электронная
180
печатная A5
328
12+
Яхонтовая книга

Бесплатный фрагмент - Яхонтовая книга

Сборник стихотворений

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-5879-1
электронная
от 180
печатная A5
от 328

Сапфир, аметист, гиацинт, рубин

Их всех называли в древности на Руси одним словом: яхонты.

Рубин. О нем говорили так: яхонт алый.

Сапфир. Его называли: небесного цвета яхонт.

Вишневым яхонтом нарекали на Руси аметист и солнечным — гиацинт.

Мои стихи. Они проходят через меня, как путь. Открою тайну: я НЕ сочиняю их. Они упадают с неба. Как яхонты. Наверное, вы посмеетесь такой метафоре. Вы скажете: метеоритов яхонтов — не бывает.

Однако и стихи — не БЫВАЮТ. Это вот я — бываю. Да и вы тоже. Мы — гости, а стихи — суть.

Конечно, я далеко не первая, кто говорит это. Божественная Ахматова:

Ржавеет золото и истлевает сталь.

Крошится мрамор… К смерти все готово.

Всего прочнее на земле печаль

И долговечней царственное слово.

Это было написано в 1945 год — в год победы. Я преклоняюсь перед победой Анны Ахматовой точно так же, как и перед победой русского — вообще — оружия.


Вот ее победа:

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.


Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, радужной, прекрасной…

Я есть ее ученица.

Вымучивать из себя какие-то корчи? Страсти на потребу толпе? Отчаяние, раздрызг, немочь? Или, наоборот, агрессивность?

И то, и другое вызвало бы сочувствие. Возможно и — популярность.

Но я не хочу тебе потакать и ты сам не хочешь, чтобы тебе потакал поэт, правда ведь?

А что желаешь ты от поэта?

Честности.

Я клянусь: как эти яхонты мне упали в ладони с неба — так я даю их тебе. Ты не увидишь психологятины в этой книге стихов, ты отдохнешь от нее.

Да, все мы живые люди, я понимаю. Но все мы когда-нибудь умрем, то есть вынырнем. Из этого мира почти безмолвия мы вернемся туда, где ясно произносится Слово.

Мне нравится этот мир. Иначе я бы не согласилась тут воплотиться. Но я не забываю великое, которое было до и которое произойдет после.

И вот стихи, которые через меня сюда происходят, это голос Отца. И он бывает четырех тех разных цветов, о которых я сказала в начале.

Читайте мою книгу и вы увидите: вот этот из пришедших стихов — рубин, а этот сапфир, а этот есть гиацинт и вот этот суть аметист.

Я понимаю, что эпоха сейчас не та. Немногие люди любят о том, что выше. Стихи — это первое, что я начала писать, но я до сих пор больше известна как публицист, нежели как поэт.

Вот Яхонтовая, как поэта — это первая моя книга. А значит, в определенном смысле, первей всех прочих, которые давно были изданы.

Я чувствую, что понимание сказанного в ней — за горами. Но стих не умеет ждать. Я только ретранслирую Бога, который сказал — сейчас. И если это не воспринимается нынче как драгоценные камни, то я клянусь: придет время! Потребна выдержка. Как сказала Цветаева:

«Моим стихам,

как драгоценным винам,

Настанет свой черед».

Сказка-жизнь

Мне хотелось бы жить не здесь.

Я попробую жить как в сказке.

У меня вот и печка есть,

И волшебные санки-салазки.


Через речку — дремучий лес.

В том лесу — кого только нету.

Птицы, звери и леший есть.

И дракон притаился где-то.


Чудеса живут в решете.

Моя жизнь решету подобна:

Все отсеет, что дань суете,

Только сказки хранит подробно.

5 сентября 2010

Возвращение

Ты забытым сном вернулся —

вздрогну легкой занавеской,

звон хрустальный… обернулся —

зайчик пляшущей подвески…


Я сама задую свечку,

сквозняком к щеке усталой

прикоснусь, обняв за плечи,

как нежданного я ждала!


И прозрачною водою

я прольюсь сквозь пальцев сети,

не оставив за собою,

ни следов, ни прочных петель.


И в полях воспоминаний

не прочертит след карета,

бьется сердце двух дыханий,

плащ к ногам… Да было ль это?


Мы в старинный сон вернулись

безыскусный. Как возможно?

Лишь ресницы встрепенулись,

удивленные, тревожно.

Сказочный мальчик

Маленькому царю волшебной страны Аристании посвящается

Сказочный мальчик, ты — маленький маг —

Юность надмирного царства.

Плащ твой — во звездах и острый колпак,

Взор без тревог и лукавства.


Снова ко мне ты приходишь во снах —

Даришь знакомое чудо.

И, словно эльф, я летаю в цветах…

Жаль, с пробужденьем — забуду.


Добрая сказка — кораблик домой.

Скоро уж вечер настанет…

Я в ожидании встречи с тобой,

Маленький царь Аристани.


Пусть никогда не изведает туч

Мир твой — инкогнита терра.

