электронная
47
печатная A5
256
16+
Я полжизни отдал Воргашорской шахте

Бесплатный фрагмент - Я полжизни отдал Воргашорской шахте

Объем:
52 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5695-5
электронная
от 47
печатная A5
от 256

Я полжизни отдал «Воргашорской»

Отчего же так больно всё мне,

Воркутой душа бредит, тоскует,

И вот здесь я всё как в кабале,

Кто же мне мою жизнь растолкует…

Как люблю я всё шахту свою,

Отдавал я ей силы, здоровье,

И о ней вот уж песни пою

И о ней вот мечты в изголовье…

В предисловие моём запишу —

«Я полжизни отдал ВОРГАШОРСКОЙ»,

Не  подумай, что жить я спешу,

Очень нравился климат шахтёрский…

К 40-летию шахты ГИГАНТА СССР — «Воргашорской»

Много лет я жил на Воргашоре,

Где гремела шахта наш «ГИГАНТ»,

Под землёй я нёс свои дозоры,

Горняки раскрыли где талант…

Мы тогда угля давали море,

За шесть миллионов тонн и каждый год,

Времена прошли и вот нам горе —

Шахты закрывались, вот компот…

К нам пришли плохие иноверцы,

Развалили на корню страну,

Эх! Экономисты, ШТАТОВ перцы,

Мать Россию повели ко дну…

Эти ЦРУшные вандалы

Закрывали шахты с Воркуты,

Штатовский посол не рыл каналы,

Закрывал он всё от сатаны…

Пиккеринг лоснился, улыбался,

Слушал он концерты Воркуты,

А в душе естественно смеялся,

Он провёл здесь план от сатаны…

Нет вот мест рабочих, перестройка —

Довели Россию до сумы,

Богатейший клан, ну блин, надстройка —

Сняли с нас последние штаны…

Целый год зарплату не видали

В богатейшей то стране земли,

Жили как бомжи мы на вокзале,

Но гордились званием страны…

И чего теперь мы будем делать?

Как теперь Россию поднимать?

«Надобно страну всю переделать,» —

Вот что говорила мне всё мать…

Сорок лет как в сказке пролетело,

Шахта ещё много может дать,

Шахте до всего и всех есть дело,

Шахта ты родная нам всем мать…

Ты одна семья моя большая

Дружная и крепкая как сталь,

Я другой такой семьи не знаю,

Будем мы идти с тобою в даль…

Тащим снова секции мы в лаву,

Мы ведём монтаж и демонтаж,

Труд подчас бывал совсем кровавый,

Вывал был и купол и кливаж…

Уголёк давать, конечно, надо,

Полным ходом двигаем комбайн,

Шнеки режут пласт как шоколадный,

Чёрный здесь и пыльный тот дизайн…

Моей шахте «Воргашорской» к 40 летию

Северные ветры прилетели,

С Северного полюса — «ПРИВЕТ!»

Вновь пошли судьбы моей качели,

Я всё жду от Воркуты ответ…

Жизнь моя шахтёрская не сахар,

Но тогда и молодость была,

Мы не говорили — «ОХИ», «АХИ»,

Родина в героях нас вела…

А на «Воргашорской», на гиганте —

Мы угля давали, — боже мой!

Все открыв шахтёрские таланты,

Шли тогда героями домой…

Родина платила и хвалила,

В СССР геройский был маяк

И вот почему так жизнь решила,

Кто всё развалил, какой дурак?

Так и не дошли до «КОММУНИЗМА»,

Что Хрущёв Никита обещал,

Воркута хлебнула «СТАЛИНИЗМА»,

А Зюганов сказку рисовал…

Но всё распродали коммунисты,

Развалили с Ельциным страну,

Надо подниматься лет так триста,

Чтоб вернуть в Россию всю казну…

А над «Воргашорской» веют ветры,

Шлёт привет всё Новая земля,

Я всю жизнь ищу свои ответы,

Напрягает жилы вся страна…

Скоро юбилей вот будет шахте —

«Воргашорской» стукнет 40 лет!

