электронная
200
печатная A5
435
16+
Юность... она в поиске?

Бесплатный фрагмент - Юность... она в поиске?

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-2155-8
электронная
от 200
печатная A5
от 435

Рецензия

на книгу Н. А. Эверт «Юность… она в поиске?»

В наших руках очередная книга Надежды Александровны Эверт. Уже само название привлекает внимание и заставляет задуматься. А действительно — ищет ли современное юношество ответы на «вечные вопросы» жизни? Априори это должно быть так, ведь именно юность — время поиска, иногда радостного, иногда мучительного. Поиска себя, своих жизненных ориентиров, своих самими открытых для себя — смыслов! Но вот вопрос: актуален ли для современных молодых людей этот поиск духовности, не меркнет ли для них эта ценность перед ценностями материальными?

Мы убеждены, что настоящая Литература нужна именно для того, чтобы говорить с душой и сердцем человека, помогать ему становиться и оставаться Человеком, слышать «голос человечества в человеке».

Книга Надежды Александровны как раз из этой — драгоценной — серии. Для тех, кто задумывается над вечными вопросами бытия: «Кто я? Зачем я живу?» — это настоящий подарок. Подарок этот плохо вписывается в бешеный ритм нашей жизни. Чтобы его оценить, нужны желание и время неспешных раздумий, тонких, глубоких бесед с собою и близкими людьми.

Что, на наш взгляд, особенно ценно, так это то, что данный сборник очень поможет тем семьям, в которых понимают глубину своего родительского долга и ищут ориентиры в его выполнении. Книга отсылает нас к почти забытой традиции семейного чтения и даёт возможность организовать полилог-многоголосье, в котором будут созвучны голоса детей, родителей и самого автора. Десять глав — как десять жизненных вешек: эпизоды, события, мудрые уроки родительства, размышления самого автора — все это проникнуто глубоким смыслом. А какое содержательное, насыщенное «приложение»!

И, конечно, хотелось бы обратить внимание на слог. Уже первые строфы: «Чарует слух мне поэтичность слога. Слов кружевная вязь волнует и пленит» — отсылают нас к золотому веку русской поэзии. Этот завораживающий ритм, эти глубокие смыслы, «одетые» в соответствующие рифмы, не могут оставить равнодушным внимательного, заинтересованного читателя.

Хочется верить, что это произведение Н. А. Эверт найдёт свою аудиторию. Автору мы от души пожелаем Высокого Вдохновения, а себе — её новых книг!

Рецензент: филолог, к.п.н., доцент кафедры

педагогики Красноярского государственного

педагогического университета им. В. П. Астафьева

Л. П. Михалева


Комментарии автора

Мы живём в век новых вызовов, высокого интеллекта, значимых технических прорывов, больших достижений и оптимистических надежд. И оттого спешим и ускоряем бег ускользающего от нас быстротечного времени. Но, к сожалению, некогда подчас остановиться, обернуться назад, всмотреться в себя, вслушаться, о чём «шепчет нам листва дерев», куда манит рассвет и зовёт убегающий в бесконечную даль горизонт; прочесть большую, мудрую книгу…

Кратки наши встречи, слова, мысли. Забываем о важности соприкосновения душ, чувств, о необходимости отражения в другом своих лучших качеств (доброты, совести, ответственности), о чём напоминает и что предлагает актуализировать в себе «Полилог». Не ведём длинных разговоров, не размышляем. Вина всему этому — нехватка времени.

Исходя из вышесказанного, думается, что невозможно переоценить актуальность предложенного нами авторского жанра «Полилог в детско-юношеской поэзии» (многоуровневых, многоаспектных, многоголосных, многоролевых диалогов). Такой формат — в вопросно-ответной, вопросно-вопросной форме — заставит детство и юношество размышлять, задумываться о себе, о времени, о жизни.

Особенностью этого жанра является и то, что целостное поэтическое повествование разбито на небольшие смысловые части, которые включают в себя три синхронных момента: заголовок-вопрос, в строфе ответ и в конце стиха в качестве вывода — афоризм.

