электронная
400
печатная A5
415
16+
Я-Мы

Бесплатный фрагмент - Я-Мы

Документальное исследование о том, как исчез поросозерский крестьянин


Объем:
326 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-8134-6
электронная
от 400
печатная A5
от 415

Вступление

В 2010 г. вместе со своей учительницей А.В.Введенской мы рискнули издать книгу об истории поселка Поросозеро. Назвали ее «Малая родина». Дело сделано. От земляков было много теплых отзывов, но осталась недосказанность. Огромный пласт из жизни поселка оказался мало затронутым. Альбина Владимировна не раз указывала на это. Ведь Поросозеро за несколько послевоенных десятилетий из деревни превратилось в крупный рабочий поселок, где двумя «градообразующими» предприятиями стали Поросозерский леспромхоз, один из крупнейших на Северо-Западе России, и лесозавод. 1990-е годы играючи стерли оба предприятия с «лица Земли». Еще раньше в 1908 г. исчез Валазминский чугуноплавильный завод.

На указанных предприятиях работали конкретные люди. Что за люди, чем они жили? У каждого из них была своя «Малая Родина», свой бесценный опыт проживания на ней. После столь легкого развала Советского Союза хочется пристальнее вглядеться в прошлое, вглядеться, чтобы понять настоящее и, может быть, будущее.

Книга «Я-МЫ» это вторая часть задуманной трилогии о Поросозеро, и адресована она в первую очередь землякам! Опираясь на документы разной поры, я попытался раскрыть жизнь поросозерца-крестьянина. Сразу хочу предупредить, книга не для легкого чтения. Охватить столетие жизни поселка в контексте истории республики и страны, начиная с 1861 г. непросто. Отсюда много событий, фамилий людей, проживавших на территории бывшей Поросозерской волости и Клюшиногорского общества, Карелии, много статистических выкладок. В освещении истории поселка хотелось добиться максимальной достоверности событий.

В рассматриваемый исторический промежуток времени наши предки прожили Столыпинскую реформу, 1 мировую войну, октябрьскую революцию, гражданскую войну, коллективизацию, 2 мировую войну. Перечисленные социальные потрясения легли ужасным грузом на нас — россиян. Основу книги составляют архивные документы Республики Карелия. Это лишь малая толика, того, что хранят наши архивы о Поросозере и ее жителях.

Дорогие земляки, пусть моя книга будет вам путеводителем в поисках родовых корней. Кто устанет вычитывать в книге цифры, пропускайте их, и просто следите за ходом исторических событий, ищите знакомые фамилии, смотрите источники, откуда они взяты, и спешите прочесть, чтобы самостоятельно двигаться в изучении истории родного края. Спешите, потому что многие ценные материалы в фондах архива написаны от руки, зачастую карандашом и время безжалостно стирает те записи. Спешите изучать родовое древо. Самоуважение человека заложено в глубоком знании своих корней. Самоуважение есть достоинство. Достоинство не пресмыкается перед силой, не унижает слабость. Оно самодостаточно. Чтобы стать самодостаточным народом мы обязаны знать, как сильные, так и слабые свои стороны.

Итак, в добрый путь!

Глава 1. Соха и община

1.1. Столыпинская реформа

Нац. Арх. РК (Альбом №1 фото №53 Карел-пастух с дудкой из бересты. Место съемки Повенецкий уезд. Дата съемки 1901 г. съемки И. А. Никольский).

В жизни российского народа лес играл огромную роль. Жилища и крепости сооружались из древесины. Для освоения сельхозугодий леса вырубались на огромных ее территориях.

Финно-угорские племена, прибывшие в Карелию, были неплохо знакомы с земледелием. Потеснив лесного кочевника саама дальше на север, карел-крестьянин принялся за обработку земли в малоподходящем для земледелия северном крае. «В глухих лесных дебрях Олонецкого края… издавна с седых времен Новгарада Великого, вел подсечно-переложную систему с\х, свободно занимая облюбованные места, наиболее пригодные для хлебопашества… Подготовив с таким трудом добытую пашню, он брал с нее 2—3 урожая, а затем бросал ее. Чтобы лет через 20—40, а иногда и через 60 снова прийти на старую ниву, уже заросшую лесом и снова начать свою „сизифову“ работу»

Поражение в Крымской войне 1853—1856 гг, показало отставание России от буржуазных государств Европы и побудило правительственные круги пойти на кардинальные реформы в аграрном секторе промышленности.

19 февраля 1861 г. Александр 11 подписал Манифест об отмене крепостного права.

В связи с отменой крепостного права в Российской империи повсеместно решался вопрос о поземельном устройстве крестьян. Низшим общественно-административным звеном являлось сельское общество, состоявшее из крестьян одной или нескольких смежных деревень. Несколько обществ образовывали волость. Каждое общество имело свой сход, состоявший из всех крестьян-домохозяев и возглавлявшийся старостой. Староста избирался на трехлетний срок. Волостное звено управления состояло из волостного схода (в его состав включались все выборные должностные лица волости и обществ, а также представители от каждых 10 дворов), старшины с волостным правлением и волостного суда. Компетенция сельских и волостных сходов ограничивалась административно-хозяйственными вопросами: раскладка податей и повинностей, определение порядка пользования общинными угодиями, выбор старост, контроль за деятельностью должностных лиц сельского и волостного управления. Волостные старшины и сельские старосты несли, в основном, административно-полицейские обязанности: объявляли крестьянам законы правительства, обеспечивали проведение их в жизнь, следили за исправной уплатой податей, отбыванием повинностей и т. д. Старшина имел право подвергать крестьян арестам и штрафам.

Крестьянское самоуправление функционировало под началом целой системы вновь создаваемых на местах административных институтов: мировых посредников уездных мировых съездов, губернских по крестьянским делам присутствий. Высшей инстанцией административного управления крестьянами на территории губернии было губернское по крестьянским делам присутствие.

В Олонецкой губернии крепостных крестьян почти не было (9 поместий: 197 душ мужского пола и 239 душ женского пола, или 0,4% всего крестьянского населения). Помещики боялись соваться в зону «рискованного» земледелия. Были крестьяне государственные, удельные и приписные.

18 января 1866 г. на основании царского Указа государственные крестьяне губернии из-под юрисдикции местных палат государственных имуществ были переданы в ведение «общих по крестьянским делам учреждений».

В указе прописаны основные начала поземельного устройства государственных крестьян, и земельные наделы должны передаваться крестьянам в бессрочное пользование.

В этой связи помимо двух мировых участков, уже существовавших с 1863 г. в Петрозаводскорм уезде, было образованно по одному мировому участку в Олонецком, Повенецком и Пудожском уездах и три таких же участка на территории Кемского уезда Архангельской губернии.

К концу августа 1866 г. Указ был исполнен. Крестьяне губернии переданы в ведение мировых учреждений.

24 ноября того же года утвержден закон «О поземельном устройстве государственных крестьян в 36 губерниях». Этот закон предусматривал закрепление за крестьянами существующих наделов в размерах, не превышающих 8 десятин на ревизскую душу в малоземельных и 15 десятин — в многоземельных уездах. Размеры надела определялись владенной записью.

Численость государственных крестьян по ревизии 1858 г. составляла 98,3 тыс. чел., или 64% всего крестьянского сословия края.

Казенной земли много, учтена она слабо, работы по ее отграничению непочатый край.

В 1869 г. утверждается особая Инструкция о порядке определения крестьянского надела, о способе исчисления оброчной подати с государственных крестьян в 7 губерниях, в их числе значится Олонецкая.

11 статья Инструкции прописала «Взамен состоящих в пользовании крестьянских непостоянных угодий для возделывания земли, отводится в постоянный надел такое пространство угодий для возделывания земли, чтобы соответственно существующей в той местности переложной системе полеводства крестьяне могли ежегодно засевать не меньше против обычного числа десятин».

Летом 1871 г. в губернии начинаются подготовительные работы. Они предшествуют составлению и выдаче Владенных записей. Работа заключается в поверке и предъявлении крестьянам их земельных наделов, отграничении наделов на местности, оценке, съемке на план, определении сравнительной доходности наделов по отдельным селениям.

К 1880 году во всех уездах губернии закончена съемка крестьянских земель, и во второй половине 1880-х гг. выданы Владенные Записи на землю. В Повенецком уезде весь цикл работ занял период с 1875 по 1883 г.

В итоге на крестьянских землях Олонецкой губернии общей площадью свыше 4 млн. десятин (4/10 всей площади казенных владений), леса занимали 2,4 млн. дес.

Из-за острой нехватки специалистов, межевые отряды основное внимание уделяли отграничению казенных земель от крестьянских, разграничения же внутри крестьянских дач выполнялись формально или вообще не выполнялись. С целью уменьшения затрат на охрану леса, наделы отводились в общее владение целым группам селений, после чего лесные массивы объединялись в один площадью 60—75 тыс. дес. с одним юридическим владельцем — общество крестьян.

В среднем 1 акт владения на 11 селений.

В результате съемочных работ выявились излишки «удобной» земли (пригодной для ведения сельского хозяйства) в количестве 1 337 488 дес, притом, что земля и без того наделялась довольно щедро.

Например, крестьянам с. Лендеры Ребольской волости Повенецкого уезда на 1 ревизскую душу приходилось по 205,08 дес. земли (усадьба, пашня, сенокос, выгон для скота, лесные пространства).

Излишки земли в дальнейшем подтолкнут правительство к обсуждению вопроса о возможности переселения в Олонецкую губернию малоземельных и безземельных крестьян из густо заселенных районов центральной России.

1 января 1887 г. для государственных крестьян окончательно отменяется подушная подать.

С этого времени оброчная подать преобразовывается в обязательные выкупные платежи. Крестьяне переведены на выкуп выделенных им в общинное пользование земель. Выкупная операция рассчитана на 44 года и должна была закончиться к 1 января 1931 г.

Средняя выкупная стоимость 1 десятины земли в Повенецком уезде — 1р.80к. по губернии — 3р.96 к.

В качестве примера: в 1907 г. в Повенецком уезде кирпич в количестве 17653 шт. был приобретен за 250р.

Революционные потрясения 1905—1907 гг. показали, что в России назрела острая необходимость в реформировании экономики страны. Столыпинская реформа стала тем краеугольным камнем, на который попыталась опереться экономическая политика российского правительства. Реформа была призвана ускорить модернизацию сельского хозяйства страны и стабилизировать социально-политическую обстановку в многомилионной российской деревне. Главной целью реформы являлось создание широкого слоя хозяйственно актиных земельных собственников за счет сокращения общинного землевладения. Прикрепление к общине и общинное землепользование с уравнительными переделами, в известной степени предохранявшие крестьян от разорения, в условиях развивающейся рыночной экономики становились факторами, тормозившими прогресс сельского хозяйства в масштабах Россиии.

Нац. Арх. РК (II-4539 Соха, сучковатая борона, подсанки, колеса, вилы, грабли. Место съемки Олонецкая губерния. Дата съемки 1901 г. Автор съемки И. А. Никольский).

Началом новой аграрной политики в России становится Указ Николая II от 9 ноября 1906 г.

Реформа включала комплекс мероприятий:

— выход крестьян из общины с закреплением за ними надельной земли в собственность;

— создание участковых (хуторских и отрубных) хозяйств;

— переселение крестьян из губерний с переизбыточным населением на окраины империи в т.ч. в Сибирь, туда, где ощущалась острая нехватка людей.

Администрация Олонецкой губернии активно поддержала новый аграрный курс перехода от общинного к подворному владению землей.

Не поддержать нельзя. Контроль за исполнением Закона 9 ноября возложен на губернаторов. Поэтому главный губернский агроном К.К.Вебер предложил все внимание земства Олонецкой губернии сосредоточить на поднятии сельского хозяйства, чтобы со временем оно стало прочным источником благосостояния народа.

А дальше по цепочке Реформу поддержали Земства губернии.

В их числе рассматриваемый нами Повенецкий уезд лице тогдашнего председателя уездного земского собрания Е.А.Богдановича.

20 марта 1907 г. господин председатель докладывал Чрезвычайному Уездному Собранию, что в 1904—1905 гг. правительство оказало помощь населению уезда на общую сумму около 200 000 руб. (закупка продовольствия и семян). Он упрекал крестьян в иждивенческих настроениях, в желании жить за счет государства.

Лишь в создании хуторских хозяйств господин председатель видел повышение производительности крестьянского хозяйства. Он приводил в пример соседнюю Финляндию «где и суровость климата, и скудная для хлебопашества северная природа позволяет населению снимать хлеба не только для собственного продовольствия, но и на вывоз… Не… ленив Повенецкий крестьянин и… не бедна почва его уезда для занятия хлебопашеством, а несведущ он в обработке той самой почвы, на которой Финляндец чудеса делает, и слаба его сельскохозяйственная культура». — Рассуждал перед собравшимися Господин председатель.

Он тут же предложил увеличить число сельскохозяйственных старост, «хотя бы по одному на волость», создавать опытные поля, знакомить крестьян с травосеянием, снабжать семенами.

Ревизионная Комиссия согласилась с докладчиком на переход от общинного владения землей к хуторскому. Посчитала, что хуторское хозяйство превратит крестьянина «в дельного земледельца».

Чрезвычайное собрание предложило заслушать ведущих специалистов Уездного Земства.

Податный инспектор не смог изложить свою точку зрения ввиду того, что «все время в командировках».

Земской начальник 1 участка Повенецкого уезда «медлил ответом», ссылался на отсутствие опыта в переходе от общинного землевладения к индивидуальному, хуторскому: «только одна жизнь с ея опытом может разрешить этот сложный вопрос…».

Земской начальник 2 участка вовсе отмолчался.

Начальник 3 участка пенял на малый опыт в нынешней должности.

Лишь начальник 4 участка осмелился высказать свое мнение: «Переход к подворному владению будет служить средством к подъему общего благосостояния крестьян главным образом тогда, если последние сорганизуются в сельскохозяйственные союзы, артели и общества…». Он предложил увеличить штат уездных землемеров, чтобы те по возможности бесплатно, в сжатые сроки провели межевание земли всем желающим.

Затем собрание заслушало мнения представителей всех 10 волостей уезда. Мнения оказались разноречивые.

Крестьяне Богоявленской волости посчитали, что общиной жить легче. Они резонно предостерегали ограничить условия купли-продажи земли так как «новый порядок внесет бедствие и несправедливость, в результате которого имущему приумножится, а от неимущего отнимется…» и образовавшаяся «масса безземельных» будет снова просить на пропитание у правительства.

У Поросозерского волостного правления мнения разделились. Сельский сход поросозерцев безоговорочно постановил «от такового отказаться».

Сход Клюшиногорского общества посчитал переход от общинного владения землей к подворному без финансовой помощи Земства «очень затруднительным» и запросил по 500 руб. на каждого домохозяина.

Шуньгское волостное Правление от Селезневского, Кажемского, Пергубского и Филипповского сельских обществ решило «…оставить без дальнейшего движения».

Петровско-Ямское волостное Правление от Выгозерского, Масельгского, Койкиницкого сельских обществ для улучшения благосостояния просили возвратить им отошедшие в казну при межевании земель их бывшие сельхозугодия, и которые они когда-то обрабатывали, а также просили разрешения на бесплатную рыбную ловлю и охоту на земле, принадлежащей государству «дабы иметь постоянный промысел…»

Ругозерское волостное Правление от Корбугского, Ругозерского и Кимасозерского сельских Обществ просило помочь ссудой на каждого домохозяина, переходящего к подворному владению в размере 150—200 руб. на хозяйственные постройки, инвентарь, в придачу выдать безвозмездное пособие «50, а лучше 100руб.» на домохозяина.

Даниловское волостное Правление от Даниловского, Видлозерского, Челмужского обществ решило оставить все по-старому «производя между собой переделы через 12 лет владения» в соответствии с имеющимся на данный момент в хозяйстве мужчинами (не зависимо от их возраста).

Римская волость посчитала поднятый вопрос новым и неясным с неизвестными для селян последствиями.

От Ребольского и Мяндусельского волостных Правлений сообщений не поступило.

Дальше слово попросил Федор Иванов Антропов, крестьянин дер. Сондал Богоявленской волости и вопреки мнению большинства односельчан энергично заявил, что год от года засевается хлеба меньше, и что при таком подходе к вопросу земледелия, оно скоро станет лишь вспомогательным занятием крестьянина. Ставил тому виной постоянные переделы общинной земли, где нерадивый хозяин в надежде ухватить плодородный участок земли соседа, не сильно заботился о собственном участке, не вносил в него удобрения. Затем Антропов привел в пример Финляндию и вслед за господином председателем предложил ввести подворное владение. Закончил он свою речь на оптимистической ноте. «Тогда местность примет другой вид, будет другая, как в Финляндии, картина, которая веселит взор и путника, и земледельца».

Земская Управа всецело поддержала выступившего и записала в Решение:

— провести бесплатное межевание земли всем желающим выделиться из общины.

— помочь крестьянам советами агронома Земства,

— начать выдавать ссуды хотя бы до 50 руб. на каждого пожелавшего выделиться.

Начальство одобрило реформы, но окончательный выбор формы землевладения все же оставило за крестьянином.

На крестьянина невозможно давить потому, что изначальное общинное многовековое землевладение имело запутанный характер. С целью экономии денег казны и острой нехватки специалистов по межеванию земель разграничение внутри общинных дач проводилось либо формально, либо вовсе не проводилось. Люди в общине сами договаривались, где и кому разрабатывать землю.

