электронная
144
печатная A5
623
18+
Выжить любой ценой

Бесплатный фрагмент - Выжить любой ценой

Часть первая

Объем:
402 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5844-8
электронная
от 144
печатная A5
от 623

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Здесь можно написать многое. Длинных предисловий я никогда не любил. Сам читаю много и постоянно. Короткое предисловие всегда лучше. Переворачивай страницу и читай…

Автор

Глава 1. Ночной гость

Хороший вечер. Я расположился недалеко от речушки под названием Арша. Место прекрасное — небольшая поляна у тихой заводи, окружённая непроходимым бурьяном. Лёгкое журчание воды, шорохи из леса и редкие вскрики птиц совершенно не мешают. Напротив — звуки природы помогают успокоиться и расслабиться. Ни с чем не сравнимое чувство единения души и тела с природой!

Четвёртый день похода медленно идёт к завершению. Впереди долгий переход по Уральским горам и много интересного… Тихо трещат горящие в костре ольховые сучья. Слышится негромкое журчание воды на ближайшем перекате. Из леса доносятся крики птиц и шебуршание грызунов в траве. Условия просто идеальные. Прекрасную картину дополняет висящая над лесом полная луна.

Закинув в рот остатки тушенки, я смял пустую банку и убрал обратно в рюкзак. Кто-то скажет, что сделал глупость… Но таким меня воспитал отец. Не могу позволить себе мусорить в лесу. Люблю природу в её первозданном виде. Сейчас можно развить долгую демагогию по поводу забитой мусором планеты, но это не нужно. Прошло время бессмысленных рассуждений, о еще более бессмысленных поступках людей…

Собрав еду и снаряжение в рюкзак, я перелил чай из пол-литрового походного котелка в термос. Термос у меня особенный. От отца достался. Немного пошарпанный и слегка помятый. Его сделали в конце прошлого столетия на Ашинском заводе, и вот уже почти тридцать лет он исправно справляется с возложенными на него задачами.

Краткая оценка погодных условий выдала хороший прогноз — ясное звёздное небо не предвещает дождя. Конечно, уральская погода изменчива как жена вахтовика, но что-то подсказывает: ночь будет тёплой и сухой. Дождик не нагрянет под утро. И даже спустя несколько дней его также не будет…

По-быстрому разложив спальник на заранее заготовленный еловый лапник, я разделся и устроился на ночлег. Хотелось побыстрее окунуться в мир снов, а с утра с новыми силами продолжить нелегкий маршрут. Именно нелёгкий — направление, которое я взял, проходит через череду перевалов с трудными подъёмами и нешуточными расстояниями.

Уснуть не получилось. Так обычно бывает — хочешь быстрее отрубиться, но в голову лезут воспоминания, и начинают терзать сознание. Возможно во всем виноват злополучный термос…

Я вспомнил отца. Эх, ну почему всё вышло именно так? Отец, зачем ты так поступил? Нет, ты не мог по-другому! Я — твоя копия. Поменяй нас местами — сделал бы то же самое…

Уже не ведая как, полностью погрузился в воспоминания. Я вернулся в школьные годы. Мне шесть лет — родители отдали в первый класс. Обычная школа города Златоуста. Тогда же и записался на секцию боевого самбо. Мама постоянно жалела меня, а отец не давал спуску. Изнурительные тренировки: сперва — на секции, потом — дома. Стал постарше — начал активнее заниматься спортом, но не забывал про учёбу. Несколько лет увлекался лёгкой атлетикой, но боевые искусства были для меня всем. Боевое самбо, карате, джиу-джитсу, дзюдо. Пока одноклассники бухали по подъездам, я по полной программе выкладывался в зале.

Время пролетело незаметно. Или так кажется спустя годы. Конец одиннадцатого класса. Вручили аттестат. На прощание сказали кучу душевных фраз и пинком под зад вытурили из школы. Тогда казалось, что весь мир лежит у ног.

