электронная
360
печатная A5
356
18+
#Выдыхай

Бесплатный фрагмент - #Выдыхай


Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9200-3
электронная
от 360
печатная A5
от 356

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПРОЛОГ

— Ну я прошу тебя! Остановись! — Лора кричала в панике, пытаясь хоть как — то достучаться до меня. Но даже её голос не мог меня остановить сейчас, как делал это раньше. Сейчас я не в тех эмоциях, в каких должна видеть меня она. Но я не развернусь назад, сейчас мой путь направлен только вперед.

Её лицо было в слезах, и я ненавидел себя за это. Ужасно ненавидел. Моя машина гналась по дороге с неумолимой скоростью, но я нажал на газ, когда увидел, что отстаю от ублюдка. Впереди ехал тот, кто поколечил мою девчонку, и единственное, что я сейчас хотел — разбить его лицо в кровь. Хотелось, чтобы его тело валялось мёртвым, или просто, до инвалидности поколеченным. Это нереальный кайф, видеть, как твой противник погибает у тебя на глазах.

Я начал ехать быстрее, ещё быстрее. Спустя несколько секунд, мы ехали с ним на одном расстоянии, и я увидел его лицо, когда опустил стекло. Он посмотрел на меня, сдвигая брови, но затем, видимо поняв всю ситуацию, дико ухмыльнулся и закусил нижнюю губу.

— Ого! Да ты не один, — сказал он, смотря в нашу сторону, смотря в мои яростные глаза. — Лора, девочка, как поживаешь?

Я глянул на неё — она больно скривила лицо и хныкнула, ещё одна слеза скатилась по её лицу. Она уронила голову на колени, закрывая лицо руками.
Клянусь, я убью его.

— Живи, пока у тебя есть время, потому что когда я тебя догоню — я тебя прикончу.

Алекс закрыл глаза, опустил уголки губ вниз, и покачал головой. Он знал, что это меня разозлит ещё больше. А так оно и было. Скорость моей машины перешла границы максимума, когда Алекс вырвался вперед, перед этим дружелюбно помахав мне. Он скрылся из виду, но ненадолго. Впереди я увидел, как его машина остановилась прямо передо мной — боком.

Этого я никак не мог ожидать…

Резко затормозив, машина заскользила по асфальту, заворачивая куда — то в сторону, и чёрт побери, на встречу ехала старая машинка, которая толкнула меня, и я, теряя управление, начал лететь в сторону…

Моя перевернутая машина лежала на дороге. За минуту до этого, я слышал визг Лоры, а потом она затихла, когда автомобиль начал переворачиваться.

***

Первое, что попалось на вид, когда я открыл глаза — белый потолок. Когда приподнял голову, увидел рядом сидящего друга, чей рот был приоткрыт, а с его глазами я встретился лишь раз, потому что в остальные секунды они смотрели в пол.

Память резко проснулась, и я напрягся, не сдерживаясь от первого вопроса:

— Где Лора? — первый вопрос, который меня волновал.

Стенли потерял контакт со мной, и глаза начали бегать в сторону. Рот закрылся, и теперь его взгляд был направлен прямиком на меня.

— Мне жаль, дружище… Мне действительно жаль.

Какая — то часть меня понимала суть его слов, а другая, сильная, эмоциональная часть — отказывалась принимать слова всерьёз. Скорее, я думал, что сошёл с ума, либо долго сплю, видя сон. Сон, в котором случается то, чего я больше всего опасаюсь. Но я понимаю, что проснулся в реальности, когда рука Стенли опускается на моё плечо, и крепко его сжимает.

Я дёргаюсь и обхватываю голову двумя руками, ногтями вонзаясь в кожу.

— Ну я прошу тебя! Остановись!

Её голос… О чёрт, я слышу её голос в голове. Что — то грызет меня, и заставляет снова вернуться в тот день, когда я не хотел останавливаться, когда я не хотел никого слышать… Когда я, сам того не понимая, шёл к тому, что будет убивать меня всю оставшуюся жизнь.

— Ого, да ты не один!

— Лора, девочка, как поживаешь?

Дико кричу, и понимаю, что это конец.

За — то я знаю одно — я не оставлю этот мир, пока не отомщу.

Добрый, весёлый парень — вот кто покинул эту землю.

Злое и жестокое чудовище, который будет питаться страданиями врага — вот кто берёт власть надо мной.


ГЛАВА 1.

Всю остальную часть вечера народ развлекался, приходил, уходил. Охране пришлось выводить пьяных недоумков, которые затевали драки, разбивали бутылки, нагло приставали к девушкам, а бывало дело, и ко мне. А некоторые из них, находились в компании того прекрасного незнакомца, засевшего у меня в мыслях. Казалось, будто я пьяна, или просто вижу дурной сон. Но я могла хорошо осознавать то, что я в реальности.

Работать директором клуба — это неприятно и скучно. Хорошее получаешь лишь в том, что достойная зарплата, а плохое прям — таки и тянется к тебе, ведь персонал не может обращаться ко мне на» ты», или скучно бросать в лицо жалобы на маленькую зарплату, или просто обсудить какие — то личные дела. И мне действительно жаль, что именно я — директор клуба. Моя работа — стоять и надзирать, чему я не очень — то рада. Единственный человек, чье место я с удовольствием хотела бы занять — это Джулия — моя лучшая подруга.

Стоя рядом с баром, я не раз, и не два, замечала, как те, кто подходят к ней за выпивкой, смотрят на неё с огоньком в глазах, а иногда нагло, без стеснительности, целуют её руки… Однако, не каждому летит подарком такой шанс.

