электронная
180
печатная A5
610
18+
Юлиана — мама из будущего

Бесплатный фрагмент - Юлиана — мама из будущего

Книга первая

Объем:
398 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4093-2
электронная
от 180
печатная A5
от 610

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Земля 2383год. Столкновение ожидалось через 11 дней 18 часов 10 минут. Времени, как кажется, достаточно, чтобы предпринять хоть что-нибудь. Вероятность того, что злосчастное небесное тело пролетит мимо — меньше одного процента. За последнее столетие наука научилась просчитывать траектории с достаточно высокой точностью. Но величина этого, неотвратимо движущегося навстречу Земле, астероида исключала попытки уничтожить его или изменить траекторию земными средствами.

Разумеется, все данные по предполагаемому столкновению были давно выложены в Инете. Cценарий конца света обсуждался сообществом пользователей полушутя, полусерьезно. Просто сообщения о скором конце света уже всем осточертели. Каждый год или сбывалось какое-нибудь древнее пророчество, или приближалось некое небесное тело. Бывало, еще появлялся новый вирус особенно заразный, или изобреталось новое сверхмощное оружие массового уничтожения, после применения которого, шансов выжить не оставалось даже у планеты. Поэтому до сих пор ни разу не сбывшийся конец света приобрёл статус очередной дежурной «страшилки».

В этот раз даже и бояться было нечего. Взрыв ожидался такой мощности, что жизнь на Земле должна была исчезнуть в одно мгновение. Оставалось запустить на сайте обратный отсчет и ждать.

Глава 1.Письмо

Андрей. Новая эра

Утренние лучи солнца пробивались сквозь неплотно задвинутые жалюзи. Мобильник играл подъем. Андрей поднял голову с руки, послужившей ему вместо подушки. Спина затекла. Шею ломило от неудобного положения. Ясно: он заснул прямо у компьютера.

Черт возьми! Ну и присниться же такое!!! Или не приснилось?

Андрей взглянул на дисплей. Экран — черный, но КОМП не был выключен. Быстро поводил мышкой по столу. Есть. На мониторе появился текст. Просмотрев несколько строчек, он понял — не приснилось!

— Господи! Неужели, все это правда? Не может быть. Это бред какой-то!

В памяти всплывали события вчерашнего дня, вернее вечера.

Вчера он вернулся домой поздно с очередным диском хакерской программы, купленным на подозрительном летучем базарчике. Продавцы, согнанные милицией с обычных мест, сдавали все по каким-то совсем уж бросовым ценам. Три диска по цене одного. Сколько их он уже перепробовал! Пока всё было безрезультатно. Это странное письмо в его компьютере не открывалось. На экране вместо текста возникали немыслимые кракозябры. Все попытки разархивировать проваливались одна за другой. Нужен был еще и код доступа. Последние несколько недель все мысли Андрея были заняты этим письмом, не поддающимся прочтению. Кому оно? От кого? Почему в его компьютере? И вот у него в руках именно та программа, о которой ему рассказал Макс, известная личность в хакерских кругах.

— Ну, что же, сейчас попробуем!

Соорудив пару бутербродов, проглотил их наспех и, запив холодным чаем с лимоном из бутылочки от «Липтон», Андрей уселся перед «Джексоном». (Это ласкательное прозвище его компьютера — самого близкого и надежного изо всех друзей).

— Так. Ставим диск. Запускаем поиск кода доступа. — Андрей откинулся на спинку компьютерного кресла, приготовившись к долгому ожиданию, как это обычно и бывает, но выпрямился почти мгновенно.

— Есть! Вот это да! Оно открылось!!

— А письмо-то мне. От мадам Анны Поллак. Странно… так официально.

Тетю Эни он обожал с детства, и она никогда не разрешала называть её тетей. Он звал её Эни и у них были замечательные дружеские отношения. Ему даже казалось, что она не мамина двоюродная сестра, а его лучший друг (ну, после «Джексона», конечно). Эни появлялась у них раза 4 в год и всегда неожиданно без всякого предупреждения. Как он любил её приезды!

