электронная
90
печатная A5
362
18+
Я оставлю тебе себя

Бесплатный фрагмент - Я оставлю тебе себя

Объем:
194 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-8389-2
электронная
от 90
печатная A5
от 362

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Ольга

Майское солнце баловало первым теплом и щекотало мне нос, который, как обычно с наступлением весны обозначился мелкими веснушками. Я неподвижно сидела на скамье школьного стадиона подставив ласковому солнышку лицо. Домой возвращаться сосем не хотелось ведь там меня ждали только нескончаемые вереницы упреков и поручений поэтому я часто оставалась одна, но мне некогда было скучать — я танцевала.

Все люди слушают музыку и у каждого свои предпочтения, я же была всеядна. Поглощая любую композицию мое тело отзывалась движением, когда медленным и плавным, а когда пружинистым и резким. Любой звук будил внутри меня сжатую пружину и сдержать себя у меня мало, когда получалось. Не проходило и дня, чтоб я не танцевала. Танец всегда помогал мне выразить свои эмоции, будь то радость или наоборот тоска. Моя душа в танце всегда обретала гармонию.

Через два дня в школе состоится выпускной и сразу после него я планирую уехать в Москву. Билет на поезд уже куплен, хотя о нем не знал никто, кроме моей лучшей подруги Иринки, но она точно меня не предаст, в этом я уверена.

Московское государственное хореографическое училище снилось мне два последних года. Я буквально брежу им, но родители считают, что это увлечение абсолютно не достойное занятие в будущем и советуют поступать на экономический. С деньгами в нашей семье, состоящей из родителей и четверых детей, было всегда туго, следовательно, о платном обучении речи быть не могло. Приходилось рассчитывать только на себя и на удачу, которая поможет мне поступить на бюджет.

Достав из потертого джинсового рюкзачка старенький смартфон и открыв плейлист с избранными песнями я вставляю наушники в уши и активирую композицию, которая в последнее время приводит меня в полный восторг.

После первых пары аккордов чувствую, как внутреннее напряжение начинает нарастать и больше не ограничиваю себя. Закрыв глаза, я извиваюсь в такт динамичной музыке вкладывая в каждое движение особый смысл. Все вокруг перестает существовать и есть только мелодия, льющаяся из динамиков в ушах и отдающаяся движением каждой части моего тела.


***

Домой я вернулась, когда начало темнеть. Старалась проскользнуть незаметно на кухню, но старая половица в полу предательски скрипнула и тут же раздался мамин крик на весь дом:

— Оля, это ты? Почему так поздно? Ты должна была зайти в магазин за хлебом к ужину!

Я молчала. Сказать мне было нечего, зато у мамы всегда находилось миллион поручений.

— Поешь позже, иди посиди с Матвеем, мне нужно срочно сбегать к Татьяне за обувью для Светы, а то она отдаст ее кому-нибудь другому, — сообщила мама.

От ароматов, доносившихся с кухни голодный живот, предательски заурчал, но я пошла в противоположную сторону, чтоб приглядеть за Матвеем, спорить с родителями у нас в семье было не принято.

Мама поспешно выбежала из комнаты, а я подошла к игравшему посреди комнаты годовалому брату и опустилась на колени.

— Привет, малыш! — улыбнулась я ему.

Матвей вытащил изо рта слюнявый палец и ткнул им в меня.

— Ии, — сказал брат.

Не знаю, что именно это обозначало, но очень хотелось верить, что он рад меня видеть.

— Я скоро уеду, — прошептала брату на ушко уткнувшись в макушку и вдыхая запах молочной смеси, — обещай быть сильным и не давать себя в обиду в нашей веселой семейке.

Вряд ли брат меня понимал, но я искренне хотела верить, что у этого маленького человечка будет более счастливое детство, чем то, что было у нас.


***

Поздно вечером, когда отец вернулся с дежурства, а одиннадцатилетняя сестра Света пришла с дополнительных занятий по английскому, мы сели ужинать. Еда была не хитрой, мама часто варила супы, чтоб накормить всю семью. Все были в сборе, не хватало только старшей сестры Наташи, она, закончив школу в прошлом году, уехала воплощать свою мечту и поступила на бюджет в Пермское медико-фармацевтическое училище. Родители искренне за нее радовались, считая, что химик-фармацевт — это перспективная профессия.