Пока выбирал куда поступить, попутно выслушивал советы родителей. Отец отправлял на военную кафедру. Он военный и мог посодействовать. Мама противилась, убеждая выбрать профессию поспокойней. Все решилось само собой. Мне намекнули про академию ФСБ, и я устремился в полёт. С детства мечтал стать секретным агентом или шпионом. Спасибо многочисленным фильмам. Я стал курсантом АФСБ, чтобы спустя шесть лет стать сотрудником подразделения «Альфа» ЦСН ФСБ.

Шесть лет службы пролетели как один миг. Горячие точки. Захват и ликвидация террористических организаций. В двадцать восемь лет мне дали капитана, а спустя год должен был получить майора. Не получил. Получил увольнение по статье. Личные моральные принципы оказались важнее полученного приказа. Всё можно было исправить — перевестись в региональное отделение спецназа. Были люди, которые могли помочь, но я пошел против системы и вылетел из конторы как пуля из ствола крупнокалиберной винтовки…

Офицер спецназа, уволенный по статье и лишённый всех привилегий, без возможности возвращения в органы. Тот, кому я в горячке попортил фейс, сильно постарался в усложнении моей дальнейшей жизни. Попытался пойти в полицию — отказ. В службу безопасности банка — отказ. Третьей попытки не предпринял. Идти в частное охранное предприятие? Лучше скитаться по горам, между делом перебиваясь мелкими заработками. Последние два года занимаюсь именно этим. Жизнь не сахар, но другой не хочется. Обидно принимать действительность. Раньше казалось, что я создан для чего-то большего…

Сон подкрался незаметно. Веки стали тяжёлыми, и сознание плавно улетело в неизведанные глубины. Еще во время обучения научился спать по-особенному, в полусознательном состоянии, что всегда помогает в случае опасности. В таком состоянии ты одновременно присутствуешь на двух уровнях. Спишь и бодрствуешь. Порой мне даже снятся сны…

Проснулся от чувства тревоги. Такое бывает, когда кто-то очень пристально наблюдает за тобой, оставаясь незамеченным. Сознание завопило об опасности, требуя мгновенно вскочить на ноги и бежать сломя голову. Последний раз подобное состояние было несколько лет назад. В горах Кавказа. В родных краях такого не может быть априори!

Я сел и прислушался к ощущениям. Костёр давно потух, но угли еще теплятся, переливаясь словно рубины. Часы показали без пяти три. Луна всё так же висит над лесом, немного сместившись в сторону, и её света достаточно, чтобы разглядеть поляну. Что же заставило меня проснуться? Беглый осмотр не выявил опасности. Дикие звери? Маловероятно. В середине лета ни один зверь не станет нападать на столь опасного противника как человек.

Наученный опытом, я выбрал отличное место для ночлега. Поляна просматривается со всех сторон. Подобраться незамеченным практически невозможно. Надел берцы и старенький камуфляжный костюм, встал. Остатки сна мгновенно улетучились. Более тщательный осмотр не дал нового результата. Чувство тревоги по-прежнему не отступило…

Сзади затрещало — будто напуганный зверь ломанулся через ольховник на поляну. Я развернулся и увидел ЕГО. Человек вырвался из леса и, споткнувшись, еле удержался на ногах. Выпрямившись, он стал смотреть на меня, при этом немного наклонив голову и слегка дёргая ей. Наклонившись, я достал из рюкзака фонарь и посветил. С расстояния десяти метров разглядел странную внешность ночного гостя: рваная одежда, раны на теле и укусы на лице, частичное отсутствие волос на голове и босые ноги. Первая мысль — сумасшедший, сбежавший из психушки…

— Не поздновато для прогулки? — громко крикнул я.

Человек промолчал, продолжая стоять и смотреть. Мне не понравилась ситуация. Страх куда-то испарился. Справиться со мной сложно даже с холодным оружием. В лесах Южного Урала редко встретишь человека среди ночи. И это «редко» настолько редко, что до этого не случалось ни разу. Не дождавшись ответа, я сделал шаг в направлении неизвестного гостя.

Моё движение спровоцировало к действию. «Гость» рванул навстречу. Спотыкаясь, с непонятным рычанием, похожим на подвывание, он стал быстро приближаться.

