электронная
108
печатная A5
377
12+
Яр

Бесплатный фрагмент - Яр

Книга 1

Объем:
194 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-5284-1
электронная
от 108
печатная A5
от 377

Глава 1

Молодой отрок с корзиной полной разных продуктов в руках медленно подходил к выходу из поселка. Возле входа опершись о створки ворот, стояли, лениво переговариваясь между собой два местных мужика, которым выпала честь изображать из себя сегодня стражу. Эту общественную обязанность выполняло по очереди все взрослое мужское население, потому как поселение было не шибко большим. Всего-то пару десятков домов, а с таким количеством жителей содержать стражников довольно накладно. От нечего делать стражники обсуждали между собой визит, в их городок местного боярина, выдвигая разные предположения, сводившиеся все к одному вопросу.

— Интересно, какого черта ему здесь понадобилось? Поселок-то у нас хоть и небольшой, но вольный, и уж точно его вотчиной не является. — Ковыряясь в зубах щепкой, спросил один страж другого.

— Да кто его знает. — Пожал плечами его собеседник. — Да и не нашего это ума дело. Пусть у старосты голова болит, какой леший этого боярина сюда занес.

— И то, правда. — Согласился с доводами товарища задавший вопрос страж. — О. Глянь. Никак это внучок кузнеца идет. — Кивнул он головой в сторону отрока. — Чего-то странно, что сегодня его никто не задирает.

— Да ну его этого дикаря. — Посмотрел в сторону парня второй страж. — Лично я своему охламону запретил его задирать. Сказал, если узнаю об этом, сам шкуру спущу, и не стану дожидаться пока этот звереныш его калекой не сделает.

Отношения к кузнецу и его внуку были вполне понятны. Во-первых, они не местные, а пришлые. Что само по себе вызывает уже некоторый негатив. Во-вторых, кузнец еще к тому же оказался мужиком замкнутым и ни с кем в поселке даже не попытался хоть какие-нибудь дружеские отношения заводить. И это не смотря на то, что уже почитай годков девять здесь живет. Вот кому такое поведение понравится? Мало того что приперлись незнамо откуда так еще от общества нос сволочи воротят. Сидят там у себя в лесу да гадости разные про местных думают. Если-бы не был он кузнецом то вероятнее всего поперли-бы их местные, куда подальше от своего дома. Но кузнецы на дороге не валяются, так что местным приходилось терпеть такое отношение.

Если взрослые оказались более-менее терпимыми, то их чада своих чувств не скрывали. Подогреваемые молчаливым согласием родителей они попытались отыграться на внучке. В самом начале, по малолетству, им еще удавалось надавать пенделей зверенышу. Хотя тот в долгу никогда не оставался. Успевал-таки гадёныш кому-нибудь из местной детворы юшку пустить. И вот что интересно. Другой-бы на его месте уже давно сломался от такого отношения, а этот только зверел да матерел. Так что вскоре местной молодежи пришлось гурьбой на него наваливаться. Двоих или троих местных парней даже на пару лет его старше уже не хватало, чтобы хоть как-то отдубасить этого лесовика. А чуть больше года назад так и вообще чуть беды не случилось. Местные парни дрекольем вооружились, раз кулаками справиться уже не могли. Так этого малолетнего лихоимца такой поступок просто в бешенство привел. Ох и бил же он парней. Даже не смотрел, кому куда попадало. Свернутые челюсти да разбитые носы, это считай, еще легко отделался. Сынку старосты мало того что руку сломал да нутро отбил так, что тот потом несколько месяцев кровью писал. Так там вообще если-бы взрослые вовремя не оттащили, он ведь недоросля совсем забить до смерти мог.

Сильно тогда староста осерчал. Ведь чуть было единственного отпрыска не лишился. Сунулся было к кузнецу на подворье с мужиками за обиду мстить, да потом чуть сами ноги унесли. Кузнец как оказалось хоть и стар да еще не шибко дряхлый. Мало того что к не прошеным гостям с молотом в руках вышел так в придачу к себе он еще со стаей волков людей встретил. Хотя чего удивляться, всем известно, что кузнецы не простые люди, а колдуны. Тут не только зверье можно было встретить, а еще на что-нибудь похлеще нарваться. Одним словом страсти потом понемногу улеглись. И даже время от времени на внучка кузнеца нет-нет, да и выйдут местные парни скопом. Только уже оружием да дрекольем не баловались. Ну его, этого бешенного с его дедом-колдуном.