Очень хотелось верить, что после окончания школы и моего отъезда в этом году детей в родительском доме останется лишь двое вместо четверых, хлопот поубавится и они смогут вздохнуть с облегчением. С финансами до сих пор было очень туго в плоть до того, что я иду на выпускной в платье сестры, которое ей в прошлый год досталось от дочери старой маминой знакомой.

Так незаметно за мыслями я дохлебала свой суп. Дождавшись, когда все закончат ужинать, вымыла посуду и убралась на кухне. Развесив белье братика из достиравшей машинки я умылась и упала спать.

Мне опять снился один и тот же сон, где я бегу по плоским крышам домов большого города, легко перепрыгивая с одной на другую. Теплый ветер обдувает мое разгоряченное от длительной физической нагрузки тело, и я ощущаю приятную тяжесть в каждой мышце. С волос давно спала резинка и они развеваются рыжим всполохом при каждом моем прыжке. Вдали виднеется розовая полоска рассветного неба над горизонтом, и я стремлюсь к ней всем своим существом. Взобравшись на самое высокое здание, я разбегаюсь, набирая максимально возможную для меня скорость и когда крыша заканчивается я, отталкиваясь взлетаю и парю. Мне хорошо, свободно и спокойно. Каждый раз в этот момент звонит будильник и мне ни разу не удалось досмотреть этот сон до конца. Упаду ли я? Или смогу взмыть в небо?

Потянувшись всем телом, я быстренько вынырнула из-под одеяла и выглянула в окно. Солнце сегодня приветливо улыбалось, а на небе не было ни облачка, это означало то, что лето входит в свои права и одеваться, как капуста скоро будет уже не нужно. Умывшись и натянув джинсы с футболкой я отправилась готовить завтрак с блуждающей улыбкой на губах.

После рождения Матвея мама часто вставала ночью, чтоб его покормить и плохо высыпалась, вследствие того приготовление утреннего завтрака для остального семейства легло на мои плечи. Раннего подъема я не боялась, да и готовить тоже нужно было учиться, ведь я собиралась уезжать во взрослую жизнь, так что за последний год каши на завтрак я научилась варить отменно, и даже манная у меня получалась без комочков, чем можно было гордиться.


Андрей

— Да, Кавасаки Ниндзя, вы правильно поняли, — с нажимом в голосе оповестил я оппонента, — он мне нужен через неделю, у меня гонка, — и после паузы добавил, — очень жду.

Я сидел, потирая виски после утренней встряски на фондовой бирже. Сегодня голубые фишки заметно упали в цене, что абсолютно меня не обрадовало. Жутко хотелось кофе, а секретарша, как назло, взяла отпуск без сохранения заработной платы.

Превозмогая резкую боль в висках, я все же встал и пошел разбираться с кофейным аппаратом в надежде на то, что этот престарелый монстр сегодня будет добр и выдаст порцию обычного американо.

— Доброе утро, Андрей Владимирович, — заискивающе поприветствовала меня проходящая мимо Светлана, которая являлась руководителем юридического отдела.

Я кивнул потому, что говорить желания не имелось, слова отдавались эхом и причиняли моей черепной коробке приличный дискомфорт.

Добравшись до кофемашины, находящейся на другой стороне коридора, я с третьего раза смог-таки налить себе целебного напитка. Бросив два кубика сахара не спеша, размешивал, вдыхая бодрящий аромат. За окном огромная бронзовая туча заслонила собой утреннее солнце и снова собирался дождь, погода как будто отражала мое настроение.

Через час состоится совещание совета директоров и я, как коммерческий директор, буду представлять модель развития «TSI» (ТиЭсАй) на ближайший год. Я просто обязан сейчас привести себя в порядок и в очередной раз удивить трех старых скряг, чтоб они оставили именно меня четвертый год подряд занимать кресло коммерческого директора.