А что реально он знает об Эни? Она старше его родителей, но выглядит гораздо моложе их. Всегда энергичная, жизнерадостная, никогда ни на что не жалуется. Работает в каком-то литературном агентстве и поэтому — постоянно в разъездах. Эни никогда не присылала никаких поздравительных открыток на праздники, но почти всегда появлялась в день его рождения. И её подарки были самыми лучшими. «Джексон», кстати, тоже подарок от Эни на 16-летие.

В тот день рождения она сама не приехала — была в какой-то дальней зарубежной поездке. Рано утром ему доставили все эти коробки, украшенные красными бантиками, и тут же всё установили и подключили. Когда компьютер заработал, на дисплее появились знакомые с детства строчки: «Анна — Эни — Юлиана обожает Андриана». Эту шуточную песенку Эни придумала сама, когда он был совсем маленьким, а он, став постарше, удивлялся, почему обожает, а не обожают. Ведь их трое. Но на экране дисплея имена были через тире — как одно целое. Тогда он совсем не придал этому значения.

Нажатием двух клавиш Андрей вернул письмо к началу:

«Мой дорогой мальчик! Если ты читаешь это письмо, значит, меня нет в живых или есть другая серьезная причина, по которой мы не увидимся больше. Итак, тебе уже 25 — в противном случае ты бы его не открыл. В том мире, где я жила или живу, это возраст, который у вас называется совершеннолетием, и человек выходит в самостоятельное «плавание» по жизни. Именно поэтому я выбрала эту дату, чтобы все тебе рассказать.

Дело в том, Андрей, что я твоя биологическая мать. Если бы ты знал, как мне хочется написать «настоящая», но у меня нет на это права. Теперь трудно определить кто из нас настоящая — я или Лина, которая тебя вырастила и постоянно была с тобой. Не торопись меня осуждать. Дочитай внимательно все до конца. В это будет трудно поверить. И тебе не поверит ни один человек на Земле, если ты захочешь с кем-то поделиться. Даже Лина с Павлом, твои приёмные родители не знают всей правды.

Мы с тобой, мой дорогой, из разных миров. У вас их называют «параллельными» и кое-кто из живущих пытается доказать их существование, но доказательств, практически, нет. И нам, людям из будущего, посещающим иногда ваш мир в силу тех или иных обстоятельств, запрещено оставлять какие- либо следы. Теперь я бы должна рассказать тебе о том мире, в котором я живу. Но есть другой выход. Собственно, моя книга «Путешествие Юлианы», которая у вас переведена на многие языки — это совсем не фантастика, а реальные события моей жизни. Конечно, в книгах всегда что-то драматизируется или приукрашивается. Таковы законы жанра. Но описание мира, в котором я живу очень точное, поэтому повторяться не буду»

* * *

Трудности реконструкции

Юлиана. 2923г от Рождества Христова или 555 год Новейшей Эры

Опять все сорвалось! На этот раз предусмотрено было и то, и другое, и третье, а случилось четвертое: банально исчезло электричество. Конечно, часа через два все восстановят, и свет загорится, но что я скажу всей этой одетой, загримированной и оплаченной обществом массовке? Ну что ж, включаю аварийное освещение. Будем снимать ночную сцену «у канала».

Да… для ночной сцены народу многовато. По какому поводу могла ночью вывалить такая толпа? Ну, думай, думай, Юлиана. Люди зарабатывают общественно полезные баллы. Ты не можешь позволить, чтобы их время пропало. Что же это все напоминает? На что можно перестроиться по-быстрому? Какую сцену можно отснять с этой массовкой, одетой в костюмы ХУ11века?

Ага! Боярыня Морозова. Полотно художника Сурикова. Там, правда, действие происходит днём. Но это тоже будет эффектно. И, если её по-тихому перевозят в дальний монастырь, то ещё логичнее сделать это ночью. Правда, это отступление от оригинала… Ничего свет потом отретушируем. Интересно, а как все узнали, что её повезут? Со связью в те времена было совсем плохо… Ладно. Может, это было не совсем так или совсем не так, но «реконструкция» получится классная, и вопрос очень важный для древней истории Руси: «Как правильнее молиться богу?»

