электронная
120
18+
Я ПРОСТО ЖИЗНЬ РИФМУЮ

Бесплатный фрагмент - Я ПРОСТО ЖИЗНЬ РИФМУЮ

Книга 3. Из цикла «Белокнижье»

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9348-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Первое сентября

Пишу стихотворный диктант,

Склонившись над партою ночью.

Нарушив законы учебы,

Мне сердце диктует его.

В кармане шпаргалка — талант,

Словарь трудных слов, как подстрочник,

Еще ощущение лета —

В зажатой ладони тепло.

2008

* * *

Я глотаю стихотворное плацебо…

Как спасают строчки от тоски,

От нехватки воздуха и неба,

От надежд размытых, что вдали

То поблазят, то исчезнут в тучах,

То за горизонт закатятся совсем,

Я ж метлой почти собственноручно

Выметаю снова их для всех.

Запиваю рифмой сухость в горле,

По губам стекает влага слов, —

Словно в масле, что-то в них прогоркло…

Но я смазываю горечью остов

И глотаю с тишиной таблетки.

Вот уже дописаны стихи,

И с чернильной ручки, будто с ветки,

Капают три точки в край строки…

2008

* * *

Стихи — это боль,

Стихи — это боль-но,

Но все-таки

хочется их создавать.

Уйти от мучений

И непроизвольно

В корзинку тетради

Швырять и швырять

Остатки набросков.

Штрихи и заметки

По клеточкам

Иль по линейкам сложить

И где-то средь строчек

Черкнуть незаметно

Начало поэмы

С названием — Жизнь.

2008

* * *

Пока слова в строке не оживут, Перебираю их подобно четкам. Максим Рыльский

Пишу стихи до слез, до плача —

Иначе не могу писать.

Была поставлена задача,

И мне приходится решать.

Одним лишь словом, вбитым в строчку,

Коснуться естества души.

Поставить для начала точку,

А дальше от нее кружить,

Ползти, бежать и спотыкаться,

Но все же на вершину влезть.

Закончив точкой, состояться

И самолетиком взлететь —

Душой страничной без помарок,

Без росчерка, без завитка,

Всю жизнь вложив в формат бумажный —

С вершин чердачных голубка.

2008

* * *

Звезда над полем скошенным,

Далекая, осторожная,

Зовет меня в путь снова

За вечным… Точнее — за словом.

Тем самым, что было в начале,

До всех стихов вместе взятых,

А нам досталось распятым,

Посеянным и воскресшим,

Не понятым, но понятным.

А мы ведь любовь казнили —

Теперь же о ней все песни, —

Наверное, просто забыли

Какую-то строчку в тексте…

Вот и поем о разном —

Потерянном, но прекрасном.

А я за звездой все следую,

Бродягой стал, непоседою.

Все росами да туманами —

От второстепенного к главному.

Сегодня — по полю скошенному,

Вчера — сквозь деревни брошенные,

А завтра — по снегу с наледью

И, может быть, даже на людях.

Чудным прослыву, знаю,

Когда поплыву, тая,

Как лед с весенним паводком,

В исподнем, с одной лишь ладанкой.

В ладье, в домовине струганой —

Не спиленным, знайте, срубленным —

Точнее, под сруб сложенным,

На поле, что нынче скошено…

7 июля 2008

Разговор с черновиком

Макаю в тучи,

пишу на бумаге

Чернильной грозою,

дождливыми буквами

Все в той же обычной

школярской тетради,

Промокшей под лирикой

и под науками.

Порой вырываю

страницы ненужные,

В ней можно — они ведь

не врощены в жизнь.

Хотя и бывают

совсем непослушными

И просят не рвать их —

оставить пожить.

Черкать, переписывать,

ставить помарки,

Залить киселем

и замять уголки,

Чтоб не было в них

ничего, что насмарку,

Чтоб в дело все шло —

от гвоздя до доски,

Прибитое слово

не гнулось при чтенье,

И строчки ложились —

рубаночно, встык,

И шкурились сердцем

занозы сомнений,

И рифма стелилась

не всхлип, а — навзрыд.

2008

Девятая тетрадь

Мне бы строчку дописать

Да тетрадь закрыть.

И ворочаться опять,

Чтобы завтра быть.

Чтобы снова, утром встав,

Сесть за старый стол

И по полю мяч гонять,

Забивая гол.

И по полю вновь пройти,

Подпирая небо,

И придумать сотню рифм

С окончаньем «лето».

Размечтаться так, чтоб — вдрызг!

И, осилив ношу,

Своей собственной строкой

Взять и — огорошить.

И влюбляться до любви,

И дарить до дырок,

И простить до простоты —

От «теперь» до «было».

Мне бы строчку не писать,

А в уме сложить

И, по кубикам собрав,

С нею просто жить.

2008

* * *

Я уже не смотрю на вчерашнюю осень,

На прогулки по листьям

с охапкой стихов,

Среди желто-багряных

парковых модниц —

Стройных лип без корсетов и каблуков.

И, листая зимы известковую наледь,

Я в ломбард отдаю

белоснежный дневник —

Без желанья особого что-либо править,

Нет, скажу все как есть —

поправляться отвык.

Разболеюсь вовсю — и радуюсь слову,

Улыбаюсь строке, сковырнув

мягкий знак.