Сейчас мне двадцать восемь лет и только благодаря «TSI» мои умственные способности оценены по достоинству, и я имею почти все, что хочу на сегодняшний день. Я даже не допускаю мысли, что могу упустить это место. За последние три года многие хотели меня подсидеть, но верно выбранная тактика и холодный расчет помогли мне вовремя сориентироваться и принять нужные меры.

Крепкий напиток оправдал себя в очередной раз и с последним глотком мое состояние заметно улучшилось, а голова прояснилась. Я снова был в полной боевой готовности и намеревался доказать не только совету директоров, но и всему миру, что я — лучший!


Ольга

Выпускной в школе начался с торжественной части. Все двенадцать нарядных учеников нашего выпускного класса выстроившись в ряд около сцены в школьной столовой принимали поздравления и крепкое рукопожатие от директора школы. В следующий момент у меня в руках оказался документ, в котором черным по белому было написано о том, что Скворцова Ольга Ивановна получила среднее образование.

Глаза застилали непрошенные слезы. Откуда они взялись понять было трудно. То ли жалко было расставаться со стенами школы, ставшими такими родными за последние десять лет. То ли осознание того, что завтра «Вы вступаете во взрослую жизнь» накатилось, но ком в горле однозначно стоял и не разрыдаться прямо тут на глазах у всех стоило мне неимоверных усилий.

Незаметно торжественная часть перетекла в скромное застолье, за которым собрались выпускники, их родители и конечно же учителя, провожавшие нас из стен школы тостами безалкогольных напитков с наставлениями.

Моих родителей не было на этом празднике жизни. Мама сидела с Матвеем, а папа работал. Хотя если бы он даже и отменил смену, то платить пришлось бы за двух человек, а наш семейный бюджет таких трат себе позволить не мог.

Рядом со мной по правую руку сидела моя подруга Иринка, с ней мы были неразлучны с детского сада и несмотря на то, что ее родители считались людьми обеспеченными, это никогда не мешало нам дружить.

— Оль, ребята хотят встречать рассвет после выпускного на берегу реки, ты пойдешь с нами? — заговорщически шепнула мне подруга.

— Я бы с удовольствием, но у меня завтра поезд в одиннадцать утра, ты не забыла? — напомнила я ей.

— Помню, конечно. Вот в поезде и отоспишься, — предложила Иринка.

— Хорошо, -сдалась я, — только не долго.

Посиделки за столом через час сошли на нет, как раз в то время, когда за окном начало темнеть и местный ди-джей Валера закрутил современный винил.

Музыка, ударив по вискам понеслась бурным ядом по венам приводя в движение мою внутреннюю суть. Я еле сдерживала себя по тому, что танцевать в платье, которое корсетом сковывает каждое движение не представлялось возможным. Подруга, видя мое кислое выражение лица не выдержала и предложила сбегать до дома переодеться. Жили мы не далеко от школы и переоделись буквально за двадцать минут, а я заодно предупредила родителей, чтоб до утра меня не ждали.


***

В этот вечер мы с Иринкой оторвались на славу. Ди-джей до глубокой ночи работал только на нас и ставил заводную, ритмичную, с серьезными басами мелодию одну за другой. Мое тело ныло в приятной истоме после трехчасовых истязаний серьезными танцевальными нагрузками, пот струился по телу, пропитывая одежду насквозь. Я не сдерживала себя, двигалась, как подсказывало сердце, все казалось правильным. Все действо было чем-то похоже на ритуальный танец, которым я прощалась с этапом своей жизни.

Ближе к рассвету почти всем классом мы двинулись в сторону реки, где, насобирав веток, мальчишки разожгли большой костер. Тепло пришлось как нельзя кстати, ведь промокшая от танцев одежда быстро остыла и неприятно холодила тело напоминая, что наступило бодрое утро, которое мы встречали на берегу реки.

