электронная
144
печатная A5
471
18+
Я и Орки — 2. Звёздная кобылица

Бесплатный фрагмент - Я и Орки — 2. Звёздная кобылица

Объем:
332 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2312-5
электронная
от 144
печатная A5
от 471

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

АННОТАЦИЯ:

Звёздная Кобылица стала моей подругой. Она поднимала меня к звёздному небу, мы разделили его на двоих! Я найду её, воскрешу, за это Нан — Гулакх перенесёт в Таараму мою мать! Мечта о доме, где будут играть мои дети, где мы посадим сад с мамой — вот, что не дает мне отчаяться. И мои мужчины… Шарри, мой большой и сильный орк; Рашш и Сшан, мои эмиссы-наги; Тадалл, паук, ставший человеком; Адоннас, мой Адонис, моё лазурное чудо! И мой Тассиль… Моя мечта, моя боль, моё прекрасное видение! Я вызволю тебя, заберу из башни, где тебя заперли!

ГЛАВА 1

С тех пор, как я родила наших чудесных малышей прошёл месяц. Имена им подбирали двумя племенами. Ну, Вождь Охотников, как законный дед сам назвал внука — Ниаррас. Внук пристально разглядывал деда, дед — внука. Потом ребёнка передали мне и сказали, что порода их, несомненно! Мы с Ирнанном довольно переглянулись, втайне гордясь своим сыном. Вообще-то я думала, что райши сделает мне ручкой, ведь они только на время беременности так хорошо к женщине относятся, но мой охотник меня удивил! Он сказал, что отныне он мой и навсегда!

— Но я думала… что это только до рождения сына…

Меня окинули таким взглядом, что пререкаться мигом перехотелось. Зато захотелось тут же сделать сыну сестричку.

Сын Лоэна стал любимчиком, так же как и две бестии, мои маленькие змейки. Я сама назвала черноглазое чудо. Алидан. Теперь, когда мне предстояло путешествие к его отцу, я сидела и смотрела на его маленькую копию. На маленькие смоляные бровки, на алые губки, на чёткий аристократичный профиль. Брать малыша с собой, чтобы показать Лоэну? Нет. Это просто безумие! Я сделаю слепок на воде, решила я. Заклятие придумала сама. Налила в широкий таз воды и поднесла Алидана. Получилась этакая мадонна с младенцем. Теперь, когда я увижусь с моим роковым брюнетом, просто подведу его к ближайшему водоёму, там и появиться изображение.

Малышек — змеек назвали папы. Ну ладно, ладно, признаюсь: приползала мама Сшана. Пыталась со мной помириться. Не скажу, что я была против, ведь мы уже семья. Но всё же характер у неё… Мы честно пытались быть милыми одна с другой. Дашшанна, так звали двуглавую кобру, безумно любила внучку! Прямо тряслась вся над нею. Шипела какие-то свои змеиные колыбельные, хвалила даже за вовремя сделанные хм детские ожиданности, нашёптывала, какая та красивая, какая любимая. С этой стороны я могла быть спокойна! Кстати, две головы свекрови вошли в своеобразный конфликт! Одна, белоглазая, обожала внучку, а вот вторая, алоглазая, была без ума от Рашшевой дочки! Она считала её самой прекрасной змейкой в мире! Не спорю, я тоже считала, что мои дочери со временем разобьют сердца мужчин одним только взглядом, но так сходить с последних мозгов?

— Шанни? Скажи, а твоя мама принадлежит какому-то отдельному виду, или двуглавость передаётся по наследству? — я не могла не спросить! Иногда даже среди ночи вскакивала, отгоняя кошмарный сон о двуглавых дочках… и сыновьях.

— Она одна такая. Не бойс-ся, з-солотце! Они ещё более редки, чем золотые! — Сшан обнимал меня и от его тепла я сразу успокаивалась. После рождения детей все мои мужья стали так оберегать меня, теперь с меня сдувают пыль, никогда ни слова против не скажут. Если я хочу с кем-то провести ночь — провожают чуть ли не с песнями и плясками, вызывая у меня здоровое недоумение и часто даже чувство вины.