Боярыню в санях будем снимать отдельно, а сейчас сделаем больше крупных планов массовки. Если зритель в своих виртуальных снах окажется в такой живописной толпе, это должно впечатлить.

— Так, делимся на сторонников и противников. Расходимся по разные стороны дороги. Молодцы! Свист! Улю-лю-лю! Это противники староверов. Посильнее толкаться, работать локтями. Всем хочется её увидеть. Сторонники страдают молча и тянут вперёд два пальца, благословляя её правое дело. Правая рука. Смотреть всем сюда и делать, как я. Теперь снимаем отдельно!

Кто же будет у меня Боярыней? Наверное, Грей подойдет. Загримируем, замотаем в черное покрывало, и все будет o’key. Достаём календарь. Она появится через два дня. Пока займусь антуражем. Лошади, возок — все это надо организовать. О… Дора проснулась. Напоминает, что рабочего времени осталось полчаса.

— Всем умываться, переодеваться и не забыть подойти ко мне со своими «кадос», я проставлю вам общественное время. Всем спасибо.

И тебе, Дора. (Доберусь я до тебя!). Дорой я зову свой микрочип. Такой чип имплантируется каждому выпускнику школы, уходящему в самостоятельную жизнь. Это делается под флагом заботы о нашем драгоценном здоровье. Он, как внутренний голос, тебе все время напоминает, что пора вставать, пора поесть, если ты сам об этом забыл. Комментирует изменение состава воздуха, ну и периодически читает мораль по итогам дня. Содержание одно и то же: больше двигаться, меньше есть углеводов, уменьшить число стрессовых ситуаций и т. д. Я уже пыталась эту нудную лекцию перенести на утро следующего дня, но получается еще хуже. Настроение портится перед началом работы. Все планы вдруг теряют актуальность. Это никуда не годится, так что терплю нравоучения на сон грядущий, принимая контрастный душ. Я слышала, есть умельцы, которые за небольшую плату предлагают поставить внутренние глушители. Говорят, это не больно. Надо будет провентилировать этот вопрос.

Но, если честно, то польза от Доры есть. Не дает расслабляться и спасет в случае угрозы серьезного заболевания. Наша система (для рядовых) кроме питания и воздуха может контролировать образование тромбов, полипов и всевозможных опухолей в самом зачаточном состоянии. У элиты контроль идет и по многим другим параметрам.

Думаю, самое время рассказать поподробнее, как устроено наше общество. У нас почти коммунизм — голубая мечта ХХ века. Но… для всех разный. Каждый Землянин имеет право на жизнь. Т.е. независимо от твоих заслуг тебе полагается квартира в «сотах», синтетическая еда, которую можно заказывать по глобальной сети, одежда по размеру, получаемая бесплатно тем же путем. Все, конечно, стандартно-типовое. Все соты оборудованы компьютерами и телесистемой многолетней давности, хотя, правда, работающей исправно. Если что — её бесплатно починят. Она вполне годится для тех, кто хотя бы из любопытства, не попробовал пользоваться последними моделями.

Точно также еда и одежда. Что ни закажешь из еды — все приходит в виде паштета или фарша. Пахнет, естественно, по-разному то мясом, то рыбой, то сыром. В общем, вкус и запах соответствуют твоему заказу. Но то, что все это пюреобразное в баночках или из тюбиков, наводит на размышления, тех, кто пытается размышлять, естественно. Быстрее всего отбивные, стейки, семга и тропические фрукты, которые за немалые деньги можно заказать в ресторане тоже синтетического происхождения. Но… человек, наверное, так устроен, что, если нам предлагают что-то в виде фарша, то это вызывает чувство неудовлетворенности.

В одежде — то же самое, униформа, для всех желающих жить на халяву. Что-нибудь необычное, элегантное, индивидуальное, в конце концов — платно и не всем удается на это заработать. Но… повторяюсь все необходимое просто для выживания в «сотах» предоставляется по первому требованию и бесплатно.