— СТОЯТЬ! — рявкнул я тренированным голосом. Эхо громом разлетелось по ночному лесу.

Бесполезно! Безумец продолжил бежать словно разъяренный зверь. Бить, а тем более калечить, совсем не хочется. Дождавшись критического сближения, я ловким движением ушёл в сторону. Пробежав несколько метров по инерции, человек развернулся. Мне хватило мгновения, чтобы разглядеть лицо незнакомца: рваная щека, налитые яростью глаза, остатки одежды измазаны в крови. Издав утробное рычание, больше похожее на хрип, безумец снова кинулся в атаку…

Убить человека довольно просто. Даже голыми руками. Я этому обучен. Рывок навстречу. Мощный удар ногой в солнечное сплетение отбросил безумца на добрых два метра. Отличная физическая подготовка и неплохие природные данные упрощают задачу. Рост в сто восемьдесят восемь сантиметров, широкие покатые плечи и вес девяносто с большим плюсом, килограмм. Я всегда был хорошим бойцом…

Существо, напавшее на меня, уже не может быть человеком. Я слышал характерный треск сломавшихся ребер. Лёжа на спине, оно издало сиплый хрип. Видимо рёбра повредили легкие. Перевернувшись, тварь попыталась встать. В её взгляде читается явное желание сожрать меня. Из открытого рта пошла пена вперемешку с кровью. Впервые в жизни мне стало так жутко. В сказки про зомби не верю, но тварь слишком подходит под это название.

Не дожидаясь пока «зомби» поднимется на ноги, я нанёс удар ногой в голову. Раздался хруст шейных позвонков, и тварь упала на спину с неестественно вывернутой головой. Несмотря на фатальные повреждения, она продолжила биться в конвульсиях и издавать звуки, похожие на рычание. Отцепив от рюкзака тактический топор, я нанёс короткий удар, окончательно лишив её жизни. Кровь хлынула из пробитой головы на траву. К горлу подступила тошнота. Похоже, за два года я отвык от подобных зрелищ…

Присев возле потухшего костра, первым делом успокоился. Голова гудит от количества мыслей. Нужно что-то делать. Уснуть явно не выйдет. Какую психику нужно иметь, чтобы спокойно лечь спать после такого зрелища? … Просидев несколько минут, я решил выдвинуться в сторону ближайшего населённого пункта. Найду людей, через них выйду на связь с большой землёй, и сообщу о происшествии. Если, конечно, на большой земле… Нет! Я прогнал нехорошие мысли и принялся собираться в дорогу…

Глава 2. Опасения подтвердились

На сборы ушло несколько минут. Планшетный компьютер, разработанный отечественным концерном «Прометей», снова выручил. Оставшийся с прошлой работы шедевр Российского производства вобрал в себя много полезных функций. Одной из них стал навигатор, очень нужный сейчас. Карта загрузилась за несколько секунд, выдав местоположение. Семь километров от деревни Александровка. Помимо расстояния путь преграждает крупный перевал, покрытый дремучими Уральскими лесами. Чёрт ногу сломит. Придётся сделать крюк…

Новый маршрут проложил вдоль русла реки Арша до одноимённой деревушки Аршинка. Двенадцать километров пути, но местность вполне проходимая и главное — знакомая. Вернув планшет на место, закинул рюкзак весом в полсотни килограммов на спину, повесил нож на пояс, и, вооружившись тактическим топориком, отправился в путь…

До деревни осталось не больше километра. Часы показывают шесть утра. Рассвет наступил полтора часа назад, и утреннее солнце освещает капельки росы на траве. Июль радует отличной погодой. Жаль, но после ночного случая можно напрочь забыть об отдыхе.

Скинув рюкзак, я уселся на бревно. Вытащив термос, налил чаю в крышку-стакан и принялся обдумывать дальнейшие действия. Вариантов два: либо в Аршинке тихо и спокойно, либо там куча подобных тварей. Думаю, стоит надеяться на лучшее. В любом случае нужно быть предельно осторожным.