— Марришша! — шипела моя змеиная свекровь, стоя над кроватью Рашшевой дочки. Рядом был и счастливый отец. Мне позволили поцеловать дитя в щёчку, насладиться коллективным довольным оскалом и свалить… Надо что-то менять в нашей семье! Этак скоро на приём к детям буду записываться! Моё возмущение заметил Муаррашш, мой Алый древний змей. Он отвёл меня в сторонку и позволил мне вышипеть на него весь гнев на свекровь. Хорошо хоть у Ирнанна, Тадалла и Адониса нет мам! Ну то есть лучше бы были… В смысле с меня и Сшана мамы хватает дальше некуда!

— Я рад, з-солотце, что мать Сшана взяла под свою опеку и нашу малыш-шку! Ведь моя мать давно погибла, — я ласково прижалась к мужу, заслужив нежный поцелуй в висок. Мало. Мы посигналили друг другу, договорились. Я хочу целую ночь… только с ним одним. Понял, сверкнул адским пламенем.

Паук оказался безумно заботливым и преданным отцом! Да и голубое чудо тоже над сыном трясётся так, что даже зависть начинает ворочаться внутри. Тадалл назвал малыша Лаадалл, красиво так. Я тогда сказала, что если малыш будет проказничать на улице, то призывая его домой или ругая, я буду будто песню петь! Паук смиренно опустил очи и предложил назвать сына мне. Я устыдилась своей критики и сказала, что имя красивое. Я так точно ничего такого не придумаю. Мир был восстановлен. Хотя, со мной никто и никогда не ссорился! Ни слова против! Даже скандал не с кем устроить! Иногда хотелось… То ли это мандраж перед путешествием, то ли страх какой-то.

Так вот, маленький наш паучок. Любит он меня просто до дрожи! Ну и я его понятно. Как подойду, возьму на руки… это солнце во плоти! Губки улыбаются, глазки сияют, всем существом мой сын от Тадалла тянется ко мне. Это подкупает. Сын Адониса, Сионнис, капризный молодой человек! Не вовремя смена подгузника — получите плач, распишитесь! Да такой, что хоть из шатра беги! Адонис конечно тут же к нему, я даже не успеваю «а» сказать. Тут он молодец. Знаете, что ему сделали мои мужья за то, что он со мной во сне делал? Ничего! Абсолютно! Сказали, что его наказанием будет роль няньки при детях. То есть, когда мы уйдём в поход, моё голубое ласковое и оч-чень умелое чудо… ф-фух, я вспомнила его губы и язык, в жар бросило! В общем, Адонис остаётся на хозяйстве! Мой капризный подарок смиренно поклонился всем сразу и сказал, что оправдает доверие, на него возложенное.

Может, я бы и волновалась. Может волновались бы и остальные, но тут же, в селении остаются и двуглавая и рогатая свекрови. И уж они-то бдительно следят за всем, что с детками происходит. Двуглавая следит за змейками, ну а Луара-кха — за паучком, сыном Лоэна и мелким сайном. Тот ещё свирепый малыш! Ирнанна признаёт со скрипом, деда так себе тоже. А вот я вызываю бурный восторг! И за волосы меня дёргает, грудь так и вовсе у нас игрушка номер один в мире! Папа на него уже косо поглядывает. Иногда его взгляд такой подозрительный. Кстати, за всё это время у него ни разу не проявлялись способности некроманта! Мы даже амулет сняли. Иногда я скучаю по тому страстному нечто, что проявлялось в его глазах. Как он брал меня тогда, в последний раз в Городе Луны! В общем, загадка!

Шарри поглядывал на меня так ласково и задумчиво, что я решила честно и откровенно поговорить с ним о детях.

— Шарри! Иди сюда! — все дружно сделали вид, что им всё равно, но я прямо таки чувствовала, что они внимательно прислушиваются к разговору. Тогда я провела мужа номер один в свою комнату. Да, теперь в чуме есть такая! Когда я пожаловалась, что мне нет ни сна ни отдыха — тут же отделили! Я тогда налилась слезами и долго висела у всех на шее. За месяц я уже перетаскала сюда всех мужей по очереди. Ну ладно, Ирнанна чаще. Он просто чудо! Я схожу с ума от его тела, от его страсти. А Адонис бывает здесь редко. Я наказываю его за гордость. Правда иногда сама не выдерживаю и зову. Тогда он отворачивается и делает вид, что глух и нем. Я киваю мужьям, тем, кто в это время в шатре, чтоб вышли. Подхожу к своему подарку, снимаю с себя всё и прижимаюсь к нему. Эффект, знаете ли, просто мгновенный! Я не успеваю и подождать секунду, как меня тут же опрокидывают на шкуры. И сладко — сладко любят! Чего у него не отнять, так это его нежности. Он может быть капризным, презрительным и ироничным со всеми, но со мной он просто любовь во плоти.

