электронная
400
печатная A5
433
18+
Я недоразумение и двое со мной!

Бесплатный фрагмент - Я недоразумение и двое со мной!

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-2512-4
электронная
от 400
печатная A5
от 433

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Утро началось, как всегда, с криком мамы.

— Недоразумение, ты думаешь вставать на работу, или за тебя феи работать пойдут?

— Я уже встала, — приплелась я на кухню. — Ты мне еще долго этих фей вспоминать станешь?

— Сколько нужно, столько и буду вспоминать. А гномы уже твою постель заправили?

— Ну блин, перепила один раз, так нет, теперь мне эти глюки всю жизнь припоминать станешь. И вообще, у меня оправдания есть.

— Да? Какое?

— Наркоз!

— А если бы не пила, никакого наркоза не понадобилось бы. Зачем ты вообще на этот столб полезла.

— Хотела пожарнику помочь, снять. Что я, не человек? Человек, и причем очень отзывчивый.

— Отзывчивый ты мой человек, — замахала мама полотенцем. — Во-первых, это был не пожарник, а электрик, который фонари чинил, а во-вторых, пока ты не вмешалась, ему помощь была не нужна! А из-за тебя все коротнуло и заискрилось и, блин, пожарники понадобились. Чего ты к нему полезла? Ведь саму током прошибло, еле откачали. Маргарита, доченька, ну скажи ты своей маме, ради бога, когда из тебя дурь выйдет! Ведь 36 уже. Я внуков хочу, зятя. Хочу на утренники ходить, а не из КПЗ тебя вытаскивать.

— Зятя ты, мать, хочешь только потому, чтоб она стала не нашей проблемой, — говорил папа, заходя на кухню и целуя меня в лоб.

— Да даже если и так, я что, не имею на это право? Я уже для себя пожить хочу, а тут она, меня уже все ближайшие аптеки знают, только захожу — и сразу мне: «Вам как обычно, валидол и корвалол?».

— Это ничего, — смеялся папа. — Хуже было бы, если бы ты за слабительным ходила.

— Тебе бы только похихикать. Нет бы хоть раз за ее воспитание взялся. Сколько я тебя уговаривала ее с собой на работу взять. Почему только я ее везде за собой таскала?

— Ну чего ты, мать, завелась. Я ведь внял твоим словам, ходила она на работу, даже повышение мне выбила.

— На работу-то она, Аркаша, ходила, да не на твою. Ты зачем ей левый адрес назвал, она же полгода на чужом заводе ходила как у себя дома, дочерью начальника представлялась.

— Ну и слава богу. Ты представь, что было бы, если бы она наш завод подожгла, а так — это не наши проблемы.

— Не наши, начальника-то сняли.

— Правильно, Галчонок, начальника сняли, заводы объединили и меня управленцем назначили. По-моему, все неплохо получилось.

— Мам, я просила тебя мне вчера что-то напомнить, а что — забыла, напомни, а…

— Напоминаю: тебя очередной ухажер бросил, так что Евгению звонить не надо.

— А может, все-таки позвонить?

— Слушай, доченька, я, конечно, от него не в восторге, но, блин, мужика реально жалко, не звони. Пусть оклемается, у него, наверное, за сорок лет ты первая такая, еще в голубые подастся, нет уж, не звони. А может, он вообще еще в ожоговом центре лежит, бедолага.

— Я хотела ему сюрприз сделать, кто ж знал, что петарды отсырели.

— Доча, это были не петарды, где ты только эти зажигательные палки взяла.

— Мишка их делает, я решила сэкономить и у него их сперла без спросу, откуда же я знала.

— Марго, Мишка работает на спецназ, делает им много чего, он же химик. Ты хоть понимаешь, что полкоттеджа мужику разнесла. Экономная ты моя.

— Мам, так я не поняла: звонить мне Евгению или не стоит.

— Нет, — закачала головой мама.

— Не стоит, доча, после такого у него, наверное, уже и не стоит, — смеялся папаня.

— Ладно, не буду. Ну все, я доела, побегу на работу. Мама, а чего мне надеть?