В полной мере реализация аграрной Реформы в крае развернулась лишь после издания «Закона о землеустройстве» 29 мая 1911г. с созданием землеустроительных комиссий, наделенных широкими полномочиями.

Уездные землеустроительные комиссии возглавили председатели уездных съездов.

Однако нехватка квалифицированных землемеров тормозила ход намеченных работ.

Непременный член губернской землеустроительной комиссии В.А.Лихачев в 1912 г. оправдывался перед вышестощим начальством, ссылаясь на то, что специалисты-землемеры состоят сплошь из лиц неопытных в деле землеустройства, в преобладающем большинстве студенты.

В 1913 г. из запланированных землеустроительных работ на площади 187,4 тыс. дес. сделано 103,2 тыс. дес.

Как не просто реформы внедрялись на местах можно рассмотреть на примере крестьян деревни Ушкалы Поросозерской волости Повенецкого уезда Олонецкой губернии.

1.2. Ушкальское дело о межевании

«Дело о размежевании в деревне Ушкала» началось с крестьянского схода от 12 июня 1910 г.

После крестьянского схода в д. Ушкала волостной старшина Поросозерского волостного правления Григорий Лукин 19 июня 1910 г. за №630 выслал препроводную записку «РАПОРТЪ» на имя Земского начальника четвертого участка Повенецкого уезда в которой просил рассмотреть копию приговора сельского схода крестьян д. Ушкалы о выделении им в самостоятельное пользование земли из общественных земель деревени Кудам губа и Гинчарвара. Под документом стояли подписи волостного старшины и писаря.

По получении рапорта и приговора крестьян дер. Ушкалы земской начальник 4-го участка Повенецкого уезда заводит дело о межевании земли.

Административное дело №45/1910 г., начатое 24 июня 1910 г., содержало рапорт старшины Поросозерской волости.

В деле вызывает интерес «Выписка из владенной записи» дер. Кудама-Губы, Гинчарвара и Ушкалы», где в пункте 1 записано число проживавших на 1 января 1885 г. в трех деревнях: Кудам губа, Ушкала и Гинчарвара, всего — 74 человека «мужскаго пола», и количество закрепленной за каждой деревней земли.

25 июня 1910 г. настоящее дело за №1151 направляется в Петрозаводск.

3 сентября 1910 г. в Олонецком Губернском Присутствии представленное дело было рассмотрено. Здесь и вице губернатор Т.А.Липинский, и начальник управления земледелия и государственным имуществом А.А.Бернацкий, и председатель губернской земской управы В.И.Кенорецкий, и даже прокурор Окружного Суда Г. И. Орлов. Сам губернатор Н.В.Протасьев присутствовал при рассмотрении дела.

Губернское Присутствие установило, что приговор о вымежевании земель селению Ушкалы из общего владения селений «Кудама-Губа и Гинчар-Вара» постановлен вопреки требованиям ст.5 Общего положения о крестьянах, лишь одним селением Ушкалы, без согласия крестьян Кудамгубы и Гинчарвары. И за №6120 от 6 сентября 1910 г. дело возвращается Земскому начальнику 4-го участка Повенецкаго уезда.

Заводится переписка.

В ноябре 1910 г. Губернская землеустроительная комиссия просит все того же начальника 4-го участка Повенецкого уезда снова показать ей дело.

«…имеет честь просить Ваше Высокоблагородие представить ей в самое непродолжительное время подлинное производство о вымежевании крестьянам дер. Ушкалы».

Земский начальник 4-го участка не торопится. Дело №45/1910 г., начатое 24 июня 1910 г. он заканчивает 14 октября 1910 г. Дело получилось на 12 листах. И лишь 5 декабря 1911 г. за №1964 он выслал документы в требуемый адрес. Неписанное правило «всякая бумага должна вылежаться» во все годы никто не отменял. Почта работает хорошо (по нынешним временам — просто прекрасно!).

13 декабря 1911 г. дело №45/1910 г. было доставлено адресату, о чем свидетельствовала печать овальной формы с входящим №210 и наложенная наискось нечитаемая резолюция руководителя губернской землеустроительной комиссии.

Просмотрев дело, Губернское начальство отсылает его обратно в Повенецкий уезд и предлагает завести новое дело о межевании земель крестьянам дер. Ушкала.

29 декабря 1911 г. собирается распорядительное заседание Повенецкой Землеустроительной Комиссии.

Состав комиссии:

Председатель и исполняющий обязанности непременного члена В.В.Соловьев,

Председатель уездной земской управы — А.П.Николаевский,

Уездный член окружного суда — В.И.Сакович,

Земской начальник 4-го участка — В.С.Дианов,

От уездного собрания — М.М.Мартынов, и И.С.Гайдин,

От волостных сходов — А.Д.Федотов и Ф.И.Антропов.

Комиссия определила решение схода Ушкальцев законным, и предложила

«Завести дело и подготовку его поручить начальнику 4-го участка Повенецкаго Уезда». (Прим.: протокол заседания отпечатан на машинке).

Новое дело, но под старым №45 «Началось 29 декабря 1911г.»

Повенецкая уездная землеустроительная комиссия 5 января 1912 за №16 отправила материалы о вымежевании в Поросозерскую волость

10 января 1912 начальник 4-го участка дает распоряжение земской землеустроительной комиссии о проведении работ.

9 февраля 1912 г. Поросозерское волостное управление выслало земскому начальнику копию приговора крестьян д. Ушкала касательно выдела земли.

В то же время «Губернская Чертежная Олонецкого Губернского Правления» за №68 препроводила начальнику Повенецкого уезда 4-го участка подлинные планы на землю крестьян Кудам губы и Ушкалы в 2-х частях под литером К-8, «по миновании надобности», которых просила возвратить в Губернское Правление. Внизу подпись: «Межевой инженер — далее от руки — князь У…»

Получив документы из Губернской Чертежной начальник 4-го участка В.С.Дианов снова шевелит Поросозерское волостное правление.

3 марта 1912 г. Поросозерское Правление ответило начальнику 4-участка «Его Высокородию Господину Земскому начальнику 4 участка Повенецкаго уезда», где среди прочих дел оно ставило в известность, что кудамгубцы имеют на счету в банке общественный капиталл в сумме 1586 руб. 68 коп, принадлежащий 74 крестьянским хозяйствам!

По тем временам это немалая сумма. На всякий случай запомним ее.

Есть желание крестьян Ушкалы разделить общинную землю, имеются деньги на счету волостного правления. Пока не «раскисла» дорога в путь! Путь надо сказать не близкий (см. ниже).

Начальник 4-го участка едет «в народ» о чем свидетельствует протокол собрания крестьян деревень Кудам губы, Ушкалы, Гинчарвары от 18 марта 1912 г.

После поездки в Поросозерскую волость начальник 4-го участка готовит обстоятельный доклад. Указывает в нем земли, закрепленные за выше обозначенными деревнями — 6 618,59 десятин, кем и когда проводились закрепительные работы.

Приводит расчет земли на одну душу: удобной земли 38,4 и неудобной — 52,3 дес.

В графе «фактический порядок пользования наделами общего владения», пишет:

«Каждый домохозяин волен разрабатывать подсеку в любых местах и любого размера», и добавляет, что «сведения о пограничных спорах не возбуждаются», тоесть, споров по границам общинных наделов земли не ведется.

В последнем пункте указан маршрут проезда к месту производства работ. «От уездного центра Повенца через станции Лумбуши, Острожье, Медвежью гору, Маткусельгу, Юстозеро, Семчегору, Совдозеро, Поросъ-озеро до Кудам губы 173 версты, до дер. Ушкалы 183 версты; от волостного правления до Кудам губы 25 верст и до д. Ушкалы 35 верст.

Ст. Поросъ-озеро-телеграфа нет.

Телеграф ст. Паданы в 100 верстах от ст. Поросъ-озеро»

Уездные землеустроители в формате возбужденного дела 18 апреля 1912 г. во второй раз (первый запрос был сделан 6 февраля 1912 г.) просят Олонецкую Губернскую Чертежную выслать им план земли крестьян дер. Ушкала.

Просьба исполнена. 21 апреля 1912 г. план под литером К-8 высылается все с той же ответной просьбой: «… просим… по миновании надобности возвратить»

17 июня 1912 г. снова собралась комиссия распорядительного заседания Повенецкого уезда. От волостных сходов в ее работе участвствовали Ф.И.Антропов и А.И.Корнилов

Снова слушали о вымежевании крестьянами д. Ушкалы надельной земли из общаго владения с крестьянами д. Кудам губы и Гинчарвары.

Комиссия убеждается, что «крестьяне с. Ушкалы вновь поддерживают приговор от 4 февраля с.г.»

В материалах дела члены комиссии нашли недочеты: по разделу сенокосных угодий у крестьян 3-х деревень нет утвержденных сходами решений, и постановила:

«Дело возвратить …начальнику 4-го участка Повенецкого уезда для предъявления сходу крестьян…».

Начальник 4-го участка снова теребит волостное начальство. Волостное начальство отрывает от работы в страду законопослушных крестьян. Рождается новый поток бумаг.

Письменное согласие дают крестьяне Клюшиной Горы имеющие право голоса на сходе.

От ранее выделившегося из общины Г.Н.Лукина тоже требуется письменное согласие. Он дает его.

28 июля 1912 г. за №1311 Поросозерское Волостное Правление выслало непременному члену Повенецкого Уездной Землеустроительной Комиссии список фамилий 37 домохозяев деревень Кудам губа, Ушкала и Гинчарвара с указанием их права голоса на сходе и размера земельных долей каждого из «общаго по количеству селению пользования».

11 сентября 1912 г. члены Повенецкой уездной землеустроительной комиссии на очередном заседании при рассмотрении материалов ходатайства снова нашли недочеты по селению Гинчарвара и признали необходимым «возвратить Землеустроителю — Земскому начальнику 4-го участка для дополнения производства соответствующими сведениями…».

Вторая половина сентября 1912 г. была занята выяснением еще одного немаловажного в юридической практике вопроса: находятся ли в производстве разного уровня мирских судов дела по спорам о надельной земле селений Ушкалы, Кудама губы и Гинчар вары.

Проведенной проверкой таковые не обнаружены.

28 сентября 1912 г. комиссия на очередном заседании определила «Дело о ходайстве крестьян д. Ушкалы, Кудам губы и Гинчарвары» о разделе подсечно-земельного надела «как достаточно подготовленное», чтобы представить его в Олонецкую губернскую землеустроительную комиссию для включения в план работ 1913 г.

12 ноября 1912 г. Управление Земельного Государственного Имущества Олонецкой губернии было уведомлено, что в период времени с 15 мая по 1 октября 1913 г. «Землеустроительныя работы имеют быть произведены».

Губернское начальство снова рассматривает дело о размежевании земель в д. Ушкала и Гинчарвара, и в который уже раз отсылает его на доработку в Повенец. Недаром говорится, на то и щука в озере, чтобы карась не дремал.

27 мая 1913 г. на очередном 113-ом по счету заседании в уездной управе слушается возвращенное для дополнительной подготовки дело. Оказывается, приговоры надлежало составлять по каждому селению особо.

Присутствующие на заседании члены уездной управы с легкостью поручают доработать дело все тому же начальнику 4-го участка. На исполнение дан месячный срок.

Начальник 4-го участка снова теребит волость. Оттуда шлют требуемые бумаги. За неграмотных крестьян снова расписываются грамотные. Волостному старшине и писарю работы и без того «выше крыши».

Наконец, у начальника 4-го участка сдают нервы, и он сам едет в Кудам губу для серьезного разговора с людьми. Какие слова без протокола произносил начальник 4-го участка всем желавшим размежевания, можно лишь догадываться.

После его приезда община единодушна. Ушкальцы дружно отказываются от прежнего своего желания обособиться. За неграмотных все так же расписываются грамотные. С жителей Гинчарвары и Ушкалы взяты соответствующие расписки, подтверждающие окончательность их решения.

31 декабря 1913 г. на последнем 267-ом заседании Повенецкой уездной землеустроительной комиссии дело было прекращено.

Начальник 4-го участка В.С.Дианов, 20 марта 1907 г. когда-то рискнувший высказать свое мнение Чрезвычайному Повенецкому Уездному Собранию, как человек православного вероисповедания, думается, перекрестился.

В условиях начавшейся войны в 1914 г лишь треть запланированных землеустроительных работ была выполнена.

Это так сказать трудности технические. Но ведь интересно знать, хотели ли сами карельские крестьяне стать каждый индивидуальным владельцем земли? Не надо забывать, что при наличии лесохозяйственного «Плана на рубку» составленного в упрощенной форме отрубник согласно Лесного Устава получал право на «вольную» продажу, указанной планом части леса, не испрашивая на то разрешения общества и деньги от сделки обращать в личную пользу. Так что желающие стать индивидуальными землевладельцами среди простых крестьян нашлись.

О том, как происходило разверстание надельной земли на отруба и хутора нам раскроет «Чирнозерское дело». Землякам-поросозерцам, на мой взгляд, еще будут интересны фамилии тех жителей, которые боролись за участки земли, будут интересны их взаимные отношения.

1.3. Чирнозерское дело

Нац. Арх. РК (Карта Чинозера)

«1912 г. Марта 11 дня я, ниже подписавшийся крестьянин д. Чирнозеро Степан Иванов Терентьев на предъявленное мной поручение Повенецкой уездной землеустроительной комиссии от 21 февраля за №125 сим честь имею отозваться…».

Именно с этого заявления Степана Терентьева о выделении ему в личное пользование пахотные и сенокосные угодья из земли, принадлежавшей крестьянской общине д. Чинозеро возникло целое дело, которое мы с вами и рассмотрим.

20 апреля 1912 г. в распорядительном заседании землеустроительной уездной комиссии, помимо прочих, сидят все те же представители от волостных сходов А.Д.Федотов и Ф.А.Антропов.

Правда, подготовку дела поручают уже не начальнику 4-го участка, а Непременному Члену комиссии Д.З.Макшееву.

— Отчего из крестьян один Терентьев ходит в желающих? — Задается вопросом господин Макшеев. — Разверстать землю на отруба так всем Чирнозерцам! Для казны выгода и работы по размежеванию полномасштабнее будут. — Так решил Д.З.Макшеев, отправляясь в Чирнозеро. Результат его поездки превзошел все ожидания. Это видно из последовавшего коллективного ПОСТАНОВЛЕНИЯ.

«1912 г. Июня 21 дня мы крестьяне… дер. Чирнозеро… в числе 12 чел. Из общаго числа 13 домохозяев… постановили…». Далее пишут кому, где и сколько причитается земли.

Составлен акт с домовладельцами, имевшими право голоса. Это Прокопий Ларионов Крыллиев, Ефимъ Терентьев Няккоевъ, Федор Андреев Крыллиев, Степан Иванов Терентьев, Павел Ларионов Крыллиев, Петр Ларионов Крыллиев, Севастьян Васильев Герасимов, Иван Евсеев Минин, Дмитрий Германов Богданов, Константинов Евсеев Исаков, Иванов Агапов Осипов, Алексей Игнатьев (Осипов) Ефимов, Михаил Иванов Осипов.

Всего 13 человек.

Указаны размеры долей земли каждого.

Правильность подписи настоящего акта уполномоченными удостоверяет

Поросозерский сельский староста Артемьев.

Повенецкая уездная землеустроительная комиссия за №988 от 12.11.1912 г. сообщила в Управление Земельного и Государственного имущества Олонецкой губернии о сроках проведения землеустроительных работ (с 15 мая по 1 октября 1913г.).

В переписке уездное начальство понуждает старост смежных деревень Совдозеро, Янгозеро, Котчезеро провести сходы и представить решения по граничащим участкам земли с Чирнозерскими крестьянами

Приговоры деревень Янгозерского надела, Совдозера и Котчезера подтвердили, что их жители не возражают против спрямления, где требуется границ земельного надела, и дают согласие на «полюбовные отношения» относительно передела границ межевания.

И тут как гром среди ясного неба в Губернском Присутствии появилась письменная просьба крестьян д. Чирнозеро о прекращении дела по разверстанию надельной земли на хуторские участки.

Нац. Арх. РК (Поросозерское волост. правление, 1913г.)

«6 июня 1913 г.

В прошлое лето 1912 г. — жаловались крестьяне, — к нам приезжал член землеустроительного комитета по просьбе одного из крестьян нашей же деревни для раздела наших земельных и лесных угодий, с переходом в хуторское владение. Согласие изъявили только трое, а остальные крестьяне, около 12 домохозяев, отказались. — «Член» стал запугивать крестьян, что он сделает как ему надо, а если кто будет ему возражать, тот ответит перед законом. — Мы, живя в такой глуши, даже не зная русского языка… сложа руки, невольно должны согласиться с распоряжением господина члена землеустроительного комитета…

Крестьяне Константин Исаков, Дмитрий Герасимов, Михаил Крылов и еще 9 подписей».

Под председательством В.В.Соловьева в отношении 9-ти отказавшихся крестьян дело о размежевании земель быстренько прекратили. Для крестьян, изъявивших желание на выдел им земли к одним местам, постановили завести новое дело, подготовку которого поручили все тому же Непременному Члену Макшееву, назначив на исполнение месячный срок.

Это свое решение отправили в губернию, как оказалось, для отвода глаз, а поручение «Непременному Члену» осталось на бумаге. Четверо крестьян д. Чирнозеро жаждавших самостоятельности в крестьянских делах остались не при своих интересах.