Из развлечений доступны всем желающим компьютерные игры, виртуальные путешествия и даже виртуальный секс. Партнера берешь из сети или сам рисуешь в соответствии с твоими запросами. Эта программа оснащена специальными усилителями эмоций или ощущений. За этими увлекательными занятиями некоторые проводят годы!

Сколько их? Те, кому положено — знают. Но простые жители планеты не знают даже общей численности населения, не говоря уже о количестве праздно живущих. Говорят их не мало, и это, учитывая, что каждый Землянин вырастает и воспитывается в идеальных условиях.

Каждый индивид большая ценность сам по себе, и обходится обществу весьма дорого. И когда получается «сиделец» в сотах — это, простите, чья-то оплошность. Или сбой в системе воспитания? Проще говоря — ошибка.

Глава 2. Мальчик из будущего

Андрей. Новая эра

Заиграла мелодия «Марш тореадора» из оперы «Кармен». Это мобильник напоминает Андрею об уроке английского. Все рингтоны «для внутреннего пользования» у него из классической музыки. Например, о свидании с девушкой напоминает ария герцога из «Риголетто» «Сердце красавицы склонно к измене…», а о планах на завтра Ленский из «Евгения Онегина» «Что день грядущий мне готовит?». Это мамиными стараниями. Она обожает оперу, и с детства водила Андрея в Мариинку. Например, «Иоланту» Чайковского он слушал раз 5 еще в детстве. И, хотя он не стал оперным фанатом, популярные мелодии из классических опер приятно успокаивают нервы. В повседневной жизни он предпочитал Рок, причем тяжелый, иногда слушал Рэп и кое-что из андеграунда.

— Черт! Забыл про английский. — Андрей взглянул на часы. — Не может быть, уже 12-ый час.

Он захлопнул книгу, которую знал почти наизусть, но сейчас читал, как в первый раз.

— Нет, на урок английского я сейчас не способен. Надо позвонить Инне Анатольевне и отменить. Правда, деньги пропадут. Об отмене надо предупреждать за день. Таковы правила. Врать ничего не буду. Скажу, что уважительной причины нет, но заниматься сегодня не способен. Хотя бы извинюсь и скажу, чтобы меня не ждала. Инна — человек. Она — поймет…

Блин… голова раскалывается. Что же делать? Как все это понимать?

А может быть, Эни так прикалывается? Она же обожает розыгрыши и называет их, почему-то «репродукциями».

Надо взвесить все «за» и «против». Автор «Путешествий» известен всему миру — Анна Лакпол. Но это же Поллак, только слоги поменялись местами.

Она нигде и никогда не давала интервью, никто не видел ее ни в каких телепрограммах. У нее есть только свой сайт в Инете и то без фотографий. Фанаты просто бушевали по этому поводу и терялись в догадках. Кто-то предполагал, что это мужчина, кто-то думал, что пишет целая группа: уж больно разный язык и образы героев. Это «за».

Но книге уже почти 20 лет, а Эни выглядит очень молодо. Это «против». Хотя мама говорила, что ей за 50. Лично я в это никогда не верил.

Вот, блин, я даже позвонить ей не могу! За столько лет никогда не поинтересовался её адресом или номером мобильника.

Посмотрим записную книжку на электронной страничке родителей. А Скайп? Нет — никаких следов Анны Поллак.

Так, отец всегда говорил, что Эни «странная». Что он имел в виду? Что она не в себе? Но она достаточно умна, особенно, если поверить в её авторство.

Да, действительно, в её присутствии мама с папой всегда ощущали какой-то дискомфорт и даже испытывали облегчение после её отъезда. Я думал мама слегка ревнует. Они ведь не могут мне делать таких дорогих подарков, как Эни. Поэтому я всегда был к маме особенно внимателен во время визитов Эни. Но ей-то я был искренне рад! Это ни «за» ни «против».