— Надень пока мой сарафан, благо мы одного размера, вечером заеду за тобой, сходим обновим тебе гардероб, но учти, если ты опять все вещи кришнаитам отдашь, ходить станешь голой.

— Они просили чего не жалко.

— Надо было им тогда отца «втюхать», а не вещи из последней коллекции «сувать». Иди, горе мое луковое.

— Мам, а где мои права?

— На тумбочке, возле вазы.

— Значит, дядя Саша мне их уже вернул.

— Вечером привез, из отделения забрал.

— А ему их нормально вернули, мне инспектор ни в какую отдавать не хотел.

— Нормально, еще бы они начальнику ГИБДД не вернули. Только впредь будь аккуратнее: если наезжаешь на ноги инспектору, не забывай извиняться. И если еще раз дверью что-нибудь прищемишь сотруднику, тоже не помешало бы улыбнуться и главное — остановиться, а не давить на газ.

— Ладно, сделаю.

Я выскочила из подъезда в приподнятом настроении, села в машину и включила музыку погромче. Подпевая неизвестному исполнителю, который пел на итальянском языке, я завернула в переулок. «А не выпить ли мне кофейку перед работой!» — пришла мне в голову гениальная идея. Резко развернувшись на месте и сбив мусорный бак, я помчалась в обратном направлении. Зайдя в свое любимое кафе и заказав пять эклеров и бутерброд с красной икрой, кашу и сырную тарелку, я уселась возле облюбленного мною окна. Я мечтала о приключениях и о рыцаре, который обязательно должен появиться и спасти меня. «Ну где найти приключения? — ломала я голову, доедая завтрак. — Ну почему у нас так скучно, может, в отпуск в джунгли рвануть, Маугли поискать». От мыслей меня отвлек официант.

— Вам все понравилось? — обратился он ко мне, улыбаясь.

— Да, можно счет.

— Сию минуту, — ответил парнишка и исчез.

Я полезла в сумку, и у меня «остановилось сердце»: кошелька там как не бывало. Я перетрясла ее всю и вспомнила, что он остался в моей любимой зеленой сумочке, которую я вчера выгуливала.

— Вот счет, — обратился ко мне молодой человек. Я заглянула в папочку и увидела сумму в 1500 тысячи.

«Что-то дороговато кофе стало», — подумала я. Огляделась по сторонам, мне приглянулся мужчина. Быстро к нему пересев, я уставилась на него в упор.

— Мы знакомы? — обратился он ко мне.

— Мужчина, а вы настоящий мужчина?

— Ну с утра вроде был.

— Тут такое дело, короче, можно вас ограбить на полторы тысячи? — говорила я ему, крутя ножик в руках.

— Надеюсь, рублей, — заулыбался он.

— Да, конечно, рублей.

Он открыл кошелек и выложил нужную мне сумму.

— Вот спасибо, — ответила я и пошла расплачиваться за завтрак.

— Может, телефончик оставишь? — крикнул он мне.

— Что вы, не беспокойтесь, больше вы мне ничего не должны.

— Ну и на том спасибо, — рассмеялся он.

Я прибыла на работу. Работаю я в рекламном агентстве, в креативном отделе слоганы придумываю и заказчикам идеи подкидываю, но чаще меня просят помолчать, агентство принадлежит моей родной тетушке, так что я вроде с работой, а вроде и нет, но за зарплатой я строго прихожу, а если забываю, мне тетя Соня ее сама привозит. Всем, блин, на карточки перечисляют, но после сотой, потерянной мной, стали в бухгалтерии на руки выдавать.

За дверью шли бурные переговоры. Я приложила ухо к двери и стала прислушиваться.

— У нас самые лояльные цены, — говорила моя тетя клиенту. — Мы все делаем по факту и никого не грабим.

Я заглянула вовнутрь. За столом сидела наша команда и во главе мужчина из кафе. Он заулыбался, увидев меня.

— Марго, — привстала тетя, — где тебя носит? Быстро займи свое кресло. Извините, это моя племянница, давайте продолжим, на чем мы с вами остановились? А… кажется, на цене.

— Да, вы говорили, что вы здесь никого не грабите, а вот меня сегодня ваша контора уже на полторы тысячи поимела, — развлекался наш новый клиент.