2 августа 1913 г. дело было прекращено. Член Повенецкой комиссии Д. З. Макшеев, принуждавший крестьян к выделу из общины, наказания не понес.

Формирование будущих фермеров в Поросозере приостановилось на долгие времена.

В 1914 г. специалистами был отмечен главный недостаток хуторских и обрубных хозяйств в Карелии — отсутствие там усовершенствованных с/х орудий и машин. Из 330 хозяйств лишь в 16-ти имелись плуги и 68 хозяйств имели бороны, а что касается пружинных борон и др. более сложных орудий, то они встречались лишь в единичных случаях.

Из 34 дес. удобной земли, приходившейся на 1 хозяйство лишь 8 дес. составляли пашни, сенокосы, под усадьбу; остальная — под лесом, не имеющим ценности.

Объективно, желающих стать хозяевами своей земли оказалось немного, или даже, крайне мало. Сельские богачи да бедняки. Первые почувствовали ситуацию, когда можно помимо своей доли земли в общинном наделе скупить землю обнищавшего или обессилевшего соседа и даже торговать ею. Обнищавшие односельчане, продавая свои наделы, надеялись на «авось выкручусь». Столыпинская реформа стимулировала вовлечение надельной земли в торговый оборот. Удивительна в этой ситуации позиция православного духовенства. Духовенство не поддержало политику государя, направленную на разрушение крестьянской общины. И это отчетливо прослеживается в газетной статье сельского священника Д. Фесвитянинова, выдержки из которой уместно привести. В статье отражены все обоснованные страхи крестьян при разделе общинной земли. Для наглядности пронумеруем эти страхи.

1. «…по закону 9 ноября 1906 г. каждый домохозяин может требовать укрепления в собственность причитающейся ему части общинной земли… Уже здесь допускается законом неравномерность выделения земли в собственность. Лица состоятельные постараются выделить не только причитающуюся им землю, но и излишек, заплатив обществу его стоимость. Лица же не состоятельные, за неимением средств на выкуп излишка, должны будут довольствоваться только причитающеюся землей.

2. …Нельзя допустить выделение земли в собственность в одном месте потому, что качество земли у нас неодинаковое. Трудно надеяться бедняку на то, что общество согласится выделить ему доброкачественную землю в одном месте. Богачу же стоит только кого нужно застращать, горланов угостить — и успех на выделение отдельного, может быть, лучшего участка земли обеспечен.

3. Нельзя допустить и выделения земли в собственность потому, что из права личной собственности является и право распоряжения землею. Домохозяин, получивший… в собственность, может эту землю, и продать, и заложить, и завещать, т.е. распоряжаться ею по своему усмотрению…

Скажу кратко: при законе, утверждающем право земельной личной собственности, в выгоде богачи…

И вот концовка статьи священнослужителя.

Закон… допускает право распоряжения землею; допускает все то, что полезно богачам-мироедам и что закабаляет, и разоряет крестьянина-бедняка.

Что тут добавить? Карбонарий в рясе! Не здесь ли истоки Великой Октябрьской…?

Характеризуя общинную ментальность, современники отмечали, что ей были присущи «коллективизм, демократизм, взаимопомощь, социальная справедливость, равенство», и полагали, что эти высокие нравственные начала, выработанные общинными микромирами, должны быть перенесены на макро-общество и человечество в целом и сохранены современной цивилизацией.

Но вернемся к нашей теме. Большинство крестьян соглашалось с изложенной священником позицией. Да, общинную землю, прилегающую к поселению, трудно поделить справедливо, но есть в ней обособленные отдаленные участки, на которых можно создать хуторские крестьянские хозяйства. Создать не в ущерб обществу. Но вот беда, к ним нет или почти нет дорог.

1.4. Дороги и Столыпинская реформа

Состояние дорог Повенецкого уезда образно и достаточно точно описано в докладе земского врача Митрофана Александровича Меньшикова прозвучавшем 28 сентября 1907 г. при праздновании 25-летнего его юбилея служения в Повенецком Земстве. Следует заметить, что крестьянин из деревни Сондал писался в уездных докладах как Федор Иванов Антропов, а врач не иначе как Митрофан Александрович Меньшиков. Но это к слову. По каким же дорогам ездил в 1880-х гг. уважаемый в рассматриваемом нами уезде человек?

«Тележная дорога была проведена тогда только на протяжении 225 верст, от г. Повенца до Падан и далее до Ругозера; все же остальное пространство, вся, так сказать корельская половина Повенецкаго уезда, с ея дремучими лесами, непроходимыми болотами и топями, речками, большими и малыми озерами, в большем количестве разбросанными на всем ея протяжении, не имея проведенных дорог, сообщалось между собою частью лодочным путем, где то позволяли реки и озера, частью верховыми дорожками, частью же одними пешеходными тропинками, тянущимися от селения к селению, отстоящими иногда, при редкости населения этого края, верст на 30, 35 и даже 40 одно от другого…».

Переведем личностные ощущения уважаемого человека в цифры.

К 1913 г. состояние земских дорог отнюдь не радовало. Все они грунтовые.

Земские дороги обслуживали 991 селение, т.е. 22,7% всех селений губернии (4 366 сел). Население этих деревень — 109,2 тыс. чел., (26,4% всего населения-413, 6 тыс. чел.).

Дороги делились на:

1. главные — охватывающие 385 селений (36 тыс. жителей),

2. второстепенные — 130 селений (13,1 тыс. жит.),

3. малого значения — 476 селений (60,1 тыс. жит.).

Средний размер селений, обслуживаемых земскими дорогами — 14,7 дворов, и «все оне содержатся приблизительно в одном и том же виде, и если наблюдается различие, то между дорогами отдельных уездов…

Проселочные дороги обслуживали 1945 селений (173,7 тыс. жит.).

Средний состав селений, расположенных на проселках — 12 дворов. Состояние проселочных дорог во многих местах было плохим. Это объяснялось тем, что значительная часть их, проходившая по землям казны, не ремонтировалась, так как «…значение этих дорог в деле общаго грузооброта по грунтовым путям весьма слабо».

Повенецкий уезд насчитывал в 1913 г. всех селений 402.

Селений, лишенных дорог 253 (62,9%), что в 2 раза превышало обще губернский процент бездорожья (32,4%).

И вот перед нами результаты Столыпинской реформы к 1913 г.

Не впечатляет. Всего лишь 0,7% всей крестьянской общинной земли в губернии передана единоличным землевладельцам. Карельская крестьянская община по-прежнему нерушима. По-другому и не могло быть, потому что на Севере выжить семье-одиночке в то время было довольно трудно. Губернское правление тоже не жаждало перемен. Церковь поддерживала консервативную позицию.

1.5. Достижения аграрной реформы

Но Столыпинская реформа отнюдь не самоцель правительства, а лишь вариант развития аграрного сектора экономики.

Надо отметить, что земледелием в Олонецкой губернии занимались исключительно крестьяне. Городские общества, казна и даже монастыри сами не эксплуатировали пахотные угодья, а сдавали в аренду мелким хлебопашцам-крестьянам.

На постоянных пашнях применялась трехпольная система полеводства: пар, озимые, яровые.

Подсечно-переложная пашня очищалась от леса на 1—2 года, затем забрасывалась.

Для большинства участков лес рубился в возрасте от 16 до 20 лет.

В год рубки леса подсечный участок назывался «суки», в год сжигания «пал».

Повенецкий уезд имел подсечной пашни (п.п.) — 2713 дес. (34,2% от площади постоянной пашни), по губернии — 41581,8 дес. (28,6% от площади п.п.).

Насколько живучим оказалось подсечное земледелие среди карельских крестьян можно судить по рассказу моей родной тетушки. Артукова (Карпина) Мария Ильинична, родившаяся в 1914 г. в дер. Мунозеро (совр. Кондопожский район) рассказывала:

«Семья наша крестьянская. Отец всю жизнь занимался земледелием и рыбалкой. Расширял огород так. Летом найдет участок с малолесьем. Порубит, порубит кусты, мелкие деревья. На другую весну сожжет. В первый год садили репу. Очень росла. Потом ячмень, а потом уже овес. Еды было вдоволь. Молоко, масло, творог все свое. На зиму, перед тем как корова бросает доиться, наморозим молока. Потом наскоблишь сколько надо и, пожалуйста, молочко всегда на столе. Своя мука была. Два ручных жернова было. Родители дают задание смолоть муки. Крутишь, крутишь жернова и пока не смелешь, не бросить работу. Сахар отец покупал в Петрозаводске. Поедет зимой на лошади, продаст там сено, и на вырученные денежки сахар покупал, белой муки…»

Чем и в какой пропорции засевались поля в рассматриваемом Повенецком уезде видно из таблиц. Разве что льна меньше сеяли в более северном Повенецком уезде, зато конопли с лихвой.

В Повенецком уезде показатели по всем видам с/х продукции сопоставимы с обще губернскими.

Тому есть причина. На 1 десятину постоянной пашни в уезде вывозилось 3385 пудов навоза (более 54 тн). Вывозили под рожь, ячмень и овес.

С провозглашением Указа в ноябре 1906 г., Олонецким губернским земским собранием безотлагательно была принята Программа развития сельского хозяйства в крае. В ней главный упор делался на

— развитие животноводства молочного направления и расширение под него кормовой базы,

— развитие маслоделия.

— Увеличение пахотных земель путем осушения болот.

Предусматривались беспроцентные кредиты, на средства которых крестьянам продавалась с/х техника.

В соседней Финляндии закупался племенной скот.

В губернии вводится штат агрономов, которые были максимально приближены к крестьянам, нуждающимся в квалифицированных советах.

«…Местом жительства повенецкого правительственного агронома являлся уездный центр, а олонецкого — с. Видлица. С/х старосты проживали непосредственно в центрах компактного расположения единоличных хозяйств — в дер. Кавайно (Видлицкая волость) и Пуйчела (Туломозерская вол.) Олонецкого уезда и в с. Реболы Повенецкого уезда.

При изучении материалов приятно удивляет разнообразие агрономических систем полеводства:

— трехполье: пар-озимь-ярь;

— двуполье: пар-озимь, пар-ярь на двух полях с обязательной толокой;

— пестрополье: отдельные поля не находятся в какой-либо связи;

— переложная система: залежь как метод восстановления плодородия:

— разные виды толочных систем (толока-пастьба скота на паровом поле для удобрения этого поля. «Толочный севеоборот», т.е., включающий толоку);

— шестипольный севооборот 1 типа, 2 типа;

— Ярославский четырехпольный севооброт;

— Волоколамский восьмипольный севооброт;

Заставляет задуматься разнообразие с/х орудий и техники:

— Плуги фирмы «Фирскас», «Пререр Бреки»;

— бороны Ганкмо, Рандаля, пружинные, шведские катушечные, Валькура, Аураса, звездчатая «Патент», зигзаг и др.;

— лущилки Гросса, молотилки Ланца, льномялки Деллера;

— почвоуглубители, окучники, кочкорезы, конные лопатки, лугорезы, сеялки клевера, рядовые сеялки, конные грабли.

Конечно, с/х орудий и техники катастрофически не хватало, но они хотя бы были на слуху у крестьян, а это важно, знать, что такие существуют.

Отступление: в начале 1980-х гг. при мне в Поросозерском леспромхозе зам. директора леспромхоза, ответственный за работу подсобного хозяйства мучил ведущих специалистов-лесозаготовителей проблемой, как очистить с/х поля от зарослей кустарников. В промышленном хозяйстве, нацеленном на заготовку леса за несколько десятков лет, напрочь забыли о том, что когда-то существовали какие-то кочкорезы, лугорезы, прочие с/х орудия. Кстати тот зам имел высшее партийное образование, но никак не сельскохозяйственное.

В Олонецкой губернии в рассматриваемый период с 1906 по 1916 гг. постепенно складывались предпосылки для постепенного перехода от традиционной — преимущественно зерновой направленности производства — к молочно-овощеводческой, что более соответствовало природно-климатическим условиям края.

Вот как оценивал последствия реформ немецкий учёный Прейер, который много ездил по России и изучал русскую деревню до и после начала проведения в жизнь реформы Столыпина. Это свидетельство важно и тем, что здесь со стороны Прейера нет предвзятости.

«Аграрная реформа всколыхнула всю деревню и изменила её быт. В 1906 году при посещении московских деревень автор нашёл их состояние ниже всякой критики. В 1908 году положение уже заметно улучшилось, что видно было при втором посещении. Вообще крестьянство, связанное с „миром“, было лишено своей собственной инициативы. Оно повиновалось приказам свыше и своего избавления ждало от такого приказа. Столыпинская реформа положила этому конец. Если раньше крестьянин работал как вол, по чужому приказу или в нужде, то теперь он стал работать с расчётом, стремясь к определенной цели, сам, распоряжаясь своими средствами, доходами и имуществом. Прежде всего, крестьянин заботился о своей хате. Он старается всячески украшать, переходить к другим, более удобным формам жилых помещений, заботиться о прочности своей избы и о возможном комфорте, понятно, примитивном…».

Конечно, чуда в Олонецкой губернии не произошло. Слишком малый исторический промежуток времени был отпущен на переустройство сельского хозяйства. Хлебопашество давало 13 пудов ржи на едока, а требовалось 22 пуда в год (данные 1892 г.), и оно ненамного укрепило свои позиции к 1914г.

Валовый среднегодовой сбор хлебов в 1906—1910 и 1911—1914 гг. по четырем карельским уездам губернии (Олонецкий, Петрозаводский, Пудожский, Повенецкий) — 2,5 млн. пудов (40 тыс. тн). На 10% превышает показатель 1901—1905гг. Посевные площади при этом сократились почти вдвое. В 1880-е гг. подсечных пашен в губернии насчитывалось 76, 5 тыс. десятин, в 1913 г. — 41,5 тыс. дес. Как тут не вспомнить Суворовский принцип: воевать не числом, а уменьем.

Правда, за этот же исторический промежуток времени население губернии выросло с 300, 1 тыс. чел. (1873 г.) до 413, 6 тыс. чел. (1913 г.), на 36,7%.

Крестьянин губернии просто вынужден подрабатывать отхожими промыслами.

Крестьян Поросозерской волости Столыпинская аграрная реформа мало затронула. Поросозерцам, пожелавшим стать единоличниками власть отказывала в выделении земли. Лишь при повторном заявлении в 1909 г. земля была выделена П.И.Изотову и в 1910 г. — Г.Н.Лукину.

Глава 2. Земство

2.1. Земское устройство

Все материалы второй половины 19 в., касающиеся административно-хозяйственной деятельности России, пестрят словами: земство, земской врач, учитель земской школы…

Земство от слова «земля». Оно на слуху едва ли не с момента создания Руси. Земской Собор — орган сословного представительства, формируется еще в царствование Ивана Грозного (середина 16 в.). Иначе и не мог быть назван орган самоуправления в крестьянской России.

В 19 веке с отменой крепостного права в 1861 г. вчерашним крепостным по указу сверху было предоставлено право самим определять, на что тратить заработанные деньги, как жить дальше, чему учить своих детей. Во все времена человечество желало, и в обозримом будущем будет желать справедливости во взаимных отношениях. А для достижения большей справедливости как нельзя лучше подходит народное самоуправление.

Итак, 1 января 1864 года правительством принимается «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Земства вводились только в губерниях, в которых имелось русское дворянство. Из 78 губерний России «Положение» распространилось на 34 губернии (в их числе Олонецкая).

Потребность в создании новых органов местного самоуправления назрела еще до отмены крепостного права, так как дореформенная система местного самоуправления отражала преимущественно интересы дворянско-помещичьего класса. Более 20 миллионов российских крепостных, лишенных гражданских прав, не могли принимать участие в каких бы то ни было общественных делах, даже непосредственно касающихся их быта.

К тому же с отменой крепостного права разрушался экономический фундамент «старого здания» царской администрации. Освобожденные от крепостного гнета крестьяне в новых условиях теперь должны были сами зарабатывать себе на жизнь и содержать государственный аппарат посредством выплаты налогов. Они и раньше сами зарабатывали себе на «хлеб», и платили «подушную подать», но у них не было собственности.

Российская элита осознала одну непреложную истину капитализма: переданная будущему собственнику недвижимость — земля, дома, фабрики — должны «работать», то есть приносить прибыль. И что хозяин собственности на месте лучше разберется, как рачительнее вести хозяйство и эффективнее распорядиться заработанными деньгами.

Это и были основные причины реформирования местного самоуправления.

Объемистый текст «Положения о Губернском и Уездном Земском учреждении» появился 1 января 1864 г.

25 мая 1864 г. в Царском Селе «ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою» подписано: «Быть по сему».

В Приложении «Положения» о Земских учреждениях, подписанного уже представителем Государственного Совета Графом Блудовым, определено количество земли, дающей право на избрание гласных в Уездные Земские Собрания Олонецкой Губернии и уезды — 475 десятин. Тоесть, им мог стать лишь крупный землевладелец.

Определено количество гласных от каждого уезда.

Первое Повенецкое Уездное Земское Собрание состоялось 17 декабря 1866 г.

Председательствовал на нем Уездный судья Коллежский асессор Иван Васильевич Сердцев.

Члены: от ведомства государственных имуществ Титулярный советник Адалтер Ильич Бочковский и подпоручик Александр Яковлевич Жадько-Балилевич. В гласных среди прочих священник Иван Васильевич Гедевский.