Представленный нами контекст жанра отличает целесообразно связанное единство поэтики слова и прозы. Проза необходима для толкования и пояснения понятий, смыслов текста и подтекста. Именно это единство в большей мере и определяет особенность жанра.

Исходя из жизненной данности сегодняшнего дня, полагаем, что «Полилог» поможет читателю, сохраняя время, вместе с персонажами искать ответ на вечные вопросы и актуализировать возможности для самоосуществления в себе человека, востребованного новым 21-м веком.


Книга «Юность… она в поиске?» представляет собой поэтическое повествование в виде путешествия отца и сына по памятным местам отца. Она написана в стиле авторского жанра «Полилог в детско-юношеской поэзии».

В ней раскрывается сущностная характеристика двух основных понятий: «Событийность» и «Уроки родительства». На протяжении всей книги, шаг за шагом, каждая строфа, согласно этому жанру, дополняется её глубинной смысловой характеристикой в виде вывода в афористичной форме (см. текст книги).


Краткая характеристика понятий

Эпизод — это реальный факт жизни, фрагмент, случай, встреча, сложившаяся жизненная ситуация. Он требует от человека проявления определённых социокультурных навыков общения (уважительности, скромности и др.). Вместе с тем необходимо добавить, что позитивность эпизода заключается в том, что он подчас либо приближает нас к чему-то важному, либо заставляет задуматься о реалиях своей жизни. Так или иначе, эпизод представляет собой своеобразный, ценностный опыт общения. Следует, однако, отметить, что не каждый факт, ситуация… могут стать событием в жизни.


Событие — это контекст реальной жизни, временной отрезок его множественных ситуативных проявлений. Оно требует от человека проявления таких нравственных характеристик, как понимание, соучастие, сопереживание, сочувствие, содействие. Не случайно в данной книге используются в качестве поэтических образов «события-символы», где раскрывается ценность поддержки, опоры, совместности дел. Таким образом, эпизод станет по-настоящему событием в жизни, если участники общения запасутся заранее этими качествами или смогут создать общими усилиями пространство событийности.


Событийность — это жизненное пространство радостного, оптимистичного проживания человека в таких реалиях, где проявляется его способность к взаимодействию, сопереживанию, соучастию, к отражению в отношениях с другими лучших своих качеств (добра, справедливости, любви, верности и др.), к соприкосновению чувств, мыслей, слов … (см. в книге стр. 94—96)


Но особенность событийности заключается в том, что её необходимо простраивать, создавать с помощью целеполагания, постановки задач, использования определённых приёмов, способов общения, психологических тренингов и т. д. (например, в общении «учитель-ученик», «воспитатель-воспитанник», в семейных взаимоотношениях и т.д.).

В таком контексте любой эпизод станет настоящим событием. Общение «родителя-ребёнка», «мужа и жены» программируется их образом жизни, способом мысли, совместностью дел. Вот почему особую значимость в книге выполняют поэтические, смысло-содержательные характеристики своеобразных «Уроков родительства».


«Уроки родительства» — это драгоценный опыт общения родителей с ребёнком в течение всей жизни. Ценно в данном поэтическом повествовании «Юность… она в поиске?» является то, что осмысление «Уроков» представлено в суждениях повзрослевших детей. Пропитанные благодарностью и уважительным отношением к родителям и желанием использовать их опыт в выстраивании взаимоотношений со своими детьми, они являют собой бесценный опыт жизненной мудрости. По сути — это «уроки» для родителей в возрасте 20+. Это своеобразный гимн семье — материнству и отцовству.


В книге действуют, размышляют,

живут основные персонажи:


Отец 

профессионально талантливый человек, заботливый семьянин — семья не бедствует. Но в семейных отношениях запутался, живёт параллельно с семьёй своими интересами.


Сын —

талантливый, разносторонний юноша, успешный в делах. Но живёт постоянно с ощущением внутреннего дискомфорта — непонимания со стороны родителей и, как ему кажется, нелюбви отца.


Автор —

назначение данного персонажа, во-первых, заключается в том, что он на протяжении всего путешествия отца и сына, незримо проживая с ними все жизненные ситуации, с которыми они сталкиваются в пути, помогает читателю глубже проникнуть в смыслы происходящего, понять их чувства, переживания, складывающиеся реальные взаимоотношения и разобраться в прошлых.

