электронная
288
печатная A5
550
16+
Я стихами дышу…

Бесплатный фрагмент - Я стихами дышу…

Объем:
340 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1569-3
электронная
от 288
печатная A5
от 550

Женщина

Я судьбы любимая женщина!

Я перстом её лёгким отмечена,

Я мужчиной достойным избрана,

И любовью, как солнцем, пронизана!

Я стихами дышу, как воздухом,

Я ночным становлюсь шорохом,

Ветерком, как волна, гонимая

И с душою — легкоранимою…

Грозовою взрываюсь тучей,

И бываю крапивой жгучей…

Я судьбы непокорная женщина,

Как весенний денёк — изменчива!

LOVE…

(сиюминутный экспромт)

Любовь дарована судьбою,

А мы — страницы той судьбы.

Ты в сердце вписан мне строкою,

Я — рифмою в твои мечты…

Со вторника на среду

Вечерним рейсом улечу,

А, может быть, уеду…

Где можно воплотить мечту

Со вторника на среду!

Где вместо чая пьют коктейль

Из звёздной карамели,

И разделяет параллель

Весну на два апреля!

Там можно плыть на облаках,

По радуге скатиться,

Росой прозрачной на цветах,

Как мёдом насладиться!

Вечерним рейсом улечу,

А, может быть, уеду,

А, может, просто убегу…

Со вторника на среду!

Я давно не писала стихи

Я давно не писала стихи,

То ли нет настроения, что ли…

Вместо слов на листочке штрихи,

А душа подвывает от боли.

Я давно не писала стихи,

Муза спряталась за облаками,

Рвутся рифмы, как лоскуты,

Проливными умывшись дождями.

Я давно не писала  стихи…

Доброе утро

Солнышко ласково греет ресницы,

Сон разгоняя, в окошко стучится.

«Доброе утро!» — я звонко кричу

Солнцу и небу, и новому дню!

По полу шлёпают бОсые ножки,

Солнечный зайчик хватают ладошки,

Носик-курносик, глаза, словно блюдца,

Ямки на щёчках задорно смеются!

Счастье лохматое, счастье беспечное,

Кажется в детстве, оно бесконечное…

Сладко-клубничное, пломбирно-морожное,

Дынно-арбузное… И всевозможное!

Годы прошли, как сквозь пальцы песок,

Инеем снежным окутав висок…

«Доброе утро!» — сквозь сон я шепчу

Солнцу и небу, и новому дню!

Зачем поверила?

В твои слова зачем поверила?

Разлуки горечь мне тобой отмерена.

Всего лишь шаг от веры до неверия,

Печали — вечность, а любви — мгновения…

Письмо

Однажды к вам придёт, поверьте,

Письмо в потрёпанном конверте.

Письмо из прошлой жизни, может,

Где были вы чуть-чуть моложе…

Где были вы чуть-чуть смелее,

И бесшабашней, и наглее…

Где за обиды не прощали,

Легко встречали и прощались.

И вот, однажды, на рассвете,

Вдруг вспомните письмо в конверте —

Листочек из тетрадки школьной,

Как выстрел памяти… контрольный.

И сердце дрогнет с сожалением,

А тот конверт, как наваждение,

И в нём слова, как завещание —

С прошедшей юностью свидание.

Если веришь…

Если веришь — обязательно сбудется,

Если ждёшь — непременно придёт…

Боль разлуки с годами притупится,

Птица-жизнь свой продолжит полёт.

Берег радости и боли

Не хочу растерять эту радость,

Что замешана на печали…

Грузом лет накопилась усталость

И котомкой висит за плечами.

Не залить сладость жизни слезами,

Горечь смерти не скрасить букетом.

И горят свечи под образами,

Освещая таинственным светом…

Берег радости, берег боли…

Добреду до него когда-то.

Будут больно саднить мозоли,

Сердце будет стучать виновато.

Колокольным взорвётся звоном,

Оборвётся, ворвавшись в небо…

Попрощаюсь земным поклоном,

В благодарность за радость эту…

Неоконченное…

С тобой мы рядом, но не вместе,

Как два куплета разных песен,

Как облака на поднебесье,

С тобой мы рядом, но не вместе…

Зима и лето, зной и стужа,

Осенний лист в прохладной луже,

В петлице пена белых кружев,

Но ты мне нужен, очень нужен…

Мысли безумные

За мутными окнами,

      Бетонными стенами

Грязными строками,

      Рваными венами,

Черными толпами,

      Меткими стрелами,

Чувствами блёклыми,

      Листьями прелыми —

Мысли безумные,

      Вёсны бездумные,

Встречи случайные

      В ночи безлунные,

Как расставания —

           Неотвратимые,

И обещания —

           Неисполнимые…

Там, за заборами —

         Ветхими, старыми

Псами цепными —

              Души усталые…

Там, под запорами

      С петлями ржавыми —

Души чужие

       С рваными шрамами…

Ночное…

Среди рваных ошмётков туч

Золотистый качается месяц,

Посылая свой тоненький луч,

Освещает путь призрачно-млечный…

Колокольчики где-то звенят,

Тройка-жизнь пробегает аллюром.