…В правой руке — светит скипетр-луч,

В левой — хрустальная сфера.

2000

Сейчастье

«Я знаю тех, кто дождется и тех, кто не дождавшись умрет —

С теми и другими одинаково скучно идти…»

Илья Кормильцев, «Полина»

Несчастные смотрят в пустые экраны,

Надеясь увидеть счастливые сны.

Мечтая вернуться в объятья Нирваны,

Где нет ни обиды, ни чувства вины.


Счастливые в деле находят забвенье.

Свободного времени попросту нет.

Не только суббота, но и воскресенье —

Безликие будни течения лет.


Два способа смерти при жизни — и что же?

Какой предадитесь — то вам выбирать.

Земные несчастья и счастья похожи.

Я с ними устала под ручку гулять.


Я знаю их близко — была там, не возле.

Не раз разняла заколдованный круг.

Есть слово СЕЙЧАС: ни вчера и ни после.

СЕЙЧАС настоящее счастье, мой друг!

19 августа 2010

Мой детский сон

Когда б не Бог, зовущий всех нас в Детство,

Кто выжил бы без смысла и Любви?…

Иеромонах Роман

Зовут, — беги! Кричат, — стреляй!

Берись за меч, руби, кромсай!

Вперед, — на крест! С креста, — слезай!

В Нирвану, — марш! Как все, давай!


А я хочу глаза закрыть,

И голову к плечу склонить.

И никуда не уходить.

Сквозь это всё — быть, просто быть.


Забыться сном, опять уснуть.

По зову сказки дивной — в путь

Туда, где вольно дышит грудь.

Мой детский сон навек вернуть.


И он придет — сон золотой,

Где есть Свобода и Покой,

(Куда не ринутся за мной),

Где только Ты. И я — с Тобой.

18 декабря 2009

Сила

Вот она — последняя площадка,

Больше нет ступеней для протеста.

Вот она — последняя загадка

На вершине снежной Эвереста.


Многие вели к нему дороги.

Но ты шел одной — прямой и торной.

И теперь на равных, без тревоги

Смотришь вверх — на пик седой и черный.


И предстанет мир той самой силой,

Что искал ты там, где прах и дрема.

Для тебя блистательной могилой

Станет красота его Мальстрема…


Из глубин клокочущий Везувий

Затопил рекой огня пределы.

Для тебя он гневен и безумен,

Извергает каменные стрелы…


И когда настанет миг затишья,

Молньей озарит тебя догадка.

Ты поймешь, что мир тобою дышит.

Ты — его последняя площадка.

29.01.98

Битва в горах

Опрокинут обломками неба,

Золотую монету искал.

В этом доме, где нет даже хлеба —

Лишь величье оскала у скал.


С молчаливой пугающей властью

Мне в глаза с облаков посмотрел

Черный коршун — хранитель ненастья.

Видит хищник, где скалам предел.


Даже знает, где тускло мерцает

Мной потерянный рубль золотой,

С королевских высот созерцает

Расколовшийся на два покой.


Я пытался в глазах твоих, стражник,

Прочитать на вопрос мой ответ,

Обещая в ущелиях страшных

Не терять больше светлых монет.


Я пытался,… но хохот надменный

Показал, кто здесь князь, а кто — так…

Одинок и забыт средь вселенных,

Потерявшийся чей-то пятак.


Только Чей? И Кого позабыл я?

Кто как я безутешен, один?

…Память–птица расправила крылья —

Белым соколом ввысь до вершин.


Поединок… Дай, Боже, победу,

Соколиную песню пропой!

Меч мой ныне — надмирная Веда —

Святый Крепкий Бессмертный Покой!

06.09.97

Зимняя сказка

Утро. Зимняя сказка.

Чисто снежное поле.

Тройка коней. В салазках

Двое — любовь и воля.


Ветер летит навстречу —

Тонких следов узоры —

Вечный январский вечер

Скоро наступит, скоро.


Ночь. И звезда в зените.

В небе явилось Слово.

Кони мои, замрите,

Сердце мое.

И снова…


Добрая снежная ласка.

Книжной страницей — поле.

Тройка коней, как в сказке,

Вместе — любовь и воля.

Даль

Исчезла неподвижность дали…

Огнями дивными маня,

Явился путь, как отблеск стали,

И Взгляд, взыскующий меня…


Был мир когда-то ярок звонок.

Всем балаганным чудесам,

Всем стрелам верил, как ребенок,

И молчаливым голосам.


Кружились в бессловесной взвеси

Чужое небо и земля,

Как будто шторой занавесив

Окно, смотрящее в Тебя…


Поток летящих сновидений —

Супонь цыганского коня —

Чреда души моей пленений

Без слез, без счастья, без огня.


Но час настал. И вихорь пыли

Застыл и канул навсегда.

И даль, где мы когда-то были,

Мой близкий спутник угадал.


Летел в недвижимом движенье

Прямой стрелой калёной — путь…

Покинул пленник отраженья —

И не догнать, не повернуть!

24.09.97 — 25.01.07

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 328