электронная
180
печатная A5
294
12+
Я верю…

Бесплатный фрагмент - Я верю…

Сборник стихов

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-8725-6
электронная
от 180
печатная A5
от 294

Посвящается…

…всем родным, близким, друзьям, кто так или иначе, напрямую или косвенно, участвовали в формировании меня как личности, взрастили во мне самые сильные и положительные качества и оставались рядом со мной, поддерживая, в течение самых тяжелых и эмоционально пасмурных дней.

…всем, кого я люблю и кем невероятно сильно дорожу.

…всем, кому я хочу сказать «спасибо»…

…спасибо.

Я верю в людей

Бывают обстоятельства плохие,

А люди — их влияния результат.

Человеку нужен человек

Мне не нужно, чтобы, бросив все дела,

Ты поддерживал сегодня и всегда

То безумие, что кроет вновь меня,

Покоряя стены все, что возвела.

Мне не нужно, чтобы ты со мной бродил

Среди мною же разрушенных руин,

Чтоб надежду заплутавшую дарил,

Когда не хватает больше уже сил.

Мне не нужно, чтобы кто-то помогал,

Со своей печалью я сама справляюсь.

И не жду, чтоб кто-нибудь со мной страдал,

В сострадании я точно не нуждаюсь.

Да и мстить кому-то в жизни не спрошу,

За себя всегда стоять сама старалась.

Мне не нужно, чтобы ты во мне нашёл

Ту, что жизни и людей всегда боялась.

Я открыта, сердобольна, а душа

Постоянно разрывается на части:

Не помочь кому-то я бы не смогла,

А помочь всем не хватает средств и власти.

Мне не нужно ничего, но хорошо

Было б, если бы в миг сумрачной печали

Поделиться бы могла своей душой,

Без обдуманной нужды и всех терзаний.

Мне не нужно, чтобы ты считал за бред

Сердца раненого горькие метания.

Ты не должен разделять на «да» и «нет»

То, в чём я и без кого-то разбираюсь.

Что мне нужно? Я скажу тебе ответ:

Каждый смеет уставать и утомляться.

Человеку просто нужен человек,

Чтобы выслушал, ни в чем не притворяясь.

Ангел-Хранитель

Я не знала, как быть.

В голове моей не было ясности.

И в удаче своей

Сомневалась всегда до конца.

Хоть душа и бойца,

Сердцем будто из крайностей в крайности.

Я защиты ищу

На ступенях у храма Дацан.

Мне не верилось, друг,

Что мне кто-то помочь сможет запросто.

Оттого ли, что я

Так привыкла все делать сама?

Я тебя не звала,

Но, раз послан мне свыше, пожалуйста,

Не оставь же одну

Против ночи бороться меня.

Мама, папа!

Мама, папа! Мне страшно ночами!

Ведь безумно боюсь не успеть.

Страха горького я не стесняюсь,

Он присущ всем и каждому здесь.

Вы же знаете оба, мечтаю

Сделать так, чтобы думать за всех,

Чтобы вы со мной рядом узнали,

Как расслабиться можно совсем.

Каждый день нас с сестрой опекали.

Хоть за спинами были всегда —

Все проблемы решать позволяли,

Зная, есть что своя голова.

И я мыслями так загружаюсь,

Чтобы твёрдо стоять на своём,

Только то, что должна знать, я знаю,

Остальное всё будет потом.

Мама, папа! Прошу об одном лишь:

Только верьте, что все я смогу.

Кроме вас одних, никого больше

Слышать я ни за что не хочу.

Август

Есть новости у вас? И как дела?

Пред мной ваш образ — стертое белило…

Не осознав доселе, в ком вина,

В себе сама сомнения взрастила.

Возможно ли когда-нибудь понять?

И нужно ли сегодня объясняться?

Уверена, не справлюсь я одна,

Но предоставлен шанс ещё стараться.

Я думаю об этом в оный час,

Когда с мешками, полными подарков,

Я проезжаю мирных гор пейзаж

И скот беспечный сонно наблюдаю.

И только на подъезде что-то есть:

Безликое ещё — уже живое,

Оно не бьет внезапностью своей.

Лишь сердце раздирает поневоле.

Не знаю точно, что сейчас сказать,

И нужно ли сегодня объясняться?

Есть новости у вас? И как дела?

Давайте вместе будем впредь стараться?..

У тебя все хорошо?

Имеют ли какое-то сейчас

Значение для прошлых с тобой нас

Слова, что не озвученные мной,

На сердце каждый день идут войной?

Ты близким  человеком был всегда,

Мой каждый день с улыбкой наблюдал.

Хоть не имею мысли, кем в те дни

Являлись друг для друга с тобой мы.

Я не лгала в жестокий тот момент,

Но даже по прошествии двух лет

Вернулась бы в тот день, чтобы убрать

Всю грубость мою лишнюю опять.

Признательна тебе за то, что той

Чужой такой внезапно вдруг зимой

Поддерживал безропотно меня,

Хоть думал ты потом: «все это зря».

А знаешь ли, как трудно сознавать,

Ошибку не дано что исправлять?

Сейчас отлично в жизни моей всё,

В твоей, надеюсь, тоже хорошо.

Я рада, правда, искренне совсем

Тому, что счастлив ты, не важно с кем.

Другие все равно слова сейчас

Не значат ничего уже для нас.