Не скрываясь, Иринка с одноклассником Сергеем обнимались и целовались, так же, как и еще две парочки. У меня до сих пор не было парня и я, дожив до своих неполных девятнадцати еще даже ни разу ни с кем не целовалась. Не то, чтоб мне было не интересно, просто совсем не было на это времени, а если честно, то и не нравился никто из местных ребят настолько, чтоб мне захотелось это сделать.

Задумавшись, я смотрела на небо, которое, не успев до конца потемнеть уже снова становилось светлым. Часть горизонта граничила с лесом, а часть с рекой и переход черноты леса в отражающуюся полоску реки был завораживающим. Залюбовавшись, я не могла оторвать глаз от метаморфоз, происходящих с небесным сводом. Из разрастающейся розовой полоски показался диск золотого солнца и нырнул в чисто-голубое небо. Время перестало существовать, а жар от костра ассоциировался с теплом взошедшего светила и играл на моих щеках лихорадочным румянцем. Где-то в районе солнечного сплетения сильно защемило от осознания того, что я никогда не увижу такой красоты в суетливом городе и не прочувствую тех же эмоций. Слезы навернулись на глаза, и я не сдерживала их больше, они просто стекали по щекам и капали на землю. Я сидела и за соленой пеленой, застилавшей мне глаза, пыталась разглядеть ещё хоть немного девственной природной красоты.

Вдруг чья-то куртка упала мне на плечи, и я от неожиданности вздрогнула. Оглянувшись, увидела друга одного из наших одноклассников, он был старше нас на пару лет, дружили они давно.

— Привет. Скучаешь? — присаживаясь рядом спросил он.

— Нет, любуюсь, — честно ответила ему я.

— Можно я составлю тебе компанию? — поинтересовался он.

Я пожала плечами давая ему возможность самому определиться остаться или нет.

— Егор, — представился парень.

— Оля, — не стала выделываться я.

— Ты хорошо сегодня танцевала, — попытался продолжить он разговор.

— Я не только сегодня хорошо танцевала, я всегда хорошо танцую, — с непонятно откуда взявшимся раздражением ответила ему я.

Егор оказался с чувством юмора и сделав вид, что не заметил моего сарказма, ответил:

— Других твоих выступлений я не видел, но готов поспорить, что они были не хуже.

Мне не нравилась вся эта ситуация и почему-то нестерпимо хотелось залезть к нему под кожу:

— А ты чем можешь похвастаться?

Парень явно был застигнут врасплох вследствие чего повисло неловкое молчание, после чего Егор сказал:

— Могу похвастаться тем, что за пять минут соблазню любую девушку.

Лучше бы он этого не говорил, его слова просто вывели меня из себя, хотя, наверное, на это он и рассчитывал. Меня затрясло. Нет, меня то уж точно так просто ему не взять:

— Любую? Например, какую?

— Тебя, — сказал Егор и заваливая меня на землю попытался поцеловать.

Не знаю откуда у меня взялись силы после танцевального марафона в школе, но чувствуя негодование, накрывшее меня с головой, я врезала этому самоуверенному болвану кулаком прямо под глаз. Егор взвыл и закрыв лицо руками откатился от меня, я же, воспользовавшись положением скинула его куртку и со всех ног побежала домой даже не оглядываясь.


Андрей

Довольный собой после окончания совета директоров и удачной презентации в «TSI» я сидел в любимом клубе «President» попивая самый дорогой виски, какой присутствовал в этом заведении. Я праздновал свою победу в очередной раз, пусть и один.

Полуголые дамы сновали, туда-сюда периодически предлагая скрасить мой досуг, но мне было сейчас не до них, ведь уже месяц, как я не мог забыть свою бывшую — Таню. Она была хороша во всем и больше года ей удавалось пудрить мне мозг иллюзией счастливой семейной жизни, но в один прекрасный день мои розовые очки разбились, когда я увидел, что она мне изменяет. А изменяла она мне с моим лучшим другом, с которым мы были не разлучные со школьной скамьи.

Месяц назад я потерял и друга, и даму сердца. Черная дыра, образовавшаяся внутри на месте потери столь дорогих мне когда-то людей, не желала затягиваться и в последнее время я работал, почти круглосуточно пытаясь как-то заполнить пустоту, выделяя время только на свое многолетнее увлечение — незаконные мотогонки.