Подходя к воротам, Яр оглянулся через плечо. Вроде сегодня никого желающего силушкой померяться не наблюдается. Не то чтобы он уж так любил подраться. Нет. Просто куда привычней, когда за тобой толпа бежит, чем вот так спокойно из поселка уйти. Он кивнул головой стражам, стоящим у ворот, на что те, правда, никак не отреагировали. Да впрочем, и не больно-то надо было. Хмыкнул он внутренне про себя и уже практически вышел за ворота, когда его догнал окрик.

— Эй, смерд, далеко ли собрался?

Яр медленно повернул на окрик голову и посмотрел на трех молодых бугаев при оружии вышедших из-за крайнего к воротам дома.

— А это еще кто такие? Этим–то чего от меня надо? — Задал он сам себе вопросы и тут же на них ответил, пожав слегка плечами. — А какая собственно разница.

Бугаям на вид было никак не меньше 20, что почитай на пять годков больше чем ему самому. Ну да это он на вид выглядит немного старше, а так ему всего пятнадцать. Ну, осенью шестнадцать исполнится. В голове мелькнула мысль, а не ну-бы их к лешему. Ворота открыты. Дал, стрекоча, да и всех делов. Даже если погоняться, в лесу точно не поймают. А если уж так им захотелось удалью молодецкой блеснуть, что не отстанут, тут недалече его Разбой дожидается. Вдвоем они эту троицу в лесу точно быстро образумят. Яр уже хотел было рвануть, но глянув на стражей передумал. Те наблюдали за ним с каким-то непонятным интересом.

— Ладно, посмотрим, чего это этим пришлым от меня надобно. — Буркнул парень себе под нос и не спеша вышел за ворота, чтобы в случае чего горожане к нему претензии не предъявляли.

— Ты куда пошел? — Ускорила свой шаг троица, видно решившая, что парень захотел от них убежать. — А ну замер на месте. Лапоть.

Яр остановился за воротами и неспешно развернулся к подбегавшим к нему парням.

— Ну и чего вам надо?

— Ты че смерд, совсем нюх потерял? — Ткнул его в плечо один из подошедших. — Ты как с дружинниками боярина Данилы Глины разговариваешь? Давно батогов не получал? А ну согнул быстро свою спину в поклоне, деревенщина.

Парни явно задирались, это и дурню было понятно. Такое начало разговора и возможные последствия, Яра нисколько ни смутили и не испугали. Ему было не привыкать. Он и так прекрасно понимал, чем все дело кончится.

— Так мне без разницы, что вы, что ваш боярин. — Глядя в глаза дружиннику ответил Яр. — Я человек вольный. Для вас ваш боярин хозяин, вот и сгибайтесь перед ним, а для меня он никто. Как впрочем, и вы сами. Так что спину перед вами гнуть я не собираюсь.

— Глянь-ка Никодим. — Вступил в разговор второй дружинник. — Этот смерд мало того что наглый, так еще и при оружии. Совсем они тут обнаглели. — Потянул он руку к поясу Яра, на котором висел нож. — А ножик-то дорогой. А ну признавайся свинорылый, у кого такую дорогую вещь украл?

Парень перехватил руку дружинника и, сжав ее как клещами, процедил сквозь зубы:

— Не тяни корявки. Обломаю.

— Ты что сказал? — Схватил его за грудки первый дружинник и тут же получил удар лбом в свою переносицу, отчего его лицо сразу залило кровью.

