электронная
234
печатная A5
396
18+
Я выбираю свет

Бесплатный фрагмент - Я выбираю свет

Объем:
260 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9590-5
электронная
от 234
печатная A5
от 396

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Безуспешно прикрываясь женским журналом от проливного дождя, девушка перебежала проезжую часть и с силой дёрнула на себя прозрачную дверь. Отделение почты располагалось внутри высокого офисного здания, матово сверкающего дорогим фасадом и бесценными мраморными полами. Промокшие замшевые туфли на шпильках тут же заскользили по покрытию, и, немало повеселив охранника, с серьёзной миной тосковавшего у входа, она растянулась посреди просторного холла. Даже не подумав помочь, он с полуухмылкой осмотрел стройные ноги, предательски оголённые задравшейся юбкой, и перевёл взгляд выше. Белая блузка, от дождя ставшая прозрачной, удачно оттеняла приятный загар, наверняка полученный не на даче, золотистые, чуть рыжеватые волосы художественно рассыпались по плечам, в ушах покачивались серьги с крупными камнями. Макияж, потёкший от воды, только больше подчёркивал миндалевидной формы карие глаза и пухлые губы. «Слишком красива и, похоже, успешна», — промелькнуло у него в голове. Каждый день он видел таких — уверенных, высокомерных, считающих себя центром вселенной, а по сути — избалованных и самолюбивых охотниц на влиятельных мужчин. На него они никогда не смотрели. Не просто не смотрели, а не замечали, даже не задерживали взгляд. Он был для них пустым местом, недостойным и лёгкого кивка в знак приветствия

Конечно, без тугого кошелька в этом городе делать нечего. Даже редкозубая Зинка из продуктового ларька — и та требует шикарных букетов и билеты в кино, а на что их купить, когда одна аренда комнаты съедает половину зарплаты? Вот и Лёвка, сосед и товарищ по несчастью, страдает от того же. Только он так и останется слесарем, едва сводящим концы с концами, а у него — Андрюхи Черных из Ивантеевки — есть шанс выбиться в люди и светлое будущее.

Девушка между тем поднялась на ноги, попыталась стряхнуть с мокрой бежевой юбки налипшую грязь и снова поскользнулась.

— Ну что за растяпа, — не выдержал охранник и рефлекторно протянул ей руку. В ту же секунду над его ухом в разные стороны брызнули кусочки стены, а стеклянная стойка рецепции позади обрушилась на пол сверкающим водопадом.

— Ограбление, — лениво проинформировал один из посетителей, демонстрируя окружающим короткоствольный автомат. — Всем лечь лицом вниз и не дёргаться.

Раздался короткий женский визг, чьи-то полные ужаса возгласы, и один за другим люди стали ложиться на пол. Через пару секунд стоять остались только Андрюха, налётчик и полоумная девица, которая, видимо, была не в состоянии пошевелиться от шока. Её судьба охранника в тот момент занимала бы меньше всего, но девчонка, похоже, была послана ему небесами за грехи, потому что продолжала сжимать его так некстати протянутую руку, не давая последовать разумному совету грабителя. Последний тоже был порядком удивлён и вопросительно уставился на неё своими блёклыми рыбьими глазами.

— Я сказал, лицом вниз, — добавив в голос металл, напомнил мужчина. Одет он был в лёгкий бежевый плащ, из-под которого виднелся тёмный пиджак и часть бордового галстука. Всё довольно дорогое — никогда не подумаешь, что тип вроде него станет размахивать автоматом. Такие ежедневно заключают миллионные сделки, может, и не совсем законные, но уж точно без явного криминала. Что именно он собирался грабить, оставалось загадкой — дверь справа ведёт в почтовое отделение, левая — в небольшой ресторанчик и караоке. Кроме того, на первом этаже находятся аптека и пара бутиков с брендовой одеждой. Выше — уже только офисы, и вряд ли там хранят много наличности.

Всё это пронеслось в голове Андрюхи, пока сумасшедшая девица раздумывала, стоит ли подчиниться вооружённому бандиту, или можно ещё немного поартачиться.

