электронная
90
печатная A5
250
18+
Террорист

Бесплатный фрагмент - Террорист

Юмористические рассказы

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3574-7
электронная
от 90
печатная A5
от 250

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Полметра под уровнем моря

Степан впервые приехал на средиземноморье. Его распирало от гордости за самого себя. Теперь он сможет в любой разговор с мужиками из гаражей вставить свою фразочку: «А вот помню, был я за границей…»

Мужики-то из гаражей дальше тёщиных деревень совсем не выбирались. Степан почти во всём себе отказывал. К тёще ездил на электричке зайцем, бензин экономил. Жену заставлял преодолевать турникетные препятствия. Устроился на вторую работу, — сторожем в своих же гаражах. Жене сказал:

— Я мир увидеть хочу! Себя миру показать. А то с твоей мамашей, дальше картофельных грядок, носа и не высунешь. Сама с ней сиди в её тьме тараканьей, а я поеду на цельную неделю по заграничным курортам отдыхать.

— Да, слава Богу! Я хоть на электричке спокойно проеду, — по билету. А не буду козлом скакать через заборы с турникетами.

— Темнота! Это ж — «Паркур» — новое теченье моды!

— Как парить кур я и без твоего теченья лучше знаю! Езжай, мож успокоишься.

На том и порешили. Жена поедет к матери в деревню — огород копать, картошку сажать, а Степан — бороздить морские просторы зарубежья.

Надев на нос тёмные очки, бейсболку, забытую кем-то на стуле в ресторане, Степан вышел к пальмам. Из-под спортивных штанов торчали тапки в клеточку. «Надо бы шлёпки прикупить, — подумал он, засовывая руки в широкие карманы растянутых штанов, — может ещё шорты? Нет, это слишком, у меня плавки новые, хватит». Закатав рукава рубашки, он перебросил через плечо полотенце, направившись к морю. Ему не терпелось покорить заграничный берег. Раздевшись до новых модных плавок, в виде шорт с карманами Степан с разбега прыгнул в воду. Обрызганные иностранки, чей язык ему был не понятен что-то пробухтели восторженному ныряльщику. Он, показав им большой палец своей руки, поплыл навстречу волнам. Вдоволь накупавшись для первого раза, Степан причалил к берегу.

На пляже, Стёпа решил опробовать свой пластиковый браслет из отеля, который сулил ему своеобразное пребывание в коммунизме. «От каждого по способностям — каждому по потребностям», вспомнил он лозунг социализма и формулу коммунизма при СССР, когда ещё сам учился в школе и довольно ухмыльнулся. Не оставаясь равнодушным по всем радостям проживания «Всё включено», он подошёл к стойке бара.

— Пива, два! — громко озвучил Стёпа свои потребности, подкрепляя сказанное, тряся двумя пальцами руки с браслетом перед самым носом иноземного бармена.

Взяв два бокала, один он осушил сразу, а со вторым сел за столик. Над морем барражировали туристы — парашютисты, привязанные к катеру, как воздушный змей. Два катера попеременно курсировали то влево, то вправо. Иногда они чуть притормаживали, опуская парашютиста к самому морю — коснуться воды ногами. Потом катер ускорялся, выдёргивая туриста из воды снова в воздух, как карася на удочке.

Две немки, за соседним столиком, живо обсуждали эти купания. Степан, заметив их интерес к аттракциону, решил привлечь к себе внимание иностранок.

— Эй, фрау, гутен таг! Как Вас там… звать? Зеешь, я щас воспарю, альс флигель! — школьные знания немецкого языка неожиданно вырвались из Степана, наконец, найдя себе применение.

Иностранки переглянулись. Но Степан уже, непоколебимый в своём решении, вновь направился к стойке бара.

— Повтори! — сделал он круг в воздухе рукой, показав два пальца.

Бармен налил ему бокал.

— Нох! Цвай! — Степан снова стал трясти рукой, протягивая к бармену свои пальцы.

Тот налил второй. Стёпа выпил оба залпом. Крякнул, шлёпнув себя ладонью по животу, он отправился к причалу. «Ну, будет что рассказывать в гаражах, — предвкушал он свои байки по возвращении».

— Ты, слышь, макни меня в воду, понял? — говорил он парню на катере у лебёдки с парашютом, отсчитывая купюры.

— Понял, понял, — кивал тот головой, — макнуть.

Степан, с видом бывалого туриста, вальяжно развалился в катере. На борт поднялись ещё несколько человек. Муж с женой, две молодые девушки в компании парнишки. Катер отчалил.

— Я первый! — огласил Стёпа всем своё решение.

Аттракционщик выдал ему специальный пояс с лямками.

Катер мчался по морю, разбивая волны. Интенсивная качка с залетающими брызгами растрясли пивной «баллон» Степана.

— Слышь, малый, — обратился он к парню у лебёдки, — ты меня поглубже окуни и подержи подольше, очень надо! Многозначительно скривил он физиономию, протягивая дополнительную плату за подводные удобства.

