электронная
40
12+
Ясвена

Бесплатный фрагмент - Ясвена

Песни и стихи


5
Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-2649-2

К читателю

Дорогой читатель, в этой книге собраны все песни и стихи Ясвены с самого начала творчества до сегодняшних дней. Большая часть произведений является песнями и имеет характерные для текстов песен ритмические особенности, поэтому во время прочтения нужно постараться почувствовать их ритм. Тексты расположены в хронологическом порядке, каждая глава книги названа годом создания песен.

Особенное внимание стоит уделить 2011 году, именно в этом году личность Ясвены, как лирической героини от лица которой написаны произведения, перестаёт быть идентична личности автора. Большинство представленных здесь текстов стали песнями, были записаны и вошли в альбомы рок-группы «Ясвена». Для лучшего понимания книги чтение рекомендуется дополнить прослушиванием аудиозаписей.

Ольга Вайнер желает вам приятных минут за книгой, а Ясвена приветствует у входа в свой мир и предлагает провести увлекательную экскурсию.

Готовы? Тогда добро пожаловать! Путешествие сквозь время начинается.

2004

Война

Над полигоном небосклон,

За ним военный эшелон.

Бросали звёздочки погон

Мокрой земле.


А чем занять святую рать?

Им ни любить, ни воевать.

Ни пропадать, ни воскресать

В чёрной золе.


Скрипучий пол над потолком,

Большое небо за стеклом.

На первом — сумасшедший дом

В общей тоске.


А чем бы мне себя занять,

Мне ни любить, ни горевать.

Ни наказать, ни оправдать

Болью в виске.


В серой дымке

В серой дымке солнца свет,

В чёрной рамке счастья бред.

Душу меряет шагами,

Гонит ночь лихой рассвет.


Не для глаз, не для ума,

Камень с плеч — полна сума.

Воздух в горло, песня плачем.

Ищем смысл, дойдём до дна.


Горы сдвинем, мир закроем

На ремонт, на обновленье.

Небо страшным воем воет.

Видит наше преступленье.

к Л.К.

Вот и всё.

Закрою глаза, задвину шторы.

Не сошли с ума, не распрощались с собой.

Не свернули тяжёлые горы,

Не взошла луна, не нарушила покой.


Занавес упал,

Актёры — ноги в руки,

Только осветитель выходит на поклон.

Стрелки на начальном этапе разлуки

Остановились,

С глаз долой, из сердца вон.


И прошло.

Не знает никто, как было нужно.

Догореть дотла или сровнять всё с землёй.

В том, что осталось, так страшно и душно.

Время назад,

И лучше б в омут головой.


Занавес упал,

Актёры — ноги в руки,

Только осветитель выходит на поклон.

Стрелки на начальном этапе разлуки

Остановились,

С глаз долой, из сердца вон.


2005

Замкнутый круг

Пьяный бал,

Слепые клоуны

Чашу с чувствами распили,

То ли жертвы доброй воли,

То ли дети шизофрении.


Замкнутый круг

Спин и рук.

Жалким бунтом

Убавляю звук.

Замкнутый круг

Богов и слуг.

С каждым утром

Замкнутый круг.


Сладким ядом,

Острым градом

Металлические звезды.

Жалость слабым,

Сильным — ладан.

Рано стало слишком поздно.


Замкнутый круг

Спин и рук.

Жалким бунтом

Убавляю звук.

Замкнутый круг

Богов и слуг.

С каждым утром

Замкнутый круг.

Сгоревший мир

В последний раз

Меня видели там,

Где пляшет огонь.

Где трава не растёт

Болью выжженных

Святых мест.


Укажи мне путь крылом,

Оборви мой покой,

Упади слезой

На картонный крест.


Миллиарды звёзд ночей

Дарят свет церквям одетым

Сотней пламенных речей

И ветром.


Без страсти в глазах

И попутного ветра

Над новой землёй.

Не такой красивой

И великолепной,

Зато живой.


Миллиарды звёзд ночей

Дарят свет церквям одетым

Сотней пламенных речей

И ветром.


Я вливала кровь

В мёртвые жилы

Высохших рек.

А огонь жрал

Холмы и долины.

Пепел как снег.


Миллиарды звёзд ночей

Дарят свет церквям одетым

Сотней пламенных речей

И ветром.


Мой сгоревший мир,

Я ухожу.


2006

Несбывшемуся

Ночь, вечер, день и рассвет.

Стальная вспышка и жгут.

Пройдут ли тысячи лет,

Или ещё пять минут,

Я не хочу тишины,

После неё не живут.

Знак объявленья войны —

Гитарных струн пересуд.