Собрание подвело итоги работы за 1866 год. За истекший год с целью точной раскладки налогов были уточнены списки проживающих в уезде.

К примеру, Поросозерская волость представила 841 душ м.п., и 918 ж.п., 250 дворов, 27 деревень. Были и другие неотлагательные вопросы, требующие рассмотрения.

На содержание Уездной Земской Управы в следующем 1867 г. собрание определило 2170 руб. серебром.

Присутствовали ли на Собрании представители прессы. Думается да. Редакция газеты «Северная почта» имела переписку с уездным судьей. Не далее, как 5 июля 1866 г. за №2619 она уведомляла Господина судью, о том, что «…за напечатанное в газете №88, объявление, 81 коп. в Редакции получены и на приход записаны…».

Согласно «Положению» 1864 г., создавались губернские, уездные земские собрания и земские управы — те, и другие выборные, на началах бессословности.

Земские собрания можно сравнить с местными парламентами, а управы — с их правительствами.

Избиратели делились на 3 курии:

1. уездных землевладельцев,

2. городских избирателей,

3. выборных от сельских обществ.

В заданной теме нас интересуют 1 и 3-я категория граждан.

Правом участия в выборах по 1-й курии пользовались владельцы не менее чем 200 дес. земли. Выборы по крестьянской курии были многоступенчатыми: сельские общества выбирали представителей на волостные сходы, те — выборщиков, а последние — гласных в уездное земское собрание. Для этого были образованы сельские и волостные сходы, на которых избирались: сельский староста, сборщик податей, волостное правление, волостной старшина и волостной суд

На губернском уровне главным лицом в системе местного управления являлся губернатор. Закон отводил губернатору место непосредственного начальника вверенной ему губернии.

Следующее по назначению место после губернатора занимал губернский предводитель дворянства, исполнявший разнообразные полицейские, следственные, попечительские и иные функции. Уездный предводитель дворянства возглавлял аппарат уездных чиновников.

2.2. Земские управы

1. Земские избирательные съезды являлись первым элементом системы земских учреждений. Система земского представительства основывалась на принципе всесословности

2. Земские собрания — второй элемент системы земских учреждений. Земские собрания формировались на избирательных съездах. Земское собрание избиралось один раз в три года, собиралось регулярно раз в год, но если возникали чрезвычайные обстоятельства, то чаще.

3. Земские управы были исполнительными органами земских учреждений. Их личный состав избирался на первом заседании земского собрания нового созыва. Чиновники местных казенных палат, уездных казначейств, лица духовного звания были лишены этого права.

Губернская управа состояла из 6 членов и председателя, выбиралась на три года. Кандидатура председателя губернской управы утверждалась министром внутренних дел.

Волостное самоуправление

Новое волостное устройство в Карелии было введено высочайшим Указом от 18 января 1866 г. Состояло оно из волостного схода, волостного правления, волостного судьи, обязанности, которого мог исполнять волостной старшина.

В состав волостного правления входили волостной старшина, сельские старосты, сборщики податей.

Волостной старшина избирался на волостном сходе на три года. Волостные старшины и сельские старосты утверждались в должности уездной администрацией.

Волостной старшина отвечал за «сохранение общего порядка, спокойствия и благочиния в волости», и был обязан:

«По делам полицейским»

1.Объявлять в волости по предписаниям полиции законы и предписания правительства.

2.Приводить в исполнение распоряжения уездной полиции.

3.Сообщать уездному полицейскому управлению о чрезвычайных происшествиях в волости.

4.Принимать меры по охране общественного порядка, безопасности лиц и имущества.

5.Предупреждать преступления, задерживать бродяг, военных дезертиров и доставлять их в уездное полицейское управление;

6.Надзирать в пределах волости за рынками, постоялыми дворами, лавками, за верностью весов и мер в них, за соблюдением установленного порядка.

7.Следить за прививанием оспы, вести шнуровые книги с записью о проделанных прививках детям.

8.Надзирать за порядком в общественных заведениях, содержащихся на средства общества (больницы, школы, училища).

9.Наблюдать за исправным содержанием в волости дорог, мостов, гатей.

10.Наблюдать за своевременным составлением и предоставлением сведений о переписи населения.

11.Наблюдать за исполнением приговоров земских начальников, волостного суда.

12.Следить за содержанием в исправности противопожарных инструментов.

«По делам общественным»:

1. Созывать и распускать волостной сход.

2. Приводить в исполнение приговоры волостного схода.

3. Наблюдать за правильным исполнением своих обязанностей волостными и сельскими должностными лицами.

4. Наблюдать за правильным исполнением денежных и натуральных повинностей крестьянами волости.

5. Заведовать волостными мирскими суммами и волостным мирским имуществом, отвечать за правильное их использование.

6. Выдавать крестьянам волости удостоверения, свидетельства, паспорта.

«По делам о воинской повинности»:

1. Составлять призывные списки.

2. Составлять списки нижних воинских чинов запаса, постоянно проживающих в волости, временно отлучившихся из мест постоянного места жительства, временно прибывших из других мест;

3. Призывать нижних воинских чинов запаса армии и флота на действительную службу.

4. Составлять и вести частные списки ратников ополчения.

5. Вести метрические книги для записи браков, рождения и смерти раскольников.

Волостной старшина имел право входить в состав уездной судебной палаты, при решении дел о государственных преступлениях и преступлениях по должности.

Служебная деятельность волостного старшины подлежала надзору земского начальника, волостной старшина обязан был исполнять предписания земского начальника, судебного следователя, местной полиции, если таковая имелась в волости.

Для волостного старшины был установлен особый знак «из светлой бронзы, на лицевой стороне коего изображен герб губернии с надписью вокруг «Волостной старшина».

Волостному старшине подчинялись сельские старосты.

Сельский староста избирался на сельском сходе и был обязан:

— разрешать семейные земельные разделы;

— составлять списки строений (крестьянских и общественных зданий), подлежащих обязательному страхованию от пожара;

— осуществлять надзор за состоянием общественных хлебных магазинов

— собирать сведения по волости об урожае хлебов;

— осуществлять надзор по опекам над малолетними сиротами и их имуществом;

— осуществлять надзор за правильностью торговли;

— принимать необходимые меры в случае возникновения инфекционных заболеваний.

В пределах сельского общественного управления староста должен был:

1.Созывать и распускать сельский сход.

2.Предлагать на рассмотрение схода дела, касающиеся сельского общества.

3.Приводить в исполнение приговоры сельских сходов.

4.Наблюдать за исправным содержанием дорог, мостов и гатей на землях, отведенных сельскому обществу.

5.Наблюдать за исправным взносом крестьянами окладных сборов;

Прим.: оклад в данном случае — сумма налога, подлежащая уплате. Более подробно об окладной системе сбора налога см. в «Крестьянское налогообложение»

6.Надзирать за порядком в училищах, богадельнях, больницах, если они учреждены сельским обществом на свой счет.

7.Сообщать волостному старшине о возможности выдать крестьянам удостоверения, справки, виды на жительство.

8.Надзирать за целостностью запасного общественного хлеба.

9.Исполнять все приказания волостного старшины по делам полицейского ведомства.

10.Исполнять предписания земского начальника, судебного следователя, местной полиции.

Сельский староста имел право «за маловажные поступки, совершенные лицами, ему подведомственными, подвергать виновных: назначению на общественные работы до двух лет, или денежному взысканию до одного рубля, или аресту, не долее двух дней».

Сельский староста на время его службы освобождался от натуральных повинностей. Для него был установлен особый знак «из светлой бронзы, на лицевой стороне которого изображен герб губернии с надписью вокруг «Сельский староста».

В волостное правление входили сборщики податей. Сборщики податей избирались на волостном сходе. На сборщика податей возлагалось:

1. Взимание с крестьян денежных сборов.

2. Хранение поступивших с крестьян денежных сборов до решения сельского и волостного сходов.

3. Внесение в местное казначейство окладных сборов и получение установленных квитанций.

4. Представление сходам отчетов о поступивших от крестьян денежных суммах.

5. Раздача всем домохозяевам окладных книжек для пометок о получении сборщиком денег.

Ведение делопроизводства в волостном правлении возлагалось на волостного писаря. Волостной писарь назначался или по приговору волостного схода, либо волостное правление нанимало волостного писаря, и определяла его на должность. Волостной писарь обязан был правильно вести документацию «…и с надлежащей точностью излагать на бумагах и свидетельствах, выдаваемых от волостного старшины, волостного правления, волостного схода, волостного суда то, что ими было положено и решено».

В волостное правление могли избираться и другие должностные лица. «Обязанности всех остальных должностных лиц, как-то: смотритель хлебных магазинов, училищ, больниц, лесных и полевых сторожей, сельских писарей и т. п. определяется самим названием должностей».

Волостное правление собиралось преимущественно в воскресные дни. Дела в волостном правлении велись словесно. Оно имело свою печать. Печать волостного правления хранилась у волостного старшины.

Согласно «Общему положению о крестьянах, вышедших из крестьянской зависимости», принятом Правительствующим Сенатом в феврале 1861 г. волостное правление имело право решать следующие дела:

1. Производить расходы, утвержденные волостным сходом.

2. Продавать частное крестьянское имущество по взысканиям казны, или частного лица.

3. Определять и увольнять волостных должностных лиц, служащих по найму.

На волостное правление возлагались особые обязанности:

1. Составлять договоры о найме на сельскохозяйственные работы, работы в лесу, работы на заводах.

2. Вносить эти договоры в книгу сделок и договоров.

3. Выдавать договорные листы.

4. Производить почтовые операции.

5. Получать денежную и страховую корреспонденцию, адресуемую крестьянам.

6. Проводить торги на продажу лесных материалов из государственных лесов, на отдаваемое в оброк или отчуждаемое казенное имущество.

7. Продавать марки и знаки гербовой печати.

8. Вести посемейные списки.

В волостном правлении велась следующая документация:

1. Книги записи приказов волостного старшины и волостного правления.

2. Книги записи приговоров волостных сходов.

3. Книги записи сделок и договоров, духовных завещаний.

4. Книга записи приходов и расходов волостного правления.

5. Книга записи прихода и расхода паспортов и гербовой бумаги.

6. Книга записи выдачи паспортов.

7. Книги записи приходов и расходов мирского капитала.

8. Книга записи приходов и расходов мирского сбора.

9. Книги записи прихода и расхода хлеба в хлебозапасном магазине.

10. Книги записи хлебных недоимок в хлебозапасный магазин.

11. Книга записи выдачи хлеба в ссуду.

12. Книга записи получения почтовой корреспонденции.

13. Книга записи почтовых отправлений по земской почте.

14. Книги записи выданных свидетельств и билетов на право торговли.

15. Книги записи словесных заявлений крестьян.

16. Книга лицевых счетов волостного правления.

17. Окладные книги.

18. Книги разносные, рассыльные.

19. Журналы входящей и исходящей корреспонденции.

20. Реестры входящей и исходящей корреспонденции.

Как видим, круг обязанностей и прав земских работников на волостном и уездном уровне был чрезвычайно широкий и охватывал практически все нужды вверенного населения.

По-другому и быть не могло. Для разрешения житейских проблем в Повенец на лошади не наездишься.

Как же финансировался этот механизм управления? Где брались деньги «на всё про всё»?

2.3. Крестьянское налогообложение

Тема сумасшедшая по объему, но без нее трудно понять прошлое. Поэтому почти тезисами.

Как мы уже знаем, крестьяне с 1719 года облагались подушной податью, размер которой на протяжении полутора веков постоянно повышался. «Головную боль» правительства составляли недоимки, грозящие превзойти размер оклада (налога). Недоимки регулярно «слагались» (списывались), и снова упрямо накапливались. Объём собираемых крестьянских налогов правительство никак не устраивал.

Финансовое положение страны с середины ХV111 в. неуклонно ухудшалось. С 1805 г. Российская империя непрерывно вела военные действия против Франции, Швеции, Турции, Персии. Военные расходы поглощали до 40—50% бюджета страны.

Чтобы упорядочить экономику страны 8 сентября 1802 г. Александр 1 учредил Министерство финансов. Первый министр финансов был граф А.Н.Васильев (1802—1807 гг.).

В ведение министерства финансов были переданы: Берг-коллегия (с 1806 г. — Горный департамент), Монетный департамент, Лесной департамент; оброчные статьи хозяйственного управления казенных земель и имений разного наименования (т.е. доходы казны со всех оброчных статей). Министрество финансов занималось всеми источниками доходов.

Государственное казначейство ведало расходами.

После создания Министерства финансов его местными представительствами в губерниях стали Казенная палата, губернские и уездные казначейства. Помимо финансовых вопросов Казенная палата вела учетно-статистическую работу по переписи населения, занималась рядом других вопросов.

В 1802 г. была Восстановлена Олонецкая Казенная палата как орган финансового управления.

Изданный правительством закон 1805 г. делил земские сборы на ежегодные и единовременные, размер которых устанавливался раз в три года сметами под руководством губернаторов. Земское налогообложение полностью находилось в руках местных властей, и тут каждый губернатор был «кто во что горазд».

С целью упорядочивания сборов в 1816 г. утверждение земских раскладок из губерний передается в ведение Министерства Финансов.

Дальнейшее усиление линии государства на централизацию налоговой политики привело к тому, что часть земских повинностей стали общегосударственными и распределялись между всем населением страны.

Установленные 1 января 1864 года Правительством Правила поделили все бывшие земские сборы на государственные, губернско-уездные, и частные.

С мая 1882г. по январь 1898г. на всей территории России подушные сборы заменены поземельным налогом.

В 1900 году Минфин проводил дополнительные изменения. Он отграничил ежегодный рост земских смет тремя процентами.

Земствам, доходов которых не хватало для осуществления расходов, правительство стало оказывать помощь, так как перспективы сборов налогов при одинаковых ставках в регионах с неодинаково развитой торговлей и промышленностью оказались разные.

Таким образом, был сделан важный шаг на пути к действительному объединению страны. Равномерное развитие, к примеру, образования, здравоохранения и т. п. по всей стране и являлось той общегосударственной задачей.

На то время применялись два основных принципа взимания прямых налогов: окладной и раскладочный.

При окладном общая сумма налога определялась снизу — начиная с отдельного плательщика и далее суммировалась и выводилась «наверх».

При раскладочной системе, государство, исходя из своих потребностей и из представлений о платёжных силах своих граждан, само назначало общую сумму налога (в рублях), которую надо собрать со всей страны. На основе сведений о степени развитости налогооблагаемой базы в различных частях страны, Министерством финансов определялась общая сумма налога и законодательно распределялась (раскладывалась) по губерниям. Далее проводилась развёрстка (распределение): между уездами и внутри уезда (в земских губерниях производили губернские и уездные земские собрания, в не земских — органы губернского управления).

Государственный поземельный налог стал единым для крестьян и их бывших хозяев. Для поземельного налога правительством была выбрана раскладочная система.

Внутри губерний раскладка и разверстка отдавалась на усмотрение местных органов.

Что касается земств, то им предоставили право взимать сборы с имуществ, дающих право участия в земском самоуправлении (земель, фабрик, заводов, промышленных и торговых заведений, других недвижимостей в городах и сельской местности), а также с документов на право торговли.

Еще одним способом увеличения государственных доходов для возмещения потери от отмены подушной подати стал перевод на выкуп бывших государственных крестьян. Законом 12 июня 1886 года их наделы были предоставлены им в собственность с обязательством выкупа в течение 44 лет.

Замена подушного принципа определения налога раскладкой, пропорциональной платёжным силам населения, обеспечила большее соответствие принципов обложения крестьянского населения принципам капиталистической экономики.

Усиление государственного перераспределения способствовало более равномерному развитию страны, что позволило развиваться не только столицам, но и провинции.

Общество стало играть неожиданно большую роль в определении размеров налогов. Крестьяне, сами стали распределять налоги внутри общины.

Города устанавливали у себя те же сборы по тем же принципам с городской недвижимости, что и земства.

Для того, чтобы лучше понять, как на практике определяли и распределяли полученные доходы, окунемся в сокровищницы Национального архива Республики Карелия и выберем оттуда папку с докладами для собраний управы. Пусть папка будет датирована 1907 годом.

В заседании Повенецкого уездного собрания, которое состоялось в первой половине октября 1907 г., заслушивался главный финансовый документ на следующий год. Его доходная часть составляла 225030 р. 62 к., расходная — 228534р.39к.

Объяснительная записка к раскладке земского сбора включала в себя все приносящие уездным владельцам доход дома, заводы, кузницы, мельницы и т.п., ценность и доходность которых по уезду определена при участии особых понятых в присутствии самих владельцев. Имущество, не приносящее никакого дохода владельцу, от обложения земскими сборами освобождалось. Земли разделены на три разряда.

К первому разряду отнесена небольшая часть пахотных земель, сенокосных и усадебных «лучшаго» качества.

Ко второму — остальные, как не приносящие владельцу большой выгоды.

К последнему третьему разряду были отнесены выгоны и переложные. Это кустарники, гари, вырубки прошлых лет, отведенные для подсечного земледелия, состоящие в черте владения, но приносящие самый ничтожный доход. Эти последние налогом не облагались.

Для примера, в 1907 г. с десятины 1 разряда в Повенецком уезде насчитывалось 1руб.20 коп. (4% с 1 рубля стоимости земли), 2 разряда — 80 коп, 3 разряда — 6 коп.