— Ничего не понимаю, — удивилась тетя Соня.

— Ваша племянница подсела ко мне с ножичком в кафе.

У тети открылся рот.

— Шучу, — ответил мужчина, — юмор у меня такой, — подмигнул он мне. — Хорошо, где подписать?

— Вот здесь.

— Надеюсь, сделаете все в лучшем виде, и кстати, вы получили этот заказ только благодаря вашей племяннице.

— Да? — удивилась тетушка. — Ну что ж, выплачу ей внеочередную премию.

— Можете не утруждаться, свое она уже сегодня получила.

Мужчина вышел за дверь, и все кинулись на меня с расспросами.

— Ты что, его знаешь? — накинулась на меня Ирочка.

— Да, утром в кафе познакомились.

— Ну ничего себе тебе везет, такой мужчина!

— Ирка, я что-то так перенервничала. Есть у нас коньяк? А то кофе хочу, аж проголодалась.

Ирка зависла на пару минут.

— Есть, пойдем в мой кабинет, сегодня ты заслужила.

В кабинете секретарь Мариночка нам быстро организовала поляну, и мы выпили.

— Как там твой Евгений?

— Не знаю, мама запретила ему звонить.

— Понятно, но ты знай, наш юротдел уже все уладил.

— Ну и слава богу, давай еще выпьем.

— А… давай! На сегодня все равно дел не предвидится, я сейчас тебе такси закажу.

— Зачем? Я выпившая еще лучше вожу, так что я сама.

— Ну смотри.

Мы проболтали еще полчаса, и я выплыла из офиса. Сев в свой любимый автомобиль, я, как всегда, сделала музыку погромче. Когда почти добралась до своего жилища, меня остановил инспектор ГИБДД.

— Ваши документы.

— Лапы, уши и хвосты — вот мои документы, — шутила я.

— Очень остроумно, выйдите из машины.

— Выйти я могу только замуж. Вот вы меня совсем не знаете, а замуж зовете.

— Я? — удивился сотрудник. — Ничего не зову.

— Как так, только что сами мне сказали: «Выходи за меня».

— Я сказал «выходите из машины», и вообще, вы на клумбу наехали.

— Моя клумба, я ее сажала, я имею право на нее наезжать. Баба Зина! — закричала я соседке, которая тихо-мирно сидела возле подъезда на лавочке. — Иди сюда.

Она подошла и уставилась на нас.

— Баба Зина, скажи этому мужчине, что это моя клумба, что я ее сама лично сажала.

— Сажала-сажала, — замотала баба Зина головой. — Она, милок, все сама делает, сначала ломает, а уж потом чинит. Вот «давеча» парень ее бросил очередной, так она все качели из бетона «повыкорчевывала», а наутро успокоилась и все на место вернула, соседа нашего вечером с хулиганом перепутала, ну дала пару раз в глаз, так ведь потом сама ему компрессы и прикладывала. Так что и клумбу эту завтра восстановит, когда протрезвеет.

— Так она что, выпившая? — почесал голову инспектор.

— Наверняка, чего ей тогда клумбы крушить, хотя она и трезвая тот еще водитель.

— Вам придется подуть в трубочку.

— В защиту алкоголя хочу сказать, что трезвую вы меня штрафуете чаще.

— Значит, вы признаете, что вы выпили.

— Почему только пила, еще и ела. Вы знаете, нас с мамой очень повезло, едим что хотим и не поправляемся. Смотрю, у вас с этим беда. Вон пуговицы на пузе еле сходятся. О… вон и мама бежит.

— Что здесь происходит? Вы ее задерживаете?

— Хотели, но я вижу, она уже прибыла в пункт назначения, никому вреда уже не причинит. Вы бы провели с ней лекцию о алкоголе и руле.

— Спасибо, товарищ инспектор, обязательно проведу, вот прям сейчас и начну.

— Ну тогда мы поехали, а вы уж сами машину припаркуйте, умеете?

— Да, спасибо, езжайте. Марго! — повысила голос мама. — Что ты на это все мне скажешь?

— В туалет хочу.

Мы пришли домой, и мама стала читать мне мораль, я пила минералку.