Лошадей не пора ли менять?

Отдохнуть бы чуток, с перекуром!

А потом вновь галопом вперёд,

Ничего, что бока уже в мыле…

Пропущу свой «счастливый» черёд,

Хоть и конь мой уже обессилел…

Оторвавшись от края земли,

Ухну в бездну немого светила!

Колесница исчезнет вдали,

Воскурится ночное кадило…

Совпадения

Родство двух душ, друг в друге отражение,

Ты говоришь — я знаю продолжение.

Земной любви счастливые творения,

С тобой мы в этом мире — совпадения…

Средь света, тьмы идём мы параллельно,

Два разума — в едином направлении,

Душа в душе во власти беспредельной,

Мы вместе, рядом, каждое мгновение!

Мой ангел

Ступает полночь тихими шагами,

Включив лампаду в звёздных небесах,

Укутав город сказочными снами,

Остановив все стрелки на часах.

По серебристой узенькой дорожке

Спустился ангел на моё плечо,

Своё мне пёрышко вложил в ладошку,

И улетел в раскрытое окно…

Его ждала до самого рассвета,

Прислушиваясь к шорохам, шагам…

Безмолвно вопрошала в полночь: «Где ты?»

И предавалась сладостным мечтам.

И вот уже на тёмном горизонте

Забрезжил утренним лучом рассвет,

Заветным пёрышком в своём блокноте

Крылатый твой рисую силуэт…

Как ветер

Если хочешь, живи как ветер!

Шелести листвой тополей,

Погоняй облака на небе,

Отдыхай на скамейках аллей…

Словно локоны девушки юной,

Колыхай колоски спелой ржи,

И тропою таинственной, лунной

На свиданье ко мне поспеши!

Прилети, распахни настежь окна,

Платье девичье дерзко сорви,

Обожги поцелуем чуть горьким

И свечу на столе загаси…

Молитва женщины

Вот женщина в церковь заходит,

Набросив на косы платок,

О чём она Господа просит?

Трепещет свечи огонёк…

О ком она молится тайно,

Глаза устремив к образам?

Рука крест творит безустанно,

И слёзы текут по щекам…

Не слышно молитва слетает

С её в кровь искусанных губ,

И, молча, Всевышний внимает

Души откровения мук…

Устало с колен, поднимаясь,

К иконе припала лицом,

Поникла в поклоне, прощаясь,

Себя осенила перстом…

Вздохнула и вдруг улыбнулась,

Согревшись любовью Творца,

Тихонько пошла, обернулась,

Склонилась к святым образам…

Дверь

Я где-то ключи потеряла нелепо,

Теперь не открыть эту прочную дверь.

За нею стучит твоё гордое сердце,

И это — одна из досадных потерь…

Ключи к той двери у тебя я украла,

Открыла её и беспечно вошла…

И вот — потеряла, тебя потеряла,

Разлука мне душу огнём обожгла.

Меня называл ты своею голубкой,

А я всё смеялась над пошлостью чувств,

Любовь превращала в комедию, шутку,

В одно из своих безрассудств и безумств.

Не думала я, что душе будет больно,

Что вдруг ты захлопнешь любви своей дверь,

Сказав: «Что ж, лети птицей вольной!»,

Но воли такой мне не нужно теперь…

Не манит уже синева небосвода,

Нет силы у крыльев, чтоб снова взлететь.

Ах, как без любви эфемерна свобода!

Найти бы ключи в вожделенную дверь…

На карте не отмечено то место

На карте не отмечено то место

Ни запятой, ни точкой, ни штрихом.

Там, где осталось в легкой дымке детство,

Пропахшее душистым молоком…

Оно до старости во сне приходит часто —

Родимый дом, любимый уголок…

В том самом месте зародилось счастье

В ободранных коленях бОсых ног!

И смех такой там звонкий, безмятежный,

Тепло родительских шершавых, добрых рук,

Мечты корабликом под парусом надежды

Плывут под бесконечный сердца стук…

На карте не отмечено то место,

Оно хранится в глубине души,

И от порога дома в поднебесье

Ведёт дорогой под названьем ЖИЗНЬ!

По тропинке в детство…

Вспоминаю домик деревенский,

Бабушку в платочке у печи,

Крутобокий самоварчик медный,

C корочкой румяной калачи!

Я бегу чумазая, босая,

За спиной, как будто два крыла,

Русая девчонка, озорная…

Ах, куда спешат мои года?

Память в предрассветной дымке

Издалёка в гости позвала,

За руку неведомой тропинкой

В детство меня снова привела.

День сурка

День, как день — ни плохой, ни хороший,

На вчерашний во многом похожий…

Не весёлый день, не печальный —

Серый, блёклый и даже банальный.

На столе чашка кофе, галета,

Что там пишут в сетях Интернета?