Смета расходов по Повенецкому уезду на 1908 г. уместилась в 13 параграфов.

1. Расходы на правительственные учреждения — 28162р.90к. (12,5% от общей суммы расходов).

2. Содержание Земского управления (себя любимых) — 17629р.8к. (7,8%)

3. Устройство и содержание мест заключения — 442р.80к. (0,2%)

4. Дорожная повинность — 19620р.76к. (8,7%)

5. Народное образование — 53626р.46к. (23,8%)

6. Общественное призрение (приюты для детей) — 3008р.78к. (1,3%)

7. Медицинское обслуживание — 64256р.35к. (28,6%)

8. Ветеринарные услуги — 3679р.93к. (1,6%)

и другие…

Всего на сумму 225030р.62к.

В 1908 г. правительством планировалось собрать налогов с крестьянских земель Поросозерской волости:

— на нужды уезда 2422р. 36к.

— на нужды губернии 780р. 79к.

В 1893 г. Поросозерская волость и Клюшиногорское общество имели земли удобной — 31909 десятин и налог за землю собран в размере 3300 руб. 71 коп.

В 1908 г. земли — 33027 десятин, планируемый налог за землю — 3203 руб. 15 коп.

Спустя 15 лет налог на землю не изменился

Зажиточные поросозерцы помимо земельного налога платили еще налог с имущества, которое приносило им доход.

Учетных кожевен и кузниц в деревнях волости не имеется.

Уезд получал в свою казну со всего, что располагалось на землях волости и что могло давать доход. Оффшорами здесь не пахнет.

4578р.37к. — такую сумму налогов должны были внести жители Поросозерской волости в уездную и губернскую казну в 1908 г. В натуральном исчислении — это стадо хороших дойных коров в количестве 70—80 голов. Не будем забывать, что хорошая дойная корова стоила от 60 руб.

Нац. Арх. РК (Альбом №1 фото №18 Здание Повенецкой уездной земской управы. Место съемки г. Повенец. Дата съемки 1901 г. съемки И. А. Никольский).

В Повенецком уезде 9 волостей. Поросозерская среди них ничем не выделялась. К примеру, более северная Ребольская волость, не имея чугунно-плавильного завода, каковой имело Поросозеро, собирала налогов больше.

Возникает новый вопрос. Куда направлялись эти виртуальные стада коров? Кто снимал сливки?

2.4. Как тратились земские деньги

В первую очередь, конечно же, деньги тратились на решение местных проблем, а их было немало.

Какими хозяйскими делами ведали Земские собрания и управы? Это: содержание путей сообщения, строительство и содержание школ и больниц; найм врачей и фельдшеров; устройство курсов для обучения населения и устройство санитарной части в городах и деревнях; «попечение» о развитии местной торговли и промышленности, обеспечение народного продовольствия (устройство хлебных складов, семенных депо); забота о скотоводстве и птицеводстве и многие другие дела.

Рассмотрим некоторые из проблем Поросозерской волости, которые рассматривались на заседаниях Повенецкого Земского Собрания в те годы.

Одна из них — Дороги и организация по ним перевозок.

К примеру, Поросозерскую волость в 1905—1906 гг. обслуживали 9 конных станций с конным составом в 535 лошадей (1905 г.), в 1906 г. — 656 л.

Если в 1905 годом пробег лошадей, обслуживавших нужды волости составил 10482 версты, то в следующем 1906 г. он вырос до 13411 верст (+2929 верст).

Это о чем говорит? Сеть дорог в волости неуклонно расширялась, ремонтировались существующие дороги, строились новые. Неуклонно рос грузооборот волости, уезда, губернии. Земство ставило задачу охватить самые мелкие населенные пункты, проложить к ним пути сообщения. Нечего людей отрывать от земли!

В докладе №6 за 1916 г. на очередном уездном собрании сообщалось, что в Поросозерской волости дорога от д. Лубосалмы в д. Соймогору построенная в 1911 г., «хотя и проезжеспособна, но ремонта требует».

Для этих целей в Земстве имелся «дорожный капитал» (фонд). К примеру, в 1917 г. на летний ремонт дорог «ассигновано» 9778р. 45к., из которых подрядчикам выделено на ремонт 4927р.45к. Остальная сумма была освоена «хозяйственным способом», т.е., с привлечением местных крестьян.

«Чрезвычайное Уездное Земское собрание в заседании 14 апреля 1917 г., находя во многом прежний порядок ремонта дорог через подрядчиков не удовлетворительным…», рекомендует уездной Управе привлечь местное население к ремонту дорог при содействии волостных комитетов, а расчеты с ними производить «сряду по приеме работ…» (по фактически выполненной работе).

На Чрезвычайном заседании 12 апреля 1917 г. рассматривался вопрос о строительстве новых дорог, в том числе «от д. Янгозеро в д. Гимолы, протяжением 44 версты 450 саженей на сумму 119758р.20к.». И далее: «…в настоящее же время, когда дороговизна жизни и рабочих рук возросла… в 20 раз, то… мысль о постройке новых дорог в текущем году… едва ли будет осуществима».

Почти 100 лет назад писано, а как актуально звучит. Не будем забывать, шел третий год кровопролитнейшей 1 мировой войны. Современники называли ее второй отечественной войной.

Кстати, карельские крестьяне откликнулись на патриотический призыв правительства. В ноябре 1914 г. крестьяне дер. Антонов остров Клюшиногорского общества перечислили денег из мирского капитала на военные расходы 2 руб.

Крестьяне д. Ловут остров Ребольской волости оказались щедрее своих соседей, а может богаче. Они на военные нужды выделили 133 руб.

И таких селений в губернии было немало.

Но продолжим. Еще одно важное направление в деятельности Земства — это налаживание медицинского обслуживания населения и ветеринарной помощи.

Доклад №128 сообщал, что в 1906 г. «Стационарно лечились в Поросъ-озерской лечебнице — 63 человека. Всего по уезду — 970 чел.». Расходы на Поросозерскую лечебницу на 10 штатных кроватей в 1906г. составили 743р.71к.

В 1908 г. они составляли уже 2389р.56к. В смете 1908г. на содержание больницы предусмотрены даже затраты на медицинскую больничную библиотеку в сумме 35 руб.

Вызывает интерес письмо, отправленное врачом Поросозерской больницы в Повенецкую Земскую Управу в сентябре 1907г. (фамилию врача источник не указал). В письме женщина-специалист объясняет правила искусственного вскармливания грудных детей и просит Управу размножить текст, и раздать как памятку земским фельдшерам.

Ярким образцом работы Повенецкой уездной земской управы явился её отказ Даниловскому волостному собранию. 29 декабря 1917 г. за №1066 волость ходатайствовала об открытии «в Челмужном обществе» акушерского пункта. Свой отказ уездная управа объяснила так: Даниловской волости нужно потерпеть. В уезде есть много населенных пунктов (Ребольский участок — 1048 женщин, Паданский — 2480 ж., Поросозерский — 1210 ж., Ругозерский — 1185 ж., и т.д.), в которых удаленность будущих рожениц от акушерки составляет «в 150—160 верст…»

Как видим, деньги, заработанные крестьянским трудом, тратились на самое необходимое. Тратились рачительно. При этом Земство считало просто необходимым платить хорошие деньги местным врачам и учителям. В те годы оклад врачей зависел от выслуги лет и составлял 400 руб. За наем квартиры им еще доплачивали 60р. Ветеринарные фельдшеры получали столько же.

В расчетах окладов за 1918 г. записано: «В.С.Каликинъ (волостной ветеринарный фельдшер, проживавший в дер. Янгозеро), земской квартирой не пользуется, жалованье на 1918 г. 400 р., выслуга в земской службе — 2 ½ года…»

Искреннее удивление в раскладе Земского самоуправления, вызывают траты на содержание главы волостного правления. Глава имел оклад 20 руб., а волостной секретарь — 50 руб.

В наше время такой расклад жалованья вызвал бы смех чиновников.

По денежному содержанию учителей Повенецкое уездное земское собрание в заседании 27 октября 1917 г. постановило производить прибавку к жалованью «учащим» (учителям) через каждые 5 лет по 30 руб. «для достижения всего годового оклада в 500 руб.».

Для учителей карельских училищ, проживавших от г. Повенца «далее 150 верст» собрание прежний 5-летний срок работы для начисления очередной прибавки (за выслугу лет) сократило до 3-х лет.

Как видим, задача перед Уездным Земством стояла нелегкая, но выполнимая: дороги проложить в глубинку, и нужных специалистов там закрепить.

Кто они «учащие» Поросозерской волости?

В Совдозерском училище — это учитель М.Н.Скворцов. Служит с 11 октября 1901 г. «Выслужил три периода прибавки». Оклад 450р. и «прибавка по случаю дороговизны» (наем квартиры) 60р. В связи с тем, что М.Н.Скворцов был призван на фронт с 1 сентября 1915 г. его заменила А.Г.Геттоева с окладом 360 р., за наем квартиры ей выплатили 60 р.

Поросозерское училище — А.А.Островская, служит с 11 сентября 1901 г.

Янгозерское — К.Г.Другова, (с 7 ноября 1907 г.)

Пяльвозерское — Е.В.Макарьевская, (с 1 сентября 1908 г.)

Костомукское — А. Ремягина, (с 1 сентября 1916 г.)

Лубосалмское — Полозов, (прим.: графа не заполнена)

Еще рассмотрим полномочия волости, а главное ее финансовые возможности.

Более полно финансовое положение по 1914 г. удалось отследить по Богоявленской волости. Это 20 деревень волости, в них проживали 420 мужчин. Деревни располагали суммарным капиталом 89 153руб. 53коп, что составляло 212 руб. 27 коп. на одного налогооблагаемого мужчину, или 3 — 3,5 товарных коровы.

Это деньги, вырученные от продажи срубленного леса. По деревенскому приговору они отправлялись на хранение в уездное казначейство и потом расходовались по усмотрению деревенской общины.

Среди прочих приговоров сельских обществ Повенецкого уезда особняком стоит приговор селян Пенинги Ребольской волости Кимоварского общества.

Селяне, собравшись 16 августа 1914г. «в числе 2-х домохозяев от всех 2-х имеющих право голоса на сходе… слушали предписание господина Земского начальника 4-го участка… о мерах обеспечения населения продовольствием и семенами для будущего посева… нашли, что в настоящее время особо острой нужды в семенах не предвидится и заготовки таковых огульно… не требуется… Постановили …передать в распоряжение Повенецкой уездной земской управы сумму 400р.».

Далее они указывают начальнику 4-го участка, что свои деньги выдают Земству на год, и оно должно возвратить их теми же кредитными 4-х процентными свидетельствами ренты с 4% годовых. Муку для «Лендерского запаса» эти два гражданина, имеющие право голоса в общем собрании, просят заготовить через Финляндию. Так для них ближе и дешевле. Документ подписан ими и старостой.

Удивительно! Гигантская царская Россия и эти двое из Пенинги… они не затерялись в лесных дебрях ее просторов, имели свой капитал в банке, распоряжались им, по своему усмотрению. С трудом верится, но так было…

Условно обзовем его ПЕНИНГСКИЙ ФЕНОМЕН. Возник он не на пустом месте, и прочно базировался на местном самоуправлении, которое имело корни, уходящие в 12 век, тогда, когда Швеция захватила территорию Финляндии, а затем перенесла свою экспансию в Карелию. Здесь Швеция наткнулась на упорное сопротивление карелов, и эта перманентная война между ней и Россией продолжалась вплоть до разгрома шведов под Полтавой.

Местное самоуправление на протяжении указанного промежутка времени умело отстаивать жизненные интересы общины не только от внешних врагов, но и от внутренних мздоимцев. Сошлюсь в этом вопросе на глубокие исследования карельского ученого Жукова А. Ю.

В 1619 г. возник конфликт дворцовых олончан и жителей Лопских погостов с межевыми послами. Последние назначили местным жителям завышенные подати, в результате жители «досматривать и мерить не пустили… выслали вон» всех послов, в том числе самого главного из них, писцового дьяка И. Лговского. В челобитной царю старосты Лопских погостов писали о необоснованных поборах царских послов. В своей жалобе они обратили внимание и на политическую сторону насильства, состоявшую в том, что своими действиями послы вызывали недовольство жителей центральной властью, в то время как они во время очередной шведской интервенции избрали из своей среды воеводку всей Лопской земли и под его началом разбили вторгнувшихся шведов. Шведы в очередной раз выдвинули территориальные претензии на Лопские погосты.

Так вот, лопляне в челобитной не только напомнили Кремлю о своих военных заслугах перед новой отчизной (первой была Новгородская республика), но и прозрачно намекнули о возможности постоять за себя в случае каких-то репрессий.

В условиях незаконченности пограничного размежевания России со Швецией все это грозило изменой, а именно — переходом карельских Лопских погостов под власть шведского короля. И эта рискованная политическая игра с Кремлем приграничным лоплянам и олончанам вполне удалась. Россия не пожелала тогда вновь обострять налаживавшиеся мирные отношения со Стокгольмом. В ответе лоплянам и олончанам царь, подтвердил политический вред «корыстования», и довел до сведения старост истинные, необременительные для жителей полномочия послов. Более того, он разрешил старостам «дати суд и иск» на провинившихся послов и при подтверждении жалобы — взыскать по суду лично с послов штрафы в размерах, вдвое превышавших сумму причиненного ими ущерба.

Как видно из сказанного. Там, где местная знать детей корельских занимала сильные позиции, она обладала широкими экономическими и военными возможностями, и царь, и его управленцы в столичных приказах, в уездных городах и на местах были вынуждены считаться с местным самоуправлением, опираться на его авторитет, относиться к местной знати с позиций компромисса.

Вернемся к началу ХХ века. Волостное собрание граждан Даниловской волости Повенецкого уезда решает отправить своего депутата в Петрозаводск, чтобы тот принял участие в организации Союза крестьянских депутатов губернии. Жителю д. Лекса Сергееву В. Д. земляки выделили деньги на дорогу, на питание, проживание на месте. Все основательно, по-крестьянски. Нужно жителям села знать обстановку и, зная ее, защищать свои интересы? Да.

В 1917 г. уже чувствуется озабоченность Повенецкого населения грядущими переменами. Начиная с апреля месяца, крестьяне спешно решают вопрос закупки продуктов первой необходимости на 1917—1918 гг. — это ржаная мука.

Характерным является приговор жителей д. Тагозера Даниловской волости от 17 апреля 1917 г., которые постановили вступить в число пайщиков во вновь открытый Повенецкий союз «Общество потребителей». Капитал, имеющийся в их распоряжении, наличными деньгами они постановляют перевести в Казначейство «…никак не позднее 30 апреля …и ввиду дороговизны увеличить сумму выделяемого капитала… до 500р.».

Жители карельских деревень друг за другом вступают в потребительское общество, чтобы через него запасти впрок продукты питания (в основном это мука ржаная).

Деревня Верхний Шелтопорог, «ввиду переживаемого государством бедствия и острой нужды в денежных средствах», запрашивает на эти цели у Казначейства сумму 2530р. Получает из уезда 2182р.54к. Нижний Шелтопорог просит 1000р., получает 477р.89к.

Как видим, деньги у селян водились до самой революции. Распоряжаясь землей, лесом, имея свободный доступ к рекам и озерам трудно поверить в то, что крестьяне Повенецкого уезда в предреволюционные годы, были снедаемы голодом, «ели сосновую кору» и жаждали революции, на что позже упирали источники советской поры, подводя мысль читателя к крайней ее необходимости. В постановлениях сельских сходов Повенецких крестьян паника не чувствуется. Стенания умирающих от голода людей в тех постановлениях тоже не зафиксированы. Отношение земляков к революционным переменам? О них мы поговорим в следующей главе.

Выводы из сказанного выше.

Земствам удалось внести значительный вклад в развитие местного хозяйства, промышленности, средств связи, здравоохранения и народного просвещения.

Без сомнения, земства сыграли выдающуюся роль в поднятии культурного уровня русской деревни в распространении грамотности среди крестьян. К 1880 году на селе было открыто 12 тыс. земских школ, а за полвека своей деятельности земства открыли 28 тыс. школ.

За это время в земских школах получили образование 2 млн. крестьянских детей. Земства подготовили за свой счет 45 тыс. учителей и значительно подняли материальный и общественный статус народного учителя. Земские школы считались лучшими в России. По образцу их стали действовать школы Министерства народного просвещения.

Не менее велика роль земства и в развитии здравоохранения в Европейской России. Земские больницы были открыты для всех слоев крестьянства, до этого, практически лишенного какой бы то ни было медицинской помощи. На средства земств были созданы фельдшерские курсы специально для села.

Расходы земских бюджетов, приходившихся на душу населения Олонецкой губернии, составляли в 1875 г. — 50 коп, в 1895 г. — 1 рубль, в 1905 г. — уже 4 рубля, а в 1914 г. — 5 рублей. Это был самый высокий показатель среди Российских земств. Средний расход по 34 земским губерниям в 1900-е годы составил 1,5 — 2.5 рубля на душу населения.

Российская земская статистика считалась лучшей в мире по богатству, точности и ценности сведений, собранных ею по результатам своей полувековой деятельности. Она родила плеяду замечательных русских экономистов-аграрников.

Земские управы показали свою жизнеспособность, приспособленность к местным условиям и требованиям жизни, именно благодаря глубокой связи местного самоуправления с государственными органами. Местным крестьянам, условно говоря, дали удочку в виде надела земли с имеющимся там лесом и сказали «кормитесь сами и нас кормите». Земство строило дороги к этим «кормильцам», причем, в самые глухие места их проживания.