Глянь… к весне на полях

стихострочье готово,

Я дарю его Вам —

на авось,

просто так…

2008

* * *

Скажу вам по секрету:

Я жизнию своей

Плачу, чтоб быть поэтом,

Чтоб быть поэтом — в ней.

Она берет немного:

За каждое словцо

Меняет темный волос

На белый волосок.

Морщинку с края глаза

Проводит втихаря,

За каждой нужной фразой

Бессонницу творя.

А больше нет секретов,

Впредь вам известно все

О том, как я освоил

Призвание свое.

12 августа 2008

* * *

Я к вам травою прорасту, Попробую к вам дотянуться…

Геннадий Шпаликов

Я соберу весь мир в ладонь

И прорасту Христа ученьем.

Для фарисеев — изумленьем.

И не нарушу их закон,

Где нет любви, а лишь стремленье

Настроиться в любовный тон.

А я давно не этих правил,

Поэтому пишу стихи,

И сердце горечью избавил

От многобуквенной тоски —

И в Божьи руки переправил,

Поставив точки сверху «и».

И дух закона мне ответил:

«Ты планетарный во Христе.

Имей любовь — и с этим светом

Ты можешь быть собой везде».

2008

* * *

И не поверишь яви зрячей, Когда торжественно в ночи
Тебе — за боль, за подвиг плача — Вручатся вечности ключи

Николай Клюев

Я говорю стихами даже с болью,

Когда она мне затыкает рот.

Когда простую волю на неволю

Подменивает мне бесовский сброд.

Когда кричу и не хватает крика,

Чтоб сердце отозвалось мне на плач,

Тогда клещами рву живьем из стиха —

Без анальгина — рифмы, как палач.

Закинув под язык живые зерна

Растерзанного на куски стиха,

Я чувствую, как морфием бесслезным,

Спасая жизнь, в крови течет строка.

Я поршень двигаю, как в кубики играю,

За каждой буквой — облегченья вздох.

В который раз оно меня спасает —

Стихотворенье, сшибленное с ног.

2008

* * *

Как часто осенью, когда садится солнце

И холодеет воздух на глазах,

Я превращаюсь в нищего бездомца,

Иду бродить по улицам впотьмах.

То в подворотню, то по переулку,

С рукой в кармане, шмыгая слегка, —

Я каждый заарбатский закоулок

Исхаживаю с видом чудака.

Подмигивают окна мне — и двери

Скрипучим голосом вслед

что-то говорят.

И под луною крыши серебреют,

И фонари под ними янтарят.

А иногда мне перейдет дорогу,

Из тени в тень себя перенося,

Не кошка и не призрак-недотрога,

А, видимо, такой же, как и я…

2008

* * *

Я не пишу стихов, а просто

жизнь рифмую,

Иль музыкальность в прозу привношу,

А может быть, словами я рисую,

Доверив все, как есть, карандашу.

Но я тогда почувствовал бессилье

И отошел от красок и холста,

Когда вдруг захотел

сдружиться с былью,

Но чтоб в ней оставалась красота.

Увидев ограниченность творенья,

Зажатого в багетный экстерьер,

Я написал в протест стихотворенье

И этим показал себе пример.

С тех пор рисую этот мир стихами,

Замешивая рифмы в полотно,

А что не сложится — то музыке вверяю,

По черно-белому, как в стареньком кино.

2008

* * *

Стихи мои — ковчег

И полк мой запасной, И скит уединенный, И остров, и покой…

Александр Антонов

Узнайте обо мне в поэзии моей,

А не в досужих светских разговорах

Влюбленных в сплетни барышень-червей

И фонах виртуального простора.

А впрочем, вряд ли стоит узнавать

Про жизнь поэта — схожих судеб много!

Оставьте для себя его читать —

И вы пройдете с ним его дорогой.

2008

* * *

Я буду писать о грустном,

Хоть знаю в веселье толк,

Но вдруг неожиданно вкусной

Печаль оказалась в строке.

И если не нравится лен вам,

Купите китайский шелк:

Он нежно ложится к телу,

Еще нежнее — к щеке.

А мне вот дудук подходит

Да слезный степной ковыль…

И дождь, что устало бродит,

Сбивая и пыл и пыль.

А если вы вдруг взгрустнете,

Читая мои стихи,

То значит, мы встретились все же

На этом нелегком пути.

2008

* * *

Я часто думаю о слове,

Зашитом в музыку стиха,

Как будто утром в изголовье

Невинно девичья рука

Мне ставит чашу с лепестками

Прохладных зимних хризантем

И кто-то на ухо читает

Мне то, о чем пишу затем.

Когда услужливая проза

Поэзии наладит быт,

В моей груди не сердце — роза

Своим цветением стучит.

2008

* * *

Пишу стихи, как хлеб ломаю

Над белой скатертью листа,

И крошки пальцем собираю —

Поверьте — это неспроста.

Я дюже голоден до слова,

До каравайно-сдобных тем.

Еще — до хлеба. До — сухого.

Точнее — сухаря взамен.

Дай мне воды обычной кружку,

Чтоб жажду слова утолить.

Иного счастья мне не нужно,

Оно сродни глаголу «быть».

2008

* * *

Мы побратимы. Я — в траве,

А он парит над облаками.

И над землей, и на земле

Мы обдуваемы ветрами.

И я крыла по сторонам

Раскинул на всю ширь по полю,

А он — в полнеба две руки.

И оба этим ветер ловим.

И вторит он свободе криком —

Я запеваю ей вослед.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.