Прикрыв глаза и сделав еще один глоток горячительного напитка я погрузился в атмосферу адреналина. Почувствовал себя облаченным в тесный костюм, а под собой ощутил своего боевого коня, который урчал мотором стоило только мне чуть пошевелить рукой. Еще несколько минут и я почувствую, как на меня накинулся ветер принимая в свои объятия, услышу, как совсем рядом проносятся ревущие моторы соперников, почувствую, что я по-настоящему свободен.

— Андрей, я не ожидала тебя здесь увидеть, — вырвал меня из сладких грез женский голос.

Открыв глаза, я заметил знакомое лицо, но как зовут эту даму, как ни силился, вспомнить не смог. Скорее всего недоумение отразилось на моем лице потому, что гостья, улыбнувшись, терпеливо произнесла:

— Лара. Мы познакомились на благотворительном вечере месяц назад.

Благотворительный вечер с миллионом фальшиво-вежливых улыбок всплыл блеклым воспоминанием в моей голове. Очередное мероприятие для галочки и не более того и конечно же там было много лиц подобных лицу моей сегодняшней гостьи, вследствие того я и не запомнил ее имя.

— Точно, Лара, — как можно вежливее сказал я, — прости, у меня плохая память на имена.

Девушка и не думала обижаться, улыбаясь очаровательной улыбкой во все свои ровные и белые тридцать два зуба она поинтересовалась:

— Ты здесь один?

Обманывать ее мне не было никакого смысла и поэтому я ответил утвердительно. Лара тут же, не теряя времени предложила составить мне компанию так, как и сама сегодня оказалась тут одна по чистой случайности, подруга не смогла подъехать, у нее возникло срочное дело в последний момент.

От приличной дозы выпитого коньяка мой мозг уже был настолько расслаблен, что причины появления Лары в этом клубе без компании были мне абсолютно не интересны, хотя, как и она сама. Девушка видимо этого не замечала или не хотела замечать, присев ко мне за столик она попросила угостить даму шампанским.

Клянусь, я не был никогда скрягой, но терпеть не мог, когда меня пытались развести. Я изначально пришел в клуб один, не рассчитывая на чью-либо компанию и Лару за столик я не приглашал, она напросилась сама так с чего я должен ей что-то покупать? Залпом допив остатки виски, я встал и не прощаясь направился к выходу.


Ольга

Добежав до дома, я еле отдышалась и еще долго не могла успокоить бешеный стук сердца. Коков нахал этот Егор. Было противно вспоминать его слюнявые губы на своих, и я поскорее прокралась в ванную, стараясь не разбудить домашних, чтоб смыть с себя всю эту мерзость.

После душа, упав в кровать я тут же уснула и только в девять утра из спокойного и глубокого сна меня вырвал будильник. Вылазить из-под одеяла не хотелось совсем, организм требовал доспать после вчерашних ночных приключений, но мысль о том, что поезд в Москву уйдет без меня, заставила без промедления соскочить и начать одеваться.

Про то, что билет уже куплен родители не знали, но уехать, не попрощавшись я все же не могла.

Наспех позавтракав остывшей кашей, я вошла в комнату родителей. Отец собирал манеж для Матвея, а мама гладила белье. Встав в дверном проеме, я хотела сказать, что через час уезжаю, но ком встал в горле и нужные слова разбегаясь никак не хотели выстраиваться в логическую фразу. И хотя я сто раз представляла, как скажу им о своих планах и как они обрадуются, так же было и у старшей сестры, но вот дойдя до дела я не могла подобрать нужные слова. Я стояла, а по щекам текли слезы.

Мама, отвлекшаяся от глажки, кинула на меня взгляд и с беспокойством в голосе спросила:

— Оля, что случилось?

— Я уезжаю, сегодня, — выдавила я из себя.

Теперь на меня уже смотрел и папа.

— Куда уезжаешь, дочка? — уточнил он.

— Поступать, в Москву, — как-то совсем обреченно сказала я.