Кто развёлся с ревнивой женой?

Кто нежданно ушёл в мир иной?

Трамп опять воду в ступе замутит,

Чем ответит ему мистер Путин?

Как сегодня сыграет «Сибирь»?

Ожидается шторм или штиль?

Всё размеренно, даже логично,

День за днём, не меняя привычек…

На дорогах обычные пробки,

Люд в маршрутках, как в бочках селёдки.

Дни — затёртые книги страницы,

Не журавлики в небе — синицы.

И бессонница вновь до утра,

Вот и снова настал день сурка…

Надо мной пролетела комета…

Надо мной пролетела комета,

Распушив ярко-огненный хвост,

Может кто-то с далёкой планеты

Шлёт послание в мир моих грёз?

Может где-то в заоблачном мире

Кто-то грустно стоит у окна,

Растворяясь в потоках эфира,

И слагает стихи, как и я…

И мечтает о сказочном рае,

Где пестреют цветами луга,

О далёком, неведомом крае,

Под названьем чудесным — «Земля»!

Наступает пора звездопадов

И внезапных волнений в груди,

Провожая звезду своим взглядом,

Не усну вновь до самой зари!

Ти-ши-на

На кошачьих лапках тишина

Подошла и щеки коснулась.

И не знаю, моя ль в том вина,

Что сегодня одна я проснулась.

Что не смята от ласк простыня,

И не вьётся дымок сигареты.

Обнимает меня ти-ши-на…

Изнутри рвётся вопль: «Где ты?»

Времялечение

Пролетают года, как минуты,

Ускоряя стремительный бег,

Ежедневно меняя маршруты

В расписании отмеренных лет…

Омываясь горячим течением,

Растворится в душе корка льда.

Время лечит… Времялечение…

Вам направо? А мне — в никуда…

На камнях вырастают деревья,

Сквозь асфальт пульсом бьётся росток,

Есть у каждого предназначение,

И у каждого есть свой пророк…

Счастье

Счастье — крохотное семечко.

Полей его своей любовью,

Пусть благоденствия раскроется бутон!

Мимо…

Утра грань в улыбке рассвета,

Торопливых звонков переливы,

Чашка кофе, печенье, газета…

А могло бы пройти всё мимо…

Дождь стучит барабанно в окна,

А любовь не всегда взаимна.

Зеркалами блестят стёкла…

А могло бы пройти всё мимо…

Фотографии в старом альбоме

Много лет молчаливо хранимы,

Встречи, проводы на перроне…

А могло бы пройти всё мимо…

Поцелуев прощальных вздохи,

Кто же правит всем этим миром?

Дни слагают свои эпохи…

А могло бы пройти всё мимо…

Жизнь вписалась в несколько строчек,

А песок между пальцев — зримо.

И весну, вдруг, сменила осень…

А могло бы пройти всё мимо!

Тревожная ночь

Угас последний луч заката,

Ночь. Полнолунье. Тишина.

Душа тревогою объята

И не до сна…

Кровавая луна на небосклоне

Дрожащим светом озарив окно,

Упала на мои ладони,

Шепнув: «Усни!», но…

Летают мысли птичьей стаей,

Кружась спесивым вороньём.

Чего хотят, о чём мечтают

В кругу своём?

А сердце бьётся в клетке тесной

То замирая, то стремглав…

Но, заплутав в тоннеле грешном,

Объято в страх…

Бессонный мир бессвязных мыслей,

Противоречье яви — сна…

Во мраке поиск смысла жизни

И ти-ши-на…

Прощание

Я помню тот дождливый вечер,

Ты прятал от меня свой взгляд…

Была последней наша встреча,

Прощальных слов сочился яд…

В ночь уходила, оставляя

Души оборванную нить,

А ведь мечтали до врат рая

Друг другу верность сохранить.

Но не срослось и не сложилось,

Тому, что суждено, уж быть…

А может нам любовь приснилась,

Но хочется по-волчьи выть…

Я помню тот дождливый вечер,

Зал ожиданья… Ты и я…

Была прощальной эта встреча,

Роняли пух свой тополя…

Скомканное платье…

Скомканное платье,

Сброшенные туфли…

На губах — проклятье,

И глаза потухли.

Взрыв закрытой двери,

Порванные бусы…

И слова: «Не верю!»,

Как змеи укусы.

Скомканное платье,

Порванные бусы…

У беды объятья,

Как змеи укусы.

Память-лодочка

Плывёт, качаясь, лодочка

Игриво и легко!

Уносит память-лодочка

В мир детства моего.

Туда, где нет печали —

Покой, уют, тепло…

Где крылья за плечами,

А в кружке — молоко!

Там мамы руки нежные

И добрый лик отца…

Безбрежные, безгрешные

Сияют небеса!