— Это надолго? — наконец отмерла она.

По помещению разнёсся лёгкий вздох ужаса, а грабитель откровенно опешил.

— Могу сделать так, чтобы для тебя всё закончилось очень быстро, — холодно улыбнулся он.

— Нет-нет, спасибо. Просто, понимаете, меня ждут. В современном мире, где темп жизни становится…

Грабитель быстро приблизился к девушке, посмотрел на неё сверху вниз и коротко выплюнул:

— Имя?

— Александра, — заискивающе улыбнулась она. — Ну, так что? Надолго мы здесь?

Мужчина выпустил короткую очередь в потолок, немного не рассчитал, потому что штукатурка посыпалась прямо на него, подождал, пока стихнут вопли, и скомандовал:

— Сейчас все отдадут мне драгоценности, деньги, телефоны и, возможно, на этом мы разойдёмся. Начнём с тебя. — Он указал на серьги Александры и выудил из кармана чёрный пластиковый пакет.

Стараясь не смотреть на его присыпанную белым макушку, чтобы не рассмеяться, девушка свободной рукой принялась расстёгивать тугой замочек.

— Они фальшивые, вообще-то…

Грабитель ничего не сказал, но посмотрел так, что Александра скоренько закончила процедуру. Нравится человеку стекло воровать — ради бога, лишь бы не нервничал лишний раз. Руку охранника она так и не выпустила, чем явно доводила его до белого каления, но, поскольку на том, чтобы она легла лицом на грязный пол, никто больше не настаивал, девушка решила поцепляться за него ещё немного.

Счастливый обладатель автомата начал медленно и чересчур спокойно обходить испуганных людей, которые безропотно делились с ним непосильно нажитым, а Александра в это время внимательно рассматривала товарищей по несчастью.

У дальней колонны растянулись трое мужчин офисной наружности — сопротивления такие не окажут, девушка за разбитой стойкой рецепции тоже деморализована; две дамы среднего возраста, явно направлявшиеся в ресторан, должны стать для грабителя самым лакомым куском. Не они сами, конечно, а их украшения и сумочки запредельной стоимости. Несколько сотрудниц, по неудачному стечению обстоятельств спустившихся вниз из своих офисов, не взяли даже телефоны. Всё, что грабитель сумел у них забрать — браслет и пару недорогих колечек. Ближе всего к Александре лежала старушка, плотно прижимавшая к себе квадратную коробку с почтовыми наклейками. Девушка вздохнула: вряд ли сегодня удастся получить заказное письмо — даже если ограбление окажется относительно безобидным и быстро закончится, отделение не будет работать как минимум до завтра.

Мужчина, небрежно поигрывая автоматом, двинулся к компьютеру на рецепции, а Александра скептически покачала головой. Что он собирается делать? Захватить с собой оргтехнику и податься в бега? Буквально через дорогу расположено отделение банка — уж там должно быть что-то посущественнее. Что ему надо на самом деле?

Старушка между тем издала слабый стон и явно приготовилась отправиться в мир иной.

— Не волнуйтесь, — тихо сказала девушка, убедившись, что грабителю пока не до неё. — Он сейчас заберёт, что хочет, и уйдёт. И я уверена, полиция уже на подходе.

— Ну конечно! — негромко воскликнул охранник. — Да мы два часа тут просидим, пока люди снаружи начнут что-то подозревать. Ментов кто-то должен вызвать, чтобы они зачесались.

— Я думаю, девушка на рецепции прекрасно справилась с этой задачей, пока я отвлекала грабителя, — спокойно заявила Александра. — Долго, что ли, на кнопку нажать?

Андрюха Черных почувствовал, как по позвоночнику разливается неприятный холодок, и скосил на неё глаза. Если в начале он был абсолютно уверен, что она на волоске от обморока, то сейчас лицо Александры выражало лишь скуку и досаду. «Такие не выносят, когда кто-то вмешивается в их планы, но любое затруднение и того, кто его создал, воспринимают как мелкую неприятность, — пронеслось у него в голове. — Вполне возможно, что на хорошую жизнь чёртова кукла заработала не только смазливой внешностью». Признавать это было обидно, но в тот момент охранник был близок к панике, как никогда. Дуло автомата пугало куда меньше умной уверенной выскочки, хладнокровно разыгравшей комедию перед вооружённым преступником.