— Марго, ты меня хоть слушаешь?

— Угу.

— Ты все поняла, что я сказала, и вообще, о чем ты только думаешь? — повысила мама голос.

— Думаю о нашем новом клиенте, как бы и чем его порадовать. Мам, может, у Мишки еще какие петарды остались.

— Если ты, доченька, хочешь его порадовать и осчастливить, лучшее, что ты можешь сделать для этого бедолаги, — забыть о нем раз и навсегда, вот тогда ему точно повезет.

— Значит, никаких петард?

— Никаких, — закачала мама головой. — Маргарита, ты мои духи любимые видела?

— Да.

— Ну и где они?

— У кришнаитов.

— Убью заразу.

— Мам, в дверь звонят.

— Молись, чтоб это были не цыгане, а то отдам тебя.

Мама открыла дверь.

— Галина, привет!

— Привет, Антон. Случилось чего?

— Марго дома?

— Дома, а где ей еще быть. Да что случилось-то.

— Марго! — заорал брат мамы, «то бишь» мой дядя.

— Привет, — выплыла я из комнаты.

— Ты ничего нам сказать не хочешь?

— Нет.

— Значит, замуж вышла, а родственников не пригласила.

Мама рухнула.

— Антоша, ты чего несешь, кто на нашей дурочке женится.

— Я замуж не выходила, — уверенно закачала я головой.

— Антон, ты вообще с чего это все взял.

— Галина, я своим юристам распоряжение дал — квартиру проверить на обременения, ну ту, которую ты ей купить хочешь, так вот, они все проверили, все чисто, я им дал отмашку оформлять, а они мне: на ее и мужа, я чуть и не рухнул, как и ты.

— Марго! — закричала маманя.

— Мама, я сама в шоке.

— А кто числится ее мужем? Это же афера.

— Сестричка, я сам поначалу так думал, оказалось, она вышла за Виктора Белоухова, сына сама знаешь кого.

— Марго?

— А… так это не взаправду. Мама, мы в Лас-Вегасе расписались, ну так, по приколу.

— По какому приколу? — закричал дядя Антон. — Это законный брак, мне юристы подтвердили.

— Нет, я за Витьку не хочу.

— Поздно, деточка, уже вышла.

— Антон, что теперь делать?

— Белоухов нас у себя ждет.

— Ну я рада, что все выяснилось, я спать.

— Я сейчас ее стукну.

— Антон, поверь, это не поможет, стучала и не раз, все «без толку». Что теперь делать?

— Что делать, Егор Константинович ждет нас через час у себя, сынок, муж нашей Марго, тоже там будет. Папаня его зол до невозможности.

— Это понятно. Марго, одевайся, едем к твоему свекру.

— А без меня никак?

— Никак. Натворила дел и в кусты.

— Дядя Антон, ну почему в кусты, в кровать, — выпалила я.

— Она чего, еще и пьяная?

— На работе отмечала новый заказ.

— Да на дворе три часа дня.

— Братишка, я тебя понимаю, ну что я с этой девушкой поделать могу, сама уже вся извелась.

Мы спустились к машине, шофер открыл нам дверь, и мы помчались. Приехав в шикарный офис, мы протопали к главному.

— Егор Константинович, а вот и мы, — заискивал перед пузаном дядя Антон.

— Ну проходите, новоявленные родственнички. Дела семейные решать станем, вон ваш муженек в кресло вжался. А ты, Маргарита, как себя чувствуешь?

Я не успела и слово сказать, только схватила помойное ведро, и меня в него стошнило.

— Приехали, — почесал голову пузан. — Ты у нас еще и беременная.

— Нет, — замотала я головой. — Просто выпила и меня в машине укачало.

— Ну и на том спасибо. Внуков моему оболтусу иметь рано, сам как дите малое. Значит так, отписываю тебе, Марго, в центре города пентхаус, и ты тихо-мирно подписываешь развод.

— На хрена мне ваш пентхаус?

— А тебе что, мой особняк подавай? Закатай губу, деточка. Не хочешь по-хорошему, что ж, живите, совет вам и любовь.

— Ну папа! — закричал Витька. — Я не хочу.