Тени…

По белому снегу… Чужими дорогами…

По улицам города… Безмолвными строками…

Подошвами стёртыми… Дыханием спёртым…

Размытыми лицами… Сердцами с пороками…

Холодом злобы… Скользя равнодушием…

В свете неона… Тени бездушные…

Свет искажает… Ломки видения…

Мерзко от липкого прикосновения…

Чёрными буквами… Строками белыми…

Тени по городу… Душами беглыми…

Многоэтажность

Живу я между небом и землёй,

По лестнице бегу то вверх, то вниз…

Многоэтажность жизни городской —

Стеченье обстоятельств, иль каприз?

До звёзд с балкона дотянусь рукой,

И каждый день — круговорот реприз.

Многоэтажность жизни городской,

Но всё, вдруг, упирается в карниз…

Внизу поток автомобильный и людской —

Неистовый, гигантский механизм…

«Многоэтажность жизни городской» —

Такой вот зародился афоризм…

Подарите

Подарите, вы мне, подарите

Только взгляд, только вздох, только миг,

Не скупитесь и мне подарите,

Только день, только ночь, только вскрик!

Подарите, вы мне, подарите,

Лишь букет этих скромных цветов,

Напишите и мне подарите,

Только строчку из ваших стихов!

Подарите, вы мне, подарите

Красоту своей пылкой души,

Своё сердце скорей распахните

Для моей безграничной любви!

Утренний вздор

Шипы изранили стихи,

Порвали рифмы в клочья,

Где вместо строф лишь многоточье,

А вместо образа — штрихи.

И россыпь алых лепестков

Тянулась кляксами меж строчек,

Пера неумолимый росчерк

ЧиркАл фантазии без слов.

Бутоны роз с немым укором

Роняли на листочек тень.

За окнами рождался день,

И жизнь казалась полным вздором…

Формула счастья

(сиюминутные мысли)

Можно ли вычислить счастье по формуле?

Счастье в квадрате, а может быть дробное?

В градусах счастье и в интеграле,

В плюсах и минусах — это едва ли…

Нет к счастью инструкции по применению,

Счастье, оно не подвластно решению!

В одиночестве

В одиночестве темных аллей

Настороженность внутренней жизни,

Тайна ломаных линий, теней

И сумбур в голове грешных мыслей.

След слезы на понуром лице,

Двух морщин, как судьбы параллель,

Взгляда цепкого острый прицел

И скелеты продрогших скамей…

В тусклом свете ночных фонарей —

Безысходность озябшей души,

Рой навязчивых дум-мотылей,

Страха липкого виражи…

В одиночестве гулких шагов —

Аритмия уставших сердец,

Встреча где-то на стыке миров,

В ореоле туманных колец…

Счастье

Утону в бездонном тёмном небе,

Затеряюсь среди ярких звёзд,

Где луна подобна хризантеме,

Сны витают в паутинках грёз…

Я бесцветными чернилами туманов

Нарисую рифму ручейков,

Улетая с вихрем  листопада

В стайке легкокрылых мотыльков!

Палитра стихов

Стихами можно рисовать,

Как кистью на холсте —

Волны лазурно-чистой рябь,

Штрихи на бересте…

А можно — радугу дугой,

Шмеля на лепестке,

Край неба с тихою зарёй,

РыжИнку в завитке!

Стихами можно воспевать

Земли родной простор,

Узор морозный рисовать

И гладь лесных озёр!

Глаголом можно больно бить-

Безжалостна картечь…

Стихами нужно просто жить,

Добро в сердцах зажечь!

Слова, рифмуя, как цветы,

Сложить в большой букет…

Палитре жизни и мечты

Конца и края нет!

Годы-птицы

Ах, птицы, годы-птицы,

Вы встали на крыло,

А в стае той синицы —

Журавль взлетел давно.

Махнул лишь на прощание

И выронил перо,

Оно, как подаяние,

Судьбою мне дано.

Ах, если б жизнь сначала

Могла я повернуть,

У отчего причала

Начать свой новый путь!

Чтоб друга не обидеть

И ворога простить,

В священную обитель

Грехи бы замолить…

Но улетели птицы,

Не видно журавля.

Исчирканы страницы

Земного бытия…

Разве можно…

Разве можно всё изменить,

Повернуть неизбежности рок?

Повторить, отмолить, воскресить,

Поменяв жизни сотни дорог?

Разве можно сначала начать,

Обойти указующий перст,

Вновь с надеждой рассвет встречать,

Сбросив груза заплечного крест?

Разве можно без голоса петь,

Без любви как на свете жить?

Холод камня дыханьем согреть,

Оборвать связи красную нить?

Разве можно знать наперёд,

Что там ждёт, за последней чертой —

Безмятежной души взлёт,

Или пропасти ада зной?

Разве можно…

Сказ об орхидее

Орхидея, словно бабочка ночная, —

Таинственна, бездушна, холодна.

Цветущая красотка роковая,

Любима всеми, но всегда одна…

Она цветёт лишь для себя, любуясь,

Прозрачною, хрустальной красотой…

Всю ночь ей за окном, волнуясь,

Свои стихи шептал хмельной прибой.