Тот кивнул и прокричал что-то своему напарнику, управляющему катером. Лебёдка стала раскручиваться. Степана уносило ветром прочь от катера и от морской волны.

— Во-о! Бляха муха! — разнеслось над Средиземным морем.

Однако восторг продолжался недолго. Два литра пива неумолимо стремились наружу. Вдали от людских ушей Стёпа матерился, делая ногами странные движения. Его выпученные глаза были не в силах любоваться красотой пейзажа. Внезапно появилось жгучее желание распылить над морем содержимое своего мочевого пузыря: «Авось не заметят? А если заметят? Стыд- то, какой! Вся Европа сейчас на него смотрит…» и он стал терпеливо ждать обещанного макания. «Наконец-то! — заметил он снижение».

— Давай, майнай, ядрёна корень! Быстрей, чёрт туземный!

Чем ближе была вода, тем нестерпимей было Степаново желание. Он уже отчётливо видел довольные лица пассажиров катера, которых ожидала та же участь. «Где вода? Щас польётся!» Услышанные мольбы замедлили ход катера. Степан коснулся ступнями моря и тут же дал себе волю. С блаженной улыбкой он погружался в воду, скрывающую его недетскую радость. Брызги счастья разлетались от него во все стороны. Степан опустился по пояс, когда процесс облегчения был уже закончен.

Катер рванулся вперёд. Бейсболку сорвало с головы ветром. Люди в катере вдруг переменились в лицах. Муж с женою выкатили глаза, при этом женщина прикрыла рот рукою. Девушки смущённо засмеялись, а парень вытянул перед собою руку с указательным пальцем и закатился смехом. Степан не сразу понял, что произошло. Он поправлял тёмные очки у себя на носу, лишь ощущая лёгкую свободу и прохладу чуть ниже пояса. Лебёдка приближала его к катеру. Широко расставив ноги, словно шасси самолёт, Стёпа заходил на посадку. Девушки, опустив головы вниз, давились со смеху. Парень ржал как конь, похлопывая рукой себя по колену. Женщина с негодованием стала жестикулировать, а её муж с жалостью взирал на парашютиста. Степан опустился на катер. Отстегнув его от верёвки, лебёдочкик протянул Стёпе спасательный жилет. Только теперь он, наконец, заметил, что сняв с себя пояс с лямками, остался в одних очках. Схватив у иноземца оранжевый жилет, Степан забился в угол.

— Меня макать не надо! — продолжал ржать парень, занимая место на стартовой площадке.

Степан сидел в углу, не поднимая глаз. На берегу его встречали как покорителя космоса. Отдыхающие, видевшие летающий бледный зад Степана, улюлюкали, хлопая ему в ладоши. Добравшись до своих штанов, он был непомерно счастлив, что может надеть их вместо спасжилета. Пустые карманы спортивной одежды напомнили ему, что специальный непромокаемые кошелёчек с валютой вместе с новыми плавками исчезли в морской пучине, где-то в полуметре под уровнем моря.

Без денег, плавок, с отвратным настроением, но браслетом на руке «Все включено» Степан прятался весь остаток своего заграничного отпуска в баре отеля, на безопасном расстоянии от моря.

«Эх, ядрена вошь… В гаражах похвастаться будет нечем» — сокрушался про себя Степан.

Террорист

В назначенный час машина стояла у подъезда жилого дома. Её водитель нервно поглядывал, то на часы, то на дверь подъезда. Он шептал себе под нос всякие ругательства, явно относившиеся к ожидаемому пассажиру. Наконец дверь распахнулась, и на пороге показался невзрачный гражданин. Почти лысая голова с редкими волосами над ушами. Кривой нос, большие глаза с удивлённо — придурковатым взглядом, и плотно прикрытый рот. У него в руках была большая спортивная сумка. Водитель облегчённо выдохнул, заводя свой автомобиль.

— Трогай! — повелительно скомандовал пассажир, усевшись на заднее сидение жёлтого такси.

Только в машине водитель заметил тоненькие провода на своём пассажире. Удивление сменилось настороженностью, заставлявшей его всё чаще и пристальнее разглядывать странного седока в зеркало заднего вида. Концы проводов были аккуратно приклеены пластырем телесного цвета ко лбу, за ушами, может быть где-то ещё. Откуда, и куда они вели, было скрыто под светло — коричневым пиджаком. Сам пассажир молча смотрел в окно, не обращая никакого внимания на беспокойное любопытство таксиста. Его спокойствие отчасти передалось водителю. Однако, последнего, терзали смутные догадки. «Террорист? — металось в его голове, — «Смертник», мать его! Ему и слова не скажи, взорвёт всё к едрене фене. У ментов притормозить не получится, да и не видно их нигде. Что же делать? Везти его? Так я и везу, блин, на вокзал! Там людей-то сколько? Вот сволочь! Повезло же мне с пассажиром…». Таксист не знал, что ему делать. Поскорее довезти до вокзала избавившись от страшного багажа, или направив своё жёлтое авто в угол дома выпрыгнуть из машины? «Целая сумка! Сколько ж там, в тротиловом эквиваленте? А если рухнет целый дом? Пять утра, все ещё сладко спят, а тут нате вам… Нет, едем на вокзал, там и менты и рамки всякие с детекторами, секьюрити, собаки…»

Вдавив в пол педаль газа, он выскочил с Моховой на Тверскую, направляя свой автомобиль с шашечками к Белорусскому вокзалу. Достигнув пункта назначения, водитель въехал на стоянку вокзальной площади.