— Так вот, милый. Я знаю, что обещала тебе малыша. И не одного. Но…

— Нан-Гулакх? Поход? — как хорошо, что мой орк такой! Он всё поймёт и простит. За это он получает от меня безумную преданность и веру в него.

— Да. Прости. Обещаю, что как только мы найдём все части Кобылицы — сразу займёмся этим вопросом! — рассуждала я, махая так сказать красной тряпкой у быка под носом. Вот бык и не выдержал! Шарри схватил меня в охапку и совершенно варварски унёс в мой угол. Там уже давно защита стоит от прослушки. Сегодня никуда не выйду… Всё равно малышей молоком местных коз выкармливают, так что можно просто намазать натруженные места мазью и спать. Кстати про мазь! Оказывается, её охотники делают тоже из дантра, так что скоро запасы подойдут к концу. Нет, их конечно много, ведь народ беглых одичалых за века жизни в Лесу сайнов забрал всё: и цветы, и ещё не готовую смесь. Да они даже в сумки ростки с корнями запихали! Я видела. Будем надеяться, что по весне с помощью моей крови или слёз они примут новую землю и станут нашим новым видом дохода. Я наложу заклятье, чтобы снова так не влететь, как мы тогда, в цветущую поляну. Будет полянка огорожена, чтоб дети не залезли, куры не выгребли, да и люди могут наведаться.

Снег сошёл уже полностью. Я стала нервной и просто невыносимой из-за близкого расставания с детьми. Мне было жаль оставлять и моих девочек, так преданно скаливших маленькие клыки своей змеиной маме, и сыночков, таких разных. Кстати, рожки у малышек были! У Марришшы — алые с золотым кончиком, а у Тишшаны — белые с золотом! Такие прелести маленькие! С рожками… Боялась, что у паучка вырастут лишние руки, всё спрашивала Нан-Гулакха, будет такое или нет. Тот пожимал своими пламенными руками и плечами, не знаю мол. Надеюсь, нет. А если да? Ну если да, то тут тоже есть свои плюсы. Это и повышенная работоспособность… и в любви очень полезно! Я вспомнила, как Тадалл, ещё в облике паука обнимал меня своими шестью руками, как они везде и всюду успевали меня гладить… Где он, кстати? Ушёл? Адонис отвернулся обиженно, ведь я спросила не о нём и не о нашем малыше.

— Дони, иди ко мне! — что-то я проголодалас-сь…

Я перекусала всех мужей. Самый вкусный, разумеется, охотник. Он сильный, он соблазнительный, мощный. Боги… Счас кого-то изнасилую! За ним идут мои эмиссы, потом паук, Шарри. Нет, Шарри, как и Адониса, надо вынести отдельно. Шарри просто подкупает надёжностью и монументальностью. А вот лунн… Это отдельная история! Начать с того, что в его крови полно магии! Её очень много! И она как пузырьки в шампанском так кружит голову. Я после него ещё два дня хожу как пьяная. Но, он знает, что я люблю его кусать и охотно… меня этим шантажирует! Как-то я спросила его, почему он не пользуется той силой, что бурлит в его крови.

— Не могу, Госпожа. Я ведь лунн только на половину! — и такая боль в его глазах! Я ласково прижалась к нему, нежно поцеловала, утешила, как смогла.

— Насколько же сильны тогда чистокровные лунны? — вопросила я в пространство. Адонис перевернул меня на спину и стал ласкать там, где и обещал с самого начала. Я закопалась в его волосы, застонала.

— Зачем тебе это? Я лучше! — Да, с этим я и спорить не буду! О-о-о! Нам было так хорошо вместе. Он не упрекал меня, не ревновал, просто любил меня.

Минул ещё месяц, дольше уже тянуть смысла не было. Я собрала новый совет в шатре. Ещё светил Общий совет Племён, на котором мы будем укладывать мировую с нагами, охотниками и орками. Тройной союз, надо же! До сих пор некоторые удивляются. А кое-какие рогатые стервы стали заглядываться на молодых охотников. Вот ведь поганки! Орки сшибутся с сайнами, и результат я не берусь предсказывать.

