электронная
108
печатная A5
566
18+
Язычник

Бесплатный фрагмент - Язычник


5
Объем:
522 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7168-3
электронная
от 108
печатная A5
от 566

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Аннотация

Эта книга — исповедь. Исповедь человека прошедшего Чеченскую войну, плен. Награжденного звездой Героя России посмертно. Он выжил. Выжил вопреки судьбе. Многие из нас строят планы на жизнь. Институт, работа, дом, семья. Но иногда судьба вносит свои коррективы в наши планы. Алексей потерял практически все, что у него было. Родных и близких. Роковое стечение обстоятельств, словно запустило принцип домино в его жизни. Когда одна костяшка, падая, цепляет другую, роняя ее на следующую.

Изолятор, руководитель крупного автосалона, занимающего лидирующие места в отрасли автомобильных продаж, война с криминалом и самое дно социальной лестницы. Все это выпало на долю Алексея. Здесь богатые, обличенные властью люди, гораздо страшнее хищников, а люди, обитавшие на свалке, не имеющие ни жилья, ни средств к существованию сохранили свою человеческую сущность.

Я не рекомендую вам читать эту книгу, если вы не готовы пережить с героем еще раз, все то, что выпало на его долю. Прежде чем начать читать, подумайте. Счастья Вам и вашим близким.

Пролог

Я спрыгнул с электрички на перрон и быстрым шагом направился к автобусной остановке. Народу было много, и я боялся, что не хватит места в автобусе. Простояв минут пятнадцать, я все-таки дождался свой «тринадцатый» номер и, втиснувшись в него вместе с остальными пассажирами, поехал на Производственную улицу, там я снимал комнату у одного хорошего старика.

Часы на руке показывали пятнадцать минут двенадцатого. Оставалось два часа до начала экзамена в институте. Это был последний экзамен, и на полгода я бы мог забыть про Киров и институт. Если, конечно, сдам его.

Вечером, после экзамена, мы с ребятами договорились сходить в небольшой бар «Пивную бочку» и отметить успешное окончание сессии хорошей гулянкой.

Через сорок минут я добрался до квартиры и, поздоровавшись с ее хозяином, шагнул в полумрак прихожей.

Экзамен я сдал. Это было довольно сложно, при моих знаниях международного права, но я собрал всех богов, каких только знал, с мифологией у меня, кстати, дела обстоят немного лучше, пока готовил ответы на два вопроса в билете. Но все-таки сдал. Господи, какое это было счастье. Думаю, что преподаватель, наверное, испытывала, то же самое. Ведь я сдавал самый последний.

К шести часам вечера, мы с ребятами собрались в условленном месте и отправились в бар. Нас собралось человек пятнадцать, остальные, видимо, решили, что сессия у них кончилась не удачно. Прохожие шарахались по краям дорожки, от нашей, весело гудящей, компании. Зайдя в бар, мы набрали спиртного, закуски и «арендовали» сразу три столика.

Погода на улице стояла холодная. Почти половину декабря шел снег. А в баре было тепло и уютно. Играла какая-то знакомая музыка, что-то из середины девяностых. Народу за столиками было не так много и мы, не особо стесняясь, принялись дружно отмечать праздник.

К одиннадцати вечера, мы уже изрядно «наотмечались». Кто-то ушел домой, кто-то тихонько спал. Один из ребят предложил продолжить праздник у него дома. Все подхватили эту идею и принялись будить так не во время «сошедших с дистанции» ребят.

Я поблагодарил всех и попрощался. В восемь утра, у меня была электричка домой. А утро, после сегодняшнего вечера, не предвещало для меня ничего хорошего. Пора было останавливаться и идти домой.

Выйдя из бара, я закурил. Вдохнул свежий ночной воздух, полной грудью и, взглянув на небо, тихонько, стараясь не поскользнуться, направился домой. Автобусы и маршрутки уже не ходили, а идти было довольно далеко. Мороз, после выпитого спиртного, ощущался не так сильно, но все-таки не очень приятно, пьяному, шарахаться по ночному городу одному.

Дойдя до мигающего, желтым светом, светофора я остановился. Машинально глянув по сторонам, нет ли где машин, по ночам лихачей на дорогах хватает, я увидел как-то странно идущего человека. Тот шел вдоль обочины по проезжей части, сутулясь и покачиваясь из стороны в сторону.