Старушка тоже заинтересовалась соседкой и, прекратив хвататься за сердце, с любопытством подняла глаза. Выглядела бабка как среднестатистическая российская пенсионерка, облачённая в старенькое, не по погоде тёплое пальто, неопределённого цвета ботинки и чёрный платок с крупными яркими цветами. Было понятно, что ей действительно нехорошо, но старушка держалась молодцом и время от времени прожигала грабителя взглядом, полным ненависти, очевидно, полагая, что это как-то поможет делу.

— Вот чего ему надо, а? — с возмущением прошамкала она, обращаясь почему-то к Александре. Девушка едва не посоветовала переадресовать вопрос, но, вспомнив, что перед ней пожилой человек, только пожала плечами.

— Вряд ли нам об этом доложат.

Грабитель закончил свои тайные дела за компьютером и лёгким взмахом руки отправил его на пол. За ним вскоре последовали два телефона и принтер. Поскольку никакой пользы из поверженной техники он извлечь не мог, Александра предположила, что человек не нашёл того, что искал, и теперь сильно раздосадован. Сочувствия она, конечно, не испытывала, но его плохое настроение могло сказаться на здоровье некоторых заложников, и девушке отчего-то казалось, что в первую очередь он вспомнит о ней.

— Сделайте, наконец, что-нибудь, — сказала она охраннику.

— Хотите, чтобы я пошёл на него с голыми руками?

— Хочу, чтобы вы воспользовались пистолетом, который у вас за поясом. Вы что, не видите, что это — любитель? Да он сам не понимает, что делает, и нервничает больше вашего.

— Пистолет-муляж, — угрюмо отозвался Андрюха. — И нет, уж извините, но мне не кажется, что это любитель. Вы бы высовывались поменьше. И руку мою отпустили.

Последнее замечание Александра нахально проигнорировала и снова посмотрела на грабителя. Может, и не любитель, но ведёт себя как минимум странно. Не то чтобы раньше ей уже доводилось принимать участие в подобных мероприятиях, но из многочисленных фильмов и сериалов девушка твёрдо знала, что любой уважающий себя налётчик должен хватать самое ценное и покидать здание задолго до прибытия полиции. А этот — ходит кругами, злобно поглядывая на притихших заложников, и явно страдает какой-то душевной маетой.

За входной дверью, к которой Александра стояла спиной, началось оживлённое движение, и она на с гордостью отметила, что не ошиблась — тревожная кнопка и правда находилась на рецепции, а горе-грабитель об этом даже не подумал.

Лежавшая ничком старушка тоже разобрала усиливающийся шум на улице и, подняв голову, тихо заговорила:

— Деточка, если меня убьют…

— Да кто вас убьёт, — украдкой поморщилась Александра. — Лежите спокойно, нас скоро освободят.

— Да, но если вдруг что-то случится, отдай эту посылку Григорию Лепатову, он живёт на улице Зелёной, дом четыре, квартира восемьдесят три. Это очень важно.

— Хорошо, — автоматически согласилась девушка, внимательно наблюдая за непоследовательными действиями грабителя.

— Запомнила адрес?

— Зелёная, дом четыре, квартира восемьдесят три, — послушно, как за учительницей, повторила Александра. — Вы не беспокойтесь, сами отдадите её кому надо. Грабителю просто нет смысла расправляться с заложниками, это только увеличит срок.

— Зато ему есть смысл обзавестись живым щитом, — не без злорадства вставил охранник.