Двумя глотками допил чай и убрал термос в рюкзак. Задерживаться на одном месте надолго не стоит. Я поднялся на ноги, собираясь продолжить путь, и в этот момент вновь проснулось чувство тревоги, которое, подобно внутренней сигнализации, известило об опасности. Схватив тактический топор, приготовился к худшему…

Два человека плавно вышли из-за пригорка и, слегка пошатываясь, направились в мою сторону. Заметив меня, ускорились. Молодой паренёк с разорванной рукой и прихрамывающий старик. Последний заметно отстает. Оценив внешность, я понял, что двое уже не люди. На ум пришло слово «заражённые».

Издав полухрип-полурык, молодой рванул в атаку. Главное — не дать схватить и тем более укусить. Увернувшись, я вогнал в его голову топор. Лезвие завязло в черепе, пришлось выпустить оружие. Пробежав по инерции несколько метров, молодой остановился. Развернувшись, он сделал один шаг и рухнул замертво. К этому времени старик успел довольно близко приблизиться. Ударив ногой в грудь, я свалил его на землю и, вытащив топор из головы молодого, одним ударом лишил старика жизни.

Надежда на благоприятный исход тает на глазах. Нужно быстрей дойти до деревни. Оставшийся путь я прошел думая о заражённых. Одна встреча ещё ничего не значила, но сейчас я убедился, что случай не единичен. Остаётся надеяться на локальность явления. Из головы не выходит слово «заражённые». Попробовать провести собственное расследование? Не зря же я шесть лет провёл в академии. Навыки имеются…

Места знакомые. Аршинка — деревня маленькая, заблудиться невозможно. В прежних походах я не раз проходил мимо неё и познакомился с одним хорошим человеком…

Фермер Иван. Когда-то он жил в Челябинске, но потом от скуки перебрался в деревню и занялся сельским хозяйством. Купил большой участок на окраине деревни, обнёс трехметровым железным забором, построил дом и зажил в удовольствие. Единственным минусом стало отсутствие сотовой связи. Иван решил проблему поставив вышку. Простенькую такую. Из строительных лесов. Залез на неё — и звони.

Массивный рюкзак стесняет движения. Скинув с плеч, оставил его под забором. Слегка размявшись и попрыгав на месте, убедился в отсутствии лишних звуков. Вооружившись топором и ножом, поднялся на первую улицу.

Одного взгляда достаточно: калитки и ворота домов распахнуты настежь, местами выбиты стекла и заметны кровавые следы. Такое впечатление, будто люди ломились на улицу прямо через окна. На примятой траве следы борьбы — валяются куски рваной одежды бурого цвета. Фильмы ужасов отдыхают.

Бесшумно двигаясь по улице, не упускаю ничего из виду. Возле одного из домов стоит конура, а рядом валяется разодранная в клочья дворняга, частично объеденная. Деревня в прямом смысле вымерла.

Оказавшись на следующей улице, я не увидел ничего нового кроме хаоса. Двигаясь короткими перебежками от забора к забору, добежал до последнего дома и спрятался в тени кустарника.

Участок Ивана находится в начале деревни, недалеко от леса. Картина, открывшаяся взору, оказалась крайне неприятной. Вокруг забора, словно в режим ожидания, шастают около сорока-пятидесяти зараженных. Несколько тварей, находившихся ближе всего, начали проявлять активность. Ощущение, что они почувствовали мой запах. Открывая рты, заражённые издают непонятные звуки, похожие на хрип вперемешку с рычанием и, медленно поворачиваясь, озираются по сторонам.

Я не стал долго сидеть под кустом сирени, рискуя быть обнаруженным. Будь у меня «Печенег», то можно было бы враз расправиться с толпой заражённых… Но из оружия только нож и топор. Не повоюешь! Ближайшая тварь издала протяжный рык и, повернувшись, направилась в мою сторону. Прикинув расстояние в сто метров, я выскочил из укрытия и рванул к дому Ивана.