— Раньше надо было думать. А теперь ты женат, делайте что хотите. Ну, что скажешь, деточка? — обратился ко мне свекор.

— Я рада, что все прояснилось, можно мне теперь поспать?

— Железная психика у вашей дочери, как я погляжу.

— Да нет, просто мозги отсутствуют.

— Вот, Галина Сергеевна, и у моего сыночка их отродясь не было, классная парочка получилась. Ты, Маргарита, езжай домой, вещи пакуй, к мужу переезжаешь.

— Нечего ей паковать, она все свои вещи кришнаитам отдала на днях.

— Охренеть, — замотал головой Егор Константинович.

Я перебралась в квартиру к Витьке. Встав утром и не обнаружив поглаженных вещей, я прямо-таки запечалилась.

— Витька, тебе кто гладит?

— Сам.

— А мне теперь кто будет гладить?

— Сама погладь.

Мне захотелось плакать.

— А еду кто в этом доме готовит?

— Я в офисе ем.

— Ну я-то не могу есть где попало, я себе желудок испорчу. Давай наймем прислугу.

— Нет. Я против чужого человека в доме.

— Дурак, — обиделась я и поплелась гладить себе на работу платье. Кое-как освоив утюг и намучившись со складками, я вышла на улицу не в настроении, муженек продолжал валяться и спать, на работу он сегодня решил не идти. Доехав благополучно до нашего офиса и припарковавшись, я увидела нашего заказчика.

— Доброе утро, — улыбался он.

— Кому как.

— Что, сегодня мы в плохом настроении, утром не удалось никого ограбить?

— Блин, я же не позавтракала.

Резко развернувшись, я бросилась в столовую, которая располагалась у нас на первом этаже. Набрав на поднос три горячих, пять пирожков и три компота, я подошла к кассе. Посмотрела по сторонам, сумки моей не наблюдалось.

— Подождите минуточку, — сказала я кассиру и выскочила в холл.

— Вы еще не ушли, вот это удача. Дайте тысячу.

— А чего не полторы? — смеялся во весь голос наш клиент.

— Сегодня обошлась тысячей.

Он молча вытащил и дал мне денюшку.

— Больше я вам ничего не должен?! — иронизировал он.

— На сегодня — нет.

— Ну тогда я откланиваюсь, меня ваша тетушка ждет.

Я вернулась в столовую, все оплатила и приступила к трапезе. «Вот почему сумка сама за мной не ходит, а главное — кошелек? — размышляла я. — Ведь неудобно, блин, посмотришь по сторонам, а ее нет». Доев, я поднялась в кабинет. За дверью шла оживленная беседа.

— И заметьте, — говорила моя тетя, — вы сегодня еще и копейки не заплатили, а мы уже такую работу проделали.

Я заглянула вовнутрь.

— Ну я бы так не сказал, — подмигнул он мне.

— Марго, где тебя носит? Проходи быстро, что тебя опять задержало?

— Не что, а кто. Муженек мой гладить мне не хотел.

— Какой муженек? — удивилась тетя.

— Да представляешь, я, оказывается, замуж вышла.

— За кого? Какой идиот согласился на тебе жениться?

— Витька Белоухов.

— Что? — заорала как потерпевшая моя тетушка. — Сын главы города. Да как вас только судьба свела?

— Я его в Лас-Вегасе встретила, случайно ограбила, так и свела.

— Как ограбила?

— Кошельки в ресторане перепутала. Еще ведь подумала, откуда у меня десять тысяч долларов там оказалось, а потом, поразмышляв, пришла к выводу — да мало ли откуда.

— И как все выяснилось?

— Да полиция разобралась.

— Ты так легко об этом говоришь? Тебя что, полиция задержала?

— Да.

— А как ты выбралась?

— В камере с адвокатом познакомилась, его по ошибке со всеми взяли, у них там облава была, он русским оказался, в Америке живет. Он за меня выкуп заплатил.

— Так как вы потом с Витей поженились?

— Так я когда из камеры в отель вернулась, решила незнакомцу нос за «стукачество» начистить.

— И?

— Он открыл дверь, получил «люлей», все осознал, и мы выпили.

— И? — не унималась тетя.