— Но вряд ли ему придёт в голову использовать для этих целей пенсионерку, — огрызнулась девушка. — Скорее уж это буду…

Закончить фразу она не успела, потому что преступник пришёл к тому же выводу и, расслышав на улице встревоженные голоса, размашистым шагом направился к ней. От суровой холодной маски, которая застыла на его лице вначале, ничего не осталось. Едва грабитель приблизился, Александра без труда рассмотрела в его глазах страх и напряжённое, глубокое отчаяние. В таком состоянии человек может совершить всё что угодно. Она внутренне подобралась и приготовилась к худшему.

— Пойдёшь со мной, — коротко бросил он и, схватив девушку за волосы, грубо толкнул перед собой.

— Вряд ли это хорошая идея, — не удержалась Александра, сообразив, что, едва они выйдут из здания, дула пистолетов и снайперских винтовок будут направлены ей в грудь. — Я имею в виду, что гораздо ниже вас ростом и любой приличный стрелок успеет попасть вам в голову, прежде чем вы произнесёте хоть слово. Вам стоит поискать запасной выход. А если так уж хотите выйти через главный, возьмите вон охранника, он ещё повыше вас будет.

Андрюха моментально покрылся испариной и, поёжившись, подобострастно зачастил:

— Запасной выход только один и ведёт на площадь, которая отлично простреливается. Укрыться там негде. А баба в качестве заложника всегда выигрышнее здорового мужчины.

Взгляд, которым его одарила Александра, Черных ещё не раз видел в кошмарах, но в ту минуту был счастлив, что грабитель своего намерения менять не стал и вместе с ненормальной девицей двинулся к стеклянной двери.

Каждый шаг давался с трудом, она в красках представляла количество вооружённых людей, ловивших её малейшие движения, и возможные варианты дальнейшего развития событий, которые, все как один, приводили к печальному финалу. Полицейских перед зданием не наблюдалось, но было ясно, что они где-то поблизости, и от этого грабитель нервничал ещё больше. Автомат, упиравшийся в её бок, заметно подрагивал, и Александра старалась не думать о том, что сейчас происходит с пальцем, лежащим на спусковом крючке. Она отчаянно шарила глазами вокруг, надеясь отыскать выход из создавшейся ситуации, но его нигде не было.

Зато был молодой мужчина в штатском, скромно примостившийся на лавочке в беседке с газетой и сэндвичем. Дождь хлестал с такой силой, что вода с крыши стекала тугими струями, практически скрывая его от посторонних глаз. От беседки до входной двери было не меньше двадцати метров, но девушка сразу обратила на него внимание и, поскольку больше ничего сделать всё равно не могла, скорчила умоляющую физиономию. Мужчина перелистнул газетную страницу и углубился в чтение.

Грабитель, которого любитель печатной продукции сейчас интересовал в последнюю очередь, лихорадочно огляделся, максимально съёжился, чтобы почти не выступать из-за её спины, и приказал:

— В машину.

Сообразив, что её подталкивают к тёмному пикапу с тонированными стёклами, Александра испуганно воспротивилась и, насколько могла, помотала головой.

— Я туда не полезу. Можете пристрелить прямо здесь, но сами потом и двух секунд не проживёте.

Преступник на миг замешкался, чуть не доведя девушку до потери сознания, и, решив не церемониться, просто потянул её за волосы в нужную сторону. Александра поддалась и сделала пару шагов к машине, но в какой-то момент промокшая насквозь замшевая лодочка разъехалась на несколько частей, оставив каблук между неплотно прилегающими плитками. Споткнувшись, она практически всем весом повисла на волосах, взвыла от боли и, рефлекторно отклонившись от дула автомата, стала медленно заваливаться на бок.

Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы одной жизнью на земле стало меньше. Почувствовав неожиданную свободу, но до конца ещё не понимая, что произошло, девушка упала, больно ударившись бедром, и почти на четвереньках ринулась обратно к спасательной двери. За спиной тут же послышались резкие голоса, обрывистые команды и вой сирен. Уже у самой двери чьи-то руки подхватили её под мышки и вернули в вертикальное положение.

— Вы не ранены?

Поскольку с уверенностью ответить на этот вопрос Александра не могла, она панически себя ощупала и уставилась на мужчину из беседки, в данный момент казавшегося очень близким и родным.