— Давайте решать, когда нам выходить! И кто именно пойдёт со мной, а кто останется здесь.

— Мы с тобой, з-смейка! И речи быть не может о расставании! — твёрдо сказал Алый. Сшан только утвердительно оскалился и погладил мою ногу, я сверкнула глазами, зажмурился. Эта ночь наша!

— Я тоже иду с тобой! Не смогу без тебя… — Ирнанн! Мой самый большой соблазн… Кивнула ему, что рада его решению.

— Иду с женой! — твёрдо заявил Шарри. Как иначе-то? Я ведь ему должна кое-что…

— Я останусь! — сказал Тадалл, чем удивил меня и всех остальных.

— Тадди? Ты серьёзно? Ты сможешь без меня… — я смутилась, раздумывая, спросить ли при всех столь интимную вещь. Но меня все поняли правильно, в том числе мой паук.

— Я не знаю… Но я знаю, что так будет лучше. Я стану защищать дом, беречь детей.

— Тадди! Ты — просто золото! — мой тёмный муж получил благодарный поцелуй и обещание прощальной ночи.

— Я и так знаю, что остаюсь, — обиженно заявил Адонис.

— Донни! Прости, но воин из тебя хуже чем… подарок… — я покраснела и часто задышала. Он таки подарок. Боги, какой он сладкий!

— Знаю, — лукаво улыбнулся мой лунн, прикрыл глаза длинными ресницами, — А у меня будет прощальная ночь?

— Да, — выдавила я, желая устроить её сейчас же.

— Снег сошёл, — сказал Шарри, — Дороги безопасны!

— Та-ак! — протянула я задумчиво, — А давайте спросим нашего нанимателя!

Пламя было довольно, как кот наевшийся сметаны! Он оглядел нас, протянул ласково пламенную руку к детям, мирно почивающим на руках отцов, на моих тоже (Алидан), потом пригласил к диалогу.

— Нан-Гулакх, скажи, сейчас к Лоэну вообще удобно будет наведаться? Ну-у, он может быть к свадьбе там готовиться или ещё чего…

Бог показал моего брюнета. Он опять под водопадом! Я чуть не умерла на месте! А-а, о-о! Я так соскучилась…

— Я… не совсем поняла. Так он ничем таким… не занят? — я внимательно следила за всем процессом, завороженная его спиной, задом, и тем, что спереди…

Пламя лукаво усмехнулось и подтвердило, что особых занятий у Лоэна нет. Я, правда, не спешила верить этому интригану. Сто процентов, у Лоэна куча баб! Ладно, в конце концов, мне по большому счёту и не нужен брак с ним. Только скажу о сыне, найду часть Кобылицы и уйду… Я сама себе не верю! Я не смогу спокойно смотреть на него…

Решили выйти в начале следующей недели. У меня пять дней, чтобы отдать долги (Адонис, Тадалл), собрать всё необходимое. Кстати, Глаз Змея, что я сделала для орков, работает и исправно передаёт сообщения. Я специально проверяла, отходила подальше, даже к нагам на полдня уходила. Они этим вовсю воспользовались. А классный всё-таки бассейн у моего принца!

Я зачаровала кучу еды, засунула её в сумку. Туда же отправились одеяла, как тёплые, так и из шоора. Кстати, листики себя дублировали! Вы себе представить не можете мою радость! Я поднесла четыре одеяльца к малышам и озадаченно застыла. Кого укрыть? Четверо будут в тепле, а двое остальных? И тогда листики засветились и утолщились! Р-раз, и как чайный гриб родили свою копию! Но и это ещё не всё! Оказывается, к моему посоху присох корешок шоора, и сейчас он уже вымахал мне по грудь! Растёт в долине, так попросил свёкор. Чтоб родину вспоминать. Свёкор. Я уж и так и этак. А старый озабоченный лис всё кружит вокруг. Сын его и прибить-то не решается, но думаю, если я скажу своё «нет», то прибьёт.