На первый взгляд, парень был просто пьян, но, что-то меня в нем привлекло. Вскоре человек, обративший на себя мое внимание, начал переходить дорогу. И в этот момент машина, ВАЗ девятой модели, тихо едущая вдоль обочины, без фар и габаритов, так, что даже я ее не сразу заметил, стала наращивать скорость, догоняя парня со спины. По мере приближения к человеку, та взяла курс прямо на него. В последний момент, когда до парня оставалось метров десять, а скорость машины была наверно не меньше шестидесяти, девятка включила дальний свет фар. Человек, ослепленный яркими фарами, дернулся в сторону из-под колес, но чуть запоздал. Левой стороной, девятка подцепила несчастного и отбросила в сторону, в сугроб. После чего она резко набрала скорость, и, выехав на середину дороги, через мгновение скрылась за поворотом.

Парень лежал в сугробе и не подавал никаких признаков жизни. У меня, от всего произошедшего на моих глазах, мороз прошел по коже, и в животе разом стало пусто. Я чувствовал, что меня вот-вот вырвет. А парню, лежащему в сугробе, скорее всего, нужна была серьезная, медицинская помощь. Пришлось подавить в себе чувство тошноты и направится в его сторону.

Подойдя, я увидел молодого человека лет тридцати, лежащего на спине. Глаза были закрыты, да и вообще понять живой он или нет, было сложно. Расстегнутая кожаная куртка, была распахнута, теплый шерстяной свитер, с воротником как у водолазки, чуть задрался вверх на животе, обнажая приличную ссадину с кровоподтеком.

Нагнувшись к парню, я потряс его, ткнув ладонью в грудь: «Эй, э-эй, ты живой? — я наклонился еще чуть пониже. Парень застонал и поводил из стороны в сторону головой, с трудом сглотнув. Открыв глаза, он уставился на меня и с полминуты наверно изучал.

«Ну, все в порядке» — успокоил я сам себя и собрался было выпрямится, как вдруг парень схватил меня за ближайшую к нему мою руку, чуть ниже локтя.

— Погоди, — глухо произнес он. — У меня есть деньги.

— И что? — не понял я.

— Мне нужно где-то спрятаться, не надолго. Что это была за машина, девятка? — парень с трудом произносил слова.

— Да. Девятка. — Я помог парню сначала сесть, а потом подняться на ноги.

— Ох, мать! — простонал, стиснув зубы, парень, когда привстал на левую ногу.

Я отряхнул его одежду от снега свободной рукой, за вторую тот держался, едва стояв на ногах и спросил:

— Тебе куда надо-то? — надеясь, скоро избавится от всего этого кошмара. Возможное возвращение девятки, меня как-то пугало.

— Я же тебе говорю, спрятаться. Я не местный. Слушай, дай присяду, у меня все болит. — Парень опустился на одно колено.

— Да я не знаю, куда здесь прятаться. Я вообще-то тоже не «тутошний». — Я присел рядом и закурил.

— Дай покурить, — попросил парень.

— Держи, — я вынул из пачки сигарету и отдал ему, тут же прикурив ее от зажигалки.

Парень осмотрелся вокруг и спросил:

— Тебя как звать братуха? — Говор у него действительно был не вятский.

— Иваном, — ответил я, и тут же пожалел. Надо было другое имя сказать.

— Алексей, — просто ответил тот и протянул руку.

Посидев в тишине минут пять, каждый видимо думал о своем, я не выдержал и нарушил тишину первый:

— Слушай, тебе наверно «скорую» надо вызвать? Чо сидеть мерзнуть?

— Нет, — парень покачал головой, — не надо. Все нормально. Холодно, правда.

— Куда-то все равно идти надо. Ты где живешь? — Не унимался я, пытаясь, поскорее избавится от парня. Я сам уже порядком замерз, а уж протрезвел окончательно.

— Да в Москве я живу, сечешь?

— А здесь чо делаешь?

— Умирать приехал, — Алексей явно начинал раздражаться из-за моих вопросов.

— Ну, помирай, а я пойду тогда, — я встал и собрался было уже идти домой.

— Да погоди, не мельтеши Иван. Дай сосредоточиться.

— Да ради бога. Я здесь причем?

— Я же говорю, мне, надо, где-то, хотя бы пару недель пересидеть.