Больше Яр времени на разговоры не тратил, да и ни к чему это было и так все понятно. Вывернув, перехваченную ранее руку второго дружинника он ударил его коленом в лицо, когда тот наклонился к земле от боли. Третьему тут же просто с разворота сунул ногой в пах прежде, чем тот успел осознать, что тут только что произошло и, развернувшись, не оглядываясь назад, неспешно направился через поле к лесу, прекрасно понимая, что никакой погони за ним не будет. Местные вступаться не станут. Тем более что люди боярина сами на взбучку напросились. А сами затейники драки теперь на земле валяются. Один явно без чувств лежит. Другой сидит на земле да кровью из переломанного носа все вокруг заливает. Ну и третий в пыли катается, держась обеими руками за причинное место.

— От ведь бисово отродье. — Услышал он за спиной голос одного из стражников. — На сей раз точно просто так не отделается.

— Да. — Поддержал разговор второй страж. — Боярин такую обиду как избиение его молодцов точно не спустит. Эх, паря, зря ты им кровь-руду пустил. Не любят ясновельможные подобных выходок.

— Но каков шельмец. За пару ударов сердца троим сунуть успел. Да еще как.

Услышал парень на послед восхищенный возглас одного из стражников. Яр усмехнулся сначала про себя. Мол, знай наших, но потом до него дошел смысл сказанных стражами ворот слов.

— А ведь действительно. Кто его знает этих бояр? Может и в правду от греха подальше в лесу спрятаться? Боярин ведь этот здесь вечно сидеть не будет. Погостит маленько да в свою отчину отправится. А там глядишь, все снова на свои места вернется. Местные, судя по разговору стражников, обиду за боярских бугаев держать не будут. Надобно только деда предупредить. Да рассказать ему как дело было. Ну, пожурит, немного нахмурив брови. Так это не привыкать.

Рассуждая так сам с собой, Яр подошел к опушке и негромко свистнул. Сразу же из зарослей к нему выскочил волк. Не матерый волчище, а так, молодой двухлетка. Но вполне себе приличных размеров. Волк поднялся на задние лапы, передними уткнувшись в грудь парню, и попытался его лизнуть в лицо своим языком.

— Не до баловства сейчас Разбой. — Отпихнул его Яр. — Быстро домой.

Волк став на свои четыре лапы посмотрел в сторону поселка и рыкнул, подняв шерсть на холке. Как-бы говоря всем своим видом: «Ух, если-бы только ему разрешили, он-бы там всем устроил развеселую жизнь. Чтобы на будущее знали, на кого тявкать не следует».

Дом кузнеца вместе с кузней стояли в лесу верстах в трех от города. Почему так далеко? Ну, то у деда Яра спрашивать нужно. Кто его знает, почему он именно то место выбрал. В лесной глуши подальше от дорог и лесных троп. С одной стороны вроде и неудобно. От такого расположения на огромное количество заказов по работе рассчитывать не приходится, но кузнеца это не особо огорчало. Местные вначале голову ломали, измышляя разные догадки по этому поводу, а потом рукой махнули. У каждого человека свои тараканы в голове бегают. Раз человеку так нравится жить, то и нечего к нему со своими советами соваться. Мастер отменный. За свою работу цену не ломит. Да и хорошо с другой стороны, что мало кто о нем в округе знает. А то не приведи господь переманили-бы, куда в другое место. То, что отношения у них своеобразные то одно дело, а лишаться совсем кузнеца поблизости от своего дома дурней тоже не сыщется. А если нравится человеку больше с белками да зайцами общаться чем с людьми, ну так то его законное право. Как говорится, чем-бы дитя не тешилось. В данном случае старик, но от этого смысл не меняется.

Ни в доме, ни в кузне деда не оказалось. Яр посмотрел на Разбоя крутившегося рядом и задал вопрос, как-бы спрашивая его совета.

— Ну и чего делать будем?

Естественно волк ему ничего не ответил, а только стоял рядом да махал из стороны в сторону своим хвостом.

— А, ладно. — Махнул парень рукой, приняв решение. — Если дед за заготовками да железным ломом подался то это как минимум на несколько дней, а может и недель. Давай пока до вечера по лесу погуляем от греха подальше, а там видно будет.