— Вроде бы нет.

— Всё равно вам нужно пройти в карету скорой помощи, пусть медики вас осмотрят.

Смысл сказанного доходил до неё с трудом, девушка бестолково кивнула и на подгибающихся ногах заковыляла к подъездной дорожке, на которую указал мужчина. Где-то на полпути она остановилась, оглянулась и лёгкой трусцой бросилась обратно.

— Подождите. — Александра, задыхаясь, схватила его за локоть.

— Вам плохо?

— Нет. То есть да, но это неважно. Там, у дверей, охранник. Можете мне не верить, но я готова ручаться, что он связан с грабителем. Только не надо спрашивать, почему я так думаю. Считайте, что это интуиция или что угодно другое, главное, проверьте его.

Мужчина посмотрел на неё очень внимательно и, судя по всему, разглядев в её глазах что-то особенное, медленно кивнул. Конечно, он мог согласиться для вида, просто чтобы избавиться от назойливой заложницы, пережившей потрясение, после которого не все в состоянии связно изъясняться и во всём ищут подвох, но девушке показалось, что он действительно воспринял её слова всерьёз.

Немного придя в себя, она всё же отправилась к скорой, хотя никакой необходимости в этом не было. Можно было прекрасно обойтись без общения с врачами, но стоять посреди людской сумятицы, когда все одновременно разговаривают, кричат, всхлипывают, перемещаются в хаотическом порядке, было невыносимо. Краем глаза Александра заметила полиэтиленовый мешок, в который спешно упаковывали незадачливого грабителя, и вдруг почувствовала резкий звон в ушах, а вслед за ним в висок вонзилась острая пылающая боль.

— Дайте что-нибудь от мигрени, — едва ворочая языком, попросила она, прислонившись спиной к прохладному боку скорой. Дождь немного ослабел, но большой разницы девушка уже не ощущала: насквозь мокрая одежда противно липла к телу, вызывая сильный озноб; с волос на лоб и шею стекали тоненькие ледяные струйки.

Её куда-то усадили, стали мерить давление, считать пульс; издалека донёсся вопрос, есть ли у неё аллергия и хронические заболевания, потом в предплечье воткнулась игла, которую Александра видела как в тумане, и перед глазами всё поплыло.

Минут через пять девушка почувствовала себя лучше и, хотя ещё не могла встать из-за сильного головокружения, вполне отчётливо видела окружающую обстановку и суетившихся рядом медиков. Плохо было не ей одной, к машине выстроилась небольшая очередь страждущих, а судя по завываниям сирен, другие кареты не то направлялись к месту происшествия, не то уже отчаливали, забрав тех, кому было хуже всего. Их экипаж стартовать почему-то не торопился, и Александра решила, что ехать в больницу ей вовсе необязательно.

Незаметно, чтобы избежать лишних вопросов, она соскользнула со своего места и, придерживаясь за машину, направилась к живописной пёстрой рощице, которая сейчас сливалась в единое аляповатое пятно, напоминающее полотна импрессионистов вблизи. Не успела девушка сделать и нескольких шагов, как её схватили за руку, и через пару секунд, когда цветная рябь перед глазами пошла на убыль, она узнала нервную старушку, которая явно довела себя переживаниями до сердечного приступа. Синюшные губы, приоткрытый рот, тяжёлое прерывистое дыхание — всё говорило о том, что пенсионерке необходима немедленная помощь. Везли её на каталке, так что надежда на благополучный исход оставалась, и Александра постаралась поскорее сбросить её ледяную руку, чтобы не мешать спешащим медикам. Однако старческая хватка оказалась сильнее.

— Ты обещала, — в очевидном беспамятстве прошептала бабка. Сообразив, о чём она, девушка покосилась на квадратную посылку, пристроенную сбоку на каталке.

— Вас же не убили, — растерянно ответила девушка. — Подлечитесь денёк-другой, и всё будет хорошо.

— Это очень важно, — глядя на неё с мольбой, из последних сил прошелестела старушка.