Наверно это судьба

Своей безумной рукой.

Ты далеко — далеко

И никогда — никогда

Ты не вернёшься за мной.


Как ветер

Разгоняет туч покой,

Так звёзды катятся

С небес долой.

Ты бог мой и

Враг ты мой.

Жизнь моя и боль.


Ряды оставили тех,

Кем был предсказан финал.

Тем уважительней смех,

Чем безусловней провал.

Что если вечность лишь миг,

А мир уже опоздал?

Здесь нет пути для двоих,

Здесь пропускной интервал.


А я всё вижу во сне

Замёрзшей гладью следы

На коченелой земле

От неостывшей любви.


Как ветер

Разгоняет туч покой,

Так звёзды катятся

С небес долой.

Ты бог мой и

Враг ты мой.

Жизнь моя и боль.


Птица

Ночь своей безжалостной рукой обозначит цель

Неотвратимого движения клинка.

Что мне помешает завладеть твоей душой?

Печально странно, до чего она легка.

И смех разольётся на все времена и века,

И Сирин проснётся, поманит себе на крыла,

Я её обману — стану птицей сама.


Я взмахну сизым крылом —

Что была моя боль, то окажется сном,

И ветер закружится с песней вешней.

Один взмах стальным клинком

Рассечёт мою кровь на «тогда» и «потом».

И я забуду, что значит быть прежней.


Прочь. Сомненьям места нет на наших небесах.

Теряет фокус загустевшая печаль в глазах,

И страх, упасть и не очнуться на руках,

Наутро превратится в серый прах.

И сладко, и горько, наивно плывут облака.

Создатель, как ловко ты не дал людям крыла,

Я тебя обману — стану птицей сама.


Я взмахну сизым крылом —

Что была моя боль, то окажется сном,

И ветер закружится с песней вешней.

Один взмах стальным клинком

Рассечёт мою кровь на «тогда» и «потом».

И я забуду, что значит быть прежней.

2007

Любить

Пусть

Разверзнется почва, стопам

Моим не давая прохода к тебе.

И пусть о нас

Не будет ни слова.

Не в этой судьбе.

И пусть

Обреченных никто не спросил.


А я буду жить

И любить так,

Как всему человечеству

Не было сил.


Шатко на грани

Меж «есть» и «что хочется»

Каждый лелеет

Свое одиночество.


И вновь

Мерными ложками

Нежные губы.

Хрупкая вечность,

Название чуда —

Любовь.


Свежим

Огнем разгорится тропа,

Сияя над бездной забытых имен.

И с ветром

Разносится в слухи всего только сон.

Как знак —

В эту тайну никто не проник.


А я буду жить

И любить так,

Словно край горизонта —

Всего только миг.


Шатко на грани

Меж «есть» и «что хочется»

Каждый лелеет

Свое одиночество.


И вновь

Мерными ложками

Нежные губы.

Хрупкая вечность,

Название чуда —

Любовь.


Рассвет

Ветром больших перемен

Занесло тебя ко мне

И оставило до первых лучей на окне.

Непохожую на пыль,

Непохожую на снег,

Белым пёрышком печаль извне.

Непохожую на явь,

Непохожую на сон.

И звучит как будто ветра стон:


Милый! Ты — рассвет мой!

До тебя как минимум ещё полцарства.

Где ты? Ты, рассвет мой?

Я приду к тебе и попрошусь остаться.


Ярких и гордых комет,

Чьих потерянных хвостов,

Нам хватило бы на вечную жизнь и любовь,

Не поймать под строгий хлыст,

Не сорвать как славный куш,

Вспоминать, как откровения душ.

Вспоминая — проклинать,

Проклиная — полюбить.

Полюбивши, да за всё простить.


Милый! Ты — рассвет мой!

До тебя как минимум ещё полцарства.

Где ты? Ты, рассвет мой.

Я приду к тебе, чтоб навсегда остаться.


Новый день

Бедная крошка рвалась и скулила,

Билась о стены, как загнанный зверь.

Лишь для неё между лёгким и сердцем

Я обнаружила тайную дверь.

Голос свой забери —

И в новый день.


Сквозь тонкое кружево веток деревьев

Я прохожу в этот солнечный город,

Ветер ласкает, и ветер лелеет, и я

Вернусь к вам не скоро.


Травы протянут мне нежные руки,

В них упаду, как в любовное ложе.

Здесь ты б наверное умер со скуки, а я

На тебя не похожа.


Город лежит между лёгким и сердцем,

Внутрь ведёт потаённая дверь.

Ты заходи, если нужно согреться.

Голос свой забери —

И в новый день.