Забежав в избу, он поставил на столе корзину с провизией. Прихватил свой лук с колчаном полным стрел да запасную тетиву не забыл. Дед приучил, что в запасе всегда должна быть на всякий случай. И выскочив из дома, направился подальше в лес. Вот где-где, а в лесу он чувствовал себя куда как лучше, чем где-бы то ни было еще. Лес для него был родным домом. Жизнь в нем тяжела, спору нет, но намного проще и справедливей чем среди людей. Нет в нем места фальши и лжи. Конечно, так было не всегда. Когда-то в далеком детстве, которое почти стерлось из его памяти, оставив только несколько разных картинок, он тоже жил среди людей. Как у всех, у него были и мать и отец. Вот только недолго длилась та счастливая жизнь. Налетели на их дом враги-лиходеи, и не стало у него ни дома, ни родных.

Кузнец, с которым он сейчас живет, не его родной дед. Но так получилось, что родней его больше никого не осталось. Да и не простой кузнец он вовсе. Конечно коваль он отменный, но это вовсе не значит, что он всю жизнь в кузне провел. Только вот о своем прошлом, впрочем, как и сам Яр, старается не особо вспоминать. У любого человека есть такие страницы в жизни, о которых он помнит, но ни говорить, ни вспоминать их не хочет по разным причинам. В единую семью их свели трагические события, да такие которые из памяти просто так не выкинешь.

Побродив по лесу, пугая косуль да оленей на своем пути, Яр, подстрелив зайца и устроившись под огромным дубом, развел небольшой костерок. Привычно освежевав тушку, он половину отдал своему другу и брату волку. Тот естественно с едой не церемонился, и быстро проглотив вместе с костями свою долю, теперь лежал рядом с парнем и тоскливым взглядом наблюдал за тем как Яр не спеша крутил на самодельном вертеле над костром свою часть еды.

— Разбой, не наглей. — Посмотрел на волка с упреком парень. — Ты честно получил свою половину, так что нечего мне тут вздыхать и изображать из себя с голодухи помирающего.

Волк вздохнул так, что того и гляди, точно помрет с голодухи, но все же отвел в сторону глаза. Правда при этом нет-нет да напомнит о себе косым взглядом да тяжким вздохом.

— Да на паразит. — Бросил ему еще кусок из своей доли Яр. — Только заканчивай уже корчить из себя немощного.

Волк на лету поймал брошенный ему кусок мяса и, не жуя его просто проглотил. После чего довольный лизнул парня в щеку и уже спокойно улегся рядом, прикрыл глаза и не мешал больше своему другу наслаждаться едой.

— И то верно. — Закончив свою трапезу, погладил Яр волка по голове. — Теперь можно пару часиков и вздремнуть. — Зевнул он сладко. — Торопиться-то нам пока не куда.

Глава 2

Как всегда проснулся Яр мгновенно. Тем более что лежащий рядом с ним Разбой глухо рычал, предупреждая его об опасности. Парень глянул в ту сторону, куда была повернута голова волка, и затаил дыхание. Шагах в двадцати от них стоял огромный тур и буравил их своим взглядом. А немного дальше не спеша за его спиной, проходило мимо них его стадо. Зверь не думал нападать, но весь его вид как-бы предупреждал, что если эта странная пара, состоящая из человека и волка, удумала что-то нехорошее, то спуску он им не даст. В этом плане звери очень сильно отличаются от людей. Они не убивают ради забавы или на всякий случай. Не лезут в драку только для того чтобы продемонстрировать свое превосходство. Одним словом может и не осознанно, но умеют ценить чужие жизни в отличие от людей. Так же нет в их мире месту зависти, стяжательства, предательства и беспричинной лютой злобы. Что ни говори, а лесная жизнь намного лучше устроена, чем человеческое общество. Проще и понятней.

Тур дождался, когда все его стадо промаршировало мимо смирно находящихся на своих местах волка и человека. Фыркнул напоследок и, развернувшись, не спеша последовал за остальными.

— Силен бык. — Посмотрев ему в след, покачал головой Яр.