Во-вторых, он берёт на себя смелость давать советы, но делает это осторожно, в вопросной форме и чаще всего через воспоминания ситуаций из своего опыта и анализ собственных ошибок. Кроме того, автор по целесообразной необходимости входит в общение через перманентные диалоги не только с ними (отцом и сыном), но и с самим собой, со своим сознанием, подсознанием, с другими участниками повествования: с природой, с миром вещей, миром людей, с Мирозданием, с прошлым и настоящим…

В-третьих, он, как бы олицетворяя внутренний мир персонажей, выражает их стремление к светлым, иногда подсознательным проявлениям своего «Я». В совместных размышлениях с ними он актуализирует внутренний голос персонажей и заставляет их и себя задуматься над вопросами: «Кто мы? Куда идём? Зачем?», осознать ценности, понять смысл и назначение жизни.


Толкователь информации —

в рамках «Полилога» призван толковать понятия, смысл подтекстов, использованных в тексте книги, в сносках, а также в характеристике названного жанра, представленной в данном комментарии автора.

Ситуация сегодняшнего дня, которая неизбежно приводит к всеобъемлющей занятости, не всегда представляет возможность для сосредоточенного чтения серьёзной литературы, для размышления над глубинными проблемами бытия. В этой связи считаем, что приём, предлагаемый «Полилогом», выраженный в оптимальном соотношении поэтики слова и пояснительной информации, весьма актуален и необходим для быстрого прочтения.

Образ толкователя текста необходим для осмысления несущих, смысло образующих или символических понятий книги — «прозрение», «опора», «поддержка», «взаимная ответственность», «нарциссизм», «полилог», «родительство»…

Особого пояснения требуют такие понятия-символы, использованные в книге, как «лампада» — символ домашнего очага, «заря» — символ прозрения, «звёздное небо» — как символ Вечности, природа как образ «альма матер» … (см. текст книги, приложение книги и комментарии автора. Кн. Н. Эверт «Полилог в детско-юношеской поэзии» (4+) / ООО «Литера-принт». — Красноярск, 2019. 80 с.)


Читатель —

как соучастник повествования, ощущая сопричастность ко всему происходящему, активно проживает все предложенные текстом ситуации и сопереживает главным персонажам.

Но при этом он свободен делать собственный выбор, независимо от мнений других участников повествования, в том числе и автора. Читатель, так же, как и все, волен задавать себе свои вопросы. Этому в полной мере способствует вопросно-вопросная форма повествования. Вступая в диалог, он может отвечать на них мысленно, а иногда оставлять их для последующего размышления.

Таково требование жанра «Полилог» (многосторонних, многоролевых диалогов) — всё подвергать сомнению, обсуждению.

Следует добавить, что автор даёт такую возможность всем участникам диалога. Чаще всего в книге нет обязательности вывода, точного ответа, и размышления нередко остаются открытыми — в виде очередного вопроса к себе, к другим. Примечательно, что в своих суждениях, казалось бы, иногда настоятельных, в качестве совета читателю, юношеству автор всегда оставляет вопрос-послесловие, к которому можно ещё не раз вернуться и который заставляет задуматься о Бытие, о Главном, о чём-то своём.


Природа 

как и другие участники путешествия, является главным персонажем поэтического повествования.

В ходе изложения текста ситуативные проявления природы постоянно напоминает нам то, о чём часто забываем в жизни: мы — дети её, а она — наша «альма матер». Природа представляет собой своеобразный образ светлости и озарения и является символом прозрения.

Назначение данного персонажа — актуализировать светлые мысли, пробуждать правду чувств человека, в которых нет фальши, лицемерия, лжи. Во всех ситуациях, вступая в многоаспектные диалоги, она помогает всем участникам пережить добрые чувства и всякий раз приходить к себе — светлому, возвышенному. Она обладает такой же эмоционально-действенной силой, как хорошая книга, раздумный фильм, завораживающая взгляд картина. От прикосновения к ней хочется стать, хоть на миг, выше, благороднее, чище.