Заражённый не успел ничего понять. Обухом топора я разбил ему голову и рванул дальше. Пытаться убить всех — самоубийство, проще сразу застрелиться. Вот только нечем…

Около пятидесяти метров преодолел одним махом. Заражённые рванули наперерез. Образовалась суматоха. Кольцо живых мертвецов начало сжиматься. Лишь бы не укусили! Оттолкнув в сторону бегущую на меня тварь, ударил следующую топором по голове. Лезвие завязло в кости, и я выпустил рукоять. Сердце бешено стучит. Адреналин на пределе. Как дикий зверь, загнанный в угол, я чудом сумел выйти сухим из воды. Осознав, что ворота уже в паре метров, не останавливаясь оттолкнулся от земли и, уцепившись за край, перемахнул на другую сторону. Надеюсь, укрытие оправдает ожидания…

Приземление оказалось некомфортным. Попав ногами в кучу строительного мусора, которым кто-то завалил ворота, я чудом не поломал их. Амортизировав на шлакоблоках и кирпичах, не удержал равновесия и поймал опору руками. В голове промелькнули варианты развития событий, вплоть до худшего — незамедлительной атаки заражённых. Всё оказалось проще. В паре метров увидел стоящего с карабином в руках Ивана, а рядом с ним деда лет семидесяти с ружьём наперевес.

— Игнат Шухов собственной персоной! Живой и здоровый. Кого-кого, а тебя я точно не ожидал увидеть в это адское утро, — воскликнул Иван, шагая навстречу. — Эффектно ты появился!

— Вань, чертовски рад тебя видеть живым и здоровым, — сказал я, наполовину «догоняя» происходящее. Мы поприветствовали друг друга крепким рукопожатием.

Значит, выжившие имеются. Нужно поподробнее расспросить его о случившемся. Информация. Соберу её, а потом проанализирую.

— Ты присядь и дух переведи, а то запыхался весь, — Иван закурил сигарету и убрал пачку в карман. — Тут безопасно, твари через забор не лезут.

— Да. Отдых не помешает, — пробормотал я и двинулся к лавке, расположенной около террасы.

Постройки на участке Ивана расположены достаточно удобно. Двухэтажный дом слева от ворот. К дому пристроена терраса с деревянным крылечком, возле которого стоит кованая лавочка. Справа от ворот — надворные постройки, которые уходят вверх вдоль забора. В центре участка — вышка из строительных лесов, растянутая для устойчивости тросами. В верхней части коровники и загоны для коз и овец. Из техники — несколько тракторов и один бортовой Урал.

Присев на лавку я заметил, что костюм порван в нескольких местах, но термобелье под ним целое. Иван опустился рядом и протянул бутылку с водой.

— Попей, а потом расскажешь, что ты думаешь по этому поводу, — сказал он. — Я на своём веку многое повидал, но такое не в каждом фильме ужасов увидишь!

Я рассказал всё, что произошло за последние сутки. Кратко и без жутких подробностей. Иван не знает моего прошлого, но в прежние встречи часто задавал наводящие вопросы, пытаясь разузнать больше информации. Как ни старайся, но именно в такие моменты поведение выдаёт принадлежность к силовым структурам.

— Есть какие-нибудь предположения? — спросил Иван.

— Да, — я решил не тянуть резину и говорить всё, что думаю по поводу случившегося. — Слишком похоже на вирус. Фильмы про зомби смотрел? — спросил я и, получив утвердительный кивок, продолжил. — Утверждать наверняка не стану, но некоторые факты прямо указывают на это. У многих тварей следы укусов. Скорее всего, зараза передаётся при попадании слюны в кровь. Но, даже если это так, то должен быть первый заражённый, с которого всё началось! Расскажи, как всё произошло.