— Родственница? — спросил один из медиков, заталкивая каталку внутрь. Она машинально кивнула. Мужчина начал говорить пенсионерке что-то успокаивающее, чтобы та, наконец, выпустила руку Александры, но успеха не добился.

— Ладно, — вздохнула девушка, которая сама была недалека от того, чтобы просить медицинской помощи. — Доставлю я вашу посылку, а вы лечитесь как следует, чтобы на ноги скорее встать.

Бабка растянула свои синюшные губы в благодарной улыбке и устало закрыла глаза.

— Что это с ней? — запаниковала Александра, схватив коробку. — Она выживет, да?

— Сделаем всё возможное, — дежурно ответил мужчина и захлопнул двери прямо перед её носом.

Машина сорвалась с места и, отчаянно завывая, вклинилась в автомобильный поток, а девушка осталась стоять с чужой посылкой под мышкой. Надо было отказаться и не брать на себя добровольно роль почтальона, но старушка, похоже, очень встревожена и не угомонится, пока коробка не найдёт своего адресата. Пусть уж выздоравливает спокойно, без лишних тревог.

Александра обвела офисное здание и прилегающую к нему территорию мутным взглядом, по людскому мельтешению, ставшему более медленным и упорядоченным, поняла, что ажиотаж вокруг дурацкого ограбления потихоньку сходит на нет, и решила, что участвовать в этой драме дольше ей совсем необязательно. Удобнее перехватив посылку, она огляделась в поисках троллейбусной остановки и, обнаружив оную слева, двинулась к ней, стараясь держаться ровно и ничем не выдавать своего плачевного состояния.

Ещё никогда обычные полчаса до дома не казались ей такими долгими и мучительными. Каждую минуту Александра смотрела на секундную стрелку, будто нарочно ползшую с черепашьей скоростью, исподлобья косилась на посылку, уже жалея, что согласилась её взять, и нервно теребила пальцами оторвавшуюся почтовую наклейку. На смену головокружению явились дикая слабость и ощущение смертельной усталости. Она с трудом удерживалась от того, чтобы не заснуть прямо в троллейбусе, и считала мелькавшие за окном дома, надеясь отвлечься.

Наконец справа пронеслись знакомые витрины, небольшой уютный сквер, в котором она иногда прогуливалась по вечерам, и потянулись кирпичные новостройки с идеальными фасадами, сияющими стёклами и ухоженными зелёными насаждениями вокруг.

Жила она в одном из этих глянцевых домов с дорого отделанными подъездами, мраморными полами, высокими потолками и непременной консьержкой у входа.

— Добрый день, Александра Максимовна, — церемонно поздоровалась последняя, хотя они виделись сегодня по крайней мере дважды.

— Добрый, Ирина Олеговна, — слабо отозвалась девушка, на подгибающихся ногах шествуя к лифту. Катастрофу, случившуюся с туфлями, и обще-побитый вид консьержка, конечно, заметит и разнесёт новую сплетню среди соседей. Ну и чёрт с ней. Всё равно репутацию хозяйки шестьдесят третьей квартиры в этом доме уже ничто не испортит.

— В одиннадцать пятнадцать к вам был посетитель, — отчиталась женщина. — Сказал, что его фамилия Труфанов, и просил разрешения подождать вас на банкетке в холле. Я ответила отказом — это неприлично, чтобы другие жильцы видели…

— Хорошо, Ирина Олеговна, — покладисто простонала она, гипнотизируя табло, на котором один за другим высвечивались номера этажей, преодолеваемых лифтом. Ну когда же он доедет?

— И вообще, вам стоит чётче согласовывать время рандеву в будущем. В нашем доме…

— Обязательно. — Александра чуть не снесла пожилую супружескую пару, выходившую из лифта, и несколько раз надавила кнопку шестнадцатого этажа.

Нахальная консьержка, при каждом удобном случае норовившая намекнуть, что в обществе приличных людей ей не место, давно уже сидела в печёнках, но поделать было ничего нельзя — свои обязанности она выполняла с редким рвением и подавляющая часть жильцов была ею довольна, а к Александре испытывала прямо противоположные чувства.