Учитывая это обстоятельство, в повествовании каждое его событие пронизано дыханием природы. Одушевление её усиливает не только смысловую окраску текста, но и подчёркивает лиризм стиха, красоту взаимоотношений.


Заголовки строф, стихов —

их, на наш взгляд, целесообразно формулировать в виде проблемных вопросов. Полагаем, что они помогут читателю понять, о чём пойдёт речь, скорее войти в контекст и смыслы повествования и, примеряя мысленно ситуацию на себя, задуматься о своих жизненных переживаниях и проблемах.


В качестве вывода отмечаем, что в сюжете повествования заложена необходимость активного проживания главными персонажами жизненных ситуаций, изложенных в книге. В результате постоянного поиска точек соприкосновения, содействия, соучастия и бесконечных размышлений о значимости взаимоотношений отец и сын в своём путешествии проходят нелёгкий путь сближения, взаимопонимания и прозрения. Однако, чтобы прийти к этому, нужно было прожить маленькие проблемы, пережить гамму чувств, о многом подумать, поразмышлять, осознать мир в себе, понять мир взаимоотношений.

Каждая проблема представляет собой отдельное звено общей цепи взаимосвязанных ситуационных проявлений. Поэтому, следуя полилогическому стилю целостного повествования книги, необходимого для последовательного его прочтения в целом, сочли возможным разбить весь текст на отдельные, проблемные фрагменты, начиная с проблемного вопроса, размышления-ответа и заканчивая выводом-афоризмом.

В таком случае, поскольку каждая строфа имеет логическую завершённость, её можно рассматривать и как самостоятельный стих, несущий в себе возможность поразмышлять над ним «здесь и сейчас» или вернуться к нему позже. А его лаконичность и убедительность в суждениях позволяют задуматься и о собственных жизненных проблемах.

Для удобства прочтения, как уже отмечалось выше, и ускоренного вхождения в текст используется его структурирование — определением заголовка в виде вопроса в каждом отдельном фрагменте целостного повествования, выделением курсивом и яркостью шрифта знаковых, несущих содержательный смысл строк, слов, выводов, понятий. Всё это предусмотрено в формате авторского жанра «Полилог».


Дорогой читатель!


Если ты вместе с персонажами книги поразмышляешь, задашь себе вопросы: «Кто Я? Куда иду? Зачем?» и бесконечные «Отчего?» и «Почему?», значит — всмотришься в себя.

Если ты, путешествуя с отцом и сыном, проживая с ними все события, вникнешь в их общение и разберёшься в причинах рассогласования взаимоотношений, значит, ты увидишь и свои проблемы, поймёшь значимость и необходимость выстраивания отношений с собой, с другими, с природой и т. д. И, быть может, осознаешь что-то очень важное, главное в своей жизни.

Поэтому советую прочесть эту книгу последовательно, от начала до конца, чтобы осмыслить процесс примирения отца и сына, их сближения и прозрения.


Желаю успехов!

Автор


От диалога и сужденья — путь к осознанию и прозренью

Чарует слух мне поэтичность слога,

Когда созвучье вдохновенно, строго.

Слов кружевная вязь волнует и пленит.

Готов тонуть в них бесконечно, снова.

Вбирать непостижимых тайн основы

И верить: в этот миг проблема отболит.


Слегка коснуться струн моей души —

И музыка играет.

А чувство, задремавшее в тиши,

В ней радость пробуждает.


Ещё ценю в словах я смыслы.

Глубины их нас держат на плаву.

В них торжество и светлость мысли —

С высот небес они сойдут.

Пред ними преклоню главу,

Во след им к Истине иду.

Предисловие

* * *

О главной миссии отца скажу —

В своей я книге, дорогой читатель.

Не страж ему, не надзиратель.

Не смею назидать. Вам доложу,

Что в отношеньях к сыну своему

Он друг, и Человек, и воспитатель.

А трудности, что встретятся ему,

С ним разделю, приму и всё пойму:


Почётно, благостно, но нелегко

Отца нести в себе, сложней им стать.

И мы от истины недалеко —

Знай, нет превыше в жизни ничего…

Но как ему, друг, трудно осознать,

Что высока ответственность его!


