кандидатской и докторской диссертации в Кыргызской Государственной Юридической Академии при Правительстве Кырыгзской Республики. С 2016 года по настоящее время является профессором кафедры Международного права Евразийской юридической Академии им. Д. А. Кунаева (г. Алматы, Казахстан). С 2016 года по настоящее время является профессор-консультантом кафедры Международного права в Кыргызской Государственной Юридической Академии при Правительстве Кырыгзской Республики.

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

В работе (исследовании) рассматриваются актуальные проблемы международно-правового регулирования межгосударственных отношений в Шанхайской Организации Сотрудничества.

Исследуются предпосылки создания ШОС, рассматриваются основные этапы становления международной правосубъектности новых независимых государств, анализируются учредительные документы, регламентирующие деятельность ШОС и новые межгосударственные отношения между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой, Индия, Пакистан. Особое внимание уделено уточнению юридической природы ШОС, а также анализу международно-правовых аспектов экономической интеграции, сотрудничества стран ШОС в военно-политической и гуманитарной сферах.

Внимание уделено также, странам-наблюдателям в ШОС: (на данный момент являются) Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия, статус странами-партнерами являются: Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

Новая исследования может быть использована в процессе преподавания общего курса международного публичного права и специальных курсов международно-правовой специализации. Результаты исследования могут быть применены в практической деятельности для сотрудников дипломатической службы, и других государственных органов участников, в ходе деятельности по направлениям сотрудничества ШОС. Результаты исследования, также могут быть использованы государствами-членами при подготовке к переговорным процессам.

УКАЗАТЕЛЬ СОКРАЩЕНИЙ

ШОС — Шанхайская организация сотрудничества
СССР — Союз Советских Социалистических Республик

SHOC — Shanhay Organization of Cooperation

ВТО — всемирная торговая организация

ЕАЭС — Евразийский Экономический Союз

ЕвразЭС — Евразийское экономическое сообщество

ЕС — Европейский союз

ЕЭК — Евразийской экономической комиссии

ЕЭП — Единое экономическое пространство

МАГАТЭ — Международное агентство по атомной энергии

ММПО — Международная межправительственная организация

НАТО — Организация Североатлантического договора

ОБСЕ — Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе

ООН — Организация Объединенных Наций

ОДКБ — Организация Договора о коллективной безопасности

РК — Республика Казахстан

КР — Кыргызская Республика

РФ — Российская Федерация

РЭБ — Радиоэлектронная борьба

РАТС — Региональная антитеррористическая структура

КНР — Китайская Народная Республика

РЭИ — региональной экономической интеграции

СНГ — Содружество Независимых Государств

СГГ — Совет глав государств

СГП — Совет глав правительств

СНК — Совет национальных координаторов

СМИД — Совет министров иностранных дел

СВМДА — Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии

США — Соединённые Штаты Америки

СДД — Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами

ВВЕДЕНИЕ

Шанхайская Организация Сотрудничества (далее — ШОС англ., The Shanghai Cooperation Organization), превратилась во влиятельную региональную организацию и наряду с растущим влиянием в мире демонстрирует положительные результаты, достигнутые совместными усилиями участников организации и принятие новых участников свидетельствует об успешности этого регионального сотрудничества. Одновременно выполненные задачи, опыт организации за более чем 17 летний период оказались востребованы другими государствами мира, что придает дополнительное практическое и теоретическое значение детального изучению многостороннего регионального сотрудничества государств в рамках ШОС. Указанные обстоятельства послужили проведением исследования юридическую природу создания ШОС.

Актуальность исследования международно-правовых аспектов создания Шанхайской организации сотрудничества обусловлена повышением роли международных организаций в настоящее время в связи с растущей взаимосвязью государств в решении проблем, носящих трансграничный и транснациональный характер, что возможно благодаря совместным усилиям. В этих условиях актуальность исследования обусловлена также деятельностью организации, которая занимается вопросами обеспечения безопасности в регионе, противостоя современным вызовам и создавая новые форматы сотрудничества. Участие государств-участников ШОС на самом высоком политическом и на административном уровне подтверждает важность данной организации в механизме целевой интеграции для противодействия потенциальным угрозам и их предупреждения.