— В Москву? Но как? — у мамы от удивления округлились глаза.

— Билет уже куплен, отправление сегодня в одиннадцать, — выдала очередную порцию информации я.

— Оля, почему ты нам ничего не сказала? — не на шутку заволновался папа.

— Где ты там будешь жить и на что? — мама была в своем репертуаре.

— У меня есть некоторые сбережения, их хватит на несколько дней, а потом я поступлю и мне дадут общежитие, — придавая уверенность голосу выдала я.

— Куда ты хочешь поступать? — поинтересовался папа.

Этот вопрос был самым наболевшим и если я скажу, что еду поступать в хореографическое училище, то прямо сейчас же они и закроют меня в комнате.

— Как вы советовали, я решила поступать на экономический факультет, — выпалила я.

— Но ведь можно поехать в Пермь, как Наташа, а не в Москву, — не могла успокоиться мама.

— Мам, я уже все решила, я еду в Москву, — заверила я.

Папа вздохнул, мама заплакала. Они знали, что если я что-то для себя решила, то не передумаю, так было всегда, с самого раннего детства.

— Чемодан готов, вы меня проводите на вокзал? — поинтересовалась я.

Мама спохватилась:

— Ваня, заводи машину, — обратилась она к отцу, — я сейчас одену Матвея.

Папа вышел, а я предложила маме одеться самой, пока я одену брата.

Выдав мне комбинезон и шапку Матвея мама пошла собираться. Одевая брата, я щедро и от всей души обнимала и целовала его, в нашей семье не были приняты «телячьи нежности» и я не помню, чтоб меня хоть раз крепко обнял или поцеловал кто-то из родителей, а детям этого порой так не хватает. Проморгав наступившие слезы я взяла Матвея на руки и направилась на выход, где уже давно стоял мой чемодан.

На вокзал мы доехали быстро потому, что воскресным днем в нашем городишке дороги были абсолютно пустые. До отправления поезда оставалось двадцать минут. Мама, всю дорогу, читавшая мне наставления не унималась до сих пор, папе это видимо уже надоело и подойдя к вагону он сказал:

— Ну, долгие проводы — лишние слезы. Удачи тебе, дочка. Звони обязательно.

Я не удержалась и обняла его, а потом и маму с Матвеем. Слезы стекали по щекам и взглянув на родных последний раз я зашла в вагон.


Андрей

Утро воскресенья не было бодрым однозначно после коньяка, который я выпил вчера. Казалось, что голова — это древний ветхий сосуд и вот-вот он рассыплется на тысячи мелких осколков. Хотя не только алкоголь в последнее время так влиял на мой мозг, бывало, и из-за частых переживаний и напряженного графика работы голову приходилось лечить крепким кофе, а порой даже и какой-нибудь таблеткой, если последний не помогал. Может нужно было показаться врачу? Но в ночную смену они вряд ли работают, а днем я был занят и поэтому наши пути не до сих пор пересеклись.

Приняв ледяной душ, позавтракав и выпив кофе я чувствовал себя значительно лучше. Это радовало по тому, что сегодня мне нужно подготовить задания для ключевых отделов «TSI» на основании того самого плана развития, который я представил на совете директоров. Но сначала я собирался съездить в качалку и разогнать кровь, сбросив все напряжение, которое накопилось за последние три дня.


***

Закончив к вечеру с составлением заданий, я по привычке заглянул в свое расписание на понедельник. Оказалось, завтра утром приезжает Игорь — мой товарищ по гонкам и по совместительству коллега, отсутствовавший в столице целых две недели, и я обещал его непременно встретить.

Написав Игорю в мессенджер сообщение с уточнением номера поезда, вагона и временем прибытия я спокойно выключил гаджет и начал готовиться ко сну.


Ольга

Поезд был проходящим и сев в почти полный вагон я нашла свое место на верхней полке. На нижней полке, которая располагалась под моей сидела чуть полноватая милая девушка примерно моего возраста. Напротив нас ехали муж с женой глубокого почтенного возраста.

— Привет. Будешь ставить свой чемодан вниз? — уточнила девушка открыто улыбаясь.