Родительства уроки пусть помогут

Осилить свыше данную дорогу…


Ещё понять: что может быть важней,

Чем за собой вести, воспитывать,

Что означает — поддержать детей,

Ум мудростью, добром пропитывать…


Войти в пространство, в мир события:

В совместность действий и открытия.

И чувств, и мыслей отраженья,

Душ очищенье, озаренья…


Урок родительства

1. О событийности

Природа таинства полна,

Нам открывает их она.

Чудес не счесть. Они повсюду.

Мы в мир вошли — свершилось чудо…


И вопрошали сотни раз умы,

С чего же начинались мы? —


С заботы взрослых, доброты,

Где мир без мрака настроений

И их душевной теплоты

И бережных прикосновений.


А сколько пониманья и терпенья,

И светлой лёгкости в сужденьях…


Примером добрым заряжали,

В нас, личное оберегая,

Поддерживали, научали

И в отношения вплетали,

Так, чтоб, себя осуществляя,


Наносное учились отличать,

«От плевел зёрна отделять».


                                          * * *


Они не уставали говорить:

«В себя поверь — учись тепло дарить.

В других порывом отзывайся,

Добром в их чувствах отражайся…


Ты в соучастьи будешь жить —

И событийной станет жизнь».


Диалоги и размышления

Событие 1. «Странный сон отца»

Автор

Спешу, друзья, повествовать —

О многом хочется сказать,

Но чтоб понять всё до конца,

Начну с признания отца.


О чём тревога и печаль отца?


Отец

«В работе я живу, в её заботах,

Я весь в проектах, цифрах и расчётах…

Тревожно: времени в запасе нет —

Вдруг не успею завершить проект…

И только этим занят я —

Заброшен дом, моя семья.


Вот, видно, тяжесть отчего,

И камнем на душу легло.

А, может, больше оттого,

Что не понять, куда несло…

Устал. Так редко отдыхаю.

Обдумывая это, засыпаю.


Уснул и вижу странный сон:

О чём хотел сказать мне он?


По незнакомой улице иду.

Стараюсь всё осмыслить на ходу…


В лицо колючий ветер дул…

Безлюдно. Но откуда ж этот гул?

Быть может, за фасадом шумно?

Иду, но трудно мне безумно…


Куда идти? — замкнулся круг.

Заворожённо я смотрю вокруг:


Но восхищает стройный ряд

Домов, деревьев и оград,

Газонов сказочный наряд

И фонарей блестящий взгляд…

Чарует праздничный фасад.


Пленит красой и новизной ландшафт…

Я на иной планете? Космонавт?


А голоса всё шепчут: «Посмотри,

Увидишь, что находится внутри.

Там стены в блеске — залы обжиты́…

Какой декор — он дивной красоты».

Но внутрь меня никто не пригласил.

Из любопытства сам зайти решил.


Вхожу я осторожно и с испугом.

Что вижу? — Зал. В нём множество дверей.

Он полон странных звуков и людей.

Все в масках вычурных — идут по кругу.

И говорят, не слушая друг друга.


Зачем безжалостно мы гоним

совесть свою прочь?


Поодаль женщина сидит,

Не молодая, видно, уж на вид.

Бледна лицом, в глазах печаль.

Болезненный, но светлый лик.

Мне бесконечно её жаль,

Я к ней сочувствием проник.


И спрашиваю: «Вы больны?

И почему от них отдалены?»

Ответила: «Как вы добры! —

К чему мне блеск их мишуры.»

И с горечью уж говорит:


«Я не больна.

Не я больна.

Душа моя о них болит.

Они покинули меня —

Вот отчего страдаю я,

Но нет обид — в себе их не ношу.

Я Совесть их — вернуть меня прошу.


Терплю. По-прежнему молю, любя:

Всмотритесь, вслушайтесь в себя»…


Что прячем за фасадом?


Вдруг стены, словно пенопласт,

Со скрипом развалились враз,

Как домик карточный, как домино.

Что это? Здесь снимается кино?


Глазами я ищу — спросить кого?

Вот что осталось только от него:

Рояль расстроенный стоит в углу.

И зеркало — в осколках на полу.


Бегу от ужаса. Зачем, куда?

