электронная
200
12+
Я пророс на русской пашне…

Бесплатный фрагмент - Я пророс на русской пашне…

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-9699-1

Ангел

Он был — рядом. Он был — тихим.

Он смотрел на меня с любовью.

Настоящий ангел-хранитель…

Белоснежней зимы зимою.

Он коснулся моих тетрадей,

Он коснулся моих постелей —

И светлее стали печали,

И исчезла усталость в теле.

Было много белого цвета,

Были ландыши, были — лилии.

Вниз струились белые линии

Беломлечной его одежды.

А еще был дождь — жемчужным,

А еще были кварц и мрамор,

А еще… я был — просто нужным,

А еще — он был долгожданным…

4 июля 2009

* * *

Я пророс на русской пашне

Под Московской синевой,

Там, где в небо тычут башни

Прорубининой звездой.

Там, где всё по… бездорожью:

И тюрьма, да и сума.

Где есть Боженька и Боже,

Где любовь — не от ума.

Где от женщины до бабы —

Рядышком — рукой подать.

Где, что в теремах, что в хатах —

Всё одно — ни дать, ни взять…

Я посеян здесь, в Россеях,

Где вирижны словеса,

Где крестообразен гений,

Но доступны Небеса.

Гой, ты матушка Россия,

Гой, ты батюшка Москва,

Я ваш сыне, блудный сыне,

Я — бродяжен на слова.

В чернозёмие макаю

Я свой посох и — пишу.

По слогам от края к краю

Славу Слову возвожу.

2009

* * *

Заблудилась как-то Святость,

Потеряла к Богу путь.

И сказал ей Боже правый:

Всё найдётся — как-нибудь.

Ни налево, ни направо не ходи —

На месте жди,

А ещё на этом месте —

Верь, надейся и… люби.

И спросила Бога Святость:

Где то место, чтоб стоять?

Бог ответил, что… не знает —

Будет вместе с ней искать.

10 ноября 2009

* * *

Когда-нибудь случится это:

Кому-то первому из нас —

Смотреть в лицо, почти без цвета

С прозрачной пеленою глаз —

Придётся в поисках ответа.

Как будто в первый… в первый раз.

Сбылась нещадная примета

И нить судьбы оборвалась.

А жизнь?! Была ли жизнь? Иль может

Всё то, что жизнью мы зовем —

Лишь начинаний осторожность,

Ни явь, ни дрёма и не сон.

Попытка стынущих энергий —

От галактической тоски —

Известной, как феномен смерти —

К любви вселенской перейти.

И воплотившись в человеке,

Сквозь лилипутский микрокосм,

На этой — крошечной планете

Над всей бесчисленностью звёзд —

Звучать с особым полицветьем —

Всем семибуквием — ХРИСТОС.

2009

Верую…

Христос воскрес, Христос — воскресе!

Но вера в это не нужна —

Однажды мне сказали дети:

Христос — живой, зачем она?

Своей пытливостью терзаем,

С вопросом к старику пришёл.

Он, улыбаясь мне, добавив:

Не только жив, давно — пришёл.

И в храме, подойдя к Распятью,

Цветы Спасителю принёс,

И Крест предстал — Животворящим,

И терн — зацвёл, и запах роз я ощутил…

И Иоанн молитвенно мне произнёс:

Христос — воскрес.. Воскрес Христос…

2009

* * *

Светлой памяти
о. Даниила (Сысоева)

Мир подошёл и выстрелил в упор,

Закрыл собою небо человек,

Какой шикарный вывалился сор —

С твоей избы, мой, двадцать первый век.

Какой воздвигло памятник убийство,

Фундаментом пришёлся — Божий храм.

Чего там говорить, всё по-российски:

И жертва, и гонитель, и наган.

Смиренноубиенный Данииле,

Я знаю, твое имя будет в силе,

Я знаю, эта пуля неспроста,

В Москве — пристреливают

к дереву Христа.

Но прорастёт распятье на могиле.

Склоняюсь пред тобою, Данииле.

2009

Памяти отца Даниила (Сысоева)

Стреляли в слово и… убили.

Прости нас, отче Данииле.

Не вынесла тебя среда

И замолчала навсегда,

И погубила тёмной силой…

Пусть будет для тебя могила —

Началом жизни, что без мук.

До скорой встречи, светлый Друг.

Ты — дома, мы ещё в гостях.

Ты призван, нам пока скитаться.

О сколько раз нам ошибаться

Ещё придётся на костях.

Пусть во успении блаженном

Покоится твоя душа,

Стою коленопреклоненно

Остаток памяти держа

Светло и скорбно — в этом тайна.

Звони, звони, седой звонарь!

Закономерная случайность —

Всё повторяется, как встарь.

23 ноября 2009

* * *

В храме тихо, как обычно.

Вечер, свечи, тихий свет

Льется. В окнах на просвет

Слышу снег, снежинок — тыщи.

Год кончается зимой.

В белый цвет все многоцветье,

Боже, соткано Тобой

И оставлено в столетья.

«Год — как жизнь…» — писал когда-то

Я в стихах, и вот сейчас

Я даю иной задаток

И пишу — как день… как час.

2009

* * *

Я в тишине Никольской церкви

Подчас пишу свои стихи…

И льется мир, и златосветно

Горенье плачущей свечи,

И мерным боем вторит время

Моим размеренным стопам,

И мироточит повечерье,

И колыбелит фимиам…

И, буквы собирая в слово,

Из убаюканных лампад,

«Глаголь добро» — я слышу снова,

Как верно выверенный лад.

2009

* * *

Вечная память, вечный покой,

Вечная жизнь, вечные муки…

Свечи… Я тоже родился свечой

Свечечкой-жизнью иду в Твои руки.

Боже, узри мою талую плоть,

Копоть стараний, исканий, радений.

Дай мне волчцы фитиля прополоть

Пламенем стать, его — мерным гореньем.

Бью челом, Вечность, тебе. На поклон,

Я выгорая иду шаг за шагом

И человечность, нарушив закон,

Мне милосердствует нынче отвагой.

Ярче и ярче пылает свеча.

Думы собрались на тайное вече

Чтоб не вершилась судьба сгоряча,

Чтоб преломлялись хлеба каждый вечер.

Азм не достоин, но зри по любви,

Пламя души моей, алчущей света

И до огарочка дай мне испить

Чашу свою — чернеца и… поэта.

6 декабря 2009

Памяти блаженной Серафимы (Бирюлевской)

Окончена молитва, но не спешу домой,

Стою у милосердной Серафимы…

И падает снег в снег — всей тишиной

в покой,

И кажется, что ночь звучит вполсилы.

Окончена молитва, но не гашу свечу.

Прикрыв огарок зябнущей ладонью,

Я будто продолжение ищу

И ектенью читаю поневоле.

И сердцу удаётся распознать

Среди неясностей забрезжившего утра,

Как всюду миром льётся благодать,

Входя в рассвет, почти что поминутно…

17 февраля 2010

Рождественское

Запах ладана и хвои,

Треск оплавленных свечей.

На старинном аналое

В мерном отблеске камней

Напрестольный крест лежит.

И Евангелие рядом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.