Горняки стоят свои всё вахты,

Не купил ни кто «КАБРИОЛЕТ»…

Были Курских, Сахаров герои

И Потапов — угольный герой,

Километры шли тогда забои

И работа шла и в выходной…

Строили мы шахту и давала

Уголь — настоящий хлеб страны,

Всё ещё промышленность в завале,

Воргашорских надо строить три…

На полях разведанных там раньше,

Шахты ещё три должны стоять,

Новые места, полно вакансий,

Уголь горняки должны давать…

Для движенья этих коллективов

Нужен был директор с головой,

Были и приливы и отливы,

Но директор помнится любой…

Первая когорта, что взвалила

Тяжесть всю на плечи, подняла —

Курских был, Субботин  с новой силой

Вёл тогда горняцкие дела…

Ермаков, дававший миллионы,

Он из лавы шёл в директора,

В горном деле есть свои законы,

Весит в шахте слово и дела…

Не могу не вспомнить командиров,

Вожаков, что вёл нас комсомол,

Пётр  Гулевский  был наш заводилой —

На дела геройские он вёл…

Шахте «Воргашорской»

Нас учили Курских и Субботин,

Нас учили жизни и уму,

Только мы всё делали напротив,

Сами уж не зная почему.

Уголь мы давали и проходку,

Гнали рамы, метры, — шёл забой,

Обретали новую походку

И валили всей гурьбой домой.

Молодость в нас билась и звенела

И не спать хотелось до утра.

Каждым летом тундра хорошела,

Песни петь хотелось у костра.

В голову шальные лезли мысли, —

Целовать хотелось всех подряд,

Девушек идущих нам на встречу,

Их большие, круглые глаза.

Эти звёзды сине-голубые

Нас любили, улыбались нам, —

Собраны они со всей России

К северным суровым берегам.

Целовали их, любили, пели

И шумели свадьбою хмельной.

Жизни той высокие качели

Нас подняли гордо над страной.

Мы гигант, мы флагман Заполярья,

Мы гремели славой неземной,

Иль теперь угасли те желанья,

Что подняли нас перед страной.

Три героя дали коллективы, —

Королей проходки, горных дел,

Кто теперь посеет эти нивы?

Это только наш с тобой удел.

Гвардия не стала осторожней,

Гвардия не пятится назад,

Стали мы солиднее и строже,

Только озорной остался взгляд.

Этот взгляд и души молодые,

Нас толкают и ведут вперёд,

Имя «Воргашорской» не забыто-

Наше время вскорости придёт.

Мы поднимем «Флагман Заполярья»,

Мы завалим Родину углём,

Мы прославим Воркуту делами,

Это наш родной с тобою дом.

Горная проходка Воркуты на шахте «Воргашорской»…

Ах! Километры, километры под землёю,

Суровая шахтёрская страда —

И как тогда я «МОЩНЫЙ» пласт не вскрою,

Как жаль ушёл на пенсию — года,

И как тогда я «МОЩНЫЙ» пласт не вскрою,

Как жаль ушёл на пенсию — года…

На «Воргашорской» был я коммунистом

И как Данко яростно горел,

У Дремухова метры шли со свистом

И километр в месяц не предел,

У Дремухова метры шли со свистом

И километр в месяц не предел…

Ах! Километры, километры под землёю,

Суровая шахтёрская страда —

И как тогда я «МОЩНЫЙ» пласт не вскрою,

Как жаль ушёл на пенсию — года,

И как тогда я «МОЩНЫЙ» пласт не вскрою,

Как жаль ушёл на пенсию — года…

А Сахаров давал, конечно, больше,

За 1200 в месяц как всегда,

Героем по путёвке ездил в Польшу,

Светила нам шахтёрская звезда,

Героем по путёвке ездил в Польшу,

Светила нам шахтёрская звезда,

Ах! Километры, километры под землёю,

Суровая шахтёрская страда —

И как тогда я «МОЩНЫЙ» пласт не вскрою,

Как жаль ушёл на пенсию — года,

И как тогда я «МОЩНЫЙ» пласт не вскрою,

Как жаль ушёл на пенсию — года…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 47
печатная A5
от 256