Такие вот чудеса! Детки у нас сыты, довольны. Две бабушки преданно любят и балуют, а два отца останутся им в помощь. Получилось себя уговорить? Не очень. Но я как представлю ещё и мою маму, так сразу на всё готова! Теперь я начинаю понимать, почему мы собираем Кобылицу, и как именно Нан-Гулакх перенесёт сюда мою мать. Кобылица, кстати, теперь редкий гость в моих снах. Может, это из-за насыщенной жизни? Я ведь ни ночью ни днём одна не бываю! Итак, мы собирались, мужья начищали оружие, шили себе крутые куртки, сапоги и так далее. Они единогласно решили, что я должна сделать им свой знак! Как Ирнанну. Я спросила, где именно? Все дружно подставили спины. Но требовали расцарапать непременно когтями и в постели. Я поломалась, как овсяный пряник, но согласилась.

У Рашша теперь там Алый дракон с золотой змейкой в лапах. Он рассматривал знак с ласковым и многозначительным прищуром. Я расслабленно слизывала кровь с коготков, чем вызвала ещё одну бурю в постели. Мой неутомимый! Да и я тоже.

Сшан получил белого змея. Я уже говорила, что знаки три — дэшные? Они двигались, сверкали и были такими классными! Моя магия старалась вовсю. Так вот, белый змей лежал на золоте, а одной из лап подтягивал к себе девичье тело. Моё. Драконы были бы довольны сверкавшей жадности в глазах татуировки!

Ирнанн уже был со знаком, но я добавила ему цвет и переливы. Кстати, цветок, что сорвал мне мой любимый, мы посадили в горшок. Теперь там был огромный корч, разваливший керамическую тюрьму на части. Я попросила Луару-кха пересадить его с первыми солнечными деньками. Он мне так дорог! И Ирнанну, хоть он сурово и по-мужски не показывал этого. Но однажды я застала его за поглаживанием листочков. Он мечтательно улыбался… Я застыла, сердце исполнилось нежности к моему такому странному и неожиданному мужчине.

Тадалл обзавёлся пауком. Он сам попросил, чтобы не забыть, кто он есть. Я стала было возражать, что он не паук уже. На что тот на удивление заупрямился и попросил настойчиво, пристально глядя в мои расширенные от откровенной ласки глаза оставить именно паука. Я застонала и оцарапала его так, как и просил. После чего он благодарил меня всю ночь. Ученик превзошёл учительницу! А-а-ах! Во всём…

Моё лазурное чудо прикинулось кроткой овечкой и сказало, что будет радо любому знаку. Лишь бы от любимой, обожаемой, обожествляемой Госпожи! Разве могла я после таких слов оставить плохой знак? Не-ет, ни за что! Мой лунн распалил меня так сильно, что я готова была его оседлать и изнасиловать. Нет, сказал, что ещё рано. Сверкали его глаза, а губы и руки гуляли по такому чувствительному телу. Я стонала, царапалась, я рвала когтями простынь, но он взял меня только тогда, когда я стала лихорадочно просить, молить и умирать от желания. О-о, да! Сразу, сходу, влетели мы на седьмое небо. Я засверкала так, что глазам стало больно. Потом, остыв и успокоившись, я рассмотрела знак на моём подарке. Руки, мои руки с золотыми коготками, держали его сердце. Сердце было как будто из голубого льда. Как это символично! Мы были довольны, оба. Все с недовольством косились на нас, ведь мы вышли из спальни только днём, да и то я проголодалась. А так я бы не останавливалась. Боги, какой же он у меня!

Недавно прошёл Совет Трёх Племён. Все договорились о мире и содружестве. Наги и орки обещали весной начать строительство домов для Охотников и тех орков, что тоже захотят камень вместо шкуры. Да, есть и такие. А ещё я спроектировала для себя и своей семьи дом. Даже не дом, а Замок! Поскольку мы, так сказать, правящая семья, то нам и положено. Все согласились, тем более, что и денег и магии, сил и всего что надо, было в достаточном количестве. Так что, мы возможно по возвращении уже вселимся в Замок! Наги сказали, что его сделают из специального камня, который на солнце сверкает золотом. Я довольно заулыбалась. Разграничили будущий Город, выделили места под сады шоора и дантра, загоны для животных. Я сцедила крови. Много. Чуть не померла, благо, что мои мужья помогли мне его восполнить. Сказала, чтоб были с кровью аккуратнее, ведь одна капля даёт такой куст! Наш дом должен быть поближе к скалам и, соответственно к Пещерам Нагов. Чтобы соединить подземные ходы из Замка с ходами в пещеры. Плотник был в шоке: я ему столько рисунков мебели накидала. Да и сказала ещё, что если он что-то сделает с лапами там, с хвостами где не надо — будет ходить с этим всем на себе любимом. И я не гарантирую, что всё будет можно скрыть одеждой. Сглотнул и пообещал ничего не менять! Ну-ну.