— А я чем могу помочь? Я сам комнату снимаю. А завтра вообще уеду.

— Ну, ведь можно где-то квартирку снять? Я же говорю, у меня деньги есть.

— Ты хочешь, чтобы я тебе помог квартиру найти? В двенадцать ночи? На две недели?

— Ты издеваешься, что ли? — прервал мою тираду парень.

— Слушай, давай во-он, до того бара доковыляем, чего-нибудь возьмем и подумаем, а? — я махнул рукой в сторону питейного заведения и вопросительно посмотрел на Алексея.

— Там народу много? — поинтересовался тот.

— Сейчас не знаю. Я с друзьями там сидел, а потом мы по домам разошлись. Да вроде не много. — Подвел я итог и вопросительно посмотрел на Алексея.

— Хрен с ним, пошли. — Алексей протянул мне руку.

Я помог ему подняться и мы медленно поковыляли к бару. Там уже практически никого не было. Стараясь не привлекать лишних глаз, мы добрались до столика, стоящего в одной из импровизированных кабинок.

— Давай деньги, а то я почти на нуле, — обратился я к Алексею.

— Держи, — Парень протянул мне скомканную купюру, которую, поморщившись, извлек откуда-то из заднего кармана джинс.

Подойдя к бармену, я заказал себе пива, а Алексею в качестве анестезии, сто грамм водки.

— Еще по порции пельменей в горшочках и два салата с шампиньонами.

— Сейчас принесут, — кивнул бармен, и вышел в соседнее помещение.

На стойке бара я увидел газету с бесплатными объявлениями. Подождав, когда вернется за стойку бармен, я попросил взять ее за столик полистать. Тот согласно кивнул, наливая мне пиво и порцию водки. Я сгреб все со стойки и отправился за столик. Алексей с интересом разглядывал интерьер бара.

— Держи, сейчас пельмени и салат будут, — произнес я, пододвигая ему водку.

— Спасибо, — поблагодарил тот.

— Ну, давай теперь тебе квартиру поищем, — предложил я, открывая газету на странице, где давались объявления о сдаче квартир.

Просмотрев несколько объявлений, я пришел к выводу, что все они не подходят. В это время принесли наш заказ, и я принялся наворачивать горячие пельмени на пару с Алексеем.

— Вроде съедобно, — произнес я жуя.

— Угу, — согласился Алексей, опорожнив наполовину рюмку. — Ты нашел, что-нибудь?

— Нет еще, сейчас посмотрю, или может, сам выберешь? — Парень неопределенно пожал плечами и взял в руки газету. Через двадцать минут мы подыскали несколько подходящих вариантов. Съев за это время по две порции салата, выпив литра полтора пива и грамм двести водки. Пельмени мы приговорили в первые же пять минут.

— Звони сюда, тут написано, что можно обращаться в любое время. — Алексей протянул газету.

— Давай, — кивнул я. — Только у меня на мобильнике по нолям. Может с твоего?

— Я потерял его. — Алексей виновато улыбнулся.

— Ладно, — вздохнул я, и, поднявшись, подошел к бармену, — можно, я от вас на городской позвоню.

— Десять рублей звонок, — предупредил бармен.

— Хорошо, — я кивнул и набрал номер. Телефон молчал в течение минуты. По следующим трем адресам вышла такая же история. Никто не хотел брать трубку. Но на четвертый раз мне повезло. Женщина на том конце провода, заспанным голосом сообщила, что мы можем приехать прямо сейчас. Предоплата сто процентов.

Рассчитавшись с барменом, мы вышли на улицу. Там уже нас ждало такси. Назвав адрес, мы поехали смотреть квартиру. Алексей уже почти спал. Проехав несколько кварталов, машина свернула во двор какой-то панельной пятиэтажки с маленькими балконами. Шофер посигналил один раз, и через пару минут из подъезда вышла женщина. На плечи она накинула пальто и обвязалась платком. Ей было около сорока лет. Лицо производило впечатление порядочной женщины, и я как-то сразу проникся к ней доверием. Она помогла подняться нам на третий этаж, открыла квартиру и отдала мне ключ, взяв две тысячи за пару недель.

Квартира была однокомнатная, и, что мне больше всего понравилось, прибранная. На кухне не стоял запах чего-то давно уже сгнившего. В туалете чистота, ванная не нарушает тишину беспрестанным капанием из кранов, кстати, так же как и на кухне.