Глава 3. Бытие и Патриотизм в годы Гражданской войны, финской интервенции и послевоенной разрухи

В предыдущих главах было упомянуто слово СПРАВЕДЛИВОСТЬ. И прежде чем начать очередную главу рассмотрим это понятие.

Википедия пишет:

Справедливость — это понятие о должном, включающее в себя соответствие деяния и воздаяния.

Согласитесь, очень обще и обтекаемо.

Томас Маннвоскликнул устами библейского Аврама:

«Послушай, господи… либо так, либо этак, одно из двух! Если ты хочешь, чтобы у тебя был мир, не требуй праведности: если же тебе нужна праведность, то миру конец».

Иными словами, человечество погибнет, если восторжествует справедливость.

Анатоль Франссоглашается с коллегой: «Справедливость — это всего лишь глупая мечта некоторых людей. Несправедливость — воля божья».

Михаил Веллер, рожденный в СССР не соглашается с ними и категорично по-революционному определяет: «СТРЕМЛЕНИЕ НАРОДА К СПРАВЕДЛИВОСТИ — ЭТО СТРЕМЛЕНИЕ СОЦИОСИСТЕМЫ К УСТОЙЧИВОСТИ и все, что несправедливо, сметается с кровью».

Вглядываясь в реалии жизни с ним трудно не согласиться. Этой «глупой мечтой» (с т. з. А. Франса) о справедливом распределении труда и плодов от его деятельности с незапамятных времен и в обозримом будущем безнадежно «болеет» и будет «болеть» подавляющее большинство россиян и не только. Ради воплощения Мечты о Справедливости на Земле был убит отрекшийся царь, расформировано Земство.

Могла ли Россия избежать ожесточенной революции и последовавшей Гражданской войны? Вряд ли. Уж очень бескомпромиссно была настроена к существующей власти российская интеллигенция, причем, на протяжении всего Х1Х столетия. И если сельский священник Фесфитянинов в начале ХХ века публично обзывает нарождающегося сельского предпринимателя богачом-мироедом (см. гл.1), то царские дела были действительно плохи.

Не знаю, как вам, а мне жалко расставаться с дореволюционным временем, с теми двумя крестьянами из глухой Пенинги, что, вручая казне в пользование свой кровный капитал, наказывали, когда и в каком виде возвернуть его им.

Жалко последнего российского царя, позволявшего тем двум из Пенинги быть именно такими в своей стране. Как истинный сын России своим отречением от трона, царь Николай 11 искренне желал народу России процветания. С его стороны это был беспрецедентный поступок, который привел Россию к необратимым процессам.

Это наша с вами история.

В.И.Ленин — это тоже наша история, которую не стоит забывать и сбрасывать с пьедестала. С горсткой единомышленников перевернуть такую страну! Во всей истории человечества, людей его масштаба по пальцам пересчитать. Ленин — это назидание нуворишам всех времен: делитесь господа, делитесь по справедливости! Его работы о природе империализма настолько же актуальны спустя столетие. В них и суть агрессивной борьбы за раздел, и передел территорий между ведущими странами мира с целью извлечения сверхприбыли. И об империалистических государствах в жесточайшей конкурентной борьбе подмявших под себя более слабые страны и превратившихся благодаря этому в государства-рантье тоже неплохо прописано. Ленин живое воплощение мысли, направленной на справедливое распределение создаваемых людьми благ. И, как показала история — эта мысль далеко не утопия. Что стоит воззвание, подписанное В.И.Лениным «Социалистическое отечество в опасности!», где пятый пункт призывает:

«… Рабочие и крестьяне Петрограда, Киева… должны мобилизовать батальоны для рытья окопов…

6) В эти батальоны должны быть превлечены все работоспособные… мужчины, женщины… сопротивляющихся — расстреливать.

Я не собираюсь здесь воспеть оду насилию и диктату, но нужно точно знать: капитан, взявшийся управлять кораблем, который терпит бедствие, в критической ситуации имеет право пойти на крайние поступки ради спасения всех своих пассажиров. В уголовном кодексе эта статья называется «Крайняя необходимость».

Утопическую идею построения социалистического общества в одной отдельно взятой стране В.И.Ленин, а за ним и И.В.Сталин реально воплотили в жизнь. И основная масса российского народа поддержала идею создания общества, в котором нет места классу-эксплуататору. Большевики «Зимний» взяли, потому что так хотел народ. Не захотел бы народ, как взяли, так бы и отдали обратно. Нет, не отдали! Ленин как никто другой почувствовал ту волю народа. Не каждая страна родит такого титана мысли и духа.

Печально, что идею Равенства человеческих возможностей дальше мы благополучно превратили в Уравниловку. Нещадно нивелировали под нее свой народ, экономику. Расплатой стал развал «великой и могучей». Трудно быть первопроходцами. Но Мечта о Справедливости, она неистребима в российском человеке. Об этом никогда не надо забывать. Наше прошлое нужно принимать таким, какое оно есть, и если не любить его, то, по крайней мере, уважать и не пытаться переписывать всякий раз в угоду времени.

НА РК. Ф. Р-539. Оп1. Д.2/11. Л.27. Волостное постановление, 1918г.

3.1. Поросозерский крестьянин в годы гражданской войны

Итак, Первая мировая война 1914—1917 гг. подорвала основы существовавшего строя. Исследователь пишет:

«Уже в первые месяцы войны образовался дефицит рабочей силы… К лету 1917 г. 36,5% крестьянских хозяйств Европейского Севера остались без работников-мужчин. Нехватка рабочих рук привела к сокращению посевных площадей, которые летом 1917 г. составили всего 84% от довоенного уровня… При ничтожных подвозках хлеба из других районов страны это вызвало острый продовольственный кризис (особенно в северных районах, где хлеб в большинстве был привозной). Реквизиция скота на нужды армии. По некоторым уездам региона поголовье лошадей сократилось на 20—25%, коров — до 40%».

До Февральской революции в собственность крестьян было закреплено не более 20% общинных земель и первым вопросом, поднятым на 1 съезде крестьянских депутатов Олонецкой губернии (20—23 мая 1917 г.) был земельный. Резолюция съезда гласила:

«Вся земля… как не являющаяся предметом производства человека, не может, подобно воздуху и воде, составлять частную собственность отдельных лиц, а должна принадлежать всему трудовому народу без всякого выкупа в пользу теперешних ее владельцев. Каждый желающий трудиться должен иметь доступ к земле, каждый имеет право на землю в размере, не превышающем трудовую норму и вполне достаточном для удовлетворения потребностей семьи, без права продавать землю или передавать ее в аренду…».

С целью строгого учета хлебных запасов всех уездов губернии делегаты съезда требуют скорейшего введения карточной системы.

Будущим делегатам от губернии на Всероссийский съезд крестьянских депутатов съезд предлагает добиться устранения всех затруднений на железной дороге при следовании продовольствия из Финляндии в приграничные Ребольскую и Поросозерскую волость.

Часть деревень Поросозерской волости к этому времени отказываются от уплаты земских сборов. Повенецкий уездный комитет в заседании 25 апреля 1917 г. весьма деликатно предлагает члену уездного комитета общественной безопасности (КОБ) поросозерцу И.А.Лукину разъяснить землякам и убедить их не отказываться платить.

«Сообщая о вышеизложенном, прошу Вас, милостивый государь, не отказать в исполнении постановления уездного комитета и принять со своей стороны меры к образованию в Поросозерской Волости комитета общественной безопасности.

Вр. Председатель комитета (подпись отсутствует)

Верно: секретарь управы Ф. Горлов»

Скажите на милость, 3 года не прекращается кровопролитная война, разрушена вертикаль власти, надвигается голод. Разве может такое правительство в обличье «милостивого государя» управлять оголодавшим народом!? Естественно, что в октябре 1917 г. его сменила диктатура. Человек — дитя Природы, он остро чувствует силу, уважает ее, а если сила, к тому же поборник справедливых чаяний, то гражданин охотно подчиняется ей.

Тяжким ударом по земству в январе 1918 г. стал разгон большевиками Учредительного собрания. К июлю 1918 г. с земством было покончено.

Каким на то время видится крестьянам Повенецкого уезда справедливое решение земельного вопроса?

Это:

1. Бесплатное и равное наделение землей всех желающих россиян, не зависимо от пола, возраста, вероисповедания и пропорционально числу членов крестьянской семьи. При этом надельная земля остается за прежними хозяевами. Все наделенные землей обязаны платить налоги пропорционально площади надела.

2. Свободное и бесплатное передвижение на общегосударственных землях.

3. Сельская община должна сама определять порядок уравнительного пользования общинной землей и лесами (немаловажный элемент самоуправления).

4. Излишки земли поступают в общенародное пользование.

5. Доходы от продажи леса со своих наделов, а также, извлекаемые из недр надела богатства оставлять за хозяевами наделов.

6. Использование леса на топливо и хозяйственные нужды, как в крестьянских наделах, так и в государственных земельных фондах — для коренных жителей бесплатное.

7. Доходы от продажи леса из государственного фонда перечисляются государству.

И Советская власть 27 января 1918 г. «Декретом о земле» обещает бесплатно передать долгожданную землю крестьянам. Интересно, что Поросозерцы за девять дней до оглашения Декрета уже признали власть Советов. Инициатива признания принадлежит Клюшиногорскому обществу.

«1918 г., января 18 дня, мы нижеподписавшиеся, граждане Повенецкого уезда, Поросозерской Волости, Клюшиногорского сельского общества, деревень: Ушкалы, Ройк-Наволок, Гимолы, Клюшиной Горы, Пузама-Губы, Острова, Легмалы, Антонова Острова, Васильевой Горы, Кудама-Губы, Лубосалмы, Соймо-Губы и Свиной Горы, быв на общем селенном сходе, в присутствии нашего члена волостной управы Ф. Маттиева, выслушали телеграмму председателя Повенецкого исполнительного комитета о признании Петрозаводским Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов власти большевиков. И принимая во внимание, что Совет Народных Комиссаров за все время власти преследует улучшение положения бедного трудового народа, ведя борьбу с врагами народа — кадетами и другими партиями, мешающими общей святой работе за равенство народа, вполне одобрили борьбу борцов народа — большевиков и постановили:

Признать власть Советов Народных Комиссаров, а Петрозаводскому Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов за добрый и смелый шаг вынести благодарность.

Подписи…».

31 января 1918 г. Советская власть установлена в Повенце. Положение с продовольствием тяжелое.

3 съезд крестьянских депутатов Олонецкой губернии (30 января — 18 февраля 1918г.) обращается к населению губернии с призывом о сборе денег для закупки хлеба. Настойчиво рекомендует «немедленно отказаться от корма скота хлебом… и по возможности, использовать каждый вершок имеющейся у населения пахотной земли для посева яровых и огородных семян».

17 февраля 1918 г. Повенецкое Земское Собрание, заслушав доклад Продовольственной Управы в отношении распределения хлеба по волостям с учетом численности их населения, судорожно решает в срок до 1 июня поставить во все волости уезда 33 300 пудов зерна (Поросозерской волости — 3580 пуд.) Запомним эти цифры, они нам скоро понадобятся.

А через пять дней (22 февраля 1918 г.) Олонецкая губернская земская управа упраздняется навсегда.

Надвигается голод.

— Товарищи! — взывает Повенецкий уездный комиссар по продовольствию к представителям сельских кооперативов, — Тяжелое время переживает вся наша страна… трудно ему вести борьбу за свою свободу, за раскрепощение от капитализма и буржуазии… Проклятая война сначала с внешним, а потом и внутренним врагом в конец подорвала производительность страны и привела нас к всеобщему голоду… Чтобы избавиться от ужасов голода нам нужно получать сотни вагонов хлеба, десятки вагонов с продуктами, а мы получаем их единицами.

Есть хлеб у нашего Народного правительства, есть в изобилии продукты питания, да нет средств, способов и сил передвинуть эти блага к нам… Причина в полном (разстройстве) ж.д.транспорта: нет достаточного числа вагонов и совсем мало паровозов… понятно теперь Вам почему делили и посылали Вам не пуды, а фунты…

Подвоз в уезд продовольствия срывается. Губернская Продовольственная Коллегия констатирует, что значительная часть семян под урожай 1919 г. населением съедена, и предлагает сократить норму потребления хлеба до 15—20 фунтов в месяц. Съезд крестьян отвергает это предложение. Губернская коллегия настойчиво требует введения этой нормы. Наступает голодное время. Поэтому не все гладко на местах. Уполномоченный ВЦИК (всероссийский центральный исполнительный комитет) М. Тимонен 26 февраля 1918г. в докладе своему комитету сообщает:

«26 января выехал в г. Повенец для новой организации Совета, где население было на стороне кадетов. Но благодаря содействию местного гарнизона поддержке населения, а также и фронтовиков удалось организовать Совет, который признал Советскую власть 31 января единогласно против пяти. 2 февраля по старому стилю была организована партия социал-демократов большевиков, которая быстро пополняется. В последнее время взгляды населения много полевели…».

27 февраля 1918 г. — из протокола заседания Повенецкого уездного Совета по вопросу о выборах в Совет:

«Слушали: предложение о перевыборах Повенецкого уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Постановили: выборы произвести теперь же, соблюдая пропорциональность представительства — с 1000 — 1 человек, а именно: от г. Повенца — 3, от Шунгской вол. — 8, от Мяндусельгской — 4, от Поросозерской — 3, от Ребольской — 2, от Богоявленской — 5, от Даниловской — 2, от Римской — 1, от Петровско-Ямской — 3, от Ругозерской — 2, а всего — 33 представителя…

Председатель Лиликов

Секретари: Еремеев и Григорьев».

11 марта 1918 г. в Олонецкий губсовет летит телеграмма Поросозерского волостного Совета.

«населению грозит нашествие финнов. Высылайте 200 винтовок, 20000 патронов, 3 пулемета.

Совет — Маккоев».

В телеграмме от 1 апреля 1918 г. помощи у губернского центра уже просит Повенецкий Уездный Совет сообщая:

«Финны-белогвардейцы одновременно двигаются Ругозеро, Поросозеро. Реболы заняты… скоро захватят телеграф, почту всей Карелии. Цель — Присоединить Карелию Финляндии…

Совет-Гурьев».

Казалось бы, вся Финляндия от мала до велика, должна быть благодарна Ленину за вольную данную ей совсем недавно. Но вместо этого наблюдаются серьезные территориальные притязания к крайне ослабленной России. Оказывается, нельзя России быть слабой. Как в песне про «Кирпичики»:

Началась война буржуазная,

Озлобился рабочий народ

И по винтикам, по кирпичикам

Растащили кирпичный завод.

Всю растащат!

20 мая 1918г. на заседании Повенецкого Уездного исполкома по вопросу о террористических действиях и антисоветских происках белофиннов в Поросозерской волости.

«…Слушали доклад Н.П.Гарлоева о положении в Поросозерской вол. В докладе Гарлоев сообщил, что настроение граждан волости чрезвычайно тревожное ввиду ожидаемого движения белофиннов в Карелию с целью ее оккупации. Нервное настроение еще более усиливается после убийства в д. Кудам-Губе одного гражданина финнами, сделавшими нападение на деревню с целью отобрать оружие и хлеб… Население терроризировано как случаем в Кудам-Губе, так и разными слухами. Есть лица, которые, невзирая на острый продовольственный кризис в волости, все-таки отправляют хлеб в Финляндию

Заслушав доклад, исполком постановил:

1) поручить начальнику 3-го участка произвести строгое расследование факта продажи муки А.М. в Финляндию и в случае доказанности преступления немедленно арестовать виновного, передав дело его местному суду.

2) сообщить Поросозерскому совету о необходимости бороться с агитацией лиц в пользу белофиннов. Для защиты от набега отдельных шаек организовать надлежащую охрану из граждан, причем регулярно сообщать уездному совету о положении дел в волости.

Советская власть активно обороняется. Повенецкий исполком решает поставить охрану в некоторых пограничных деревнях Поросозерской, Ребольской, Ругозерской и отчасти в центральной Богоявленской волости.

11 июня 1918 г. опубликован этот список волостных Советов Повенецкого уезда: 1.Шунгский, 2.Богоявленский, 3.Мяндусельгский, 4.Поросозерский, 5.Ребольский, 6.Ругозерский, 7.Петрово-Ямский, 8.Даниловский, 9.Римский.

В этот же день в Петрограде выходит декрет ВЦИК об организации на местах комитетов бедноты.

Олонецкий Губернский Комиссариат Продовольствия в заседании от 8 сентября 1918 г. совместно с членами Олонецкого Исполнительного Комитета, постановляет: «Тем уездам, в которых не будет организовано комитетов бедноты и не учтены продукты первой необходимости в течении 15 дней со дня получения или через 25 дней со дня отсылки сего распоряжения будет прекращен отпуск… предметов первой необходимости.

Предлагаем оповестить население, что если население согласно декрета не представит добровольно к 1 ноября с.г. всех сведений об урожае в Волостной Совет, то учет такого будет произведен за счет не представивших сведения. Кроме того, у граждан, представивших ложные сведения о количестве продуктов…, продукты будут реквизированы, а сами граждане подвергнутся тюремному заключению сроком не менее 3-х месяцев…

Заведующий продовольствием в Олонецкой Губернии И. Петров».