Он грудью бился о крутые скалы,

Пытаясь сердце милой покорить,

К утру затих — покорный и усталый, —

Души ледник ему не растопить…

Склонила голову печально орхидея,

Диковинные вянут лепестки —

Ведь без любви и красота бледнеет,

И не слагаются счастливые стихи…

Я хочу улететь…

Я хочу улететь далеко,

Где волнуется золотом рожь,

Где сияет мечтой небосвод,

И любовь не меняют за грош.

Я хочу улететь в синеву,

Зачеркнув, всё что было пером.

Я листы своей книги порву

И взмахну перебитым крылом.

Я хочу улететь от тебя,

Чтоб не видеть опущенных глаз,

И сердечко заплачет, скорбя,

Что закончилась сказка для нас.

Сорока

Не летай надо мною сорока,

Не трезвонь мне недобрую весть,

Заметелило душу до срока,

Обрывая любви сладкой песнь.

Снегом белым засыпало тропы,

Нежность ветром сквозным унесло.

Всё стрекочет, стрекочет сорока,

Надо мною смеётся назло.

Что же делать мне с глупою птицей,

Может в клетку её посадить?

Жизнь листает года, как страницы,

Жаль, что их мне нельзя повторить.

Не летай надо мною сорока,

Не дари свою грусть и печаль,

Может, ты в этот час одинока? —

Улетай в свою синюю даль…

Ну и что ж…

Ну и что ж, что на улице дождь,

Ну и что ж, что свирепствует ветер.

Пробежала по плечикам дрожь,

Опустился на волосы пепел…

Разлетелся на льдинки бокал,

Тот, в который любовь наливала…

У романа печальный финал —

На перроне пустого вокзала.

Прозвучал на прощанье гудок,

Поезд тронулся с рельсов устало,

Щёлкнул где-то незримый курок —

В сердце биться любовь перестала…

Камень, ножницы, бумага…

Камень. Ножницы. Бумага.

Вечный спор. Игра с судьбой.

До победы лишь полшага,

Не хватает сил порой

Чтоб расправить руки-крылья,

Избавляясь от камней,

Не упасть, вдруг, от бессилья,

Среди слуг и королей…

На камнях растут деревья,

Режет сталь бумажный лист.

В мыслях кроются сомненья,

Быстротечен жизни блиц…

Камень. Ножницы. Бумага.

И по счету — раз, два, три…

Кто — в достатке, кто — бродяга,

Жизнь — игра, судьба — пари…

Моё сердце…

Сердце моё бедное

Для тебя загадка…

Грешное-безгрешное,

Всё оно в заплатках.

Мокрое, солёное,

Рифмами набитое,

И в мечту влюблённое,

И тобой… забытое.

Хрониками счастье

Вновь разбудит пламя,

Стихотворной строчкой,

Обжигая память…

Люблю ли я?

Люблю ли я?

Спроси об этом ветер!

Он залетал ко мне с утра,

Когда, укутав плечи, на рассвете

Напрасно я тебя ждала…

Люблю ли я?

Спроси об этом небо!

Оно грустило проливным дождём,

Когда бежала я тропинкой в лето,

Где раньше проходили мы вдвоём…

Люблю ли я?

Спроси об этом звёзды!

Они мне грустно светят по ночам,

Когда я жду — напрасны мои грёзы…

Я боль свою доверю лишь стихам.

Люблю ли я?

Ты сам об этом знаешь,

Когда, небрежно в руки взяв тетрадь,

Украдкою стихи мои читаешь…

Обиды научилась я прощать!

Зачем?

Тихо падал за окнами снег,

Он ложился на землю печально,

Фонаря фосфорический свет

Озарил женский образ случайно.

Сквозь стекло виден был силуэт,

Хрупкий, нежный, немного усталый…

Плавно тени влекли в menuet,

В реверансе склонились, вдруг, каллы.

И лежала ладонь на плече,

Но метался вопрос глупым эхом:

«Разлучил снегопад нас… Зачем?» —

Заметало любовь первым снегом.

Какого цвета тишина?

Цвет надежды в моей тишине,

Шоколадно-ванильного вкуса,

И мечты, растворяясь во сне,

Обостряют и нервы, и чувства.

Отбивая размеренно шаг,

Марширует беспечное время…

Тишина, словно призрачный маг,

Удивляет волшебным творением.

Я тобою испита…

Я тобою испита до дна,

До последней капельки сна,

До рассвета на мокром окне,

До прожилок в осенней листве.

Я тобою сегодня больна,

Не подруга тебе, не жена…

Как погнутая спица зонта,

Или хриплого альта струна.

Я тобою прочитанный стих,

Может к песне забытый мотив.

Я тобою испита до дна,

Словно капля в бокале вина.

Сон

Мне снится этот дивный сон,

Где ты и я, мы снова вместе,

В нём улетаем в поднебесье

Под колокольный перезвон…

В том сне расцвёл любви бутон,

И в мире нет цветка чудесней,

Там дождь стучится в сердце песней,

А за окном цветёт пион…

Мне снится этот дивный сон!