— Не откажусь, — отозвалась я и она, привстав открыла нижнюю полку позволяя запихнуть туда мой чемодан.

— Я — Света, а тебя как зовут? — поинтересовалась соседка.

— Я — Оля. А Светой зовут мою младшую сестру, — улыбнулась я ей, — хорошее имя.

— Очень рада знакомству. А ты далеко едешь? — спросила Света.

— В Москву, — ответила я.

— Здорово, — широко улыбнулась Света, — и я в Москву.

Дорога до Москвы занимала почти сутки, и я была очень рада, что в попутчицы мне попалась Света. Она оказалась старше меня и уже год как училась в столице на историка. Она была очень разговорчивой, но разговоры совсем не были пустыми, сразу чувствовалось, что она много читает и знает. Кроме этого, как стало известно, Света уже побывала во многих исторически значимых местах нашей родины, слушать ее было интересно.

Поинтересовавшись, где живет Света я узнала, что она снимает комнату в трешке в Реутово не далеко от метро, выходило не дорого и было удобнее добираться до института.

— А ты где будешь жить? — с нескрываемым любопытством уточнила Света.

— Пока не знаю, — честно призналась я, — но надеюсь, что поступлю и мне дадут общежитие.

— Поступление — это же не одного дня дело, — округлила глаза соседка, — давай пару ночей перекантуешься у меня, я как раз сплю на раскладном диване и места нам хватит, ты вон какая худая.

— Да не удобно как-то тебя стеснять, — смутилась я.

— Не удобно спать на потолке, а остальное все удобно, — заявила соседка, — решено, едешь ко мне.

— Спасибо за предложение, я могу заплатить, — краснея ответила я.

— Будешь готовить и мыть посуду — считай и расплатишься, — широко улыбаясь сказала довольная соседка.

Перекусив бутербродами и соком, взятым с собой в дорогу, мы разбрелись по полкам и завалились спать. Сном это назвать конечно можно было с трудом так, как дедушка на соседней со мной верхней полке громко храпел, а бабуля внизу ворочалась и вздыхала, так и наступило утро.

— Оль, иди пить чай у меня есть шоколадка, — постучав мне в полку сообщила Света.

Спустившись вниз, я сначала размяла затекшие мышцы и только потом присела поближе к соседке, чтоб испить бодрящего черного чая, который своей крепостью щекотал мне нос.

— Ммм… — замычала я от удовольствия, когда, положив кубик шоколада запила его очень горячим чаем и во рту образовался жидкий шоколадное лакомство. В нашей семье ели шоколад по праздникам и по многу никому не доставалось, а про шоколадные конфеты я вообще молчу.

— Да ты гурманка, как я посмотрю, — подколола меня Света.

Я не ответила, лишь ещё шире улыбнулась и отпила чаю. В Москву мы приезжали ровно через два часа и нужно было успеть хоть немножко привести себя в порядок. Допив чай, я пошла занимать очередь в туалет, накинув на плечо полотенце.


Андрей

Выглянув утром в окно, я мало что увидел так, как там кто-то однозначно разлил молоко. Туман был настолько густым, что за ним еле-еле можно было разглядеть соседний дом, хотя он стоял очень близко и иногда по вечерам можно было подсмотреть чем занимаются твои соседи, если у тех не были задернуты шторы.

Понадеявшись, что эта прихоть погоды через час уже развеется, я пошел собираться, нужно было в девять встретить Игоря на вокзале.

Как я и предполагал долго ждать не пришлось потому, что солнце поднимаясь из-за горизонта выжигало все на своем пути и туман таял на глазах. День обещал быть солнечным.

— Что ж, не плохое начало рабочей недели, — посмотрев в зеркало заднего вида, подмигнул себе я.

На перроне железнодорожного вокзала было людно, впрочем, как и всегда. Огромный муравейник принимал и отправлял сотни тысяч людей туда и обратно. Где-то в этом хаосе мне предстояло найти пятую платформу и шестой путь. Мельком бросив взгляд на табло у центрального входа, извещавшее о прибытии нужного мне поезда, я двинулся в нужном направлении.