В соответствие с поставленной целью задачами исследования явились:

— изучить юридическую природу ШОС;

— изучить историю возникновения и предпосылки образования ШОС;

— анализ понятия и признаков международной организации;

— анализ международно-правовой базы ШОС, международных договоров и конвенций других международных организаций;

— выявление и рассмотрение основных направлений институционального развития Организации;

— изучение принципов межгосударственного сотрудничества в рамках ШОС; исследование норм и механизмов международно-правового регулирования деятельности ШОС как региональной ММПО на примере вопросов обеспечения региональной безопасности и сотрудничества в области преступности;

— исследование возможных направлений совершенствования международно-правовой базы и механизмов функционирования ШОС.

На данный момент, ШОС находится на начальном этапе своего существования, правовой статус организации только складывается и динамично развивается, многие важные аспекты и темы, связанные с ШОС, еще не нашли отражение в фундаментальных научных трудах и монографиях.

Вопросы деятельности ШОС, особенно в последние годы, привлекают определенное внимание в мировом научном сообществе, а также ряда зарубежных аналитиков, прежде всего в других государствах-членах ШОС. Среди работ по тематике ШОС можно отметить актуальные статьи В. Мишальченко, О. Саматова, К. Сыроежкина, Е. Садовской, В. Василенко и других.

Однако большинство публикаций и научных статей носят политологический характер, затрагивают главным образом геополитические аспекты деятельности ШОС. При этом, анализ процессов внутреннего институционального развития пока не получил такого же приоритетного освещения.

Таким образом, несмотря на появление отдельных материалов по тематике ШОС, международно-правовые аспекты ШОС специальному и комплексному рассмотрению еще не подвергались.

В процессе подготовки данного исследования основное внимание было уделено обработке и анализу первичных источников — собственно документальной базы ШОС. В частности, наряду с основополагающими документами ШОС, такими как: учредительные акты — Хартия ШОС и Декларация о создании ШОС, а также Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом и др., были изучены документы, регулирующие полномочия (в том числе иммунитеты, привилегии должностных лиц), и порядок функционирования Секретариата ШОС, Региональной антитеррористической структуры (РАТС), руководящих и уставных органов ШОС, в том числе Положения о Советах глав государств, глав правительств, министров иностранных дел, о Совете национальных координаторов, Совещаниях руководителей министерств и/или ведомств ШОС.

Следует особенно отметить, что важная информация, относящаяся к предмету исследования, была получена при изучении программных межгосударственных документов: заявлений, деклараций и решений руководящих уставных органов ШОС, выступлений о ходе мероприятий ШОС глав государств и глав правительств стран-участниц ШОС. Декларация глав государств-членов Шанхайском организации сотрудничества от 7 июня 2002 г, г. Санкт-Петербург, Декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества от 29 мая 2003 г, г. Москва, Ташкентская Декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества от 17июня 2004 г., Декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества от 5 июля 2005 г., г., Астана, Декларация Пятилетия Шанхайской организации сотрудничества от 15 июня 2006 г., Бишкекская декларация глав государств ШОС от 16 августа 2007 г., Душанбинская декларация глав государств от 28 августа 2008 г., Заявление глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества по международной информационной безопасности от 15 июня 2006 г., Совместное коммюнике по итогам заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств — членов ШОС от 15 сентября 2006 гг.

Методологическую основу исследования составили приемы диалектического метода познания: метод анализа и синтеза, логический метод, метод системно-структурного анализа, в сочетании с методом формально-юридического и грамматического толкования, сравнительным и историко-правовым методом исследования. Применение автором данных методов способствовало достижению поставленных целей и решению задач в процессе исследования.