— Если возникнут какие-то трудности, молодой человек, я живу напротив. — Женщина обошла всю квартиру вместе со мной и вышла на лестничную площадку.

— Спасибо, спокойной ночи, — поблагодарил я, закрывая за ней дверь.

— До свидания, — женщина открыла ключом дверь противоположной квартиры и скрылась в ее недрах.

— Устраивает? — спросил я Алексея.

— Да, — ответил парень, уже почти с закрытыми глазами.

— Ну, тогда давай спи, а я со спокойной душой, домой поеду. Больше ничего не нужно?

— Нет, спасибо Иван. Выручил на самом деле. Может денег дать?

— Пару «лимонов» — кивнул я.

— Шутник, — улыбнулся парень и отключился совсем, лежа наполовину на диване.

Я устроил бедолагу по удобнее, закинув ноги на диван и выключив в комнате свет, вышел на кухню. Вспомнить телефон такси я как не пытался, не смог: « Ну блин, и че, пешком что ли топать?» — спрашивал я сам себя. До квартиры где я снимал комнату, надо было идти кварталов пять. Потом тихо красться в комнату, что бы не разбудить старика. Часы показывали без четверти три утра. Я сел за стол, пододвинул пустую пепельницу в виде башмака и закурил. В голове шумело. Тело разламывалось на части. На глаза налилась свинцовая тяжесть. Я разлегся на столе, разглядывая ботинок, а потом глаза закрылись сами собой.

Мне показалось, что я только что закрыл глаза, как почувствовал толчок в спину. Открыв их снова с огромным трудом, я увидел Алексея.

— Ты чего домой не уехал? — спросил он.

— Уехал «бы» кабы номер таксопарка знал. А ты чего не спишь? — зевая, спросил я и протер ладонями глаза.

— Пить захотелось, пошел на кухню, а ты тут спишь. Шел бы на диван, там еще до хера места осталось. — Закуривая мои сигареты пояснил Алексей. Он открыл кран и попил прямо из него. — Фу, ну и гадость.

— А ты думал родниковая, что ли? — усмехнулся я, тоже закуривая.

— Сколько сейчас времени?

— Семь утра, — посмотрев на часы и оторопев, произнес я. — На электричку я уже опоздал.

Ругнувшись матом, я затушил сигарету и пошел спать на диван: «Черт с ним, поеду на двух часовой, а теперь спать».

Проснулся я в двенадцать дня. Голова раскалывалась. Пить хотелось неимоверно. Превозмогая отвращение, я напился воды из под крана, оставлявшей во рту сильный привкус хлора.

Оглядевшись и обойдя квартиру, я обнаружил, что Алексея нет: «Ладно, закрою квартиру и отдам ключи хозяйке. Может объявится еще».

Вынув записную книжку я выдернул чистый листок, и размашистым почерком написал, что уехал домой. В этот момент зазвонил мобильник. На дисплее высветился номер жены:

— Привет, ты чего не приехал? — раздался в трубке ее голос.

— Дела были. На дневной приеду, расскажу, — ответил я, выходя из квартиры и закрывая ее на ключ.

Попрощавшись с женой, я отдал ключи хозяйке квартиры и, развернувшись, спустился по лестнице на улицу.

На улице вовсю светило солнце, и ничто не напоминало о вчерашнем вечере. Слабый ветер дул в лицо. Поежившись от холода я направился к автобусной остановке и через двадцать минут уже выходил возле своего дома. Хозяина квартиры, где я снимал комнату, не оказалось дома. Я собрал свои вещи и вдруг спохватился, что оставил записную книжку у Алексея. Поматерившись на свою рассеянность, я выскочил на улицу. До электрички оставалось около часа.

Приехав домой, я со временем забыл эту историю. Жизнь ведь не стоит на месте. Родился сын, дочь пошла в школу, я продолжал учиться в институте. Мне оставалось сдать госэкзамены и я бы получил квалификацию юриста.

Однажды, когда я после очередной консультации перед госником вышел на улицу, чтобы поехать домой, меня остановил молодой парень, одного со мной возраста.

— Добрый день, — поздоровался он со мной.

— Здравствуйте, — ответил я и машинально пошел дальше, решив, что парень хочет всунуть мне очередную брошюрку рекламной акции, которую проводит какая-нибудь компания.