И вот день Хэ настал. Мы стояли уже одетые, собранные. Наши мамы и няни в лице двух моих мужей, стояли с детьми в руках. Я всё хлюпала и хлюпала носом, оставляя кустики под домом. Дети вели себя на удивление спокойно, словно понимали как нам всем нелегко. Сшан и Рашш расцеловали розовые щёчки дочек, я тоже туда же приложилась. Еле отодрали меня, уже совсем расклеилась. Ирнанн прижал к себе сына, тот недовольно завозился. Вот ведь! Меня хочет, сто процентов! И точно: стоило мне его поцеловать, как сразу довольный такой стал.

— Али, я еду к папе… Скажу, что ты уже есть и что ты самый красивый малыш на свете! — прошептала я своему златовласому черноглазому чуду.

Паучок мой сладко причмокнул и заснул дальше. Папа его смущённо улыбнулся. Я пригнула его за шею, поцеловала так, чтоб помнил. Как он дорог мне, как я буду скучать. Понял, нежность светилась в его глазах, вздохнул счастливо.

Адонис манил к себе. И сладкими, припухшими от наших вчерашних поцелуев губами, и своей лучистой улыбкой. Я поцеловала сына, потом его, свой мучительно соблазнительный подарок. Дар… действительно дар! Лучшей благодарности от луннов нечего и желать! Они отдали то единственно ценное, что могли…

Я медленно, нехотя отвернулась, стиснула руки эмиссов, судорожно вздохнула, чтобы не расплакаться, и мы ушли в горы.

ГЛАВА 2

Мы прошли тем же путём, которым меня несли в бессознательном состоянии, под горами. Теперь я с интересом следила, как какая-то неведомая сила искривляет пространство, сокращая огромные расстояния.

— Рашши? У вас есть маги?

— Это тебе Сшан скажет. В моё время маги были, немного, правда, вс-сего пара с-советников, но были.

— Да, з-смейка, есть. Но их мало, трое. Они очень слабы, до твоих с-сил им так далеко! Вот с-сократить путь могут, зачаровать вход в пещеры, чтобы его не видно было. Ты теперь наш-ше с-сокровище, З-солотце! И наши малыш-шки тоже!

И столько радости в его глазах, гордости! Вместо заносчивости, я просто порадовалась за народ моих змей, эмиссы получили порцию нежности и любви. Вышли там же, где и я очнулась перед встречей с Лоэном.

— Далеко до Тамриса? — я уже порядком устала. Давно на такие расстояния не ходила.

— Нес-сколько дней, змейка. Потерпи!

Горы кончились внезапно. Тут были, тут уже впереди трава и лес. Лес был обитаем, там были вырубки и домик лесника. Он так на нас вытаращился! А потом убежал с дикими криками. Что, так очевидно, что мы не люди? Я грустно усмехнулась. Разумеется, видно. После рождения детей я ещё немного изменилась. Скажем так, такой внешности не добиться ничем: ни операциями, ни косметикой. А уж волосы сияют всегда и везде! То ли это от того, что любовь я ощущаю постоянно, то ли люблю сама, не знаю.

Дальше картина убегания повторялась с завидным постоянством. Мы заходили в дома, ночевали, утром уходили, оставляя золото. Выбросят — значит идиоты! По мере приближения к городу, мы стали немного нервничать. У мужчин это выражалось в нервном сжимании оружия, настороженном сверкании глаз, а у меня — в сомнении радостной встречи.

В город мы вошли закутанными по самые брови. Надоело слушать крики ужаса и видеть сверкающие пятки. Нашли приличную гостиницу, заселились и стали совещаться, как подобраться к королю. Наги предлагали найти потайные ходы и просто выйти в замке, а там его покои найти раз плюнуть. Я возражала, что он может быть и в чужих покоях. Охотник предложил послать Шарри на разведку. Оракхов знают и особо не боятся, наоборот ведут с ними торговлю. Я согласилась, что так будет лучше. Шарри ушёл.

