электронная
209
печатная A5
420
18+
Яномамо. Вверх по Ориноко

Бесплатный фрагмент - Яномамо. Вверх по Ориноко

Объем:
210 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-4856-7
электронная
от 209
печатная A5
от 420

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моим друзьям по экспедициям к индейцам Амазонии и Оринокии посвящается

От автора

Книга «Яномамо. Вверх по Ориноко» стала третьей в серии научно-популярных книг «У индейцев в лесах Амазонки и Ориноко». В ней рассказывается о двух экспедициях, совершенных мной к индейцам яномамо, живущим в Венесуэле в верховьях реки Ориноко.

Деревни индейцев яномамо, чьи названия имеют характерные окончания -тери или –теди, разбросаны на обширной территории, покрытой тропическими лесами, на юге Венесуэлы и севере Бразилии.

Степень вовлеченности общин яномамо в жизнь национальных обществ Венесуэлы и Бразилии и сохранности ими традиционной культуры значительно разнится.

Жители деревень, расположенных вблизи крупных рек, хорошо знакомы с современной цивилизацией. Другие, живущие на берегах отдаленных притоков, имеют поверхностное представление о том, что происходит за границей их автохтонной территории. Еще и сегодня есть группы яномамо, не имеющие прямых контактов с внешним миром и продолжающие вести изолированный образ жизни.

Причудливым образом в культуре этого народа переплетается старое и новое. Сегодня большинство яномамо носят одежду, многие из них знают испанский или португальский языки, исповедуют христианскую религию. При этом продолжают практиковать традиционные ритуалы с галлюциногенным порошком йопо, помогающим им общаться с духами, которых они называют хекура, во многих деревнях есть шаманы, и народ им верит. В наиболее отдаленных и изолированных сообществах яномамо продолжают съедать с банановой кашей прах умерших родственников. Межобщинные конфликты, возникающие в основном из-за похищения женщин и нередко доходящие до кровопролитий, происходят среди яномамо и по сей день.

Я осуществил две экспедиции к индейцам яномамо.

Первая экспедиция прошла в апреле-мае 2004 года. Моими спутниками стали старые знакомые, проверенные надежные друзья — Аксель, Эктор и Хильберто, жители венесуэльской глубинки, с которыми я посещал в 2001, 2002, 2006, 2010 и 2012 годах индейцев хоти, ябарана, панаре, пиароа и мако (об этих экспедициях можно прочитать в книге «Среди индейцев Центральной Венесуэлы»). Вместе с ними я прошел более 1000 километров по Ориноко и ее правому притоку реке Окамо. Наблюдения и исследования проводились среди групп яномамо общин Сехаль на Ориноко и епропотери на Окамо. Также посещались другие, меньшие по численности группы яномамо. От информантов яномамо были получены ценные сведения о многих областях культуры этого народа (типах жилища, бытовой и духовной практиках, географии расселения). Я присутствовал на ритуалах употребления галлюциногенного порошка эпены, взял интервью у Хосе Валеро, сына Елены Валеро, умершей в 1996 году, украденной девочкой в 1937 году индейцами яномамо и проведшей среди них много лет. В Москву были привезены образцы оружия яномамо, украшений, одежды, предметы повседневного быта, в том числе, такие уникальные, как каменный топор.

В этой экспедиции не все пошло по намеченному плану, в поле пришлось принимать сложное решение. В таких случаях я всегда говорю, что Амазония, как и Оринокия, всегда вносит свои коррективы.

Вторая экспедиция состоялась в январе 2011 года и вновь проходила в бассейнах рек Ориноко и Окамо, а также на берегах реки Путако, левом притоке Окамо.

Тогда компанию мне составили Михаил Резяпкин и Гитис Юодпусис, мои друзья по кафедре этнологии исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, а также Сергей Солодухин, который мечтал увидеть Амазонию, Аксель и Хильберто.

Пройдя порог на Путако наша группа достигла предгорий Серра-Парима, древнего горного массива на границе Венесуэлы и Бразилии, — района, из которого в 19 веке началось расселение яномамо на земли юга Венесуэлы и севера Бразилии.

Бассейн Путако — одно из тех мест, где яномамо продолжают строить и жить в общинных коммунальных домах — шабоно или шапоно, как их называют сами яномамо, сохраняя традиционный образ жизни. На пути экспедиции встречались как деревни яномамо, тесно контактирующие с внешним миром, так и ведущие замкнутый изолированный образ жизни, это позволило мне провести всестороннее исследование современной культуры яномамо бассейна Ориноко-Окамо-Путако.

Планируя вторую экспедицию к яномамо, я старался избежать ошибок, допущенных в первый раз, поэтому были разработаны два возможных маршрута экспедиции: основной и альтернативный.

В соответствие с основным маршрутом наша группа хотела пройти порог на Путако и достигнуть предгорий Серра-Парима. Мы планировали не только пребывание в одном из шабоно яномамо в глубине их территории, но и пешие переходы по джунглям к другим изолированным шабоно на венесуэльско-бразильской границе.