Волк на это замечание повернул к парню голову и немного склонил ее в сторону, как-бы говоря: «Подумаешь силен. Если-бы нужно было, мы-бы с тобой на пару его точно завалили и огромные его рога ему-бы не помогли».

— Ладно. — Погладил отрок серого по шерсти. — Давай домой возвращаться, а то что-то больно шибко мы разоспались. Укладывались на часок вздремнуть, а сейчас уже видать давно за полночь.

Парень был сильно удивлен таким обстоятельством. Никогда прежде он так долго и так сильно не спал. И вообще он отличался очень чутким сном. Мало чем отличавшимся от сна своего четвероного друга. Задрав голову, парень посмотрел на крону здоровенного дуба, под которым они с Разбоем устроились, и вспомнил слова деда.

— Дуб не простое дерево. Это дерево богов, под которым они любят отдыхать после своих трудов. Потому его наши предки и считали священным. Может, пока мы тут спали, — перевел он взгляд на волка. — Кто-то из них присел рядом отдохнуть от праведных трудов да сон на нас нагнал, чтобы мы ему не мешали? — Выдвинул отрок свое предположения. — Уж больно сон у меня был яркий да живой. — Передернул он плечами.

Парню приснилось то, о чем он не забыл, а просто старался лишний раз не вспоминать. Последние минуты жизни его матери. Человеческая жизнь сама по себе подвергнута всевозможным случайностям, но огромное влияние на ее оказывают еще и власть предержащие. Их тяга к величию в той или иной степени очень сильно отражается на жизни простых людей. Дед не раз повторял, что когда князья ссорятся, люди в это время кровью умываются. Одна из таких ссор и привела к гибели его семью.

Новгородцы, теряющие контроль над Псковом, заключили военный союз с Ливонскими рыцарями и перебили всех купцов псковских на Чудском озере, присвоив себе их добро. А после этого Ливонцы напали и захватили город Гдов. После чего на Псков свои войска двинули. Вот под этот замес и попала семья Яра. Парень хорошо помнил как они с матерью пробирались по улочкам пытаясь выбраться из охваченного злобой и яростью городка. И ведь почти получилось. Им даже повезло пробиться за городские ворота, но на этом их везение и закончилось. Он не видел как погиб его отец. Зато он видел, как убили его мать. Их нагнало пятеро закованных в броню воинов, и мама вынуждена была вступить с ними в отчаянную рубку.

Купец, это не просто торгаш. Это, прежде всего очень хороший воин. Ведь ему нужно уметь оберегать свое добро, и пускает он свой меч в дело почитай не реже, чем торг ведет. В этом плане и их жены мало чем отличались от своих мужей. Особенно те, что не сидели по домам, а делили со своими сужеными все их тяготы.

Несмотря на количественное превосходство, отчаянно сражавшейся за себя и сына женщине удалось срубить двоих здоровых мужчин обученных военному делу, а потом. Потом один из нападавших поймал его за шиворот и стал что-то кричать матери, а Яр в это время беспомощно махал в воздухе ногами. Мама обернулась на этот крик, и в тот же миг один из гадов ударил ее своим мечом в спину. На этом ясность картины прошлого пропадала. Он не помнил, как ему висевшему в воздухе удалось выхватить из-за пояса державшего его злыдня нож, который он с не детской силой вогнал врагу под подбородок. А потом появился дед, в два удара расправившийся с оставшимися двумя злодеями не дав им зарубить беспомощного ребенка.

— Прошу. Сбереги сына. — Захлебываясь кровью, попросила мать деда и хотела что-то еще сказать сыну, но не сказала.

— Да-а. — Покачал головой дед глядя на подростка. — Боги ждать не любят. Особенно когда забирают души к себе на небеса. Нам тоже стоит поторопиться, если не хотим отправиться следом. Лично у меня еще есть много неоплаченных дел, ради которых стоит жить.

Парень тряхнул головой, отгоняя от себя тягостные воспоминания, и подхватив свой лук с земли, в сопровождении волка не спеша направился к дому. Но по мере приближения его шаг все больше и больше ускорялся. Отчетливый запах гари все сильнее бил в ноздри и тянуло им как раз со стороны родного дома. Опасения парня полностью подтвердились, когда на месте избы и кузни он увидел догорающее пепелище.