Постановление Повенецкого уездного исполнительного комитета по учету всех хлебных продуктов (урожай 1918 г.) состоит из 14 пунктов.

Первый гласит: «В состав учетно-контрольной комиссии (учет хлеба и пр.) должны войти беднейшие из крестьян и рабочих, не имеющих своих хлебных запасов, или имеющих в крайне ограниченном количестве.

Председатель Гурьев»

Земельный отдел Повенецкого уездного совета крестьянских и рабочих депутатов высылает данные в Повенецкий продовольственный отдел о количестве земель и лесов в Повенецком уезде.

Поросозерский волостной совдеп за №726 от 18.09.1918 г. получает объемную машинописную инструкцию по организации Комбедов, в которой красной строкой прописано: «…Сельские совдепы и деревенские Комитеты существуют на местные средства без каких-либо денежных субсидий со стороны центра…

Повенецкий Совет рабочих и крестьянских депутатов предлагает список населенных пунктов, где в Поросозерской волости должны быть созданы комитеты деревенской бедноты:

Источник: НА РК. Ф. Р-539. Оп.1. Д.1/2. Л.184—186.

Задача комбедовцам ставится конкретная: найти излишки продовольствия у мироеда-кулака, изъять и передать по фиксированным ценам голодающим рабочим.

НА РК. Ф. Р-539. Оп1. Д.2/11. Л.18. (На документе печать волостного старшины, 1918г.)

Издавна приученные к порядку и определенной дисциплине сельские общины Поросозерской волости рапортуют наверх о выполнении указа. Те же Ушкальцы, что еще недавно хлопотали перед царем о размежевании земель теперь под председательством главы исполнительного комитета Поросозерской волости Аф. Гарлоева 4 октября 1918 г. постановляют «деревенский комитет бедноты организовать».

Деревенские Комбеды взялись изыскивать излишки. Проехались по селениям уезда, отчитались.

«…Все мельницы в уезде находятся в ведении комитета дер. бедноты… в Шунгской вол. 18 мельниц, в Мяндусельгской — 1, в Богоявленской — 8, в Поросозерской — 5, и в Повенце — 1».

Прошлись по дворам и прослезились. Почему-то лишь жители Поросозера постеснялись указать недостаток продовольствия в своей деревне. Остальные селения волости резали «правду-матку». К примеру, чтобы дожить до урожая 1919 г. ржи, ячменя и овса Костомуксе требовалось 2598 пудов, Пяльвозеро — 2851 п., Янгозеро — 7390 п., Ушкале — 7390 п., Гимоле — 3262 п.30 ф., Ройк-наволоку — 12 554 п. 10 ф., Клюшиной горе — 3616 п. 30 ф., Свиной горе — 1441 п. 1 ф., Витчеваре — 886 п., Острову — 2098 п. 15 ф., Соймово горе — 2234 п. 40 ф.,

Итого: 46 321 п. 35 ф. или 740 тн зерна.

Вспомним 17 февраля 1918 г. Повенецкое Земское Собрание тогда решило поставить во все голодающие волости уезда всего 33 300 пудов зерна (Поросозерской волости — 3580 п.)

А здесь одной только волости нужен состав из 12 вагонов, доверху заполненный зерном. Понятно, цифры были явно завышены. Но они указывали на возникший страх населения перед новой властью. Ведь последнее отберут, если серьезно не поплакаться!

Комбеды просуществовали до 9 ноября 1918 г. Когда делить оказалось нечего, надобность в них отпала.

Предвидя надвигающийся голод, Олонецкая продовольственная коллегия еще в феврале 1918 г. устанавливает для населения губернии нормы потребления хлеба.

— для лиц занятых физическим трудом — 20 фунтов (8 кг) в месяц на едока,

— для лиц не занятых физическим трудом — 15 фунтов (6 кг).

Для сравнения. Финский исследователь Ю. Куломаа приводит следующие нормы потребления на оккупированном в октябре 1941 г. Петровском районе: для финнов и карел — 500 г хлеба в день (15 кг в месяц), для русских — 350г (10,5 кг).

25 сентября 1918 г. Повенецкий Уездный исполком выносит Постановление о распределении продовольствия (ржи и солода) между населением уезда

(среди волостей нет Ребольской)

5) Поросозерской вол. на 500 чел. — всего 60 пудов

6) г. Повенцу — на 200 чел. по 6 фунтов — всего 30 пудов.

Удивляет отношение народа к власти большевиков. И в годы Гражданской войны, когда голодающий народ России отчаянно сражался за светлое будущее, и в годы Великой отечественной войны подавляющее большинство нашего народа безоговорочно поддерживало курс правительства.

Те же финские исследователи указывают, что на оккупированной территории Карелии к лету 1944 г. оставалось 83 540 местных жителей. Около половины из них (41 803 чел.) относились к родственным финнам народам (карелы, вепсы, ингерманландцы).

«С оккупированной территории Карелии в Финляндию эвакуировалось 2 799 чел., или только 3,35% от всего населения зоны оккупации.

…Большая часть местных жителей, несмотря на массированную националистическую пропаганду, осталась верна советскому строю и не захотела переезжать в чужую страну…».

Теперь не грех поговорить о патриотизме. Об этом удивительном чувстве Российского народа, мало зависящем от общественного строя, от «власть предержащих».

Что такое патриотизм? На мой взгляд — это добрая память о своих предках, заложенная в человеке на генетическом уровне. Патриотизм народа закладывается не десятилетиями, а веками совестного проживания многих народов, которых объединяют общие проблемы на общей территории и то, как разрешаются эти проблемы.

Заглянем еще раз в нашу историю первой половины ХV11 века. Народный патриотизм карелов наглядно проявился в пограничных столкновениях Швеции и России.

Лопские погосты карелов отделялись от шведской границы полоской земель от Лендер до Кимасозера. Селения эти, во главе с Реболами составляли Ребольскую волость Иломанского погоста Корельского уезда. Целью рейда полковника Андреаса Стюарта в 1611 г. являлся Сумский острог — центр русского управления северной половиной Карелии. В Ругозерском погосте шведы понесли значительные потери от действий партизан, возглавляемых старостой Тикши Иваном Роккачу (Рогачевым), и от Сапосалми захватчики вынуждены были повернуть обратно в Финляндию. Активное противодействие местного населения решительным образом повлияло на сохранение Лопских погостов в составе России, в южной части которого располагалась тогда Поросозерская волость. Волость осталась за Россией.

Успешно отбив нападение, и желая сильнее припугнуть шведов, воевода Сумского острога Лихарев писал в письме шведскому начальнику Улеаборга-Оулу, что лишь по внешнеполитическим соображениям он едва смог сдержать вверенных ему поморцев и своих сумских стрельцов от военного похода в шведскую Финляндию.

При проведении границы между Россией и Швецией «Яблоком раздора» в приграничье стали Поросозерская волость Селецкого погоста и Ребольская волость бывшего Корельского уезда. От решения их государственной принадлежности зависело направление дальнейшего размежевания: либо на север в безлюдные скалы, где рано или поздно пришлось бы столкнуться с Датско-Норвежским королевством, имевшим на Кольском полуострове свои интересы, либо — на северо-восток к Белому морю. К Белому морю!

Чтобы своему алчному решению придать законный вид Шведские дипломаты решили расспросить старожильцев — приграничных жителей. Подобрали нужных с их точки зрения людей. Если подтвердят принадлежность земли, на которой они проживают, территорией Швеции, то граница ляжет, как и задумывалась шведами. Результат опроса 40 поросозерцев и ребольцев, прямо, скажем, озадачил их. Старожильцы дружно заявили шведу «Анцу Муку с товарищи», что их волости исстари находятся «на государевой стороне» (принадлежат России). Тогда послы решили отдаться на волю Бога и бросили жребий. Он «показал» … «крест», а не «коруна». Шведы не успокоились и пытались взыскать регулярные налоги с Поросозера. Как свидетельствовал поросозерец Ларион Алексеев, с 1617 г. к ним в Поросозеро дважды приходил отряд от шведских послов для взимания подати, в первый раз — убеждениями, во второй — силой. Сначала поросозерцы «податей не давали», повторная же «экспедиция» закончилась убийством трех местных жителей, и шведы «учли дань имати в Корелу по неволе». Доходило до провокаций. 25 мая 1620 г. русская и шведская делегации встретились на оз. Поросозеро. Считая волость своей, русские стрельцы высадились на поросозерском берегу. Неожиданно их атаковал отряд шведских кнехтов (солдат) численностью до ста человек; несколько стрельцов были ранены. Съезд перенесли на озеро, где обе делегации, сидя в лодках, переговаривались с помощью угроз…

Не в эту ли лихую годину появился легендарный поросозерский силач, утопивший лодку со шведами?

Староста из Тикши Иван Роккачу, безымянный поросозерский силач… почему они не переметнулись на сторону сильных пришельцев? Ведь шведы были сильны и воинственны. Разница в языках? Вряд ли. Он у финнов, находившихся тогда под властью шведов, и у карелов мало отличался. Карелу из глубинки труднее было понять того же властвующего над ним новгородца.

Религия?

Скорее всего, да, хотя иноверцев по обе стороны границы: шведской и российской было предостаточно.

Взаимоотношения власти и народа?

Ответ мы найдем в выше упомянутой книге А.Ю.Жукова, где он приводит еще один уникальный документ.

В середине 16 века возник земельный спор. С одной стороны, крестьяне Сумской волости Соловецкого монастыря, с другой — черносошные крестьяне Шуерецкой волости. Представители сторон подают царю жалобы, обвиняя друг друга в хозяйственном использовании своих земель. Царь указывает новгородским дьякам провести расследование и суд. Дьяки направляют на место судью и подъячного, снабдив их грамотой, дающей право на месте произвести предварительный судебный разбор тяжбы, и, что особенно интересно, в форме открытого состязательного процесса. Посостязавшись, фигуранты спора прибывают в Новгород, где, не дожидаясь окончательного решения суда, быстро приходят к согласию по размежеванию границ участков земли. И судьи согласились с решением спорящих, и легко санкционировали их Мировую.

Не стоит идеализировать ситуацию. Может, спорящие стороны столкнулись с новгородской алчной бюрократией и посчитали, что дальше спорить выйдет себе дороже. Как бы там ни было, но спорщики между собой решили проблему, и власть не стала дальше вмешиваться в их дела!

Можно ли принять этот документ за образец партнерства власти и ее граждан, и предположить, что здесь зарыт главный Корень Патриотизма нашего народа? Поискать корень Патриотизма в Народовластии на Местах, которое возникло в силу чудовищных размеров страны, где до начальства не достучишься, и где справедливость решалась в сельских общинах? Думается, можно.

В лихие 1990-е гг., на второй полке вагона под стук колес, я невольно подслушал разговор матери и дочки — они были украинки. Громко шепчась в темном углу, взрослые женщины обсуждали, как в Канаде охотно привечают украинцев из бывшего СССР, платят им хорошее пособие. С энтузиазмом мать и дочь продумывали варианты, как бросить «нэньку Украину» и попасть в то благостное место на чужбине.

Родину не выбирают. От нее не следует бежать, ее надо любить, обустраивать ее, проживая в ней.

Но вернемся к жизни карельского крестьянина начала ХХ в. Он по-прежнему мертвой хваткой держится за землю. Это видно из протокола особого совещания представителей земельных отделов Олонецкой губернии по вопросу о результатах осуществления земельной реформы и о дальнейшем проведении землеустроительных работ, состоявшегося 10—12 сентября 1918 г.

а) массу ходатайств приходится решать об уравнительных переделах угодий с/х назначения,

б) много поступает заявлений об увеличении площадей подсечного хозяйства за счет общенародных лесов,

в) почти повсеместно крестьяне просят об осушке болот с целью обращения под пашни и покосы,

г) почти все селения нуждаются в переделах. Очень часто главным фактом, толкающим население к производству переделов, является скрытое желание отдельных домохозяев взамен худших и запущенных участков земли получить хорошо обработанные и удобренные участки.

Отбирание от кулаков земли дается нелегко, возникают споры, препирательства, приходится брать для справедливого распределения землемеров, и работа далека от завершения. В Повенецком уезде главным тормозом производства землемерно-технических работ служит недостаток в продовольствии. Три волости: Ребольская, Богоявленская и Поросозерская, обездоленные голодом, отказались от всяких работ.

Положение усугубило еще то обстоятельство, что Финляндия прекратила поставки продовольствия в приграничные Ребольскую и Поросозерскую волости.

Чем же заняты голодающие земляки? Какие насущные проблемы они решают? К примеру, жители деревни Гимолы на общем собрании от 29 октября 1918 г. под председательством Гарлоева, при секретаре Антропове, заслушав информацию о всеобщем воинском обучении, постановляют «при отсутствии… продовольствия (в деревне) все мужское население на стороне…». То есть, мужики уехали из села хлеб насущный добывать. Некого сейчас учить!

Слушают о предлагаемой сдаче властям оружия, имеющегося у населения.

Постановляют: могут быть контрреволюционные выступления белофиннов и для самоохраны имеющиеся ружья оставить, но их зарегистрировать.

Слушают: нет здания под комбед.

Решают: приспособить под комбед одно из церковных зданий.

Слушают: о вмешательстве Поросозерского комитета бедноты в дела Поросозерского исполкома.

Постановляют: вынести комбеду порицание «и написать, чтобы не вмешивались не в свое дело…» (как низок авторитет комбедов на местах!).

Слушают: о выполнении подводной повинности.

Постановляют: командированных уездом подводами снабжать, «но ввиду отсутствия заработка настоящее постановление отложить».

С такой же повесткой дня собирались в октябре 1918 г. жители всех 14 деревень, попавших в список населенных пунктов, где должны быть созданы комитеты бедноты. Занимались жители и другими существенными делами.

Об этом говорит: «Протокол общего собрания от 14 ноября 1918г.

Мы ниже подписавшиеся граждане села Поросозера быв сего числа на селенном сходе в числе 40 человек под председательством гр. Григория Никитича Лукина слушали предложение гр. Григория Ив. Потапова о том, что необходимо было бы выбрать заведующего складом села Поросозера или же проводить через местную потребилку (прим.: потребительское общество) продовольствие.

Постановили:

Выбрать заведующим Поросозерским складом гражданина села Петра Прокопьева Осипова.

Плату назначаем по 25 коп. за каждый отпущенный им пуд. Скитка на каждый мешок на утруску, мышедь и на осушку в чем и подписуемся.

Председатель собрания Гр. Лукин.

Секретарь Гр. Потапов»

И ниже подписи всех 40 присутствующих.

«В. срочно

в Поросозерский Исполком

№1086 от 18 ноября 1918 г.

Поросозерский волостной комиссариат по военным делам просит принять меры к реквизиции мяса у гражданина дер. Ушкала Якова Филатова. Согласно предписания уездвоенкома от 20 сентября за №152 — продажа воспрещается.

Военный комиссар Иванов

Военрук Журавлев».

Кудамгубский Комитет деревенской бедноты 22 ноября 1918 г. на общем собрании просит разрешения у Поросозерского волостного комитета выделенные им деньги на празднование первой годовщины Октябрьской революции поделить по душевому числу жителей деревни.

Председатель Т. Евстратов.

На клочке бумаги карандашом жители дер. Совдозера, имеющем 56 домохозяев, 313 жителей, со своей скудности средств тоже просят средств для торжества признания Советской власти.

Вся волостная переписка теперь сосредоточена в Поросозеро.

В стране царит хаос. Из целого ряда уездов и волостей поступают жалобы на беззаконные действия должностных лиц. Жалобы при проверке, подтверждаются.

«…каждый чиновник, который разводит волокиту и канцелярщину, — приносит больше вреда Советской власти нежели сто белогвардейцев…»

Негодуют председатель Совета комиссаров союза коммун северной области Зиновьев и комиссар внутренних дел Равич.

Председатель Совета Обороны Ульянов /Ленин/ рассылает гневные телеграммы.

«…вопреки декрету 21 ноября на местах кооперативы национализируются закрываются, их товары реквизируются не оказывается содействия (возстановлению) их законной деятельности. Все это вызывает нарушение дела снабжения, (разстраивает) организацию тыла советской Республики настоящим предписывается прекратить немедленно попытки нарушения обхода декрета 21 ноября… включить кооперативы распределительную сеть наравне советскими лавками…».

«Всем Губсовнархозам, уездсовнархозам, гумовдепам и уездной Северной области

29 января 1919 г. №653

В виду не однократных случаев самовольных реквизиций на станциях ж.д. местными Продкомами, в частности же реквизиции лошадей крайне необходимых для находящегося в катастрофическом положении Петроградского транспорта Северохозяйство просило уже Областной Комиссариат Снабжения и Распределения циркулярно предписать всем своим местным органам прекратить и отменить такие реквизиции без разрешения Центральных органов Советской власти, не производить…

За председателя Совета (подпись)».

По распоряжению сверху Повенецкая уездная продовольственная комиссия составляет списки ценного имущества уезда. В распоряжение кооперативов, расположенных в прифронтовой местности уезда, авансом выделяется фураж для доставки подводами населения красноармейских частей и их грузов.

Такими пунктами признаются следующие кооперативы:

Паданы, Евгоры, К. Масельга, Петельнаволок, Листегуба и Телекино, г. Повенец, Чебино, Лумбушу, Остречье, Покровское, Мяндусельга, Совдозеро, Поросозеро, Линдозеро, Койкары, Святнаволок. Пяльвозеро причисляют к Поросозеру.