Не понимаю — вот беда…

Мне страшно, может, это неспроста,

В других домах всё та же пустота,

Мираж и бутафория одна…

Изнанка жизни в них видна.


                                          * * *

Тревогу я в себе борю

Оглядываюсь и смотрю:

На той же улице стою,

Но я её не узнаю:


В ней нет уж прежней красоты —

Фонарь нелепый

До боли слепит.

Поблекли все цветы, кусты.


И удушает запах горький…

Куда идти, куда спешить?

Зачем? — да некого спросить.

Вдруг вижу я, что на пригорке


Дом старенький бревенчатый стоит.

В нём свет, очаг, лампадка там горит…


Стоят в раздумье у крыльца:

Старик — похожий на отца.

И юноша — на сына моего.

Хотят подладить, обновить его.

Но нет уж сил у старика,

А молодой не знает как…


Меж ними третий, вижу, проскочил.

Чей силуэт? — лица не различил…


                                          * * *


Проснулся с ощущением тревоги.

Всего один вопрос меня сверлил:

«Кто этот третий был там, на дороге?»…

Подумал: «Как устал. Всё — нет уж сил».

На этот день все планы отменил…


И неожиданно сказал я: «Сын,

А не махнуть ли нам вдвоём

На наш забытый водоём»?

В село, что затерялось средь долин,

Где небо высоко и солнце по утрам…

Где ждали нас и рады были нам.


Мелькнуло: наконец и отдохну.

Глоток покоя, тишины вдохну…

Всё, решено — уже в пути:

В машине снасти — мы «летим».


Автор

Да, ёмкий символ — сон.

А сколько правды, друг мой, в нём!


Мы за фасадом прячем иногда

И отношенья, и дела, и души…

Но, к сожаленью, — вот беда:

Порою совесть свою глушим,

Уж не боимся и стыда.


За маской лжи и пустоты фасада

Напрасно ищем мы и ждём отрады.

Тот правдой жизни дышит,

Кто совесть свою слышит.


                                          * * *


Слова и мысли в нас низки…

Сквозь шум, что давит на виски,

Сквозь виртуальность, груз страстей,

Игр, пустословия речей

Пробиться как, чтоб донести

До глуби нашей совести

Никчёмность фарса и затей

И чтоб помочь увидеть ей,

Порывы зла и их унять —

Вглядись в себя, чтоб всё понять.

Глава I

Воспоминание о детстве,

Об ушедшем времени.

Урок родительства 2

Событие 2. «Воспоминание о матери»

Когда нам нечего сказать друг другу?


Отец

Молчим. Сковало напряженье:

Друг другу нечего сказать.

Непониманье в отношеньях…

Ищу слова — с чего начать?


Торопим время, быстро мчимся

Туда, где радость встреч нас ждёт…

Добраться к вечеру стремимся

Вот уж знакомый поворот —

Здесь всё мне дорого и близко,

Здесь детства моего прописка…


Автор

О чём молчат и думают они?

Уводят мысли их в какие дни?

И что хотят увидеть там, вдали?

И красоту картины видят ли? —

Поляны, речка, поля гладь,

Деревьев стройных мощь и стать…


Остановил заворожённый взгляд —

А память увела меня назад:


Мы с мамой едем, а куда — не знаю.

Казалось мне, что путь наш долгий.

Уж не встречались нам посёлки.

И ширь полей от края и до края

Кружила, нас сопровождая.


Кусты мелькали, лес, пригорки.

Порой дурманил запах горький.

Скрипел так жалобно обоз.

Мне было жаль его до слёз…


Цветным фонариком мелькая,

Манила ягода лесная.

Бежали вслед нам облака

Уже немало вёрст…

Там мама — совсем молодая,

Мне предлагала молока

И ягод красных горсть.


Урок родительства 2

О долге матери, отца: вскормить, вспоить, принять ребёнка таким, как есть; ввести его в отношения

Должны ли мы родителям?

Скажи. И чем обязаны мы им?


Давай, мой друг, поговорим

Об отношении к родным.


Слова великие — отец и мать.

Спеши «люблю» им, наконец, сказать.