Зачем опять?

Ах, Боже мой! Зачем опять об этом?

Зачем вы бередите душу мне?

Я никогда не стала бы поэтом,

Когда любовь исчезла б на земле!

Я и строки о ней бы не сказала,

Не удосужилась вам написать в стихах,

Её в цветах весенних не искала,

В осенних не теряла миражах…

Не укрывала белизною снежной,

Любовью не горела б в летний зной,

И не делила с вами эту нежность…

Зачем опять об этом, Боже мой!

Первое свидание

Подруга влюбленных — луна

Сияла на небе сквозь тучи,

Ласкала волной тишина,

Скользил по стеклу лунный лучик.

А где-то в проёме окна

Девчонка смущенно стояла,

Косичку рукой теребя,

О встрече с любимым мечтала.

Смотрела сквозь шторы она,

Как ждал терпеливо мальчишка.

Букетик ромашек завял…

Чего же ты медлишь, глупышка?

Времени веретено

Идут года шеренгой строгой,

Но с каждым шагом ближе край,

Идут они своей дорогой,

Куда ведут — в ад или рай?

Старик седой считает время —

Часы, минуты и года…

Бывают тяжелы, как бремя,

Легки, воздушны — иногда.

Порою нужно оглянуться

На пройденный годами путь,

Но, поразмыслив, улыбнуться,

Расправив снова плечи, грудь.

У каждого своя дорога,

Где нет волшебного клубка —

От сердцу милого порога

И до последнего витка.

Идут года, а с ними люди

Уходят… Так предрешено…

Подписаны уж кем-то судьбы,

Вращается веретено…

А ведь любили…

Что называется — приплыли…

Но ведь любили же, любили!

А ведь страдали же, страдали!

И вот — устали…

Стихи безумные дарили,

И ведь любили же, любили!

От взгляда пылкого сгорали,

Но… предавали…

Тепло объятий, вдруг, забыли,

А ведь любили же, любили!

Под небом звёздным целовались,

И вот — расстались…

Себе измены не простили,

Но ведь любили же, любили!

Сердца от ревности взрывались

И… разлетались…

Доверия сосуд разбили,

А ведь любили же, любили!

И чувством этим наслаждались,

Но… распрощались…

По шпалам…

Я всё такая же или другая —

Улыбка всё реже, печальней глаза…

Старых альбомов страницы листая,

Каплей солёной сбежит, вдруг, слеза.

И закружАтся воспоминания

Детства далёкого, юности вихрь —

Встречи, разлуки и обещания,

Звёзды, любовь и луна на двоих.

Молодость поездом скорым умчалась,

Мне не догнать её, дерзкую, нет…

Ноги сбивая, бреду я по шпалам —

В юность никто не подарит билет?

Судьбы река

Я убегаю от себя,

закрыв глаза, сомкнув ресницы.

И поднимаюсь в небеса

На быстрой жизни колеснице.

В помятом томике судьбы

Уже зачитаны страницы…

Пылают жаркие костры,

И ждут стрелков своих бойницы.

Года, порою, как мгновенья,

Минуты длятся, как века…

До откровенья от рожденья

Течёт судьбы моей река.

А в чём измеряется счастье?

А в чём измеряется счастье? —

В мгновеньях, минутах, годах?..

В каратах, улыбках, распятьях,

В мечтах, посвященьях, стихах?

В аренду оно не сдаётся,

В наследство — не передать,

За деньги — не продаётся,

И в кладах — не отыскать…

Весами его не измерить,

Словами — не рассказать…

В него надо только лишь верить,

А с верой — любить и прощать!

Счастье

(сиюминутный экспромт)

Где ты, счастье моё?

Отзовись!

Помаши мне беспечно рукою…

Чуть заметное ты, иль большое?

Нежно-нежно ко мне

Прикоснись!

НЕДО…

Недосказанность фраз,

Недолюбленность губ,

Недоверие глаз,

Недозволенность рук…

Недоскованность стуж,

Недозрелость любви,

Неразбрызганность луж,

Непрозрачность слезы…

Ненатянутость струн,

Нестерпимости мук,

Нескончаемость дум,

Неизбежность разлук…

Если бы…

Если бы можно всё было вернуть,

Если бы встретить тебя ранним утром…

В шёлковых травах с росой перламутра

Клеточкой каждой к тебе бы прильнуть.

Если бы солнце взошло из-за туч,

Если бы сердце болеть перестало…

Тёплым дождём постучаться устало,

Светлым ручьём затеряться средь круч…

Если бы птицею в небо взлететь,

Если б рукою до звёзд дотянуться,

В счастье, как в прорубь, крестясь, окунуться,

Вешней капелью задорно звенеть…

Подари мне Москву!