— Вот ведь подонки. — Ткнул ногой догорающую головешку парень. — Если так уж отомстить хотели, то мне-бы и мстили. Дом-то, зачем палить. Ты как знаешь, — посмотрел он стоявшего рядом с ним волка. — А лично я за такие дела сполна спрошу. — Глаза парня злобно глянули в сторону поселения. — Так спрошу, чтобы другим неповадно было.

Волк на такое обещание одобряюще тявкнул, как-бы говоря: «мол, правильно. Нечего такую обиду разным лихоимцем прощать». Горя праведным гневом Яр быстро добежал до поселка, даже не запыхавшись. Подумаешь, три версты. Он почитай с самого первого дня как они здесь поселились этой дорогой каждое утро бегал. Дед его в любую погоду на эту утреннюю пробежку до поселка и обратно отправлял. А в последние годы так еще и мешок с камнями на плечи вешал.

— Судьба во много раз тяжелее, чем этот мех. — Приговаривал он. — Выносливость тебе понадобиться, чтобы сразу к земле не пригнуло.

Этот утренний бег был началом каждодневной его тренировки. Дед его не только кузнечному делу обучал, но и как с копьем обращаться и стрельбе из лука и кулачному бою, а так же бою на мечах да секирах. Мечом да секирой еще действовать не доводилось, куда чаще было кулаки в ход пускать, вот где дедова наука здорово пригодилась, аль с копьем на дикого кабана выходить. Что касается стрельбы из лука, так Яр можно сказать его из рук не выпускал. Каждый день стрелял. Вот кажется на кой все это будущему кузнецу нужно? Так и на этот вопрос у деда ответ был.

— Жизнь не раз тебя больно ударит. Учись отражать удар, чтобы с первого же раза не пришибло.

Добежав до поселка, парень остановился на опушке леса и с удивлением уставился на открывшуюся ему картину. Ворота раскрыты настежь, и это ночью-то. А возле стен, да и в самом городке, хозяйничают какие-то обвешанные доспехами да оружием незнакомые люди.

— Ничего себе. — Почесал парень затылок. — Это еще кто такие? Откуда здесь взялись?

Кто да откуда взялись, действительно было не ясно. Но вот зачем? Было вполне очевидно. В поле на земле сидели связанные веревками поселяне. В основном мужчины да дети малые со старухами. Что касаемо девчат да молодух, с ними, судя по всему в домах сейчас пришлые развлекались. Тут ничего не поделаешь, такова она женская доля, что в прошлом, что в настоящем, да, скорее всего и в будущем. Война для женщин во сто крат страшнее и тяжелее, чем для мужчин.

— Ну, так и чего теперь делать будем? — Посмотрел Яр на волка, обдумывая какое решение принять.

Понятно, что местные в сожжении его дома не участвовали. Скорее всего, это сделали пришлые. Вот только их не пара-тройка и даже не десяток. Здесь их минимум пара сотен. Парень зачем-то пересчитал стрелы у себя в колчане. Хотя чего их считать ведь и так знал, что их там ровно десять.

— Маловато будет. — Буркнул он, шмыгнув при этом носом. — Да ладно, чего там. — Утерся он рукавом. — Всех конечно не перебьем. Но десяток точно уделаем. — Принял он окончательное решение. — Раз сказал, что обиды не спущу, значит, так тому и быть. А там видно будет, как дальше дело повернется.

Яр присел на опушке оценивая обстановку и решая, с кого именно начнет свою месть. Мысль попытаться освободить вначале поселян даже не приходила ему в голову. Наоборот, он даже где-то и рад был, что с ними беда приключилась. За всю свою жизнь здесь, добра он от них не видел. Так с какой стати он их теперь жалеть должен. Они ему по сути никто. Так что со своими бедами пускай сами и разбираются.

Пленников и груженые всяким награбленным скарбом телеги охраняли два десятка воинов. Они в основном сидели кружком возле разведенных с разных сторон костров, о чем-то там переговариваясь и иногда бросая завистливые взгляды в сторону поселка, где вовсю развлекались их более удачливые собратья. Вот именно с них Яр и решил начать свою месть.