Памяти

Шторм в опустевших морях,

Где до свободы не доплыть

И бессмысленно молить о спасеньи.

Но я буду помнить тебя,

А значит, незримо, ты будешь жить

В этой бесконечности паденья.


Замкнут холодный круг,

И как стоп-кадр застыли лица,

А свет продолжал искриться.


Город в избитых мечтах,

Где нет потерь и нет врагов,

И не нужно умолять о прощеньи.

И это то, что не отнять,

Что будет лечить во век веков,

Зная невозможность исцеленья.


Идём как на поклон

К усталой мёрзлой синеве,

А дождь поёт о тебе.


Правда о горьких полях,

Где нам оружья не сложить,

И нет смысла уповать на уменья.

И это то, что не принять,

Но только так и можно жить,

Видя неизбежность пораженья.


Шуршит прозрачный шлейф

От ног, копыт, колец и роз,

Как след утерянных грёз.


Туман

Чёрный туман.

Крепкий как сталь.

Едкий как дым,

Холодный мрак.

Этой ночью стал

Таким родным —

Не пройти,

Не забыть,

Не сбежать.


Это за чертой отсутствия бога,

Это старый мир, открывшийся вспять.

Застланная топь, голодный омут,

Тихий и слепой, готовый обнять.


Чёрный туман.

Крепкий как сталь.

Едкий как дым,

Холодный враг.

Этой ночью стал

Таким родным —

Не пройти,

Не забыть,

Не сбежать.


Есть последний час перед рассветом —

Это главный тайм для нашей игры.

Ты через стекло манишь ответом.

Я через тебя не вижу ни зги.


Воздух

Смотришь,

Смотришь на меня, моё безумье.

Я пришла, чтобы сказать «спасибо».

Отними

Бесконечное раздумье, отчего

Так не хотела быть счастливой.


Защищаешь ото зла своей любовью,

Тонким коконом прозрачных нитей.

Обними и сомкни свои ладони за спиной.

Меня здесь больше не ищите.


Воздух знает, он виною,

Что моё дыханье вслед за тобою.

В воздух спрячу, им укрою

Свою нежность над твоей головою.


Смотришь,

Смотришь на меня, хрустальным чудом.

Я боюсь закрыть глаза — растает.

Навсегда.

Не задумываясь впредь, что будет там,

Когда при встрече не узнает.


Но только

Воздух вспомнит, он виною,

Что моё дыханье вслед за тобою.

В воздух спрячу, им укрою

Свою нежность над твоей головою.


Привет

(Песня написана на основе стихотворения Елены Васильевой)

Привет, король бубновой масти.

Ты появился в феврале,

И я искала слово счастье,

В большом толковом словаре.


Напрасно плакали чернила

На строчках странного письма.

Я не прощу тебе того, что было,

Хоть всё это придумала сама.


И сердце сжалось

От воспоминаний.

Ты мог ли стать чужим мне,

Перечеркнув слезами

Признанья прошлой жизни?

Твой голос будто едкий,

Или виной тут вечер,

Что чёрной мглой нашепчет:

«Ты не моя» беспечно…


Скажи, тебе ли не казалось:

Наша любовь лишь — хрупкий сон?

Что вызывает грусть и жалость,

Душевных мук протяжный стон.

Я всё придумала как надо,

Ничто не стала упрощать…

Стираешь ты мою помаду,

Как всепрощёную печать.

Верба

Ты поздно ложишься и рано встаёшь,

Свой сон домышляя в обычном пути.

Твой взгляд непрочен, как утренний дождь,

А мысли подбито тихи.


Ты не знаешь что верба растёт,

Эта хрупкая верба растёт

За открытым окном

Меньше малых детей

Беззащитно нежна

Храбро следует в день.

Эта верба растёт,

Если можешь, поверь!


Ты злишься на тех и желаешь других,

Все люди как люди, куда-то бегут.

Мы склонны верить — нам лучше без них.

И в тайне, что нас где-то ждут.


А тем временем верба растёт,

Это сложно, но верба растёт.

Под знакомым окном,

Видя сотни людей,

Не боясь умирать,

Не чураясь потерь.

Эта верба растёт,

Она вовсе не тень.


А в люди выходишь, как гордый павлин.

На всякое место найдётся свой плут.

Расслабься, будь снова собой — ты один.

Несмело стучится в окно тонкий прут.


Это хрупкая верба растёт,

Наша храбрая верба растёт.

За открытым окном,

Видя сотни людей,

Не боясь умирать,

Не чураясь потерь.

Это верба растёт,

Она вовсе не тень.


Ты же можешь — поверь.