Высокая плотность расположения шабоно в этом районе теоретически позволяла осуществить эту задумку. Все будет зависеть также от расположенности к нам местных индейцев, наличия необходимого времени и физического состояния членов экспедиции.

В случае возникновения обстоятельств, способных негативно повлиять на прохождение основного маршрута в бассейнах рек Окамо и Путако, мы, рассчитывая время и возможности, планировали пройти альтернативный путь — отправится к яномамо общины маракатери на реке Сиапа (Матапири), притоке реки Касикьяре. О том, что яномамо маракетери готовы принять у себя чужаков Аксель разузнал заранее, еще находясь в Пуэрто-Аякучо, административном центре штата Амазонас.

История маракатери типична для многих индигенных общин Амазонии и Оринокии. Большое шабоно группы иронаси, изолированное от внешнего мира многочисленными порогами, стоит в среднем течении Сиапы (Матапири). Несколько лет назад часть людей иронаси, желая быть ближе к большой реке Касикьяре, соединяющей Ориноко и Риу-Негру, в желании получать промышленные товары у белых, покинула родное селение, решив построить свою отдельную деревню. Они основали ее в трех днях пути от шабоно иронаси, ниже непроходимых для лодок порогов на Сиапе (Матапири), дав ей название Маракатери.

Спустя некоторое время Маракатери вновь покинула часть ее жителей, которые отправились жить к яномамо группы мичи-мичи, чье шабоно расположилось в восьми днях пути среди гор и джунглей в верхнем течении Сиапы (Матапири).

Оценка на местности физического и психологического состояния участников экспедиции, а также необходимого для осуществления пешего перехода времени, позволит нам принять решение в пользу более длительного пребывания в общине маракатери или движения к изолированным шабоно иронаси и мичи-мичи.

Территория яномамо начинается на подступах к поселку Тама-Тама на Ориноко. Эти отдаленные районы контролирует Национальная гвардия Венесуэлы, без специального разрешения которой верховья Ориноко посетить невозможно. Напротив Тама-Тама в Ориноко впадает Касикьяре, и если у путешествика нет пропуска для посещения Верхнего Ориноко, он может свернуть в Касикьяре. Поэтому в устье Сиапы (Матапири) у маракатери бывает больше пришлых людей, чем на Окамо и Путако. Нам хотелось увидеть жизнь яномамо, в значительно меньшей степени затронутую внешним влиянием. Также было не ясно, как далеко, в случае пешего перехода, мы сможем уйти от устья Сиапы (Матапири). На Окамо я был в прошлый раз и в целом представлял как все может выглядеть. Таким образом, основной маршрут казался более предпочтительным и интересным. Мы стремились на Окамо и Путако.

Впрочем, мой дорогой читатель, я, наверняка, уже запутал тебя многочисленными названиями, непривычными твоему уху. Что же, пора в путь, прочитай книгу «Яномамо. Вверх по Ориноко» и отправься мысленно вместе с ее автором в венесуэльскую Амазонию в страну яномамо, и обо всем узнай сам.

Андрей А. Матусовский

Первая попытка

Старт из Самариапо

Наша экспедиция к яномамо стартует из района поселка Самариапо. Самариапо — это несколько убогих домиков и военный пост в шестидесяти километрах к югу от Пуэрто-Аякучо, стоящих на берегу небольшого канала, соединенного с основным руслом Ориноко. Асфальтированная дорога, доходящая до поселка, продолжается еще несколько километров вдоль берега Ориноко, а затем просто обрывается, упираясь в джунгли.

Мы в составе двух машин, небольшого грузовичка, заставленного шестью двухсотлитровыми бочками, полными бензина, и джипа Акселя, прибываем в Самариапо.

Здесь у берега скопилось множество разномастных лодок. Люди непрерывно выгружают и загружают в них различные вещи, бочки, продукты.

Отправляясь в путешествие по реке вглубь венесуэльской Амазонии лучше всего стартовать именно из Самариапо, так как здесь есть удобный спуск к воде. Еще важнее, что Самариапо находится выше грозных ревущих порогов на Ориноко, расположенных рядом с Пуэрто-Аякучо. Таким образом, мы их минуем, пройти через пороги на лодке не представляется возможным, и немного сэкономим бензин.

Военный проверяет наши документы, мы загружаем вещи и бочки с бензином в лодку и отправляемся в путь. Запасов взятого нами бензина должно хватить на всю долгую дорогу до Окамо и обратно.

Наша лодка представляет собой длинную металлическую пирогу, называемую в венесуэльской Амазонии бонго, сваренную из нескольких листов железа по форме традиционного индейского каноэ, выдолбленного из цельного ствола дерева. Вдоль ее бортов располагаются лавки, над которыми смыкается решетчатый каркас, застеленный пальмовыми листьями, защищающими пассажиров от палящих солнечных лучей и дождя. Длина лодки около десяти-двенадцати метров, и она тяжело загружена. Учитывая это обстоятельство, а также то, что придется идти против течения, нам понадобится четыре-семь дней пути, чтобы достигнуть земель индейцев яномамо в верховьях Ориноко. Мы можем только прогнозировать, как быстро пойдет по реке такая лодка.