— Сколько с меня? — наконец заговорил странный пассажир.

— Согласно заказа. Мне лишнего не надо, — попытался пошутить таксист.

Пассажир протянул деньги, видимо приготовленные заранее, так как он достал их из кармана, без кошелька, не пересчитывая. Сумку он ни на миг не выпускал из своих рук. «Бомба, — уверился таксист, — народу вроде бы не много. Надо за ним проследить и натравить ментов». Он сунул деньги в карман и, делая вид, что ищет новых клиентов, стал прохаживаться по стоянке. Петляя змейкой, водитель следовал за своим пассажиром к входу в здание вокзала. За дверями была видна конструкция контрольной рамки, а рядом с ней два охранника. «Ну, что, попался? — облегчённо злорадствовал таксист, — сейчас рамка запищит, и тебя повяжут! Будешь знать, как нам вокзалы тут взрывать»! Но пассажир, войдя в здание, прошёл мимо рамки! Никаких ограничений прохода, ни слева, ни справа от неё не было! Охранники же продолжали болтать о чём-то между собой, оставляя в совершенном безразличии вверенный им пост.

Возмущению водителя такси не было предела. Он раскрыл рот от удивления, а его глаза вылезли наружу.

— А-а, к-как это? Это, к-как? — заикаясь, протягивал он руки вслед удаляющемуся террористу.

«Всё продумано до мелочей. Всё схвачено. Отрепетировано»! Он вбежал в здание.

— Это, как понимать? — бросился он к охранникам.

— Минутку гражданин, — остановили те стремительного таксиста, — пройдите через рамку.

— Какую рамку? Тут у вас сейчас террорист прошёл!

— Через рамку, гражданин! — на лицах охранников появилась недоброжелательность.

— Я-то пройду, а как же он?

— Не хулиганьте, гражданин. Нам, что, Вас задержать?

Таксист отступил и проскочил к охранникам сквозь рамку, та издала неприятный звук.

— Назад, пожалуйста. Ключи, мобильные устройства есть?

— Да, есть, конечно. Вот, смотрите! — он торопливо вынул из карманов перечисленные предметы, — скорее, а то он уйдёт.

Жест охранника направил суетливого водителя обратно в рамку, та вновь загудела.

— Оружие при себе имеете? — прищурив глаз, поинтересовался страж.

— Какое оружие? Я таксист!

— Вижу, что не музыкант.

— Почему музыкант? — вступил в диалог второй охранник.

— Ну, знаешь, музыканты, они все такие «ботаники» в очёчках, бледненькие…

— Не обязательно, — продолжал второй охранник, — вот у меня был препод в музыкальной школе…

— Ты в «музыкалку» ходил?

— Ходил, ходил. Так вот, тот еврей был такой «махровый», но здоровяк, — хрен перешибёшь! Фамилия у него ещё была смешная, — Фукс.

— И на чём же ты играть учился? На фортепьяне?

— На гитаре, как нормальный пацан…

— Послушайте, — взмолился таксист, — вы вообще поняли, что я вам сказал про террориста. Он сейчас может уже вокзал минирует!

— Он, что, нам угрожает? — переглянулись охранники.

— Ты, что, взрывом вокзала нам грозишь? — нахмурился старший их охранников.

— Да не я! Но я привез его сюда, террориста, — водитель посмотрел на реакцию секьюрити, — не специально привёз, я таксист. Меня заказали — я привёз, но я не с ним.

— Кого ты привёз сюда, гад? — старший охранник подошёл вплотную к перепуганному извозчику и, обращаясь к сослуживцу, — передай по рации, что у нас тут террорист.

— Не террорист я, Господи, таксист!

— Одно другому не мешает. Что, таксист не может быть террористом? Кого привёз, показывай!

Наручники защёлкнулись на руке таксиста, пристегнув его к охраннику.

— Идём быстро, но спокойно. Не суетись. Заорёшь, пристрелю! Показывай.

Оставив своего помощника у входа, «главный», с таксистом отправились к поездам. Людей перед платформами было мало. Утром отправлений почти нет. Редкие встречающие бродили у табло с прибывающими поездами. У табло, с поездами отправляющимися стоял искомый пассажир такси. Первый поезд должен был отправляться в Прагу. Следующий, только через час. «Международный поезд под откос пустить хочет, — догадался водитель».

— Вон тот, лысый, — кивнул он своему сопровождающему.

— Понял, не дурак. Он вооружён?

— Не знаю. Я не с ним. Он весь облеплен проводами, вот я и подумал, — террорист.

— Шахид?

— Не знаю. Говорил по-русски, без акцента.

— Ясно, завербованный. Будем брать.

— И я тоже?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 250