— Иван Владимирович, подождите пожалуйста минутку, — услышал я и оторопел.

— Откуда вы знаете, как меня зовут? — поинтересовался я, остановившись и обернувшись.

— Просто у нас с Вами есть один общий знакомый, — парень слегка улыбнулся.

Я сначала думал, что здесь есть какой-нибудь подвох, но парень действительно, что-то знал иначе он не чувствовал бы себя так уверенно. Серьезный взгляд голубых глаз, в прорези черных бровей и ресниц, уверенная обезоруживающая улыбка. Такие же, как брови черные волосы зачесаны назад и лишь небольшая челка спадает на лоб.

— Иван Владимирович, не надо так на меня смотреть. Я себя чувствую как на рентгене. Давайте отойдем в сторонку, нам есть, о чем с Вами поговорить.

— Ну, пойдем, — я как-то неосознанно перешел к парню на «ты».

— Давайте сразу на «ты»? — предложил парень.

— Давай, — согласился я, замечая как проходящие мимо нас девчонки пялятся на парня.

— Иван, я хотел бы спросить у тебя, ты помнишь Алексея?

— Какого Алексея? — не понял я.

— Два года назад, ты вытащил его из сугроба. Когда его сбила машина.

— Сбила машина? — я поджал губы и наморщил лоб, пытаясь вспомнить.

— Ну хорошо, попробую по другому, — усмехнулся парень, и протянул мне записную книжку.

— Это моя книжка. Откуда она у тебя …? — я изумленный осекся, начиная вспоминать. Память потихоньку возвращала меня в декабрьский вечер два года назад.

— Я вижу, что ты вспомнил, — парень продолжал улыбаться, а у меня уже сердце заныло от недоброго предчувствия.

— Да, я вспомнил. Я оставил ее в квартире, у него. И что дальше?

— Ничего, просто я вернул ее тебе. Кстати, Алексей в Кирове, если хочешь, я могу отвезти тебя к нему. — Парень указал рукой в сторону большого черного джипа Тойота с тонированными стеклами и московскими номерами.

— Ни чего себе, тачка. — Выдохнул я. Отказать себе прокатиться на такой я был не в состоянии. — Далеко ехать?

— Да нет, минут двадцать, Если в пробки попадать не будем. — Парень уже садился в машину.

— Жалко, — буркнул я, — тебя самого-то как хоть зовут?

— Вадим, — коротко ответил тот, — кури, если хочешь.

Парень профессионально вывернул руль, выезжая с парковки перед институтом, и кивнул мне в сторону пачки сигарет, лежащей перед лобовым стеклом.

— Спасибо, у меня свои, — ответил я и закурил.

Мы действительно, катались по городу минут двадцать, пока не оказались в каком-то дачном поселке. Домишки стояли однотиповые, как будто строил их один и тот же человек. Хотя на улице уже стоял конец сентября, погода держалась теплая и сухая. Домики утопали в золоте листвы. Кое-где, еще пробивались зеленые и красные тона. Ровную для глаз картину, нарушали лишь несколько шикарных особняков, видимо, для отдыха от городской суеты, местных чиновников.

Машина медленно катила по гравийной дорожке вдоль забора одной из таких дач. Подъехав к воротам, мы остановились и вышли из машины. Я с восторгом оглядывал произведение архитектурного искусства. После одинаковых многоэтажек и хрущевок в городе, оригинальные строения, просто радовали глаз.

— Нравиться? спросил Вадим, открывая калитку в высоком заборе.

— Да, — кивнул я.

— Проходи, — пригласил войти вовнутрь Вадим.

Я шагнул во двор дачи и тут же обомлел. На ее территории были расположены несколько фонтанчиков примерно с метр в диаметре, в разных уголках. Всюду пролегали аккуратные дорожки из плитки, бегущие вокруг деревьев и к дому. Кустарники, каких-то неизвестных мне пород, симметрично подстрижены. «Наверно они и зимой зеленые стоят» — усмехнулся я сам себе: «Блин, умеют же люди жить, а?»

Вадим жестом пригласил меня в дом, поднявшись по ступенькам на большое крыльцо с колоннами. Я послушно поднялся за ним и проследовал в дом, попав сразу в холл, этого импровизированного дворца. Дальше, по дорожкам, вдоль картин, висевших на стене и нескольких статуй, мы дошли до большой резной двери. Похоже, что хозяин этой дачки испытывал большую любовь к старине.