— Мы много выпили и решили пойти прогуляться, увидели церковь, я его затащила грехи отмаливать, а там уже, если честно, не помню, короче, расписали нас.

— Марго, я просто в шоке.

И не успела мне тетя Соня начать мораль читать, как у меня зазвонил телефон.

— Алло, — только и успела сказать я, как на меня обрушились все ругательства мира!

— Ты спалила нам спальню и меня в придачу! — орал муженек. — Ты почему, зараза, утюг не выключила?

— Подумаешь. Я все равно собиралась поменять обои.

— Ну я-то тоже пострадал.

— Мужа я тоже не прочь поменять.

— Ну, Марго, вот вернись только домой.

— Не вздумай меня пугать, а то еще чего учиню, я когда нервная, вообще не соображаю.

— Значит, ты всегда нервная! — прокричал муженек и бросил трубку. — Алло, папа, Маргарита устроила в квартире пожар и чуть меня не спалила, давай отдадим ей наш особняк.

— Еще чего.

— Ну а мне-то чего делать?

— Спи с огнетушителем, — ответил Егор Константинович и бросил трубку. Просидев на работе минут тридцать, я решила, что выполнила свой долг на сегодня, и поэтому с чистой совестью поехала домой наводить быт.

— Ты чего так рано приперлась? — злился на меня муженек. — Рабочие только закончили белить, сейчас грунтовка подсохнет, начнут обои клеить.

— Да кто ж им мешает, — удивилась я. — Пойду пока поем.

Я зашла на кухню и ахнула — на столе стояла гора посуды.

— Это что еще за новости? — набросилась я на Витьку.

— Рабочие ели. Убери все в посудомойку, в чем проблема.

— Я не умею ее включать.

— Так учись! — психанул муженек.

— Руками помою, — показала я ему язык. Открыв кран и сложив в раковину тарелки, я приступила к мытью и вспомнила, а Юльке-то я еще сегодня не звонила. Схватив телефон со стола, я срочно позвонила своей подружке.

— Ну чего, какие новости?

— Маргарита, мне, кажется, Лешка предложение задумал сделать.

— Ого! А как ты это поняла?

— Он сегодня поинтересовался размером моей ноги!

— А причем тут ноги?

— Не знаю, но чувствую — скоро выйду замуж, — пищала подруга мне в трубку от радости.

— Здорово! Я тебе прям завидую, сама замуж хочу.

И не успела я и дальше развить свою мысль, как услышала:

— Да ты что, издеваешься?

— Ну чего ты, Витенька, опять орешь?

— Ты нас затопила.

Я вышла из зала в коридор — и правда, воды по щиколотку, и соседи тарабанят в дверь. Я моментально скрылась в ванной.

— Папа! — кричал в трубку Витька. — Она нас затопила, соседи в суд подают. Да тут воды по колено, — преувеличивал он. — Чего мне делать?

— Купи ласты.

— Папа, я их от такой жизни не куплю, а склею.

— Сам выбрал себе жену, нечего теперь ныть, — ответил папаня и бросил трубку.

Витя вызвал клининговую компанию, и те все убрали и просушили ковры. На утро, собираясь на работу и почти выйдя из двери, я услышала:

— Недоразумение, мусор выкини.

— Сам такой, — обиделась я, но мешок взяла.

Приехав на работу, я стала бродить по зданию, пытаясь хоть чем-то себя занять, никто, как и в детстве, не хотел со мной играть, все разбрелись по своим кабинетам, и куда бы я ни заходила, все только и твердили: «Марго, не мешай, иди чай попей». Я и так уже полстоловой съела. Грустные мысли прервал звонок из дома:

— Ты почему, недоразумение, мусор не выкинула?

— Не правда, я выкидывала, точно помню.

— Нет, не выкидывала, раз он до сих пор в прихожей стоит. И кстати, где мой пакет с документами?

— На помойке, — спокойно ответила я.

— Чего? — заорал муженек.

— Да ты представляешь, что ты натворила, там весь пакет на строительство здания, я что инвесторам сегодня должен предоставить? Там отчетность, там… боже мой, — заплакал муж в трубку.