А вот то, что я не похож ни на маму, ни на отца? Эти вечные вопросы: «И в кого ты такой «златокудрый?». Это «за». Но я и на Эни не похож. Она хрупкая и смуглая. Да, но ведь был ещё и «биологический отец»! Неужели и о нем я узнаю,

когда Эни появится в следующий раз? А появится ли вообще? Хорошо, что мама с папой в отъезде. Как бы я с ними сейчас общался? Они бы точно приняли меня за сумасшедшего. Или приняли бы за сумасшедшую Эни. В их возрасте, не так просто поверить таким вещам, как в моем. Да верю ли я сам?

Нет, это точно очередная «репродукция» Эни. Но почему, тогда, это письмо было так закодировано? Я ведь случайно его открыл. То есть мои неслучайные и нешуточные почти двухмесячные усилия случайно привели к нешуточному успеху. Ну, блин, что называется, зарапортовался. Что-то меня подташнивает. Ах да, я же так и не позавтракал. А уже час дня. Господи… Английский! Я же так и не позвонил Инне Анатольевне. Андрей хватает мобильник, опять играющий «марш Тореадора», находит строку «английский» нажимает кнопку вызова:

— Инна Анатольевна, ради бога, извините. Сегодня не приду. Урок, конечно, считайте оплаченным. Нет, Инна Анатольевна. Это не потому, что родители уехали. Вы же знаете — я люблю английский. У меня даже нет никакой уважительной причины, которую я мог бы вам назвать, но просто поверьте — я сегодня никакой. Вы бы только расстроились. Нет. Спасибо, все в порядке. В пятницу буду. «Yes, sure. Thanks. See you on Friday.

— Ну и Осёл! Вспомнил в 00. Но «Better late than never», как любит говорить Инна Анатольевна. Ну, все, надо поесть. Даже голова плохо соображает. Все мысли заглушает ноющий от голода желудок.


C трудом покинув свой крутящийся стул, в котором провел без малого часов 15, Андрей отправился на кухню. Перед выходом из своей комнаты поставил свой любимый диск на полную громкость. Группа «U 2» и ярко оранжевые стены кухни наполняют его энергией.

***

Готовить ничего не охота. Мамины заготовки на неделю подошли к концу. Омлет — самый быстрый способ перекусить. Пастеризованное молоко «Домик в деревне» всегда в запасе. Яиц тоже полно. Домашние. Соседка привозит из деревни, и приносит по маминому поручению. А недавно привезла и свежий вкусный мёд. Мёд в кредит. Все расчеты с мамой по её возвращению из Москвы. В общем, тылы обеспечены. С голоду не помрешь.

— Итак, омлет. А если еще и ветчины порезать на сковородочку с раскаленным маслом, перед тем как залить яично-молочной смесью, а потом, выключив газ, посыпать всё тёртым сыром и мелко порезанной зеленью, всё встанет на свои места и даже «маму из будущего» можно принять как непреложный факт.

— Эх, и вкусно. Теперь кофеёк. Итальянская кофеварочка на две персоны (по-итальянски) или на полчашки (по-русски) тоже, кстати, подарок Эни.

— Черт возьми, Эни, Эни, Эни, задала же она мне задачку! Как это на неё похоже. Наверняка розыгрыш! Ну что ж, посмеёмся вместе, когда появится. 1: 0 в её пользу. Ничего, я тоже что-нибудь придумаю, чтобы сравнять счёт.


С чашкой кофе Андрей отправился в свою комнату. Аккуратно «приземлившись» на диванчик, он бросил взгляд на 4 ярких томика, стоящих на полке рядом с 6-ю книгами Гарри Потера. «Путешествия Юлианы». Пятый (вернее первая из книг) валяется рядом с компьютером. От мыслей не спасает даже последний хит Боно. Андрей выключил центр, допил кофе и растянулся на диване. Надо поспать. Он же заснул у экрана компьютера и, конечно, не выспался. Андрей закрыл глаза, пытаясь забыться, и тут же перед ним возникли картины из его школьной жизни.