В революционной сутолоке теряются люди ответственные за сохранность грузов, продуктов, вверенных денег. И такое положение по всей стране. Немудрено было в таком водовороте анархии, родиться «скромному» подпольному миллионеру Корейко из незабвенного романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок». Это к слову.

От рядовых граждан идут жалобы на местных партийных функционеров.

«У нас в настоящее время председателем волостного Совета некто Паншин, который представляет из себя коммуниста. Но на самом деле он большой саботажник… И мы теперь видим, что и нам легче было Николая Романова прогнать, чем Паршина переменить. Кто осмелится чего-либо переспросить, то ответ ясен: молчать, а то к стенке и 10 пуль…» пишет 24 декабря 1918 г. в Смольный Замошский, житель Мокачевской волости Вытегорского уезда.

Газета «Олонецкая коммуна» 31 января 1919 г. писала:

«…организовать на монастырских землях образцовые советские хозяйства

Воспретить… населению Олонии вести самовольное подсечное посевное хозяйство без предварительного обследования техническим персоналом и без разрешения местных земельных отделов.

…Да здравствует коллективная обработка земли!

Да здравствует с/х коммуна в деревне!».

Бедный священник Фифитянников, с чем боролся на то и напоролся.

И привычные к размеренной упорядоченной жизни, поросозерцы не выдержали. Если 24—26 марта 1918 г. они приветствовали и как могли, обустраивали у себя советскую власть, комбеды, то к январю 1919 г. картина кардинально меняется. Поросозеро к этому времени захвачено финнами, и крестьянский сход поросозерцев выражает горячее согласие на присоединение их к Финляндии.

«1919 года января 7 дня мы, нижеподписавшиеся Олонецкой губернии, Повенецкого уезда, Поросозерской волости, селения Поросозеро и Пойкел крестьяне, быв сего числа на общем собрании под председательством Ивана Сергеева Барановского, при секретаре Р.Н.Лукине, где слушали предложение представителя правительства Финляндии о том, что желаем ли в будущем оставаться в ведении Советского правительства или не будем ли мы согласны присоединиться в Финляндии. Обсудив всесторонне настоящий вопрос единогласно ПОСТАНОВИЛИ:

1). Под нынешнюю Советскую власть оставаться не желаем.

2). Изъявляем свое полное согласие на присоединение к правительству Финляндии нас.

3). Просить правительство Финляндии установить порядок и законность.

4). Просить правительство Финляндии немедленно принять меры к снабжению нас продовольствием.

5). Просить немедленно послать военную охрану для защиты нас от нападения Советских войск.

6). Просить, чтобы правительство Финляндии озаботилось снабжением нас семенами для обсеменения полей.

7). Леса, подсечно-земельный надел и прочие угодия, принадлежавшие нам, чтобы по-прежнему остались в нашем владении, в чем и подписуемся:

Председатель собрания Ив. Барановский.

Секретарь Г. Лукин.

(43 подписи)

1 июня 1919 г. жители деревень Ройк-наволока, Клюшиной горы, Свиной горы, Пузама-губы, Острова, Лубосалмы и Соймо-горы поддержали поросозерцев и через своих уполномоченных делегатов Владимира Маниева, Степана Тереньтьева и Дмитрия Михеева обратились к финляндскому правительству.

«…Мы, уполномоченные вышеназванных деревень, обращаемся к Финляндскому Правительству с нижеследующей просьбой.

1). Находясь под властью Русского Советского Правительства, мы потерпели страшную нужду в продовольствии и доведены Советским Управлением до невозможного существования.

2). В настоящее время население вышеназванных деревень в количестве около 1800 человек, питается только сосновой корой, а потому и просим от имени населения Финляндское Правительство, не найдет ли оно возможным, удовлетворить нас продовольствием и прочими необходимыми продуктами поддержания жизни нашего изнуренного голодного народа.

3). Просим Финляндское Правительство отпустить нам для посева полей семян ржи и ячменя, так как поля наши в большей части уже прошлый год не засеянными, а ныне совершенно нечем засеять на будущий год.

4). Финансовое положение наше совершенно критическое, т.к., в обращении до настоящего времени у нас были только русские бумажные деньги, потому и просим Финляндское правительство, не найдет ли оно возможным отпустить нам для оборота на первое время, в обмен Финляндских денег на Русские или же отпустить нам для оборота на несколько времени в кредит, под имеющийся у нас леса.

5). Просим Финляндское Правительство развить в нашем народе Народное Образование, которое желательно было бы, на Финском и Русском языках.

6). Просим Финляндское правительство развить Народное Здравоохранение.

7). Устройство путей сообщения

8). Защиту прав и собственности.

9). Просим для существования трудового населения развить промышленные предприятия.

10). Для обеспечения населения дозволить свободный привоз и торговлю всеми необходимыми товарами, как и Финляндией.

Ввиду создавшегося положения нашей местности от имени населения просим Финляндское Правительство принять нас под свое покровительство и защиту нас от большевизма.

1-го июня 1919 г.»

А вот мнение карельского беженца в Финляндию из д. Пяльозеро (входила в состав Поросозерской волости), после освобождения Поросозерской волости от белофиннов в январе 1922 г.: «Революция пришла и грабежи. Тогда стали облагать сильно, мы платили и платили, пока содрали все… мы противились большевикам. Нас угрожали посадить в тюрьму…»

И еще:

«Рюсся» (русский царь) был плохой, но правителем, «руочи» (финны) — хороший и слабый…»

Что же получается? Отсутствие сильной упорядоченной власти — с одной стороны, урчащий от голода собственный желудок — с другой, а главное отсутствие видимых перспектив на улучшение жизни — эти три фактора с великой силой подвигают его владельца созидать полезное для собственного организма, и отклонять неугодное ему. Бытие определило сознание земляков. Недаром в народе говорится: «Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше». Только выстроишь Мысль Высокую о Патриотизме, а она в прах размалывается реалиями жизни.

И все же хочется глубже прочувствовать то время на изломе человеческих ценностей. Понять, что подтолкнуло поросозерцев искать счастье в соседней стране. Были ли едины поросозерцы в своем стремлении стать подданными Финляндии? Нам, пережившим «лихие» 1990-е годы, есть с чем сравнить. Попробуем еще раз пройтись по некоторым документам той поры.

1.Из докладной записки члена Петрозаводского окружкома и губкома РКП (б) Я.К.Берзтыса в губком партии о состоянии партийной и советской работы в Олонецком и Лодейнопольском уездах

не ранее сентября 1919 г.

…Являются в волость господа (прим.: советские служащие) из уезда по каким-либо делам, не обращаясь в исполком, начинают орудовать в обществах, а когда там начадят, нагрозят всем вдоволь, потом только являются в волисполком, чтобы тот помог выкарабкаться из заваренной каши…

2.Из докладной членов комиссии по улаживанию конфликтов между крестьянами и войсковыми частями Олонецкому губкому РКП (Б) о результатах обследования Толвуйской волости.

Не ранее 8 ноября 1919 г.

…Когда заступил отряд Антонова*…тогда творили полный произвол… отбирали одежду, тащили женские юбки и детские платья… забрано рогатого скота около 120 шт…50 шт. овец, и многие еще не успели дать заявления (300 заявлений уже принято), 45 лошадей, брали все: хомуты, сбруи, седелки и седла, все начистую… ввиду полного хаоса и такого произвола некоторые красноармейцы сознательно ушли к белым.

*Антонов М. С. — сотрудник губЧК, командир отряда особого назначенияю, состоявшего из рабочих Онежского завода, служащих учреждений Петрозаводска и вытегорских коммунистов.

3.Из письма граждан Поросозерской волости Временному правительству Северной области о ликвидации советской власти в волости и о нежелании присоединиться к Финляндии

25 декабря 1919 г.

Весною настоящего 1919 г., по занятии союзными прусскими*освободительными войсками станции Медвежья гора, большевистская пограничная охрана и служащие Поросозерского волостного Совета были отозваны большевистской властью в Кяппесельгу. По выбытии советской власти в продолжение двух недель в нашей волости не было никакой власти. В первых числах мая месяца прибыл в волость большевистский агитатор, крестьянин нашей волости Гарлоев, с целью навербовать нескольких добровольцев, выдать винтовки и при помощи их произвести мобилизацию населения в Красную Армию для возвращения Советской власти и борьбы против освободительных войск, но поручения этого ему выполнить не удалось за ненахождением и отказом всего населения от мобилизации. Гарлоев ушел, получив дорогою пулю в бок, с уходом которого волость окончательно освободилась от власти большевиков, без какого-либо участия со стороны белофиннов.

Финны появились в нашей волости при следующих обстоятельствах:

В то время население страшно голодало, продовольствия не поступало в течение двух месяцев, люди питались исключительно сосновой корой и соломой, тут по инициативе лиц, тяготеющих к Финляндии, или потому, что Реболы ближе, чем Повенец, северные деревни волости отправили несколько лиц на подводах в Реболы с сообщением, что Поросозерская волость свободна от красных. Посланные вернулись с хлебом, но в то время прибыло и новое управление в нашу волость из Ребольской волости в лице некоего Павла Матвеевича Геттоева, Коппе, Кюотти, с 15 вооруженными винтовками ребольцами, при двух пулеметах. По прибытии в Поросозеро Геттоевым было созвано волостное собрание из представителей всех деревень волости, при участии представителей Финляндии. Эти последние объявили волость нашу присоединенной к Финляндии на основе самоопределения народностей бывшей России: предложили волость считать отложившимися к «братской» якобы Финляндии, по примеру Ребольской волости, заявив при этом, что население будет и впредь получать продовольствие и все нужные предметы из Финляндии, было обещано, что в течение 30 лет будет освобождено от воинской повинности. (…)

Нашим представителям разбираться в условиях было не время, и при открытии собрания было приказано обсуждать вопросы внутреннего управления, да они и не были способны разобраться в подобных вопросах, пришлось согласиться и присоединить волость к Финляндии просто оптом, по приказанию властей, на условиях Ребольской волости. (Ребольская волость присоединилась в прошлом 1918 г.) Представители деревни Янгозера и Совдозера от присоединения к Финляндии тогда отказались. Вопрос о присоединении к Финляндии на деревенских съездах обсуждению совершенно не подвергался, и представители деревень на совершение подобного акта полномочий не получили, они действовали по собственному усмотрению, вернее, страха ради. На этом же собрании было выбрано волостное самоуправление и председатель верховного органа, от имени которого и было сообщено по деревням о присоединении к Финляндии.

Граждане, в громадном большинстве не согласные с подобным актом, недоумевали и роптали между собой, как могло это случиться без их согласия, открыто же протестовать не смели и не смеют, одни из боязни репрессий за сочувствие к большевизму, другие после большевисткого террора были рады белой власти, чья и откуда бы она ни была, к тому же была пущена в народе молва, что Финляндия занимает Ребольскую и Поросозерскую волости с согласия союзников, в то самое время, вопреки обещанным условиям, была произведена мобилизация мужчин от 18 до 30-летнего возраста…. Мобилизованные были отправлены на карельский фронт финляндской добровольческой армии «Карелиан Реткикунда». (…)

В настоящее время, безусловно, воспрещается всем общественным учреждениям, потребительным обществам и частным лицам деловая переписка с представителями власти новой России и с Повенецким союзом потребительных обществ, в отдельности частным лицам допускается проезд в союзную сторону и привоз товаров в волость, но без всяких восхвалений и агитаций в пользу новой России.

Русские учителя из волости изгнаны с первого октября с.г., преподавание в школах введено, вопреки населению, только на финском языке, также и богослужение в церквах, продано более ста тысяч концов казенного леса, отпущена волости ссуда в один миллион марок, в нескольких местах волость соединяется новыми проселочными дорогами с Финляндией, к постройке которых уже приступлено.

Население нашей волости согласно приветствовать ныне нами правящую белую власть финнов и ее некоторые мероприятия, если бы они носили временный характер, помогая изгнанию большевизма освободительным армиям, но перечисленные акты и многое другое говорят обратное, нас хотят навсегда искусственным образом сделать финнами, доводы же о нашем братстве с финнами — лишь легенда, и она, сфабрикованная финским комитетом по присоединению Карелии, о чем прежде он мог только мечтать, ныне осуществляется на деле, желание же присоединиться — есть желание лишь нескольких лиц в их частных интересах, все же население волости было сотни лет русскими и впредь желает остаться под властью новой России.

Подписали граждане: Иван Матвеев Фаддеев, Н. Филипов, Егор Попов, Михаил В. Борисов, Максим Васильевич Калистратов.

*По видимому имеется в виду союзники в первой мировой войне — англичане, французы и американцы, высадившие свои войска в Заонежье и получившие поддержку Северного белогвардейского правительства, которое находилось в Архангельске.

4.Из протокола заседания съезда представителей волостей, входящих в ведение Карельского Временного правительства, — об отношении к советской власти.

21 марта 1920 г.

параграф 19

…мы — выборные представители… от карельского народа, собравшиеся в Ухте на первый Архангельский карельский съезд… объявляем свое и народа карельского непоколебимое решение, основываясь на праве самоопределения народностей*, на нашем издавна отличительном национальном воспитании карельского народа, решили, что Карелия сама должна править своими делами и отделиться от России…

*Как видим, немалую смуту в умы земляков внесла Ленинская декларация «Право наций на самоопределение вплоть до выхода из состава России».

5.Из доклада Пудожского уездпродкомиссара на заседании уездной продколлегии о выступлении крестьян Нигижемской волости против продразверстки

20 сентября 1920 г.

Ввиду враждебного отношения граждан уезда к разверсткам, и особенно некоторых волостей, упродком было решено применить как последнюю меру — послать в волости комиссии особоуполномоченных из ответственных работников.

Приехав в Нигижму, мы сразу же попали на общее собрание граждан… ничего путем агитации не добились.

Мною было арестовано и отправлено в Пудож 13 граждан, представителей деревни…

15 сентября вечером я получил извещение от тов. Беляева, что в волости готовится восстание и его чуть не убили. В тот же день я запросил от уездвоенкома еще 10 чел. красноармейцев и 16 сентября вместе с ними выехал в Нигижму… мною было решено в дер. Корчагинской произвести аресты (отказались от продразверстки).

…18 сентября я отправился с отрядом в дер. Корчагинскую, где почти с боем арестовали 7 чел., из них 5 были отправлены в Пудож и каковые сейчас находятся под арестом при милиции…

Уездпродкомиссар А. Костин

Как можно было поддерживать Советскую власть, если 15 марта 1920 г. Повенецкий уездный комитет по отделу хлебофуража докладывал в Олонецкий губернский съезд по продовольствию:

«…разверстка (планируемое изъятие) по волостям разложена в следующем размере:

Шуньгская вол. 31000 пудов из расчета 20 пудов на хозяйство, Петрово-Ямская — 10000 (15 п.), Мяндусельгское — 12000 (12 п.), Богоявленская — 12000 (11п.), Ругозерская — 3000 (10п.), Даниловская — 3000 (5,5 п.), Римская — 4000 (20 п.)

Настоящая по волостям разверстка утверждена Уездисполкомом 19-го сего июля

Оборот:

Отдел просит принять во внимание… разверстка… в количестве 75000 пудов… является весьма… обременительной…

А) все трудоспособное население (мужское) в большинстве мобилизовано

Б) часть работает в водотранспорте, на ж.д., лесозаготовках… часть убежала к белофиннам и часть арестована по распоряжению губчека, так что при домашнем очаге… остались одни малые да старые… Урожай хлебов в текущем году со слов крестьян частью погиб от холода и засухи, процент указать не представляется возможным ввиду не получения сведений из волостей.

Что же касается проведения в жизнь обязательного постановления Компрода о взимании за помол 4-х фунтовой пошлины… все мельницы в уезде берутся на учет часть из коих будет отремонтирована… ручные жернова тоже будут приняты на учет, о чем уже сделаны распоряжения…».

В лето 1920 г. питание сельского населения опускалось почти до 2000 калорий на душу, а городского до 1600.

Согласно мирному договору, заключенному 14 октября 1920 г. между Россией и Финляндией в городе Юрьеве (город Дерпт, потом Тарту — в Эстонии), Поросозерская волость была возвращена Российскому государству и присоединена к Восточно-Карельской автономной области (так в Юрьевском мирном договоре называется Карельская Трудовая Коммуна (КТК)), образованной декретом ВЦИК 8 июня 1920 г.

Источники Советского периода довольно скупо описывают этот исторический момент. Писали, что для восстановления советской власти 19 февраля 1921 г. в Поросозеро был образован волостной революционный комитет, которому, «впредь до созыва волостного съезда Советов, принадлежит вся полнота власти в волости и распоряжениями которого все граждане, учреждения и организации, находящиеся в пределах волости, должны подчиняться беспрекословно.

Существующий до сего времени орган власти — совет местного самоуправления «с его исполнительным органом сего числа объявляется распущенным и его разспоряжения недействительными….

Члены Поросозерского революционного комитета Михайлов, Артамонов,

Врид секретаря Маккоев».

Приказом Ф. Е. Поттоева чрезвычайного уполномоченного исполкома КТК в Поросозерской и Ребольской волостях 7 апреля 1921 г. в Поросозерский революционный комитет назначаются:

Гарлоев Александр, 2) Попов Петр, 3) Иванов Иван, 4) Сайконен Александр с подчинением им всех гражданских учреждений и частных лиц, находящихся в пределах волости.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 415