Сармаково

Моей дорогой бабушке,

Любови Маховой.

Тогда уже, я помню, вечерело,

Мы вместе выходили на крыльцо.

Нам мирные ты тихо песни пела,

А солнца луч ласкал твоё лицо.

На лавке деревянной восседала,

Вокруг детьми мостились подле мы.

Просили, чтобы снова рассказала,

Порадовала поводом любым.

Там рядышком совсем защитой верной

Росло большое дерево. Оно,

Не принимая нас с сестрой за бремя,

На веточках с качелями несло.

А брат садился тихо и лениво

На каменных ступенях на крыльце.

И солнышко уже так не палило,

Лишь ветви сквозь нам слало тёплый свет.

Я слышу, как сейчас, тот смех из кухни,

Что доносился сразу до ушей:

То мама с тётей были. Днём притихли,

А к вечеру готовили фуршет.

Они по зову выглянули кротко,

Увидели, как все мы собрались,

И подошли неспешною походкой,

К тебе скорей на лавку забрались.

Ты начинала с трепетом, но страстно,

И всем героям прозвища дала.

В своих рассказах ты казалась властной

И никому ни разу не врала.

Мы весело так вместе все смеялись,

А веки тяжелели спустя час.

Ты ласково всем волосы трепала,

Поспать немного отправляла нас.

Я часто очень дни те вспоминаю

И думаю: в историях твоих

Так много теплоты и света, Нана,

И нет совсем бессмысленных обид.

Ты выслушаешь всякие желания

И вкусный приготовишь нам обед,

А после рассмешишь нас чем-то, знаю,

Ведь лучшая ты Бабушка из всех!

Не счесть, как много, мама, мне дала!

Не счесть, как много, мама, мне дала!

Я без тебя не стала бы собою.

Бунтаркой без причины я была,

Но за меня стояла ты горою.

Ты думала о детях лишь всегда.

И ради нас всем жертвовать готова.

В безмолвии ночи моей звезда,

Ты путь укажешь верный мне сызнова.

Не вспомнить, сколько, мама, серых дней

Одним лишь словом теплым утешенья

Мой дух намного делала сильней,

Со мной встречая волны всех сомнений.

Единственным мне другом рядом шла,

Мы пережили взлеты и паденья,

С тобою на душе всегда весна,

С тобою не страшны мои мученья.

Я столько в жизни плакала без слёз,

А ты без слов меня вновь поднимала.

Пейзажи рисовала чудных грёз,

Мне лучезарно, ярко улыбаясь.

И пламенем горящие мосты

В душе моей ты снова возводила,

Во мне давно угасшие мечты,

Вложив свои все силы, возродила.

Никак мне, мама, строк не подобрать!

Чтоб песнею лились святые чувства.

Нет в мире нот таких, чтоб передать

Любовь мою безбрежную искусно.

Являюсь той, кем стать мне помогла.

Достаточно гордишься ли ты мною?

Не счесть, как много, мама, мне дала!

Я без тебя не стала бы собою.

Отец

Отец! как много в этом слове!

Как много искренних в нём чувств!

Эмоций свежих ярких кроме,

Того как много, чем горжусь!

Я помню тот спокойный полдень,

Когда без сил пришла к тебе.

Сказал тогда, мой путь не пройден,

Что тоже жизнь провел в борьбе.

Ты говорил тогда так много,

Ты раскрывал всей жизни суть.

Внимала каждому я слову,

Вздымалась часто моя грудь.

Ты говорил мне, сколько боли

К успеху путь тебе принес.

Как много силы нужно воли,

Пролить как много нужно слёз.

Ты рассказал тогда лишь правду

О том, как сам всего достиг.

Сказал, пройти должна преграды,

В тот быстролетный важный миг.

И прямо в цель своею речью

Душещипательной попал.

Реке подобно быстротечной

Дух невеселости умчал.

Не задержусь на месте боле,

Летит признательность из уст.

Отец! как много в этом слове!

Как много искренних в нём чувств!

К сестре

Всего сложить сложнее стих

О том, чего ты не постиг,

О том, что жизнь твою тревожит,

О том, горит как всё под кожей.

Но говорить в стихах сложней

Намного речи, что важней,

Для тех, кто дорог больше всех,

Тем, кто познать помог успех.

Я с благодарностью пишу,

Сказать слова любви спешу

Тому, кто путь со мной прошёл,

Таланты кто во мне нашёл.

Рубцы от ран глубоких вновь

Лечил всего лишь парой слов,

Во дни печали и тоски

Касаясь ласково щеки.

Я точно гордый фаворит —

Судьба всегда благоволит:

Счастливей нет людей меня —

Ведь жизнь сестрой тебя дала.

Дяде

Тимуру Махову

(13.05.1975 — 24.09.2012)

Муж, отец, любящий сын, великолепный брат и замечательный дядя.

Светлая память.

Грусть погребальная звенит в моих ушах,

Твой голос разливается по жилам.

Спокойна ли сейчас твоя душа?

Тоска мои все чувства обнажила.

Пишу я в эту ночь и лишь о том,

Что важно рассказать, но не успела.

Откладывать не смейте на потом

Всё то, о чем поведать вы хотели.

Держал в руках гитару ты в тот день

И песню пел, вновь грустно улыбаясь.

Мы грусти не увидели той тень.

Слова твои нас всех за душу брали.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 294