Иван глубоко вздохнул и закурил очередную сигарету. Выпустив дым, обратился к деду:

— Петрович, сядь, покури! — сказал он, и, встав с лавки, отошёл на пару метров. Опустив карабин «Сайга 12» прикладом вниз, он оперся на него рукой, а затем продолжил:

— Примерно в двенадцать часов ночи я сидел на кухне и пил кофе. Домашние давно спали. Громкий стук с улицы раздался неожиданно. Следом затрещал звонок. С мыслями «кого там нелёгкая принесла?», я пошёл на улицу. Успел дойти до двери, но вернулся. Решил подстраховаться. Вооружившись карабином из сейфа, вышел на улицу. — Иван сделал несколько больших затяжек, и, бросив окурок на землю, растоптал его кирзовым сапогом. Посмотрев на деда, вновь продолжил:

— Гостем оказался Петрович. Не успел дверь открыть, старый пулей влетел во двор. Запыхавшийся, словно пару километров пробежал…

Не выдержав, Петрович соскочил с лавки, и, перебив Ивана, затарахтел:

— Сижу я себе спокойно за столом, картошку ем. Слышу — шаги позади меня. Тут же мысль — дома кроме меня и Марфы никого быть не может, а она как четыре месяца лежачая. Оборачиваюсь и вижу: стоит, вроде жена моя, а вроде — нет! Глаза чёрные и зубами цокает. Перекрестился и стою как вкопанный, а она как попрёт на меня, ну я сковородкой то её и приложил! — Петрович сплюнул под ноги, и продолжил: — Значит, выбежал я в сени, взял ружьё, патронташ и побежал к Ваньке. Эх, до сих пор не верится…

Слегка похлопав старика по спине, Иван усадил его обратно на лавку и снова заговорил:

— Я сначала подумал, что дедок совсем умом тронулся и бабку завалил. Предложил сходить и посмотреть, что да как. Он сперва отнекивался, но потом согласился. Я взял фонарик, закинул карабин на плечо, и мы, не задумываясь, направились в сторону дома Петровича, — Иван сел на корточки, и положив Сайгу на ноги, продолжил: — В деревне вовсю скулили и лаяли собаки, но я не придал этому особого значения. Подходя к дому, фонарём осветил непонятную фигуру, бегущую в нашу сторону. С испугу пальнул в воздух, но «это» не остановилось. Тут Петрович то и снёс голову твари из своей двустволки. Охренев от происходящего и чуть не проблевавшись, я схватил деда за шкирку, и мы рванули в сторону дома…

— Хреново это, Николаич… — пробормотал я. — Если бабка лежала парализованная, то ее никто не кусал… Как она заразилась? По воздуху? Что-то здесь не так. Не верю я в воздушно-капельное заражение. Что дальше произошло?

Из дальнейшего рассказа Ивана узнал, что по пути к дому они вышли в проулок, ведущий на верхнюю улицу. Заражённый выскочил неожиданно, но в этот раз Николаич не растерялся и пальнул в грудь из Сайги. Патрон двенадцатого калибра, выпущенный с расстояния в десять метров, сделал дело и свалил заражённого с ног. Пробегая мимо, Петрович для верности пальнул в голову твари из ружья. Выбежав из проулка, они столкнулись ещё с двумя новоиспеченными зомби, и, пока Петрович трясущимися от страха руками пытался вставить патроны в двустволку, Иван «разрулил» ситуацию. Сделав в каждого по два выстрела, он схватил старого, и они рванули в сторону дома. В свете нескольких фонарей Иван видел, что к ним движется около пятнадцати заражённых. Стрелять по ним не стали. Вбежав во двор, забаррикадировали все входы и выходы и стали дожидаться утра. Несмотря на доносившиеся с улицы крики о помощи, они не сделали ничего.

— А потом пришёл ты, — закончил рассказ Иван.

— Да… Хреновая выдалась ночка… — проскрипел зубами я. Обвинять Ивана и деда не имеет смысла. Они могли спасти гораздо больше людей, но не стали рисковать. Население деревни, по большей части, старики и алкоголики. Беда застала их внезапно. Процент выживаемости оказался гораздо ниже, чем я предполагал. Намного ниже…

В голове всё смешалось, мысли путаются. Сосредоточившись, заставил себя думать. Первое, что следует сделать в данной ситуации, — попытаться установить связь с внешним миром и спросить у Ивана, пытался ли он это сделать. Второе — придумать, как выбраться из чёртовой зомби-деревни. Ну а третье — вернуться за рюкзаком, который умудрился оставить на другом конце деревни. Радует наличие автомобиля «Урал» в фермерском хозяйстве Ивана. На нём можно без особых сложностей уехать. Опытным глазом я не мог не подметить выгодное расположение вышки. Эх, какая огневая позиция! Сейчас бы «Винторез» и через час в деревне не останется ни одной твари…

Голос Ивана прервал рассуждения:

— Игнат, что будем делать?