Национальная гвардия Венесуэлы осуществляет строгий учет всех приходящих и уходящих в Самариапо лодок
Пристань в Самариапо
Бонго в Самариапо

На реке Ориноко

К вечеру первого дня пути вверх по Ориноко мы проходим столь незначительное расстояние, что я начинаю всерьез опасаться, что нам хватит запланированного времени, чтобы дойти до селений индейцев яномамо на Окамо и вовремя вернуться обратно.

Ночуем непосредственно в лодке, причалив ее к берегу рядом с большой деревней индейцев гуахибо, свои гамаки привязываем к металлическому каркасу крыши.

Со мной к индейцам яномамо идут Аксель, Эктор и Хильберто, все жители венесуэльской глубинки. С Акселем и Эктор я уже путешествовал в 2001 и 2002 годах к индейцам хоти, ябарана, панаре и пиароа. Хильберто индеец пиароа, Аксель взял его в качестве помощника, и вместе с Эктором они посменно работают мотористами.

Остров Кастильито на Ориноко — огромная базальтовая скала

У индейцев гуахибо, рядом с селением которых мы расположились на ночлег, мои компаньоны заимствуют фаринью — маниоковую крупу. Они едят ее, смешав с консервированным тунцом и водой из Ориноко. Я опасаюсь пить сырую мутно-желтую воду из тропической реки и довольствуюсь лишь консервированным тунцом. Ночью идет сильный и продолжительный ливень.

Утром, к своему удивлению, я обнаруживаю, что в Амазонии бывает холодно — я замерз. Встаем с рассветом и сразу отправляемся в путь — надо экономить время.

Дорога монотонна — надоедливо гудит мотор, а пейзаж вокруг однотипен — по обоим бортам лодки — широкая река, на ее берегах сплошной стеной стоят джунгли. Изредка на мелькают несколько жалких лачуг местных индейцев. Людей почти не видно.

Мы сворачиваем из основного русла Ориноко и заходим в ее левый приток — реку Атабапо с черной водой, служащую естественной границей между Венесуэлой и Колумбией. На венесуэльском берегу раскинулся небольшой городок — Сан-Фернандо-де-Атабапо.


В Амазонии и Оринокии вода в реках, как правило, бывает трех цветов: желтой, черной или красной, это связано с составом почвы, по которой протекает поток, вымывающий из нее природные минералы, дающие соответствующий окрас. На берегах рек с черной и красной водой почти нет москитов, в то время как у водоемов с желтой водой от них нет спасения.


В Сан-Фернандо-де-Атабапо совместно проживают представители различных этнических групп: метисы, индейцы банива, баре, гуахибо, пиапоко, пуинаве, варекена и ябарана. Общая численность населения Сан-Фернандо-де-Атабапо уже в начале 1980-х годов составляла тысяча восемьсот человек.

На центральной площади Сан-Фернандо-де-Атабапо стоят церковь и непременный памятник Симону Боливару, национальному герою Венесуэлы. В городе расквартирован гарнизон Национальной гвардии Венесуэлы, сюда несколько раз в неделю прилетает небольшой рейсовый самолет из Пуэрто-Аякучо, но вокруг на многие сотни километров — тропический лес.

Наш заход в Сан-Фернандо-де-Атабапо — необходимое действие, так как для дальнейшего движения вверх по Ориноко мы должны поставить на наши бумаги еще одну печать, дающее нам право следовать дальше.

За пластиковым столиком на возвышающемся берегу сидит военный с автоматом — он контролирует прибытие лодок в городок. Удивляется, что видит меня здесь — русского.

Пограничник оказывается местным интеллектуалом — он чемпион гарнизона по шахматам. Сразу же признается мне в громадном уважении к Гарри Каспарову, ценит его за то, что тот на равных играет с компьютером, и неожиданно предлагает сыграть в шахматы — хороший международный шахматный опыт будет, говорит. Я отказываюсь. Если я буду играть еще в шахматы с Национальной гвардией Венесуэлы в Сан-Фернандо-де-Атабапо, то до индейцев яномамо на Окамо мы никогда не доберемся. Военный спрашивает, зачем я здесь. Аксель, проявляя хитрость, отвечает за меня, что просто идем до поселка Ла-Эсмеральда, смотрим на красоты Амазонии, путешествует русский. Ну и правильно, ни к чему этому вояке знать, что мы идем к индейцам яномамо, а то потребуется еще больше разрешений.

Деревня пиароа на берегах Ориноко
На окраине деревни пиароа растут деревья манго
Хильберто
Сын Хильберто
Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 209
печатная A5
от 420