Вадим открыл эту дверь и я, переступив порог, очутился в небольшой комнате с камином. Он был не настоящий, но в обстановку комнаты добавлял не мало уюта. Два массивных кресла, возле камина. Между ними журнальный столик, отделанный под старину. Вообще, попав в комнату, любой бы наверно испытал трепет. Словно он перенесся на двести лет назад.

Я с открытым ртом и обалдевшим выражением лица разглядывал всю эту красоту. Начиная от тяжелых гобеленов на окнах и заканчивая диваном в дальнем углу, который уместно вписался рядом со стеклянным шкафом, где видимо была собрана не плохая библиотека.

— Привет Иван, — услышал я бодрый голос и вздрогнул, оторванный от своих мыслей и созерцания окружающей меня обстановки, — нравится?

— Еще бы, — фыркнул я, разглядев получше источник знакомого мне голоса.

— Ты ни сколько не изменился, — подойдя ко мне и протянув руку, произнес Алексей.

— Ты тоже, — ответил я, пожав ее.

— Ладно, хватит лирики. Присаживайся, — Алексей указал на одно из кресел и сам присел в другое. — Может тебе предложить выпить?

— Смотря, что пить, — усмехнулся я.

— Вадим, принеси, пожалуйста, нам по бутылке пива. У нас с Иваном есть, о чем поболтать.

— Сейчас, — услышал я голос парня и вскоре тот появился с двумя открытыми бутылками пива в руках. Отдав их нам, он тут же ушел обратно в соседнее помещение. Оттуда доносились вопли, выстрелы и прочие атрибуты, наверное, очень крутого боевика. Алексей встал и тихонько прикрыл дверь за Вадимом.

— Ты, знаешь, Иван, я вот все думаю. Почему ты помог мне тогда? Вытащил из сугроба? Я ведь тебе никто.

— Ты что, осуждаешь меня? — я удивленно посмотрел на Алексея.

— Нет, наоборот. Я благодарен тебе, что ты помог мне тогда. Скорее всего, я бы замерз в том сугробе, а ты мне не дал этого сделать. Просто, твой поступок не выходит у меня из головы. Ты ведь исчез из квартиры, не взяв ни денег, ни… да у меня и не было больше ничего. Ну, хотя бы деньги.

— Алексей, может быть в твоем мире, все меряется деньгами. А у меня все гораздо проще.

— Может ты и прав. Просто я не хочу быть не благодарным по отношению к тебе.

В это время в комнату вошел громадный пес. Я осторожно покосился в его сторону. Таких размеров собак я не встречал.

— Ништяк собачка, — я поцокал языком.

— Это Малыш, — улыбнувшись, произнес Алексей.

Тем временем пес, зевая и потягиваясь, подошел к Алексею и положил переднюю лапу ему на колено.

— Привет Малыш, выспался бес. — Алексей потрепал по загривку.

— Он у тебя наверно больше центнера весит, ты где его откопал?

— Я его щенком на свалке подобрал.

— А че ты там делал? — удивился я.

— Расскажу как-нибудь, — усмехнулся парень. — Иди Малыш к Вадиму. Пусть он тебя прогуляет.

Пес убрал лапу с колена Алексея и, развернувшись, направился в комнату, где сидел Вадим. Толкнув легонько лапой дверь, пес скрылся за дверным косяком, а спустя несколько мгновений, раздался недовольный голос Вадима: « Малыш, ну сейчас, давай хоть кино досмотрим… да Малыш, — голос становился все громче, — да иду уже, иду.

В дверях сначала показался Малыш, пятящийся назад, а потом Вадим, которого пес тащил к входной двери зубами за рукав.

Отпустив рукав, Малыш подошел к стулу с высокой резной спинкой и, взяв скрученный в кольцо поводок в зубы, вернулся к поджидающему его Вадиму:

— Можно без поводка — разрешил парень псу.

— Гав, — низким голосом, гавкнул недовольно Малыш, положив поводок к ногам, а затем, снова взял в зубы и отнес его на стул.

— Нет, если я тебя сразу не предупредил, так я что, тормоз, по-твоему? — Вадим, казалось, обиделся.