Стоя на перроне у поезда, ждал Игоря, чтоб крепко обнять товарища и поделиться с ним последними новостями. Из вагона один за другим выходили пестрые пассажиры с чемоданами и сумками, рюкзаками и даже животными в переносках. И вот на выходе показался Игорь, махая мне приветственно рукой и широко улыбаясь, а перед ним начала спускаться рыжая девочка. Я сделал шаг на встречу, чтоб поскорее пожать другу руку, как рыжее солнышко запинается и летит лицом прямо на асфальт.

Не думая ни секунды, за пару скачков я оказываюсь рядом и подхватываю эту невесомость на руки, а она, уткнувшись мне в шею носом испуганно сопит.


Ольга

Вот она — Москва, я так долго о ней мечтала и наконец- то мечта осуществилась. Яркое солнце было тому подтверждением, столица тоже радовалась встрече со мной.

С позитивным настроем мы с соседкой двинулись на выход, встав гуськом за остальными выходящими. У Светы была большая сумка и объемный рюкзак за плечами, ее я пропустила вперед, сама же с нехитрым чемоданчиком пристроилась за ней.

Выйдя в тамбур в глаза, ударило солнце и я, непроизвольно зажмурившись, начала спускаться по ступенькам так, как люди сзади поджимали. Не успела я поставить ногу на нижнюю ступеньку, как промахнулась и оставив чемодан позади полетела встречаться лицом с асфальтом. За секунду я сгруппировалась и зажмурилась, чтоб получить как можно меньше увечий, но каково было мое удивление, когда упала я на что-то мягкое и очень приятно пахнущее.

Это однозначно был мужчина потому, что его объятия оказались стальными и пахло от него мужским парфюмом. Находиться долго в железных тисках я не могла, мне был необходим воздух и приподняв голову я просипела:

— Спасибо огромное, но можно уже отпустить.

Мужчина задумчиво посмотрел в мои глаза и ослабил хватку. Я быстренько отстранилась и попыталась выпрямиться. В этот момент повернулась Света, окрикнув меня:

— Оля, ты идешь?

Я кивнула, а незнакомец, весело ухмыльнувшись произнес:

— Значит Оля? — и сделав театральную паузу добавил, — что же ты Оля такая неаккуратная, нужно смотреть под ноги. И щелкнул зачем-то меня по носу.

Нет, он меня, конечно, спас, но вот за последний жест с его стороны стало обидно.

— А вас как зовут, раздатчик непрошенных советов? — не сдержалась я.

Мужчина, не ожидая такой прыткости от меня, замер на секунду, а потом заливисто, от души рассмеялся и сказал:

— Андрей, меня зовут Андрей. А тебе палец в рот не клади, я смотрю, — все еще веселясь произнес он и добавил, — и чему сейчас только в школе детей учат?

— Грамоте учат и как за себя постоять тоже учат, — меня понесло от такой наглости.

Света и друг Андрея стояли и только успевали вертеть головами наблюдая за нашей перепалкой.

— Отлично. Я рад! — с сарказмом сказал Андрей и тут же добавил, — давай беги скорее, а то музей закроют и не успеешь насладиться видами столицы за каникулы.

Я кипела, как чайник. Этот нахал, да как он может так со мной разговаривать, я уже даже не школьница. Света, видя, что диалог зашел в тупик и конструктивного разговора у нас не выйдет, потянув меня за рукав потащила по направлению выхода с платформы.


Андрей

Я смотрел в след удаляющемуся рыжему чуду, а на душе было весело, улыбка не сходила с лица. Вот он — юношеский максимализм, вспыхиваешь от всего моментально, как спичка. Доказываешь всем свою правоту до хрипоты. Мы тоже когда-то это проходили.

Хотя глаза у этой девочки очень умные, когда я смотрел в них и ни за что не дал бы ей пятнадцать.

— Ну дружище ты задел девчонку, поздравляю! — с широкой улыбкой на лице пожурил меня Игорь и тут же заграбастал в объятия, хлопая своими ручищами по плечам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 362