— Для начала скажи — ты пробовал связаться с внешним миром? Сотовая связь и интернет? Если есть электричество, значит, работает всё остальное.

— Связь есть, я на вышку лазил, — мгновенно отчитался Иван. — Только толку нет! Все, кому звонил, либо недоступны, либо не отвечают. Интернета нет!

— Плохо… Предположительно, на большой земле творится то же самое. Будем надеяться на лучшее. Сейчас надо придумать, как отсюда выбраться. Патронов на всех тварей не хватит. Придётся прорываться быстро и без боя. И есть одно «но»: на другом конце деревни я оставил свой рюкзак. В нём много ценного и полезного снаряжения, поэтому придётся за ним вернуться. «Урал» на ходу? — поинтересовался я.

— Игнат, ты подожди, — Иван покачал головой. — Здесь мы под защитой, и ни одна тварь не пролезет. Поэтому никуда не поедем. Да и смысл, если везде то же самое? Еды навалом, на полгода хватит точно. Мы остаёмся! — твёрдо сказал он.

В принципе, я ожидал подобного ответа и нисколько не удивился решению Ивана. С одной стороны его можно понять. Зачем подвергать семью опасности и куда-то ехать? А с другой стороны — вечно в одном месте отсиживаться не будешь, когда-нибудь придётся выйти наружу…

Глава 3. Новые знакомства

Уговаривать Ивана не стал. Так даже проще. Тащить за собой группу необученных людей — занятие не из приятных. Лучше в одиночку.

Иван одолжил мне новенький костюм «Горка», который пришёлся в пору по росту и плечам. В закромах нашлись пять метательных ножей китайского производства, подаренных ему на день рождения в целях развлечения. Оценив балансировку, я довольно хмыкнул. Для начала сойдет. Главным подарком стал новенький арбалет и десять болтов к нему. С таким вооружением можно спокойно отбиться от нескольких заражённых.

Переодевшись, я принялся за снаряжение. Нож повесил справа на поясе, чехол с метательными на левое бедро, а арбалет на спину.

Иван пригласил пообедать. Война войной, а обед по расписанию… Вернее, завтрак. Во время трапезы поведал план отхода…

Мы открыли ворота с задней стороны участка и, использовав барана как приманку, выпустили его на улицу. Заражённые сразу заметили бедное животное. Почуяв неладное, барашек попытался скрыться в сторону леса, но спутанные задние ноги не дали этого сделать. Пока твари лакомились свежим мясом, я перемахнул через забор и, показывая неплохие спринтерские качества, скрылся в направлении леса.

Пробежав с километр, остановился, чтобы перевести дыхание, и вспомнил, что не попрощался с мужиками. Ушёл, даже не поблагодарив Ивана за предоставленное снаряжение. Ну ничего, будет повод вернуться обратно…

Убедившись в отсутствии преследования, направился в другой конец деревни и забрал рюкзак. Обогнув деревню по лесу, вышел на дорогу и пошел в сторону Вознесенки. Старый пошарпанный указатель предсказал пять километров пути…

Первый заражённый попался спустя километр. Метким выстрелом из арбалета отправил болт в голову твари, мысленно сказав спасибо Ивану за весьма необычное оружие. Болт вошёл в череп, с легкостью разбив лобную кость…