Научная новизна исследования определяется постановкой проблемы и рассмотрением круга вопросов, не являвшихся ранее предметом специального целостного научного анализа.

Данная работа является первой попыткой комплексного правового исследования статуса и международно-правовых аспектов деятельности ШОС. Проведена систематизация имеющихся данных, анализ нормативно-правовой базы и внутриорганизационных механизмов функционирования ШОС, процессов ее институционального развития, исследованы юридическая природа, и основные принципы деятельности ШОС.

Существенной особенностью данного исследования, по мнению автора, является то, что в связи с тем, что каких-либо фундаментальных научных исследований по данной теме не проводилось, работа в значительной мере основывается на привлечении и самостоятельном анализе первичных источников — международных соглашений ШОС и ее уставных органов.

Впервые в научный оборот вводится большое число нормативно-правовых документов ШОС (положения, регламенты, решения) по конкретным вопросам функционирования ШОС, а также характеризующих ее деятельность как международной региональной организации.

В целом, проведенное всестороннее изучение организационно-правовых основ ШОС подтверждает актуальность и практическую значимость выбранной темы и предмета исследования.

Проведенное данное научное исследование позволило вынести следующие основные выводы и положения, отражающие новизну и актуальность данного исследования:

Принципиальной особенности создания ШОС как международной региональной организации для укреплению доверия между приграничными государства и последующем урегулировании всех территориальных споров, что позволило переформатировать взаимоотношения на другие сферы сотрудничества.

Принципиальной особенности ШОС как международной региональной организации в сфере региональной безопасности в борьбе с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом и транснациональной преступностью. Это заключается в том, что организационные механизмы и регламентирующая правовая база ШОС ориентированы на обеспечение регионального взаимодействия государств в противодействии угрозам безопасности, таким как терроризм, сепаратизм, экстремизм, незаконный оборот наркотиков и другие проявления трансграничной преступной деятельности.

ШОС принципиально отличается от других международных региональных организаций. Шанхайская организации сотрудничества заключила меморандумы о взаимопонимании с отдельными региональными организациями, такими как ОДКБ и СВМДА, а также в связи общими задачами отдельных направлений пересекается с СНГ, ЕАЭС, что может послужить основой для будущего сотрудничества. Сотрудничество между организациями устанавливается при наличии общих задач и направлений деятельности, что указывает на их сходство, но существование их отдельно друг друга демонстрирует их отличия.

C 9 по 10 июня 2018 года в китайском городе Циндао успешно прошло 18-е заседание Совета глав государств ШОС. В целом, лидеры стран подписали 17 международных договоров, среди которых упомянутая выше Циндаоская декларация Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, решение об утверждении Плана действий на 2018—2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, решение об утверждении Программы сотрудничества государств-членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019—2021 годы, об утверждении Антинаркотической стратегии государств-членов ШОС на 2018—2023 годы и Программы действий по ее выполнению; решение о разработке проекта Программы сотрудничества по продовольственной безопасности и другие. Кроме того, принято Совместное обращение глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества к молодежи, заявление глав государств-членов ШОС о совместном противодействии угрозам эпидемий на пространстве ШОС и Совместное заявление глав государств-членов организации по упрощению процедур торговли.

Практическая значимость исследования предопределена актуальностью темы и заключается в том, что основные положения, выводы и рекомендации, сформулированные в работе, могут быть использованы государствами-членами, а также уставными органами ШОС при формировании и совершенствовании международно-правовых норм и механизмов правового регулирования различных областей межгосударственного сотрудничества в рамках ШОС.

Результаты исследования могут быть применены в практической деятельности для сотрудников дипломатической службы, и других государственных органов участников, в ходе деятельности по направлениям сотрудничества ШОС. Результаты исследования, также могут быть использованы государствами-членами при подготовке переговорным процессам.