— Ну чего ты ревешь, куплю я тебе новый пакет, было бы из-за чего так убиваться.

— Убью! — заорал муженек и бросил трубку.

«Надо купить пакет», — записала я себе в телефон.

— Виктор, тебя где носит? — строго спросил Егор Константинович сына.

— Ты где? Инвесторы уже собрались.

— На помойке.

— Быстро она тебя определила. Ты, кажется, сынок, не очень удачно женился.

— Папа, хватит издеваться. Я документы ищу.

— На помойке?

— Марго их с мусором перепутала. Вот, нашел, слава богу, все целое. Сейчас буду.

День пролетел незаметно, так как я уснула в холле. Приехав домой, я ожидала скандала, но Витька молчал.

— Вот тебе новый пакет, было бы из-за чего так орать.

— Спасибо, не надо, я свой нашел.

— Мог бы тогда и позвонить, а то на пакет пришлось тратиться.

— Надеюсь, не разорилась, — язвил муженек.

— Может, и разорилась. Пришлось нашего нового клиента подкараулить после совещания и сотку с него стрясти. А то я опять кошелек дома оставила.

— А чего в бухгалтерии в счет зарплаты не взяла?

— Об этом я как-то не подумала. Ничего, зарплата целей будет. Витька, а давай щенка заведем!

— Может, сразу вшей, не позволю из своей квартиры делать рассадник бактерий.

— Ну давай тогда хоть хомячков.

— Маргарита Аркадьевна, езжай к себе и заводи там хоть гусей, хоть свиней, а мой пентхаус оставь в покое.

— Витька, а я их уже купила.

— Кого ты там купила?

— Мышей белых.

— Вон! — закричал муженек. — Вон с ними из моей квартиры!

— А куда мне их теперь девать?

— Куда хочешь, твои проблемы.

Я вышла с коробкой и поглядела на бедных животных.

— Не переживайте, я вас пристрою, — сюсюкалась я с ними. — Сейчас мы с вами в гости поедем.

Я села за руль и направилась в дом к свекру.

— Здравствуйте, папа, а я от вашего сыночка с подарками.

— Да неужто. И чего он мне передал?

— Вот, — отдала я ему коробку.

Егор Константинович заглянул вовнутрь и заорал:

— Это что еще за хрень?!

И стал набирать сына.

— Ты на хрена мне крыс передал?

— Ничего я не передавал, — стал он оправдываться.

— А твоя благоверная сказала, что ты.

— А ну дай мне ее.

Свекор протянул мне телефон.

— Ты сам сказал, вези их куда хочешь, я захотела сюда.

— А по башке ты не захотела? Откуда ты только взялась на мою голову.

— Из Лас-Вегаса, — напомнила я ему. — Ты чего, забыл? Витька, а давай к психоаналитику пойдем.

— Зачем?

— Ну как, все, кто на грани развода, к нему ходят, мне жуть как интересно у него побывать, когда еще придется, вдруг я замуж так и не выйду.

— Дура! — прокричал Витька в трубку. — Ты уже замужем, это раз, а во-вторых и в-третьих, никуда я не пойду, дай мне отца.

Я протянула телефон.

— Папа, ее точно к нам конкуренты подослали, давай ей дадим, что она хочет, и пусть валит. Я тебе обещаю, я больше никогда пить не буду, работать стану как волк, папа, сжалься надо мной.

— Чего ты ноешь? Жена сказала к психоаналитику, значит, к психоаналитику. Все, отбой. Марго, — улыбнулся мне Егор Константинович. — А смотри-ка, ты неплохо влияешь на моего отпрыска, на работу захотел и уже неделю как трезвый.

— Так когда ему пить: у него то пожар, то потоп, — хмыкнула я.

— Вот и я про то же, доченька, продолжай в том же духе, — говорил мне свекор и протянул мне золотую кредитку. — Ни в чем себе не отказывай.

— Спасибо, папа, — бросилась я его обнимать.

Выйдя на улицу, я позвонила маме.

— Мама! — закричала я ей в трубку. — Мне нравится быть замужем.

— Рада за тебя, что, с мужем повезло?

— Да причем тут Витька, мне папа его очень нравится, и кажется, он в разводе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 433