электронная
180
печатная A5
314
12+
Я смотрю тебе прямо в лицо, и рождаются строки...

Бесплатный фрагмент - Я смотрю тебе прямо в лицо, и рождаются строки...

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-9758-4
электронная
от 180
печатная A5
от 314

Моё сердце — твоё

Слишком уж долго,

Слишком уж долго встречаемся мы на платформах

И объясняем друг другу, что незачем плакать

В дождь или слякоть,

Где пары встречались,

Молча смотрели друг другу в глаза,

Грустили,

Мечтали,

Искали любви и не понимали,

Что, когда кончится лето, их песенка спета.

Припевы, куплеты найдут других,

Но не их,

Но не их.

Одних слов для этого мало.

И на дорогах автомобили

Мелькали, шептали нам снова

От одного кольца до другого,

И в поездах за чашками чая молчали,

А может просто мы спали?

Одним одеялом нас укрывали.

Наугад мы отвечали, чтобы не было больше печали,

На вопросы, куря папиросы,

Смотрели с откоса вниз,

Далеко вниз.

Рано,

Слишком рано зажила моя рана после тебя,

Не хватало огня в твоём сердце.

Когда мой фрегат найдёт твой берег

У подножья высоких скал,

Слёзы мои превратятся в пепел,

Ведь я нашёл, что так долго искал,

И кто-то свыше махнёт мне крылами

Или просто на камне высечет имя моё.

Переплелись губы твои с губами моими

И моё сердце — твоё.

Песнь печальная

Песнь печальная срывается с губ

И горечь засела глубоко в сердце,

Небо пропитано гарью из труб

И бездомному псу уже негде согреться.

Среди птиц осталось одно вороньё

И стервятники кружат в ожидании наживы,

А рыцарь времени, достав копьё,

Целится в нас, но мы пока ещё живы.

Стены воздвигли в стенаниях вечных

И засыпали пеплом следы,

Чтоб, не дай Бог, рыцарь этот беспечный

Не настиг нас у последней черты.

Но дыханье фатума с каждым шагом

Рвало сильней и сильнее наш нерв,

Куда же делась былая отвага?

Аль не отвага это вовсе, а блеф?

И словно неблагодарное стадо

С протянутой дланью, покрытую тлёй,

Мы ведём себя, будто сбежали из ада

И позабыли дорогу домой.

Берег

Напишу-ка письмо на тот берег,

Что светится постоянно в ночи

И откуда звучит тихая музыка.

Сперва приглушенно,

А потом приближеннее и приближеннее к нам.

И мы не верим устам, когда начинаем ей подпевать,

Потом танцевать,

А затем просто плачем в такт этим нотам.

Так кто ты? А?

Хозяин бала,

И я посмотрю, тебе этого мало,

Коль ты зовешь всех к себе в гости.

Милости просим! Милости просим!

Так кто ж ты такой?

Подмастерье иль мастер своего дела?

Если умело так зовешь за собой.

Тайну открой, почему здесь так ясно

И песок здесь так чист,

Что понапрасну боялись запачкать мы свои ноги.

И кто помогает? Неужели ли Боги?

Аль ты сам творец иль помощник его?

Но знаешь, не учел ты лишь одного.

Кем ты был? Ты был просто бродягой,

Оставили которого когда-то отвага, смелость и честь,

А потом и желанье что-то менять,

Но в подсознаньи ты ищешь кого-то и просишь о помощи,

Ведь если, не дай Бог, что-то случится,

Ты остался один в затерянном месте.

Знаешь, старик, а я буду честен,

Хотя бы как минимум перед собой.

Нет, нет, я не герой,

Я такой же, как ты, гонимый судьбой,

И также, как ты, бываю слабым,

И также, как ты, смеюсь и грущу.

Так ответь мне! Ответь!

Что я ищу?

Постоянно ищу в поездах, самолетах,

В глазах незнакомцев ищу я что-то,

Что может дать мне обычный ответ.

Ты это я? Или нет?