В 9-м классе, когда мальчишек ставили на учет в военкомате, и они проходили медкомиссию, возникли какие-то проблемы с его анализом крови. Сказали, что она не подходит ни к одной из 4-х групп. После этого его затаскали по всяким клиникам на обследования, и, ко всему прочему, еще выяснилось, что у него почему-то сердце не соответствует его возрасту, то ли по размерам, то ли еще по какой-то причине. Что-то еще было с объемом легких. Кажется, он тоже был чрезмерно велик.

Родителям предлагали положить Андрея на глубокое обследование в какие-то крутые медицинские центры. Предложения поступали и по телефону, и в письменном виде. Однако родители, получив подтверждение, что его жизни ничего не угрожает, и что все жизненные функции его организма в норме, отказались госпитализировать ребенка.

Но запись «Годен к строевой» в своем приписном свидетельстве он так и не получил. Может быть, именно поэтому он с такой легкостью оставил оба раза университет — армия ему не грозила.

* * *

В недрах Бейбилона

Юлиана. Новейшая эра

Мой рабочий день закончен. «Кадосы» всем отметила. Теперь еду пополнять свой. «Кадосы» — это что-то наподобие трудовых книжек далекого ХХ века. Но в них отмечается общественно полезное время. В отличие от рабочих часов, часы на благо общества не оплачиваются, но учитываются. Как и кем? Расскажу позже. А сейчас мне пора в Бэйбилон.

Это одна из территорий на поверхности, где подрастает наша смена. Это можно считать моя малая родина. Там я прошла все ступени и в 20 лет была выпушена в свободное плавание. (Правда ещё в течение 5-ти лет выпускники находятся под наблюдением и покровительством попечительского совета и обязаны появляться с отчётом раз в год.)

Вызываю по «билайзеру» мягкую удобную капсулу, устраиваюсь с комфортом и указываю на экране монитора конечную точку маршрута. Двери закрываются, остальное — не моя забота. Умная система выбирает кратчайший маршрут и сразу же называет планируемое время в пути. Оно меня устраивает: я набираю свой код, нажимаю большую желтую кнопку, и… капсула понеслась. Вверх. Вниз, куда-то вбок. Все движения плавные, никаких резких толчков или торможений. Занимайся, чем хочешь. Кто-то спит, кто-то читает, я веду этот свой дневник. В точно рассчитанное время двери открываются, я у цели. Деньги снимаются с моего счета, по набранному коду. Можно прокатить одного пассажира. Сбои в системе бывают крайне редко. Лично мне ни разу не приходилось пользоваться аварийной кнопкой. С моими друзьями в обозримом прошлом тоже ничего такого не случалось.

На поверхности все по-другому. Мы, живущие «внутри», в любую точку едем на метро. А где метро нет — туда и доступа нет для всех подряд. Итак, я в конечной точке моего подземного маршрута. Огромный мраморный зал с прозрачными будками диспетчеров. Подхожу к диспетчерскому пункту, согласно номеру своей карточки, в которой отмечено, что у меня есть допуск на поверхность. Стеклянные двери пропускают меня к эскалатору с мягкими креслами. Доступ на поверхность у меня ограничен конкретными местами, связанными с моей профессиональной деятельностью.

Я занимаюсь реконструкцией Х1Х-ХХ веков. Моя специализация — Россия. Школьное увлечение историей Новой Эры стало моей профессией.

Виртуальный мир уже три столетия является инструментом обучения, отдыха и развлечений. Используется множество источников информации, создается библиотека реконструкций. (Что-то вроде фильмофонда, где прошлое предстает визуально) Пользователь может, как бы побывать в изучаемом отрезке истории планеты… Что-то вроде виртуальной Машины времени.

Настоящая Машина времени в нашей Новейшей Эре уже создана. Эта голубая эпохальная мечта человечества давно стала реальностью. Сначала это была весьма засекреченная научная программа, а сейчас существует даже коммерческий туризм. И люди путешествуют в прошлое, будущее и, говорят, даже в параллельные миры. Но стоит это такие деньги! Может быть, элита их и может заплатить!

Однако любому делу нужна реклама. Поэтому периодически проводятся акции для простых смертных, но хорошо пишущих людей. То есть среди тех, кто может увлекательно описать свое путешествие и заманить богатых туристов. Я принимаю участие во всех таких акциях. Попытка не пытка — вдруг повезет!