— Мои золотки! — умилялась я, разглядывая деток в том самом блюде, что так обожала моя сумка. Сейчас она уже спокойнее отдаёт золото. Знает, что надёжнее её нутра сокровища нигде не спрятать. Малышей продемонстрировали нам во всей красе: дочки радостно скалились мелкими клыками, малый сайн сердито сопел, не находя любимой мамы, паучок просто ел взглядом, старший тоже. Малыш — лунн дрожал губой и тёк своими потрясными глазками, я умоляюще посмотрела на Адониса, предлагая успокоить сына. Тот тоже был грустнее некуда, я проникновенно посмотрела в глаза супругов, оставшихся на няньках, показав им все свои чувства. Не знаю, утешило это их или нет, но они занялись расстроенными детьми, а это уже немало. Алидан просто был собой, то есть золотоволосой прелестью, спокойно переносящей разлуку с мамой. Протянутая ручка и короткое «ма!», меня просто прибили! Зайка моя! Разве может Лоэн не полюбить тебя? Будет просто дураком!

— Лоэн будет ждать! — сказал Шарри с порога. Я подскочила и стала нервно нарезать круги по комнате.

— Когда и где? — спросил Рашш.

— Сегодня, дворец!

Что надеть? Что сказать? Я мучительно выбирала платья. Все из моего мира, не особо роскошные, но всё же. Ладно, то зелёное, подаренное Нан-Гулакхом! Кстати, о зелёном… Он вернулся. Слава Богам, в своё племя. Женился. Пока к нам ни за чем не посылал, не приходил. Я пока Шарри не говорю, что было бы не плохо организовать союз и с ними, сама ещё не готова видеть Дуннрака.

— З-смейка, ус-спокойся! Ты прекрас-сна в любом виде! Ос-собенно без ничего… — мр, может ну его, завтра встретимся!

— Рашши! Перес-стань! Нам нужно встретиться с королём! Мы можем конечно всех распугать и взять артефакт, но лучше мирно всё решить.

Змей сделал вид, что просто пошутил, но напоследок его руки прошлись по всем чувствительным местам, отчего я охнула и задрожала.

Выглядели мы более чем колоритно: мои мужья, такие разные, такие красивые, одеты в кожу и меха, с тесаками, когтями, рогами. И я, девочка-цветочек! Зелёное платье, волосы заплела в косу, босоножки на шпильке гордо цокали по мраморному полу лестниц и переходов дворца. И зачем одному человеку столько комнат? Я бы здесь ночью заблудиться боялась!

Лоэн был в Малой Гостиной, как нам сказал абсолютно спокойный как статуя дворецкий. У двери, неприветливо закрытой перед нашими носами, меня стал колотить мандраж. Меня с двух сторон подпёрли два змея, сзади мою спину погладил Шарри, охотник просто посмотрел, и я поняла, что с ними я ничего не боюсь! Меня любят, и любят безумно! Выдохнула, кивнула слуге, что мы готовы.

Малая? Как же тогда выглядит парадная гостиная? Огромный зал, освещённый магическими лампами и камином, где горело почти целое бревно, потолок смутно угадывался в вышине. Возле огня стояли несколько кресел и диваны, всё так уютно. Пока я рассматривала зал, Лоэн тихо стоял и рассматривал меня. Именно меня. Отблески огня играли на его вороных волосах, расцвечивали его глаза огненными искрами.

— Лоэн… — вырвался у меня крик души, впрочем, это был едва слышный шёпот.

— Я догадался сразу, кто именно идёт ко мне! Люди, что прибежали в замок, рассказывали истории о том, что наши враги объединились и теперь идут на нас войной. А ведёт их золотая Богиня… Никого столь же прекрасного, чтобы назвать богиней, я не встречал. Это могла быть только ты!

— Мы не хотели никого пугать! — мой брюнет кивнул.

— Я был уверен, что ты придёшь с оракхом и Сшаном. Но ты меня удивила. Кто это с тобой, и зачем вы пришли? — вот так-так! А Бог нам расписывал, что Лоэн будет рад! Скотина! Снова обманул. В глазах мужчины, правителя, не было и капли того тепла, что я видела раньше. Нет, сейчас там была настороженность и арктический холод.