От опушки леса до ближайшего костра было шагов сто. Только надо было сдвинуться немного в сторону, что парень и проделал без лишнего шума. Уж что-что, а передвигаться бесшумно он умел неплохо. Не один раз ему удавалось подкрасться к косуле или оленю, да так близко, что те его замечали, когда он им чуть ли в ухо кричать не начинал.

Неспешна обустроившись на новой позиции, Яр вытащил три стрелы из колчана. Одну наложил на тетиву, а две другие воткнул в землю перед собой, чтобы подхватить быстрее было. Сто шагов для такого стрелка как он, это детское расстояние. Тут ему даже особо напрягаться не придется, чтобы точно в цель попасть. До этого момента он еще ни разу в жизни не отнимал осмысленно человеческую жизнь. Случай в детстве не считается. Тем более что убил он тогда, не понимая, что делает. Что же касается сегодняшнего дня, то и теперь людей на поляне он сейчас воспринимал не как живых существ, а как безликие мишени. Человек, как и дикий зверь в его понимании глумится над себе подобными, не способен. Так поступает только нечисть не стоящая жалости и переживаний. Потому как жизни в ней нет, одна злоба и ненависть. А раз жизни нет, то и переживать нечего.

— Ну, сволочи, ловите гостинцы. — Натягивая тетиву до уха, усмехнулся парень.

Три стрелы ушли в сторону костра всего за пару мгновений, и каждая из них нашла свою цель. Охранники не сразу поняли, что произошло, когда трое из них вдруг ткнулись носом в землю с торчащими в их телах стрелами. Причем один из них ткнулся прямо в костер. Но люди военные есть люди военные. Они долго удивляться, не приучены. Вскочив на ноги и перекрикиваясь между собой, они бросились к своим лошадкам, а от второго костра к ним на подмогу уже спешила помощь. Оставив на охране несколько человек, остальные ринулись в лес ловить обидчика.

— Ага. Уже поймали. Как-бы не так. — Хохотнул Яр и словно растворился в ночной темноте.

Подлетев на полном скаку к опушке леса, верховые притормозили. В ночном лесу быстрая езда легко может обернуться свернутой шеей. Ругаясь на непонятном для Яра языке часть всадников, осторожно въехала под кроны деревьев, а часть поскакала обратно. Как стало ясно чуть позже, они быстро накрутили факелов, чтобы в лесной темноте лучше видно было. Правда пока они факелы крутили, Яр еще двоих снял из той компании, что в лесу его искала. Отчего привел своих преследователей в еще большее бешенство. Ох и ругались же они. Слов, конечно, не разобрать, лопотали что-то на непонятном языке, но их смысл и так был любому понятен.

— Слушай Разбой. — Обратился парень к волку. — Ты там пошуми, меня изображая. Да отведи их в сторону маленько, а я пока попытаюсь стрелами разжиться. — Посмотрел он в сторону, где упали два преследователя.

Волк оскалил свою пасть в своей волчьей улыбке и, махнув хвостом, побежал в сторону верховых, безуспешно отыскивающих своего противника. Не прошло и минуты как преследователи оживились и громко перекрикиваясь ломанулись в сторону уходя все дальше от того места где притаился Яр.

— Ловите меня. Держите меня. — Улыбаясь им в след, прошептал парень.

Возле двоих погибших в лесной погоне осталось двое живых. Они как раз пытались пристроить своих павших товарищей на крупе лошади. Парень бесцеремонно прервал их работу, и теперь на земле рядышком друг с другом лежало четыре трупа.

— Ну что же посмотрим, что мы добыли в честном бою. — Склонился над ними Яр.

Его движения казались неторопливыми, но на самом деле он спешил, прекрасно понимая, что долго дурачить людей Разбою не удастся. Первым делом выдернул из тел свои стрелы. Две из них, правда, сломались, когда пронзенные ими тела упали на землю.