Я скоро вернусь

В своём отраженьи я не вижу себя,

Я вижу лишь размытые пятна,

Хочу согреться, но боюсь огня,

Я ухожу, но возвращаюсь обратно.

Бесстыдно слеп я в поисках счастья,

Что казалось бы ходит за мной по пятам.

И только росчерк пера в моей власти,

Да и тот угасает уже по утрам.

Каменеют слова, сплетаясь в молитвы,

Вдруг сердце не выдержит?! Неужели конец?!

Неужели конец той самой битвы,

Для которой рождали меня мать и отец?!

Я готов к темноте, к пустоте и к разлуке,

Но ещё не готов быть самим собой,

Я разорван на клочья и эти муки

Давно уж висят над моей головой.

Рифмы не льются, как в былое время

И за пазухой только усталость и грусть.

Но потерпите, я скоро поверю,

Потерпите, я скоро вернусь.

Ангел

На холсте нарисую огонь,

Чтоб согрел мою грешную душу,

Багрецом замараю ладонь,

Чтоб все видели, что я нарушил.

Лузь лилась постоянно из уст,

Постоянно я льстил сердобольным,

Шептал сам себе я сорокоуст

И на алтаре вел себя слишком вольно.

Резали слух обращения к Богу,

Ненависть жгла меня изнутри,

Но чаще и чаще встречал на пороге

Я ангела, что томился в пыли.

Он улыбался при каждой встрече,

А я мимо взгляды его пропускал

И вдруг осознал, что не может быть вечным ничто на Земле,

Тут я упал.

Неожиданно стали путаться мысли

О вечности и о вере в судьбу,

О том, что листаю я жизнь слишком быстро

И что будет потом, после того как умру.

Но мольбы о пощаде здесь неуместны,

Пора, может быть, успокоить свой нрав?

И перетерпеть, выразив в песне всё то, в чем ты был когда-то неправ.

И засмеялся я с бедолагой

Крылатым моим, что томился в углу,

А этот смех был мне только во благо,

Ведь Бог его знает, когда я умру.

Блеф

Медленно сохнет пот на ладони,

Тело окутал легкий озноб,

Снова я вою, корчась от боли

И окружает меня пьяный сброд.

Пальцы сжимают курок пистолета,

Хочется плакать, хочется ныть,

Стоит ли ждать, когда кончится это

И смогу ли я это забыть?

Может устал я от гонки за славой,

Мне хочется выдохнуть и просто запеть,

Но бесы вновь предлагают отраву

И смог в кабаках заставляет балдеть.

Нервно курю, вдыхаю яд с дымом

И превращаю мысли в стихи,

Откуда-то вдруг появляются силы,

Иль просто хмель ударил в виски.

Стрелки часов здесь как будто бы встали,

Сперт сильно воздух и трудно дышать.

Какое искусство? Какие морали?

Какие стихи здесь можно читать?

Тайна за тайной становится явью,

Тянет за ворот меня чей-то гнев,

Наверно, пора исповедаться втайне,

Но молитва моя похожа на блеф.

Навстречу друг другу

Счастье запрятано в рукаве

И расправлены крылья,

Ведь я очень часто летаю во сне,

Просыпаясь в ночи от бессилия.

А после этого на устах

Сосредоточено имя

Той, кто убаюкал мой страх

И спас от лжи и гордыни.

Пальцы немеют от страсти и чувств

И холодеют ладони,

И нету в мире таких искусств,

Что способны избавить от боли.

Но есть те слова, что разжигают огонь

И двигают землю по кругу,

И что заставляют двух человек

Мчаться навстречу друг другу.

На дереве выжгу несколько строк…

На дереве выжгу несколько строк,

Я не пророк, я так пытаюсь отвлечься,

Ведь похлеще картечи бьет иногда слово

Иногда ласково, порой сурово,

Иногда с жару, а иногда просто так,

Но слух есть, что жил однажды чудак,

Он стоял перед зеркалом и просто молчал,

Он был слеп и был глух,

И ни тело, ни дух не подвергал никогда истязаньям.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 314