Обиды позабыть, простить…

Судьбу за всё благодарить:

Что были рядом; есть они —

Тепло их рук и слов храни.


За то, что безусловно, в тот же час,

С любовью приняли, согрели нас —

Таких, как были мы и есть,

Как Высший дар — сочли за честь.


Да разве надо ль говорить,

За что нам их благодарить?


Нет спора — все об этом знают.

Одно лишь только поражает:


Когда, какие силы

Они в себе взрастили,

Ребёнка чтоб родить,

И спеленать, вскормить,

И в значимых других поверить,

Чтоб им своё дитя доверить?


И осознать, что он «отдельный»:

В нём слитно всё — и что он цельный.

Он — Человек, и сын, и брат, и внук.

А в будущем — он чей-то муж и друг.

И в жизни — он партнёр хороший,

А где-то просто он прохожий…


С чего же начинались мы? —

С заботы взрослых, доброты…

Чтобы наносное смогли бы смыть

И в жизни избежали б пустоты,

Вводили нас родители —

Опора и спасители —


Любовью, словом, настроением

И лёгким их прикосновением —

В мир радости, события,

Встреч знаковых, открытия…

За их любовь, долготерпение

Как хочется сказать от всех имён:

«Примите наш признательный поклон»!

И принести букет цветов

Из тёплых благодарных слов.

Глава II

Диалог об отношениях

к людям. Размышления автора

Событие 3. «Дорожное происшествие»

Легко бежит машина.

Шуршат чуть слышно шины…

Вот позади цепочка деревень,

И к вечеру приблизился уж день…


Молчанье тягостно, невмоготу.

Тревожность чтобы отмахнуть,

И, наконец, заполнить пустоту,

Отец нарушил тишину.


Какой след оставляет детство в нас?


Отец

Знакомы с детства эти мне места.

Они зовут и манят неспроста —

Как было всё в нём радостно, беспечно.

Как жаль, что на Земле ничто не вечно…


Да, детство — в прошлое оконце.

Оно — родник и наше солнце.

К нам в памяти не раз вернётся

И светлой грустью отзовётся…


Печально, не вернёшь его назад.

Ушла пора, где время медленно течёт,

Но согревает детства тёплый взгляд —

Всему открыты мы, доверчивы ещё…


Зачем зовут и манят прежние места?


Волнуюсь я немного —

Не узнаю дорогу.

Тревога, видно, неспроста:

Найду ли прежние места?


Но набираюсь я терпенья

И отгоняю все сомненья.

Мы едем — деться некуда.

Жмёт время — думать некогда.


Просёлочной дорогой дальше путь.

Мотор напрягся — а куда ж свернуть?

Заглох совсем. Машину б подтолкнуть…


Толкает сын — не получилось.

Успеха так и не случилось…


Сын

Надолго, видно, — вот потеха…


Отец

Давай ещё — тут не до смеха.

Ну, что стоишь? Вот неумеха!

Увидел и почувствовал протест —

В его глазах холодный блеск…


Через минуту пожалел:

Кричать я права не имел.

Зачем опять сорвался?

Сын помогал, старался…

Всем отношеньям можно ль доверять?


Сын

Смотри, туристы, кажется, идут.

Они подскажут нам дорогу,

Тогда и выверим мы свой маршрут.

Машину подтолкнуть помогут.

Давай их позовём, поговорим.


Отец

«Подумаем. Да нет, повременим.

И надо ли — не знаю, —

Ему я отвечаю, —

Знай, люди разные бывают.

Я не всегда всем доверяю».


«Ну, зря, отец, — не волки же, не псы», —

Парирует решительно мне сын.


Да не волков бояться надо,

А тех, кто в волчьей шкуре рядом.

И предложил: «Качнём ещё хоть раз».

Но нет — машину засосало в грязь.


Завязла в глине — случай редкий.

Навряд ли здесь помогут ветки.

Что делать? Сомневаюсь, опасаюсь,

Но помощь всё ж нужна — я соглашаюсь.


Все дружно разом налегли —

Машину сдвинуть помогли.

Мы их благодарим…

Дорогу верную нашли.

В пути опять — спешим.


Светло и радостно молчим.

Цель ближе — дальше мчим!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 435