— Главное в стреле не древко, а наконечник. — Выдергивая обломки, приговаривал сам себе парень. — Древко я и новое смастерю, а вот хороший наконечник так просто не добудешь, а я нынче не в том положении, чтобы добром разбрасываться.

По-деловому собрал в одну кучу все принадлежавшее мертвецам оружие и не забыл срезать кошельки с поясов.

— Мертвым деньги ни к чему, а нам с дедом еще отстраиваться заново предстоит.

После чего обвесившись, как новогодняя елка игрушками добытыми трофеями, легкой трусцой припустил вглубь леса, где в скором времени к нему присоединился довольный собой Разбой.

— Так. Ну и чего мы тут добыли? — Сгрузил перед собой на землю Яр все захваченное им оружие, когда отбежал на безопасное расстояние. — Глянько ты, луки почти такие же, как у меня. — Натянул он тетиву одного из них. — Это добре. Значит, стрелы по размеру в самый раз будут. А вот мечи дрянь. Железо не ахти. Да и баланс не шибко хороший. Хотя. — Взял он в руки последнюю саблю. — Вот этот вроде ничего. — Он стукнул ногтем по лезвию и прислушался к звуку, после чего крутанул несколько раз оружием в воздухе. — Действительно хорош. Форма меча, правда, не привычна. Но хорош.– Качнул он головой и посмотрел на волка, который вместо того чтобы внимать поучениям друга смотрел в ту сторону леса, где мелькали огоньки. — Ой, да кому я это объясняю. — Махнул он на серого друга рукой и полез в колчаны смотреть стрелы.

После того как окончил свой осмотр, Яр прихватил с собой понравившийся ему меч, закрепив его на спине чтобы не мешал. Так же прихватил один из ножей, засунув его за сапог. Один колчан со стрелами привычно покоился возле правого бедра, а другой пристроил, как и меч за спиной.

— Так-то получше будет. — Одобрительно кивнул он головой, осмотрев себя. — Ну что, пойдем, глянем, не слишком ли шибко там наши лиходеи заскучали без нас. — Подмигнул он радостно замахавшему хвостом от такой перспективы волку.

Лиходеи не скучали. Они, правда, забросили свои лесные поиски и вернулись обратно на поляну, где собралась приличная толпа народу выскочившего на шум из поселка. Вот только эта толпа не шумела и не гомонила, а внимательно слушала одного из них. По его указанию, где-то около двух десятков человек, скрытно с их точки зрения, направились к опушке с явным намерением устроить ему западню. Если он вдруг надумает вернуться и повторить свое нападение.

— Ай-ай-ай. Какие они хитрые. — Глядя на это, покачал из стороны в сторону головой парень. — Вот я точно дурак и сам к вам в руки полезу. Разбой. — Обратился он к волку. — Ты там проследи, где они прятаться будут, пока я тут еще немного понаблюдаю.

Чтобы лучше рассмотреть, что делается в поле перед поселком, парень забрался на близстоящее дерево и удобно устроился на ветке.

— Ну-ну. Посмотрим. Какую хитрость вы еще для меня приготовить решили.

Глава 3

Чоглу находился в дурном расположении духа. Даже юная славянская красавица не смогла растопить лед его недовольства. Он, прежде всего, считал себя воином. Истинным последователем бога войны и доблести Гуань-Ди. И такие вот походы не любил. Тех же, кто ими похвалялся, он презирал. Доблесть воина, по его мнению, добывается только в бою и никак не в избиении безоружных. Вот за это свое пренебрежительное отношение он и поплатился.

Чол-хан уступил просьбам обиженных им военачальников и решил немного сбить с него героической спеси. Так сказать опустить с небес на землю. Ах, как славно было, когда он рубился в чистом поле с тверской дружиной. Храбрые, сильные воины достойные уважения. Не бежали с поля боя, как трусливые шакалы, поджав хвосты, а сражались до последнего. Хотя понятно, почему так бились. После их поражения Чол-хан и его друг Московский князь Иван Калита в крови утопили Тверское княжество, чтобы впредь другим неповадно было против орды и Москвы выступать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 377