2008

О крыске

Я — крыска в поисках пути

В том лабиринте, где никто

Не может выхода найти

Давным-давно, и хорошо,

Что я не знаю точных фаз

С которых начинают бег,

Ведь крыской можно просто быть,

Она совсем не человек.

Не человек.


Пусть когти у меня остры,

Моих клыков не сосчитать,

И длинный хвост на то мне дан,

Чтоб след умело заметать,

Хоть я предчувствую беду

Уже за тридевять земель,

Ты не пройдёшь, а я мелькну

И проскользну в любую щель.


Я знаю где заветный ход,

Но не умею говорить.

Мы, крыски, лишены забот,

Нам не тонуть и не парить.

Когда бродя по тупикам,

Ты жалко скоротаешь век,

То пожалеешь, что не крыска,

А всего лишь человек.

Ты — человек.


Пусть когти у меня остры,

Моих клыков не сосчитать,

И длинный хвост на то мне дан,

Чтоб след умело заметать,

Хоть я предчувствую беду

Уже за тридевять земель,

Ты не пройдёшь, а я мелькну

И проскользну в любую щель.


Но крыске нравится мечтать

В том лабиринте, где никто

Не знает, как очаровать

Своё слепое божество.

А крыска счастлива любить,

И я не ускоряю бег,

Ведь крыска может просто жить,

Она совсем не человек.


Она вообще не человек.


Первопроходцам

Корабль собран из надежд,

А парусами стали сны,

И хохотал костяк невежд,

И ухмылялись мудрецы.

Я судно по небу пустил,

Пусть каждый выйдет в свой удел,

Кто сумел, кто решил, кто посмел.


За далью даль, за мглою мгла,

И я до чёртиков устал.

А путеводная звезда

Мне не сулит уже причал.

Я обещал, что я вернусь

И счастья привезу на всех.

Видел грусть, знал укор, слышал смех.


— Что тебе нужно от этого неба?

Все ли земные законы понятны?

Там ты один, там никто ещё не был,

А ведь просторы небес необъятны!

Стоит ли спорить с безбрежностью света,

Чуть не дойдя до незримого края?

— Я проведу новый курс до ответа,

Двери идущим за мной открывая…


Привычка скоро забывать

Мне сослужила службу впрок,

Никто не станет горевать —

Лети, оторванный листок!

Кто ты? Паяц или герой?

Лети подальше! Бог с тобой.

Не мешай, не смущай наш покой.


За далью даль, за мглою мгла,

Я вижу новые черты,

То ли мираж, то ли земля,

Но небывалой красоты…

Пусть здесь потерян будет след

В начале вечного пути.

След для тех, кто сумеет дойти.


— Что тебе нужно от этого неба?

Все ли земные законы понятны?

Там ты один, там никто ещё не был,

А ведь просторы небес необъятны!

Стоит ли спорить с безбрежностью света,

Чуть не дойдя до незримого края?

— Я проведу новый курс до ответа,

Двери идущим за мной открывая…


Радуюсь

Я радуюсь теплу, радуюсь весне,

Радуюсь, как птички поют свои песни

Мне в темноте.

Радуюсь тебе,

Радуюсь себе.

Радуюсь, что можно не спать,

Радуюсь опять и опять.

Радуюсь, радуюсь, радуюсь, радуюсь,

Чтобы не вспоминать,

Вспоминать, вспоминать…


Подарите мне машинку,

Ту, что память скрутит в плёнки,

Аккуратно подпишу я,

Да поставлю их на полки.

И настанет то мгновенье

Бесконечного блаженства,

Я растаю в сладкой неге

Незамного совершенства.


Я радуюсь теплу, радуюсь весне,

Радуюсь, как птички поют свои песни

Мне в темноте.

Радуюсь тебе,

Радуюсь себе.

Радуюсь, что можно не спать,

Радуюсь опять и опять.

Радуюсь, радуюсь, радуюсь, радуюсь,

Чтобы не вспоминать,

Вспоминать, вспоминать…


И беспамятной любовью

Я предстану пред судьбою.

Лишь воскреснув удивлюсь —

Ах это солнце золотое!

Не ждала и не гадала,

Что так может быть со мною,

Где-то в плёнках затерялось

Ощущение такое.


Я радуюсь теплу, радуюсь весне,

Радуюсь, как птички поют свои песни

Мне в темноте.

Радуюсь тебе,

Радуюсь себе.

Радуюсь, что можно не спать,

Радуюсь опять и опять.

Радуюсь, радуюсь, радуюсь, радуюсь,

Чтобы не вспоминать,

Вспоминать, вспоминать…


Лиловая лошадь

Сквозь все мои сны

В непреклонном стремленьи,

Как луч от звезды,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.