Материалы исследования могут быть также использованы в научно-исследовательской работе и учебном процессе, при преподавании курса международного публичного права.

1. УКРЕПЛЕНИЕ ДОВЕРИЯ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ КАК АСПЕКТЫ СОЗДАНИЯ ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

1.1 Укрепления доверия новый элемент системы безопасности и основные цели международной интеграции в рамках Шанхайской организации сотрудничества

Меры укрепления доверия — новейший элемент системы международной безопасности. Его основная задача — предупреждение ухудшения отношений между государствами в результате взаимного непонимания, создание уверенности в отсутствие различные угрозы безопасности. Одним из первыми международно-правовыми документами на данный момент по этому аспекту можно считать Договор между СССР и США о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны (1971 г.) и о предотвращении ядерной войны (1973 г.). В договоре стороны обязались предотвращать возникновение ситуаций, способных вызвать критическое обострение их отношений.

Исторически сложилась, что связи между народами, городами и государствами устанавливались и развивались благодаря торговым отношениям. Вначале формировались отношения между соседними городами и государствами, которые по цепочке связывали другие, расширяясь и удлиняя связи на далекие расстояния с востока на запад, с севера на юг. По такому же пути развился, к примеру, Великий шелковый путь, объединив благодаря торгово-экономическим отношениям различные государства мира. Подобного рода отношения способствовали сотрудничеству государств также и в других сферах. Для того времени достаточным для сотрудничества являлись торговые отношения, что подтверждается периодом существования Великого шелкого пути — более полутора тысяч лет [1].

Любое государство, преследующее цели оптимального развития, стремящаяся добиться большего прогресса должно следовать присущим определенному периоду времени тенденциям мирового характера. Тенденция к сотрудничеству и интеграции в его различных формах, начиная с политической и заканчивая культурной, является на сегодняшний день одним из наиболее ярких примеров, характеризующих ситуацию в мире. Развитие в границах отдельного государства уже практически невозможно вне зависимости от протяженности ее территории и наличия природных богатств. Каждое государство для поддержания своего развития должно в определенной ему степени прилагать усилия к максимальному расширению сотрудничества с другими. В современный период признаком зрелости государства является стремление к интеграции в различных формах, на разных уровнях.

Распад СССР и появление ряда независимых государств на его месте в начале 90-х годов ознаменовалось также возникновением серьезных проблем экономического, политического, научно-культурного и экологического плана. В некоторой степени внезапное обретение независимости государствами спровоцировало необходимость отдельной правовой системы и системы государственного управления наряду с определением международной позиции каждого из государств бывшего СССР. Государства стали заполнять активно образовавшиеся пустоты в правовой системе и устранять ее раздробленность. Дополнительно к этому возникли вопросы связанные с территориальными спорами, охраной окружающей среды, рациональным использованием природных богатств, проблемы трансграничных рек и восстановления имевшихся зон экологического бедствия, оставшиеся в наследие. Дальнейшее стремление государств восстановить и недопустить дальнейшее ухудшение в этих сферах вылилось в образование 8 декабря 1991 года Содружества Независимых Государств путем подписания Республикой Беларусь, Российской Федерацией и Республикой Украина соответствующего Соглашения об СНГ.

Республика Казахстан не осталась в стороне от этого всего и изначально заявила обо всем этом в конституционном законе РК «О государственном независимости Республики Казахстан» от 16.12.1991 г. и закрепила, что главе 5, что является субъектом международного права, обменивается дипломатическими и консульскими представительствами, может входить в международные организации, системы коллективной безопасности и участвовать в их деятельности (статья 13). «Республика Казахстан самостоятельно решает вопросы внешнеэкономической деятельности (статья 14)» [2, с. 192].