Стирая подошвы армейских ботинок об асфальт, положенный ещё в прошлом веке, я пошёл дальше. Случившееся никак не хочет укладываться в голове. Что это? Вирус? Тогда как происходит заражение? Бабку Марфу никто не кусал, но она заразилась и попыталась сожрать мужа. Может всему виной ослабленный иммунитет? Будучи в лежачем положении, организм бабки практически перестал бороться. Если зараза распространяется воздушно-капельным путем, то почему именно в наших краях? Биологическая атака или что-то другое? Самому вряд ли удастся разобраться в этом, но кое-какие выводы можно сделать. Если первичное заражение происходит воздушно-капельным путем, то вирус крайне избирателен. Я всё ещё жив, а значит у меня что-то наподобие иммунитета. Семья Ивана, он сам и старик Петрович не заразились, что также непонятно. Одно ясно наверняка — вторичному заражению, которое происходит вследствие укуса, подвержены все без исключения. Свидетельство тому — многочисленные раны на телах заражённых. Попадая в кровь неинфицированного человека вместе со слюной заражённого, вирус начинает быстро развиваться и превращает человека в безмозглую тварь с полным отсутствием всех инстинктов кроме желания поедать свежее мясо. А судя по тому, что заражённые сожрали всех собак в деревне — мясо им нравится любое. Одно радует — они довольно легко умирают…

Мои размышления прервали три заражённых, вяло бредущих навстречу. Почуяв живого человека, они оживились и перешли на бег. Подпустив их ближе, я воспользовался метательными ножами. Тело сразу вспомнило давно позабытые навыки. Уже несколько лет я не занимался метанием ножей.

Бросок. Нож вошёл первому заражённому прямо в глаз. Тварь споткнулась и упала на дорогу. Похоже, с первым ножом можно попрощаться. От удара об асфальт он вошёл в голову твари почти до основания. Следующей твари повезло немного больше. Лезвие попало в лоб, и, не причинив вреда, упало на дорожное полотно. Снова бросок и теперь удачный. Заражённый плавно осел и завалился на бок. Третий повторил судьбу первого, только нож вошёл в другой глаз.

Несколько минут ушло на чистку ножей. Мараться в крови заражённых не хотелось, поэтому я воспользовался ветошью из рюкзака. Вернув ножи на место, продолжил путь.

Остаток пути прошёл без происшествий, если не считать нескольких стычек с заражёнными. Убивать тупых тварей с каждым разом становится всё проще.

В районе полдвенадцатого вышел из леса и поднялся на небольшой холм. С выбранной позиции можно разглядеть почти всю деревню как на ладони. Армейский бинокль упростил задачу. Взору открылась довольно неприятная картина.

Деревня вымерла в прямом смысле. Заражённые бродят по опустевшим улицам. Вознесенка представляет из себя небольшой населенный пункт, численностью до шестидесяти домов. Две большие улицы располагаются параллельно, а третья идёт перпендикулярно, поэтому практически не просматривается. Я насчитал четыре сгоревших дома. Дым, идущий с пепелищ, покрывает деревню серым одеялом и сильно мешает обзору. В середине главной улицы лежат около сорока трупов, хаотично разбросанных по асфальту, а на перекрёстке валяется опрокинувшийся на бок трактор «Беларусь». Рядом с ним стоит измятый «ВАЗ 2106». Скорее всего, кто-то из местных жителей решил свести счёты с невесть откуда взявшимися зомби и просто давил их, катаясь взад-вперёд, но, поддавшись «азарту», не уследил за дорогой и столкнулся с шестёркой, выскочившей из-за поворота. Наехав на нее сперва передним, а потом задним колесом, трактор завалился на бок. Водитель легковушки раздавлен, а тракториста разглядеть не удалось. Как они умудрились не заметить друг друга — непонятно.

Приблизительный подсчёт выявил примерно сто пятьдесят заражённых, рассредоточенных по территории села. На другом конце деревни, возле одного из домов, я заметил трёхдверную «Ниву» синего цвета, которая выглядит вполне рабочей. Скорее всего, хозяин просто не успел ею воспользоваться. Решив сделать крюк вокруг села, чтобы избежать нежелательных столкновений, убрал бинокль и направился за машиной. Если транспорт окажется исправным, то к вечеру буду в Златоусте…

Прошагав около трехсот метров, я услышал выстрел, прогремевший как гром среди ясного неба. Определив по звуку, что стреляли с охотничьего ружья, вновь воспользовался биноклем и начал поиски стрелка. Обследовав деревню и не добившись результата, достал нож и, используя лезвие как зеркало, начал пускать блики.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 623