Ввалившись в квартиру, девушка стянула мокрую одежду, чуть раскисшую коробку поставила к элегантной напольной вазе и, наполнив себе горячую ванну, заснула прямо перед ней, упершись головой в раковину и завернувшись в махровое полотенце.

                                              ***

Проснулась она от холодного сквозняка и неприятного покалывания в затёкшей шее. Вода в ванне давно успела остыть, голова казалась неподъёмно-тяжёлой, остальные части тела слушались с трудом, норовя избавиться от бездарного руководства хозяйки и зажить, наконец, собственной жизнью.

Александра поднялась, накинула тёплый халат и, всё ещё дрожа от холода, вышла в коридор. Картина нисколько не изменилась: одежда, которую после всех злоключений оставалось только выбросить, по-прежнему валялась на полу, дурацкая посылка пристроилась в углу, напустив вокруг себя прозрачную лужицу.

— Очередной удачный день, — вздохнула девушка и отправилась заваривать чай.

Когда любимый бергамот немного привёл её в чувство, Александра прибралась в прихожей, приняла горячий душ и разогрела вчерашние макароны на ужин. О неудавшемся ограблении она думала с отстранённым спокойствием, преступника по понятным причинам не жалела и волновалась только о судьбе незнакомой старушки, так неудачно оказавшейся поблизости.

Немного напрягало и то, что пришлось покинуть место преступления, не оставив полиции ни бесценных показаний, ни даже фамилии, но, в конце концов, это их проблемы — следить надо лучше за полезными заложниками. О подозрительном охраннике она упомянула, и это главное — совесть чиста, вклад в борьбу с криминалом внесён.

Поужинав, Александра бросила в раковину сковородку, из которой ела, взяла фен и вернулась в прихожую. Посылка выглядела совсем плачевно, и не мешало бы привести её в божеский вид, прежде чем вручать Григорию Лепатову, проживавшему на Зелёной улице. Интересно, что там такого особенного внутри? В присутствии вооружённого налётчика старушка не слишком беспокоилась о собственной жизни, гораздо сильнее её терзало то, что коробочку не доставят по адресу.

Девушка с любопытством покосилась на чуть приоткрытую картонную крышку, которую оставалось лишь немного поддеть, чтобы заглянуть внутрь. Вряд ли Григорий ждёт, что после ограбления и ливня посылка до него дойдёт в целости и сохранности. К тому же открыть её мог кто угодно, тот же бандит или полицейские…

Она подцепила ногтём промокшую картонку, но тут же себя одёрнула — бабка, возможно, перед смертью доверила ей самое дорогое, а она ведёт себя, как шкодливая школьница. Александра целиком сосредоточилась на своей работе и через час смогла констатировать, что с заданием почти справилась. Первоначальный вид посылка, конечно, не приобрела, но, по крайней мере, практически просохла, и, если внутри не содержатся деньги или важные бумаги, Лепатов не должен сильно сетовать. Сейчас к нему ехать поздно, но завтра придётся отправиться с самого утра — ещё не хватало, чтобы внезапно оклемавшаяся старушка связалась со своим Григорием и узнала, что коробка неожиданно растворилась в руках одной предприимчивой девицы.

Александра ещё раз вымыла прихожую, сложила испорченную одежду в мусорный пакет и уже приготовилась идти в спальню, когда в дверь настойчиво позвонили.

Не испытывая никаких радужных иллюзий, она посмотрела в глазок и, окончательно убедившись в том, что этот день точно займёт своё достойное место в объёмном списке самых поганых дней её жизни, открыла.

— Мне казалось, мы всё обсудили.

— А мне кажется, нам всегда найдётся, что обсудить. — Труфанов вошёл, протянул симпатичный букет, за который выложил не меньше пяти тысяч, и огляделся. — Вроде всё, как всегда, но такое ощущение, будто у тебя здесь разыгрался Судный день.