Создание СНГ и ее дальнейшее развитие, путем присоединения к ней 11 бывших союзных республик, кроме стран Прибалтики, на основании Алматинской декларации от 21.12.1991 г. не помогло достигнуть поставленных целей и задач перед ней, что явилось основанием для поиска ее членами новых путей решения и сотрудничества. Одновременно являясь уже самостоятельными субъектами международных отношений и международного права государствам при большом желании не утерять прежние связи, сохранить территориальную целостность и независимость, понадобилось также устанавливать новые, в том числе с приграничными государствами, которые ранее не входили в состав СССР. Одним из таких государств являлась Китайская Народная Республика. КНР как государство с большой протяженностью границ, соприкасающихся с большинством стран Центральной Азии имела свои территориальные претензии практически ко всем приграничным государствам. И экономическое превосходство, военная мощь и численность населения Китая не шло ни в какое сравнение с новыми республиками с трудом формировавшие свои государственные бюджеты. Данные обстоятельства являлись критическим фактором для стабильности в регионе. В свою очередь, создание СНГ, подписание различных международных договоров в рамках данного содружества являлось примером декларативной интеграции государств и аналогичного характера сотрудничества между ними, поскольку не давало никаких обозначенных в подписанных документах результатов. Среди большинства государств Центральной Азии наметилась тенденция самостоятельного поиска новых приоритетов в региональной политике. Однако самостоятельное решение спорных территориальных вопросов не оставляло шансов никому из новых независимых государств Центральной Азии. Стремление всех стран не допустить военного конфликта и влияние соответствующих международных обязательств привело к необходимости укрепить доверие между государствами путем заключения соответствующих договоров.

Международно-правовой основой для ее создания явилось подписания Соглашение между Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы, подписанное в Шанхае 26 апреля 1996 года [3]. Подписание пятью государствами данного соглашения в Шанхае, КНР послужило основой для обозначения сотрудничества указанных государств и их встреча в мировом сообществе как «Шанхайская пятерка». Так, в 1996 году была образована так называемая «Шанхайская пятерка», в число которой входили Китай, Российская Федерация, Республика Казахстан, Республика Кыргызстан, Таджикистан.

Преамбулой данного соглашения было отражено, что государства стремятся к укреплению доверия и повышению уровня транспарентности в военной области. Процитированным положением преамбулы отражена предпосылка для заключения международного документа и сотрудничества сторон соглашения. Стороны закрепили в начальной статье, что их вооруженные силы, дислоцированные в районе границы, как составная часть вооруженных сил сторон, не будет использоваться для нападения на другую сторону, вести какую-либо военную деятельность, угрожающую другой стороне и нарушающую спокойствие и стабильность в районе границы.

В статье 2 соглашения сторонами определены цели сотрудничества сторон такие как развитие отношений добрососедства и дружбы, сохранение в районе границы обстановки долговременной стабильности, укрепление взаимного доверия в военной области в районе границы. В этих целях государства «пятерки» договорились принять меры по обмену информацией о согласованных компонентах вооруженных сил и пограничных войск (пограничных частей); не проводить военные учения, направленные против другой стороны; ограничивать масштабы, географические пределы и количество войсковых учений; уведомлять о крупномасштабной военной деятельности и перемещениях войск, вызванных чрезвычайной ситуацией; уведомлять о временном вводе войск и вооружений в 100-километровую географическую зону (линия границы) по обе стороны от линии границы между Казахстаном, Кыргызстаном, Россией, Таджикистаном, с одной стороны, и Китаем, с другой стороны; взаимно приглашать наблюдателей на войсковые учения; уведомлять о временном заходе боевых речных кораблей военно-морского флота/военно-морских сил в 100-километровую географическую зону по обе стороны от линии Восточной части российско-китайской границы; принимать меры по предотвращению опасной военной деятельности; запрашивать о неясных ситуациях; укреплять дружеские контакты между военнослужащими вооруженных сил и пограничных войск (пограничных частей) в районе границы и осуществлять другие согласованные сторонами меры доверия.

Исходя из поставленных целей и определенных мер сотрудничества можно заметить, что именно недопущение военного конфликта между соседствующими государства по имевшимся на тот период спорам стало причиной для заключения данного соглашения.