С работой мне уже повезло. Я воспроизвожу картины из прошлого, изучая литературу, искусство, музыку. Утром с головой полной самых невероятных планов я отправляюсь в студию, а вечером испытывая приятную усталость, но с чувством полного удовлетворения от реализованных планов, еду домой. И даже ночью, иногда, просыпаюсь и фиксирую идею, пришедшую во сне. То есть — работа — это большая и лучшая часть моей жизни. В свои 35 я уже достигла определенного статуса. У меня своя студия и госзаказы на учебные программы. Кроме того, меня иногда приглашают, как консультанта постановочной части при съемках исторических фильмов. Случается даже «левак» — эротика в исторических декорациях.

А в Бэйбилоне за общественно-полезные часы я веду студию для подростков, увлекающихся историей, которая «понарошку» занимается тем же, чем и моя всерьез. Это занятие мне не в тягость. Мои девочки и мальчики такие славные! Мы реконструируем сцены из литературы или воспроизводим живые картинки с репродукций известных художников.

Сейчас весна, дети не учатся, поэтому нужны массовые постановки, чтобы занять как можно больше народу. Мы долго выбирали между баллом Наташи Ростовой из «Войны и Мира» и баллом Скарлет О’Хара из «Унесенных Ветром». Все решил внезапный отъезд моей помощницы Нэтти — она специализируется по Америке. Мы начали работу над балом в России начала Х1Х века. Просматривали в сети книжные репродукции, восстановленые копии художественных фильмов, причем не только российского производства, но и других стран. Дети даже сами рисовали эскизы костюмов, и, с моей помощью, создавали себе образ. Уроки танцев входят в школьную программу, она достаточно гибкая. По моей просьбе администрация школы уделила вальсу несколько часов.

Итак, моё кресло вплывает в павильон под стеклянным куполом. Я прикрываю глаза от непривычно яркого света настоящих солнечных лучей. Подтверждаю свой допуск, вставляя карточку в считывающее устройство, и прозрачные двери приветливо открываются, пропуская меня на открытый воздух.

Эх, и красота! Это здорово в любое время года — очутиться на поверхности! Но сейчас весной особенно хорошо. Воздух кажется таким свежим, что кружится голова.

Легкие, наполняясь бодрящим воздухом, как бы становятся в два раза больше.

Прошло уже пять веков после катастрофы. Планета медленно оживает. Но таких благодатных мест на Земле еще очень мало. Они используются в основном для таких вот школ-интернатов, где растут новые поколения Землян. Есть на поверхности и виллы «небожителей» и какие-то культурно-деловые центры, но я о них толком ничего не знаю. Один раз в силу моей профессии мне пришлось побывать на натурных съемках у горного озера. Впечатления — незабываемые. Это холодное озеро в диковинных скалах долго потом являлось мне во сне.

В Бэйбилоне же настоящий райский уголок. Тёплая долина между зелёных холмов. Войдя в ворота, пересекаю зеленую лужайку, по которой носятся малыши. Девочки все в разноцветных платьишках пастельных тонов покроя «бэби дол». Мальчишки в шортах и теннисках. И, хотя крой у всех одинаковый, но на униформу это совсем не похоже. Вдалеке на футбольном поле со специальным покрытием идут нешуточные баталии — оттуда периодически слышится рев фанатов. Я иду по направлению к учебному корпусу.

«Юлиана, Юлиана», — слышу крики за моей спиной. Оглянуться не успеваю. Две девчушки с визгом обхватывают мои коленки. Ватага мальчишек человек пять в нерешительности тормозит в нескольких метрах от нас. Девчушки победоносно выглядывают из-под моих рук, инстинктивно обхвативших их в намерении защитить. Малыши тоже меня знают потому, что иногда я заменяю Илгу, работающую с ними. Моя последняя реконструкция летней лесной полянки с бабочками, божьими коровками и синими жуками, которую мы показали на новогоднем празднике, имела большой успех.