Малыш низко рыкнул и принялся хватать зубами за ступни парня. «Ладно, ладно пойдем. А то все кроссовки сейчас испортишь» — попятился Вадим, и парочка направилась к дверям.

— Иван ты чего? — спросил Алексей, заметив немую сцену на моем лице.

— Блин, совсем как человек, — улыбаясь, ни мало удивленный, ответил я.

— А, он итак член нашей, «семьи», скажем так. Просто они с Вадимом как дети малые. Вечно, то место переднее в машине не поделят, то телевизор.

— Телевизор? — не понял я.

— Ну да, — усмехнулся Алексей. — У Малыша тоже любимые передачи есть. В основном про животных. Особенно канал Дискавери.

— Охренеть можно, наверно Вадиму часто уступать приходится.

— Ну, вообще-то, да. — Алексей с улыбкой кивнул. С улицы раздался веселый лай Малыша.

— Ладно, отвлекся я, — Алексей посмотрел на меня, затем он заглянул в недра журнального столика и извлек оттуда DVD-диск., — Ты когда-нибудь слышал про язычника?

— В смысле фильм, что ли? — не понял я.

— Фильм, да нет, это не фильм, — задумчиво ответил Алексей, прищурив глаза и глядя куда-то вниз мимо меня. Казалось он, что-то вспоминает. Что-то далекое, чего уже нельзя вернуть. — Скорее это жизнь Иван.

— Я уже вообще ничего не понимаю. — Я несколько растерянно смотрел на Алексея.

— Язычник — это человек. Со своей историей, своим прошлым. Ну, так, слышал?

— Нет, — я покачал головой.

— Ладно, смотри. — Алексей поднялся и, подойдя к DVD плееру, отправил туда диск.

Я приготовился к просмотру какого-нибудь фильма, однако ничего не происходило. Вместо этого на экране огромного телевизора, стоящего на отдельной подставке, на высоте примерно в метр от пола, начали появляться какие-то вырезки из газет.

На этих вырезках, некоторых из них, были черно-белые фотографии, изображающие какие-то покалеченные трупы. Крупным шрифтом над фотографиями то над одной то над другой, иногда проскакивали заголовки: «Язычник на тропе войны», «Убийство лидера секты БЕЛЫЙ СТРАЖ», «Кто дал тебе право?»

— Зачем тебе это? — я удивленно смотрел на мигающие кадры. Вскоре снимки кончились и экран замер. Со снимка на меня смотрел обугленный череп своими пустыми, черными глазницами. Часть черепа не успела до конца обгореть. Были видны куски кожи, запекшаяся кровь. Кусок обгоревшей губы приподнят, обнажая неровный ряд зубов. Меня переморщило.

— Верю, что не приятно, — Алексей выключил DVD.

— Зачем, — снова спросил я.

— Просто Иван, я имею некоторое отношение к этим вырезкам, — Алексей кивнул, в сторону экрана, разглядывая кончик тлеющей сигареты.

Я внимательно и уже как-то по-другому посмотрел, на парня: «Тебе пришлось собирать этот материал?»

— Ну, почти, — немного улыбнувшись, а затем, задумчиво закусив уголок нижней губы, ответил Алексей. — Понимаешь Иван, Язычник — это я.

— А, ну. — Я согласно кивнул и принялся пить пиво из горлышка бутылки, через две секунды до меня дошел смысл сказанного и я поперхнулся, проливая пиво на рубашку и брюки, — Че?

— Язычник — это я, — повторил Алексей, чуть улыбаясь, смотря на меня.

Я откашлялся и как-то потерянно посмотрел на пустой экран телевизора. Череп еще довольно живо стоял у меня перед глазами.

— Послушай Иван, я не маньяк, — карие глаза Алексея были грустными и серьезными. — Просто мне нужно кому-то это все рассказать.

— А Вадим, он в курсе?

— Да он знает, иногда он мне даже помогал.

— Почему я? Почему ты пришел ко мне?

— Я сам не знаю. Я же говорю, что ты помог мне, вот я и решил, что ты тот человек, которому можно доверить свою историю. — Алексей припал к бутылке и почти махом осушил ее.

— Алексей, после твоих историй, мне психиатр нужен будет.

— Иван, — парень предупредительно приподнял руку, — подожди, мне нужно собраться с мыслями.

В комнате повисла гробовая тишина я молчал, то затягиваясь сигаретой, то делая большие глотки пива.