На следующий год в рамках данного сотрудничества было подписано Соглашение об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооружённых сил в районе границы, в Москве 24 апреля 1997 года. Данное соглашение было заключено между теми же государствами в развитие прошлогодней договоренности и в стремлении на основе принципа взаимной равной безопасности сократить вооруженные силы, размещенные в районе границы между Казахстаном, Кыргызстаном, Россией, Таджикистаном и Китаем, до минимального уровня, отвечающего отношениям добрососедства и дружбы между ними, придать вооруженным силам, остающимся в районе границы, исключительно оборонительный характер, что также нашло свое отражение в преамбуле документа. Согласно пункту 1 статьи 3 данного соглашения стороны договорились сократить и ограничить численность личного состава и количество основных видов вооружений и военной техники сухопутных войск, военно-воздушных сил и авиации ПВО, дислоцированных в географических пределах применения соглашения, и установят для них предельные уровни. Важно отметить, что Россия и Китай в пункте 2 статьи 4 данного соглашения определили понятие чувствительного района, представляющий собой отдельные ограниченные по площади районы в географических пределах применения соглашения. В чувствительных районах численность личного состава, количество и категории вооружений и военной техники вооруженных сил и пограничных войск, подлежащих сокращению и ограничению в соответствии с соглашением, включаются в предельные уровни. В отношении находящихся в чувствительных районах личного состава, вооружений и военной техники вооруженных сил и пограничных войск, подлежащих сокращению и ограничению, не проводится инспекция на месте. В качестве чувствительных районов обозначены На Восточном участке с российской стороны — это Хабаровский чувствительный район и Владивостокский чувствительный район [4].

Участниками «Шанхайской пятерки» проводились ежегодные саммиты. Так, саммиты проходили в 1997 г. в Москве (Российская Федерация), в 1998 г. в Алматы (Казахстан), в 1999 г. в Бишкеке (Кыргызская Республика) и в 2000 г. в Душанбе (Таджикистан). Данные встречи фактически достигли своих результатов сняв все территориальные споры между государствами, устранили возможность возникновения военных конфликтов, уменьшения количества вооруженных сил на границе. В отличие от декларативного сотрудничества СНГ, ситуативное сотрудничество в рамках «Шанхайской пятерки» оказалось более результативным.

Иными словами, международные соглашения подписанные участниками «Шанхайской пятерки» при реальном сотрудничестве государств-участников обеспечили достижимость преследуемых договаривающимися государствами целей из-за наличия у них соответствующей политической воли и экономической возможности.

В тоже время за период функционирования «пятерки» проявились обстоятельства, которые стали причинами превращения региона в район нестабильности с возрастающей угрозы международного терроризма и экстремизма, транснациональной преступности. И ко времени проведения ежегодного саммита в 2000 году в Таджикистане, г. Душанбе для всех участников «Шанхайской пятерки» стала очевидной необходимость в развертывании взаимодействия по широкому спектру направлений, что потребовало создания постоянных механизмов сотрудничества в форме встреч глав государств, правительств, министров и экспертных групп. Встреча «пятерки» в г. Душанбе, Таджикистане прошла в формате «пять плюс один»: в качестве гостя приглашена Республика Узбекистан. Фактически начала складываться архитектура новой международной организации и сложилась благоприятная основа для создания новой формы сотрудничества между граничащими государствами в регионе.

Наблюдая за достигнутыми сторонами «Шанхайской пятерки» результатами и одновременно претерпевая схожие с другими государствами Центральной Азии проблемы, не желая оставаться с этими проблемами наедине в январе 2001 года Республика Узбекистан сообщило китайской стороне, что примет участие в шанхайском саммите, который состоится в 2001 году, и готова присоединиться к сотрудничеству «Шанхайской пятерки» в качестве равноправного государства-участника [5].

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 986