— Ну и ну! Тоже мне рыцари. Силы — то неравные. Пятеро на двоих.

— Мы не «лыцари» мы «азбойники». Они «уклали» наши «сокловища», — жалуется самый шустрый из компании.

— Это серьезно, — говорю я, пытаясь сообразить, как помочь девчушкам.

— Но, если они такие умные и ловкие, что сумели у таких грозных, как вы, что-то увести, может быть стоит уладить это дело и пригласить их присоединиться к вашей «банде», «отряду» или что там у вас? Девчонки иногда ой как могут быть полезны! Живете вы, видимо, в лесу. Вы, случайно не ребята Робин Гуда? Не лесные братья? У него в лагере всегда женщины вели хозяйство.

Мальчишки таращат на меня свои глазенки. Про Робин Гуда они явно не слыхали. Они обещают подумать, а я обещаю при случае рассказать о лесных братьях.

Продолжаю свой путь и вхожу в здание. Зал, в котором проходят мои занятия на 3-м этаже. Отказываюсь от лифта. Иду пешком. Лестницы пусты. В такую чудесную погоду в каникулы все на улице. Они пока не знают, что большинству из них придется начинать свою взрослую жизнь «внутри». А возможность чаще бывать наверху надо будет как-то заслужить. Сделать карьеру, реализовать себя в чем-то, в общем, проявить свои способности. «Сидельцам в сотах» — поверхность не светит. Может быть, именно поэтому, многие после школы, мечтают остаться здесь работать или вернуться сюда после получения дальнейшего образования.

Лично я не прошла тесты. Суперкомпьютер выдал, что я склонна к агрессии. Почему к агрессии? Я до сих пор понять не могу! Но на общественные часы тест не так строг.

— Ребята, всем привет! — через «мобилайзер» мой голос гремит на весь огромный зал, как на генеральной репетиции. Из прозрачных кабинок выскакивают мои мальчики и девочки и собираются вокруг меня.

— Сегодня первая половина встречи — индивидуальные вопросы. Я подойду к каждому у кого они есть. Пока все готовьтесь показать, что приготовили… Во второй половине занятия комплектуем группы на балу. К следующему занятию костюмы уже доставят. Все рисунки и размеры я сдала. Что там с Пьером Безуховым? Определились? Где Найд? Я его не вижу.

После коротких сообщений ребята расходятся по своим прозрачным кабинкам, в которых у каждого — свой монитор, а вся стенка в эскизах его образа. Над кабинками тех, у кого вопросы, зажигается красный.

После того, как все разошлись, ко мне подходит Найд, чтобы сообщить о своем согласии на роль «толстого». Обещаю ему, что он полюбит своего героя — я ему в этом помогу. И умиротворённый, он возвращается на свое место.

Сегодня у нас пока еще подготовительный этап, но последний перед постановочным. В Бэйбилоне я не назначаю главных действующих лиц. Не хочу кому-то отдавать предпочтение. Я оставляю это тестирующему компьютеру. Например, из пяти девочек, отобранных на Наташу Ростову, две были выбраны жребием. У нас всегда два состава, две премьеры или два показа. Три часа пролетели незаметно. Опять за 15 минут до окончания меня предупредила Дора. Я прощаюсь с детьми. Им, как и мне не хочется расставаться. Большинство из них так же увлечены, как и я. Кое-кто даже собирается по моим стопам во взрослую жизнь.

Еще мне надо встретиться с директором этого «питомника». У меня к ней дело. Именно она является моим заказчиком на серию реконструкций под общим заголовком «история религиозного фанатизма» от русских староверов до исламского фундаментализма. Хочу обсудить с Софи идею Варфаломеевской ночи.

Кстати, быть может, попробовать её в роли Боярыни Морозовой? От общественно- полезных часов отказываться не принято. Они ни для кого не лишние. Набираю на пульте имя и личный код, прошу принять. Софи дает разрешение подняться. Через час покидаю её кабинет. Какая же она умница! Странно, что она не в элите. Может быть, поэтому и согласилась принять участие в реконструкции. Набирает общественно полезные часы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 610