Подари мне весну

с ароматом сирени,

Подари мне Москву,

преклоняя колени…

Золотых куполов

необъятные чаши,

Подари мне любовь

без обмана и фальши…

А ещё подари

акварели Арбата,

Тусклый свет фонарей,

песни старого барда…

Подари мне Москву

с Чистопрудным бульваром,

И людей суету

на перронах вокзалов…

Бой курантов в ночи,

и салютов букеты,

Звёзд кремлёвских лучи

в переливах рассвета…

Подари мне Москву!

Пусть всё сбудется это!

Ода русскому языку

Я говорю на русском языке,

Его впитала с колыбельной песней,

И неумело ручкой на листке

Я выводила «мама» с мамой вместе.

Дарило солнце мне своё тепло

Так щедро, ласково, совсем по-русски,

Ах, как мне несравненно повезло,

Что говорю на русском я, как Пушкин!

Родной, великий, звучный мой язык

Раскрыл всю красоту природы русской

В первовесенней музыке грозы

И в белизне ствола берёзки грустной…

Великой верой предана, душой,

Тебе, язык Есенина, Толстого, Блока…

Как Родине, поклон я шлю земной

За дивный ритм дарованного слога!

Верю…

Я не умру. Я растворюсь

В осеннем небе, словно дымка.

Весной на землю возвращусь,

Как мотылёк, иль паутинка…

А, может, ключевой водой

В ручье холодном заиграю,

Или звенящею строкой

В стихах поэта запылаю…

Я растворюсь. Я воспарю

И долечу до края неба!

В лучах надежды обновлюсь…

Я почему-то верю в это!

Устали губы улыбаться…

Устали губы улыбаться,

Душа устала ото лжи…

Но сердце требует остаться,

А разум мне кричит: «Беги!»

Не убежать от мыслей этих,

Не избежать фальшивых фраз.

Давно засох цветов букетик,

И огонёк любви угас.

Зима лютует за окошком,

Кусает злобно за лицо…

Твоей укрыться бы ладошкой —

Спокойно стало бы, тепло…

Но… устали губы улыбаться…

Какого цвета счастье?

А счастье, какого цвета?

Быть может, оно голубое,

Как наша большая планета,

А может цвета рассвета —

Оранжево-золотое?

А счастье, какого цвета?

Оно серебрится зимою,

И огненным стонет закатом,

Алым пылает маком,

Светлой плывёт мечтою,

Только для нас  с тобою!

А счастье, какого цвета?

Любовь-зараза

Я тобой заболела, как гриппом —

То в жару вдруг бросает, то в холод,

Говорю от волнения хрипло,

Я тобой заболела, как гриппом…

Ведь любовь — это тоже зараза

И её не излечишь мёдом,

«Я люблю тебя!» — крутится фраза,

Вот такая любовь-зараза!

И луна апельсиновым глазом

Смотрит в окна со звёздного свода,

Отражаясь на стёклах стразом

С апельсиново-рыжим глазом…

Эпидемия в городе, что ли,

Заболели капелью крыши

И рыдают до спазменных колик,

Эпидемия нынче, что ли?

Сквозь прожитое…

Сквозь седую метель и вьюгу,

По следам уже прожитых лет

Я вернулась в холодное утро,

Где мерцает слезами рассвет.

Там расстались с тобой без причины,

Ты ушёл, не сказав мне «прости»…

Как живёшь, мой далёкий мужчина,

Что успел потерять, обрести?

Не нашёл своё счастье поныне,

На меня ты взираешь с тоской,

И виски серебрит тебе иней,

И душа распрощалась с мечтой…

Сквозь седую метель и вьюгу

Мы посмотрим друг другу в глаза.

Расстелилась меж нами разлука,

Жизни прожитой встала стена.

Где-то…

Ах, где-то, где-то,

Где-то там,

Где звёзды кружат в хороводе

И где томится на исходе

Коварной ночи дивный сон,

Там два дыханья в унисон

Встречаются на небосводе…

Переплетаются тела,

И руки, словно два крыла,

Несут в неведомую даль,

В груди звенит сердец хрусталь

И замирает на восходе…

Ах, где-то, где-то,

Где-то там

Беспечная хохочет юность,

Дождь, натянув златые струны,

Играет бесконечный блюз,

Девчонка пишет имя, плюс…

Круговорот любви в природе!

Букетик лаванды

Букетик лаванды на счастье

Когда-то ты мне подарил,

Он, как оберег от напастей,

Все беды собой отводил.

Его я хранила в альбоме…

Засох и истлел тот букет,

Но запах остался в картоне —

Далёкого лета привет.

И помнится рук прикасание,

Чуть горький на вкус поцелуй,

Двух душ от любви трепетание,

И ласковость дождика струй.

Любовь отцвела в одночасье,

Но сквозь холода и пургу,

Букетик лаванды на счастье

Я в сердце своём берегу…

Слоник на счастье

Фарфоровый слоник на счастье —

Из юности милый привет,

Фарфоровый слоник на счастье —

Уютный, домашний сюжет.