— Понимаешь, Иван, все знают Язычника как жестокого убийцу. Но никто не знает, что скрывается за всем этим. Никто не догадывается, что твориться в душе у этого человека. По сути, Язычник — это продукт, порожденный самим обществом и от которого оно же, пытается избавиться, словно нерадивая мать от ребенка инвалида, выносив его в своей утробе.

— Но ведь ребенок не виноват, Алексей, что родился таким.

— Меня поставили в такие условия.

— А что ты хочешь от меня?

— Ты можешь создать «исповедь» Язычника. Загнать в Интернет. Думаю, моя личность заинтересует не только психиатров, но и простых людей. Во всяком случае, кто хоть что-нибудь знает или что-то слышал обо мне.

— А много людей знает о тебе, настоящем?

— Нет. Их можно пересчитать по пальцам одной руки.

— А как ты представляешь себе это? Я имею в виду «создать» исповедь?

— Запишем на флеш-карту, а там уж перенесешь на какой-нибудь бумажный или электронный носитель.

— Понял, — я кивнул.

— По рукам? — Алексей протянул мне ладонь.

— По рукам, — после небольшой паузы кивнул я и пожал протянутую им ладонь.

— Я не знаю, сколько потребуется времени для записи. Мне будет сложно все это пересказать. Ты допиши, то что посчитаешь нужным. У меня не будет к тебе никаких претензий. Может быть я что-то буду забывать и возвращаться назад. Сбиваться, ну ты вообщем, понимаешь?

— Да, — я кивнул.

— Просто мне Иван уже скоро тридцать с лишним будет. Я все время в дороге, как перекати поле. Меня пытались вычислить опера и ФСБэшники. Но я каким-то чудом уходил в самый последний момент. А я хочу спокойной жизни. Такой, какой живешь ты, какой живут миллионы людей. Я потерял практически всех близких и родных. Я устал. Понимаешь? Все вот это, — Алексей обвел руками помещение, — это не мое. Это имущество одного из лидера секты, филиал которой есть у вас в городе. Был. Это все я отдам в детские дома. Вадим очень умело все переводит в наличку и переводит на счета. Поверь Иван, я не Робин Гуд. Я не мало погрел на этом руки, но все что я накопил, я б без раздумий отдал за то чтобы, вернутся на десять лет назад и избежать ошибок и тех жестокостей, которые мне пришлось совершить. Еще пива? — поинтересовался Алексей, видя как я в задумчивости, кручу пустую бутылку в руках.

— Нет, спасибо, ты продолжай, — помотал я головой. Однако Алексей не послушал и сходил за пивом.

— Может это звучит нелепо, но я просто хочу как-то противопоставить своей, я бы сказал, вынужденной жестокости, добрые дела. Постоянно анализируешь, мучаешься вопросами, а стоило ли так поступать, а не иначе. Ты наверно будешь смеяться, но я уже наполовину седой. Приходиться подкрашиваться. — Алексей смущенно улыбнулся, глядя на меня.

— Я сам скоро с тобой седым стану. — Ответил я.

— Ну, на краску я тебе добавлю.

— Спасибо, ты чертовски щедр.

Раздался звук открываемой двери и в холл вошли Вадим с Малышом, отправившись сразу на кухню.

— Вобщем, если ты готов к «сотрудничеству», можно будет завтра начать. Вадим купит, что нужно. Он лучше во всей этой электронике разбирается.

— Хорошо, — кивнул я и повернулся в сторону кухни на раздавшийся с той стороны шорох.

В дверях стоял Вадим и оценивающе смотрел на меня: «Гадает, знаю я уже, или нет»

— Как дела? — поинтересовался он у меня.

— Нормально, — усмехнулся я.

Сзади к Вадиму подкрался Малыш и, встав на задние лапы, толкнул его легонько передними в спину. Вадим по инерции сделал несколько шагов вперед, чтобы не упасть.

— Тебе гад места пройти мало, что ли? — Возмутился он, повернувшись к псу.

— Гав, — огрызнулся пес, довольно виляя хвостом.

— Хватит, — пресек их Алексей, — сейчас накажу обоих.

Малыш развернулся и ушел на кухню, а Вадим отправился досматривать фильм.

— Они когда-нибудь мирно живут? — усмехнулся я.

— Это они просто перед тобой выделываются, а так вообще, ребята дружные.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 566