Подивившись его прозорливости, девушка украдкой усмехнулась, отнесла цветы на кухню и жестом пригласила гостя туда же. Звание «кухни» двадцатиметровое помещение носило лишь из-за наличия плиты. Стола как такового не было, вместо него Александра использовала широкий, под мрамор, подоконник; стулья заменял мягкий угловой диван, о присутствии встроенного холодильника можно было догадаться лишь по его тихому сытному урчанию — дверцы были желтоватого цвета, в тон стены, и благодаря умелой обработке почти не выделялись. Остальное пространство было практически пустым, что очень способствовало быстрой ненапряжной уборке и глубоким размышлениям об одиночестве.

Труфанов привычно занял место в углу дивана и, подождав, пока она поставит букет в вазу, заговорил:

— Моё предложение всё ещё в силе.

— Мой отказ тоже.

Он кивнул, будто другого и не ждал.

— Твоя консьержка — просто цербер.

— Потому и держим. — Садиться рядом она не стала, прислонилась спиной к холодильнику и скрестила руки на груди.

— Могу я узнать, почему ты не хочешь дать мне даже шанс?

— Могу я узнать, почему ты никак не успокоишься?

Мужчина покачал головой и посмотрел за окно. Из-за высоты свет городских огней туда почти не доставал, и создавалось впечатление, будто снаружи непроглядная тьма.

— Прости, но тебе давно пора перестать быть ребёнком, верящим в примитивные сказки. У жизни много полутонов и оттенков, чем скорее ты с этим смиришься, тем будет лучше.

— Для тебя?

— Для меня тоже. Но главное — для тебя. Сколько ещё ты собираешься вести себя, как заточённая в башне принцесса?

— Пока принц не подъедет.

Он вздохнул, поднялся и, опершись руками о подоконник, посмотрел вниз, на оживлённое шоссе.

— Пробки сейчас, он может подзадержаться.

— Ничего, как-нибудь.

— А тебе не приходит в голову, что принцессы тоже имеют свойство стареть? Сомневаюсь, что венценосная особа одуреет от счастья при виде твоих седин.

Александра чуть заметно нахмурилась и окинула гостя презрительным взглядом.

— Буду краситься, как твоя рыжая нимфетка.

Обрадовавшись, что сумел вывести её из себя, Труфанов победно улыбнулся.

— Во-первых, она всего на пару лет моложе тебя. Во-вторых, я почти уверен, что это её естественный цвет.

— Передавай мои комплименты. — Девушка решительно направилась в прихожую и красноречиво распахнула дверь, которую специально не запирала после его вторжения.

Мужчина неспешно прошёл по коридору и остановился прямо перед ней. Светлые, идеально подстриженные волосы небрежной чёлкой падали на высокий, бронзовый от загара лоб, правильные черты лица чуть искажались в лёгкой усмешке.

— Характер.

Александра непонимающе приподняла брови.

— Ты когда-то спросила, что привлекает меня в женщинах, кроме внешности. Наверняка рассчитывала, что я выберу интеллект, но нет — это определённо характер.

Она увернулась от дружеского поцелуя в щёку и торопливо зазвенела замками, стараясь как можно скорее отгородиться от него хотя бы дверью. Каждый визит Антона давался с трудом и привносил в её серые будни яркий оттенок катастрофы. К счастью, в этот день и так всё полетело кувырком, поэтому Труфанов с его самоуверенностью и назойливостью особого впечатления уже не произвёл.

Как только он ушёл, Александра достала из холодильника неприлично калорийное пирожное и отправилась с ним прямо в кровать. Седая принцесса! Нет, ну надо же…

Утро началось с пронзительного звонка будильника, который девушка забыла выключить накануне. Бессонницей она никогда не страдала и ранней пташкой тоже не была, поэтому цифру восемь восприняла как личное оскорбление. После безуспешных попыток снова провалиться в сон, Александра, тихо бурча под нос затейливые проклятия, вылезла из-под одеяла и отправилась завтракать овсянкой быстрого приготовления.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 234
печатная A5
от 396