— Я представлю своих мужей! Это мой Алый Древний Змей, Муаррашш! Я пробудила его от заклятия, которое на него наложили человеческие маги. Он долго спал, нам пришлось пересказать почти всю историю за эти века. Сшану пришлось, я ведь не отсюда. А это — Ирнанн. Он пришёл ко мне, когда узнал, что я его райши. И не ушёл даже после рождения сына.

На этих словах Лоэн болезненно дёрнулся, потом с кривой ухмылкой спросил:

— И много у тебя детей? Кажется, змей говорил, что ты понесла от него?

Ещё немного, и мои мужчины отметелят правителя Тамриса, как мальчишку! Я вцепилась в их руки, показывая, что ещё рано, надо попробовать миром договориться.

— Лоэн… Скажи, ты думал когда-нибудь о мире? Не о мире в целом, а о мирном сосуществовании с другими народами?

— Мы веками воевали. Ты думаешь, в таком случае можно думать о мире? Нет, я никогда о нём не думал!

— Тогда пришло время! — я присела на диван, за мной сели остальные. Наги нагло развалились в креслах и сейчас буравили Лоэна такими взглядами, что сомнений в их намерениях не было.

— Ты имеешь право говорить от их имени? Да и могут ли Белые охотники жить в мире? Они — убийцы!

— Я расскажу тебе кое-что… — и я пересказала ему те события, что произошли после его ухода. Поначалу мне было очень больно вспоминать, но потом я говорила всё более отстранённо. На рассказе о пауках Лоэн оттаял и стал расспрашивать уже с интересом.

— Теперь ты понимаешь, человек, что наша эмисса имеет право заключать мир с любым народом Таарамы? Наша Золотая нагиня! — нежно пророкотал Рашши, поглаживая мою щёку.

Брюнет впился в эту руку колючим взглядом. Несколько минут мы смотрели друг другу в глаза, пытаясь выяснить, кто из нас и что чувствует к другому. Я лично пока не могла понять ничего. Да и зачем? Похоже, меня совсем не ждали.

— Если мир между нами возможен, то я согласен! Завтра на площади мы объявим о торжественном приёме, где будут присутствовать все знатные горожане, главы гильдий. Сейчас у меня гостят послы сайнов, они тоже будут заинтересованы в таком договоре! — я вскочила с места, лихорадочно забегала по комнате. Лоэн ел меня взглядом! С тоской провожал любой мой жест, даже рукой дёрнул, когда я пробежала мимо, и мои волосы едва коснулись его.

— З-смейка, ты ничего не забыла сказать ему? — мой мудрый змей вовремя остудил мою голову, сейчас уже строящую кучу планов по вызволению моего милого провидца.

— Лоэн, у нас…

И тут открылась дверь! Нет, не так. Её открыла милая мадам, одетая в весёлое платьице в цветочек. Брюнетка с хищным взглядом процокала башмаками до моего брюнета и вцепилась в его руку. Лоэн заледенел! И лицом, и телом он стал напоминать статую.

— Дорогой? Кто эти люди? — я не выдержала и фыркнула. Нет, ну правда! Вот ведь старый интриган, этот Нан-Гулакх! Баб у Лоэна нет, ничем не занят!

— Это не люди, Ваэра… Перед тобой наги, оракх и Белый охотник! — если он думал, что та хлопнется в обморок, то ошибся! Цепкий взгляд, особенно прошлась по Рашшу, потом милой овцой повернулась к своему… а кто он ей? — Позвольте представить вам, господа, мою невесту. Это Ваэра Балори. Милая, это правители нагов — Сшаннан и Муаррашш, их эмисса Таини, Белый охотник Ирнанн, и вождь оракхов Шаррдак.

— А вы женаты? — кокетливо спросила эта дура моего охотника и Шарри, — Мои подруги будут рады…

— Это мои мужья, так что прекратите их сватать! — обрубила я. Надо было видеть глаза этой хищницы! Во-первых, она оценила моё платье, босоножки и кольца с браслетами; во-вторых, рассмотрела мою внешность и поняла, что проиграет мне, даже если я буду в лохмотьях.

— Все? — я хмыкнула. Сама невинность! Наверняка весь замок её по углам тягал, а туда же!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 471