Он тихо стоит на комоде

И мудро взирает на свет,

Как кич или дань новой моде,

А в чём его счастья секрет?

Магический символ терпенья,

Могущества, силы, любви…

Фарфоровый слон на комоде,

Его ты на счастье храни!

Всё Окей!

— Ну, как дела? — меня ты спросишь,

— Окей, — кивну тебе в ответ…

Мы не встречались столько лет, —

Меж нами пробежала осень.

— Прекрасно выглядишь!

— Ты тоже. Женат?

— Ты замужем?

— Давно…

Как будто кадры из кино.

— Увидимся?

— Окей, быть может…

Со временем забылись ссоры

И одиночество ночей…

И всё у нас теперь «Окей»,

К чему пустые разговоры?

Уже не верю…

Ты говоришь всё невпопад:

«Нечаянно ошибся дверью…

Застал в дороге снегопад», —

А я тебе, как прежде, верю.

«Мечтал увидеть — не срослось,

Звонить — вдруг села батарея,

И всё пошло и вкривь, и вкось…», —

А я тебе, как прежде, верю.

Всё время смотришь на часы,

Как будто подгоняешь время.

Слова и лживы, и пусты…

А я тебе, как прежде, верю.

И вот сквозь сумрак бытия,

Звонок взорвётся громкой трелью,

Ты скажешь: «Плохо без тебя», —

Но я тебе уже не верю…

Утренний минимализм

Разбуди меня чашечкой кофе,

Мой суровый, любимый мужчина!

Сквозь ресницы любуюсь на профиль

И вдыхаю любовь с капучино!

По закону…

Я дышу по закону жизни

И люблю по её велению,

Я рифмую свои мысли,

Чтобы их не предать забвению…

Я хмелею от капли счастья,

А от горя — душа стынет…

На коленях стою пред распятьем

И оазис ищу в пустыне.

Моё сердце стучит набатом,

Попирая законы власти,

Утихает перед закатом,

На восходе — сгорает в страсти!

Я живу по закону солнца,

И уйду я по зову неба…

Вдруг, растаю на самом донце,

Как последняя горстка снега.

Кофейная любовь

Я налью чашку крепкого кофе,

Он, проснувшись, его пригубит…

Поцелуем игривым на вдохе,

Вдруг, желанье во мне разбудит!

Я приникну к нему покорно,

На губах — кофейная горечь,

И растаю в любви бездонной,

Как огарок свечи в полночь…

Жить без тебя… Как?

Как мне жить без тебя, я не знаю,

Как ложиться в пустую кровать?

По утрам кофе пить, согреваясь,

В одиночестве дни коротать…

Как не видеть своё отраженье

В сером взгляде задумчивых глаз?

И скрывать, как девчонке, смущенье

Парой — тройкой незначащих фраз?

Открывать дверь в пустую квартиру,

Обнимать твой забытый пиджак…

Сердце стынет в груди, как в могиле,

Как мне жить без тебя, милый, как?

Ирисы

Эротика лиловых лепестков,

Приоткрывая тайну созидания,

Влечёт под свой таинственный покров,

Где душ и тел безумное слияние…

Там страсти, накаляясь добела,

Достигнув высоты своих частот,

Вдруг утихают, как в ночи волна,

Вновь начиная медленный фокстрот.

Эротика лиловых лепестков,

Дурманящий, хрустальный аромат…

Мерцает в свете лунных светлячков

Любимых ирисов таинственный наряд.

Агония

И падал с неба пепел душ

Тех, не отмОленных у Бога,

В вратах стоявших, у порога,

В ознобе леденящих стуж.

В агонии огня и мрака

Свершался поднебесный суд,

За грех мирской и мыслей блуд

Душа покоилась на плаху.

В круговороте снегопада

Метался ветер, рвал и плакал…

А снег на землю пеплом падал,

Повергнутый  в растленность праха.

Женский секрет

В ней озорство улыбки юной

И мудрый свет в сиянии глаз,

Морщинки на лице, как струны, —

Следы былых её проказ!

Пусть не легка уже походка,

Но строг и строен женский стан.

В душе совсем ещё девчонка,

По жизни — бравый капитан!

С любым вопросом подойдите —

На всё достойный есть ответ…

Лишь о годах не говорите —

В них женщины большой секрет!

Отпусти меня, бессонница

Отпусти меня, бессонница,

Я хочу в объятья сна,

Как строптивая невольница,

Из оков рвусь ведуна.

Мысли угнетают душу…

Любопытная луна

Аллегорию нарушив,

Поднимается со дна…

Тени кружатся в смятении,

Прогоняя мой покой…

Прячусь в странном  исступлении

В одеяло с головой.

Чужое…

За окнами многоэтажек

Чужая жизнь, чужая боль…

Судьбой начертана однажды

Чужая суть, чужая роль.

Чужое сердце ритмом бьётся,

Чужие моросят дожди…

Слова чужие рифмой льются

В чужие песни и стихи…

В чужой игре чужие пешки,

Чужие мысли в голове…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 550