— Ты точно на него запала, — ехидство Джулии снова прозвучало около моего уха.

Её присутствие заставило меня оторваться от интересного объекта наблюдения… От парня, который был самой гравитацией для меня, чьи глаза изредка встречались с моими, и я, дикая скромница, сразу же отворачивалась.

— До чего же ты надоедливая, — закатив глаза, я достала телефон, и сделала вид, что в нём есть что — то сверх интересное. Но, убедить Джулию в том, что весь час я пялилась в свой мобильник — сейчас казалось невозможным.

Подруга хихикнула, и легонько толкнула меня плечом:

— Тогда я могу его украсть?

Нет? Точно нет!

— Он сидит вон там, — я мотнула головой в сторону шумной мужской компании, где сидел тот, к кому мои глаза буквально прилипли. Сейчас я с трудом себя сдерживала, чтобы снова не посмотреть в ту запретную сторону.

— Угу, — пропела Джулия, и откинув волосы назад, направилась в сторону, от которой прошедший час я так и не смогла оторвать глаз, будто бы там происходит что — то, на что можно смотреть вечно, и чувствовать умиротворение.

Через несколько секунд компанию, сидевшую на диване, закрыла толпа, танцевавшая под музыку, которая вливала в их тела энергию, и заставляла находиться здесь ещё дольше, и пьянеть ещё больше. Для кого — то этот вечер самый лучший, ведь он, или она, пришли со своей парой, с желанием развлекаться по — полной. А кто — то, как и я, стоит в углу, и ругает себя за свои никчемные мысли.

— У — х — у — у!

Чей — то громкий восторженный крик заставил меня ещё раз оглядеть толпу, и найти в ней смешную и неприличную сцену, где принимал участие знакомый мне парень, недавно побывавший за барной стойкой; в одной руке он держал бутылку алкоголя, а другой держал девушку за талию, висевшую у него на плече, и стуча кулаками по его спине, явно делала ему массаж. Рядом с ними стояли ребята противоположных полов. Парень, немного подпрыгивая, тем самым принуждая свою спутницу на плече визжать, поднёс к губам бутылку, и начал пить в ней содержимое.

— Отпусти, эй, ну пожалуйста! — кричала девчонка, не переставая колотить его кулачками.

Я улыбнулась, когда парень, которого я совсем недавно считала мерзавцем, поставил её спиной к себе, и прикрыв глаза, начал целовать её шею, а она, подчиняясь ритму музыки, обхватила руками его шею. Парни и девчонки, стоявшие рядом с ними, забыли про них, и начали двигаться в разные стороны, поднимая руки вверх, сгибая и разгибая локти. Народ становился бешеным и ещё более энергичным, когда музыка становилась всё яростнее и яростнее.

***

Переодевшись, я лежала на своей мягкой, удобной кровати, и отказывалась верить, что рабочий день закончился, и я наконец была у себя дома. Тишина и покой — единственное что сейчас меня окружало. Не хватало лишь Джулии, которая не давала мне засыпать благодаря своим забавным историям. Но с другой стороны, её отсутствие становилось плюсом, ведь я могла спокойно закрыть глаза, и отдаться сну.

В своём родном городе, когда наступала ночь, я полностью была поглощена мыслями о папе, находившийся в больнице уже несколько месяцев. В голове было так много вопросов, от чего местами кружилась голова. Тогда мне было семнадцать, и я была далеко не ребенком, а значит понимала, что моего отца от рака может спасти только чудо, в которое я так сильно верила. День за днём я тратила нервы, сидела у его кровати и гладила его руки, пока он спал, и шёпотом, со слезами на глазах, молилась, чтобы всё с ним было хорошо.

Но, в один миг, всё уничтожилось в пух и прах. Отец умер. Я возненавидела мир, и впала в депрессию. Лишь чуть позже смогла встать на ноги, но руку помощи мне протянула Джулия, и вернула к нормальной человеческой жизни.

Я сделала то, что так отчаянно у меня просили глаза — заснула.

***

— Что за… — прохрипела я, когда услышала звуки в коридоре, но не стала вставать.

Секунда — и я сообразила, что домой пришла подруга. Так же, я поняла, что судя по низкому, хриплому голосу, она не одна. Чуть позже послышались скрипы полов, и тихий смех, затем хлопок двери. Настала тишина, и я снова закрыла глаза, повторно засыпая. Но на этот раз крепко. Больше никакие чертовы звуки не смогут меня разбудить!





ГЛАВА 1.

— Ты уверена, что наличных хватает? — встревоженный голос мамы звучал в ушах.

Я была безумно рада её звонку, потому что он случается лишь раз в месяц. Когда я слышала её голос, то попадала в рай, и лететь вниз, в реальность, было сложно. Звонки мамы попадали в редкость, но я была рада тому, что имею. То, что я желаю — не может исполниться вот — так просто. А желаю я не много, всего лишь увидеть маму перед собой, коснуться её, и мило посмеяться. Но я могу лишь разговаривать с ней, и чувствовать огромное расстояние, которое для меня, увы, непреодолимо.

— Я скучаю, — тихо сказала я, с болью в голосе. — Когда мы увидимся, мам?

На том конце трубки послышался вздох:

— Я не знаю, милая.

— Как Диана? — я задала не легкий вопрос, зная, что это причинит некую боль маме. Большую боль.

Какое — то время она молчала, снова вздыхала, и я могла слышать в её вздохах настоящее отчаяние. Моя сестра лежит в больнице уже несколько месяцев, как когда — то там лежал отец. Но и теперь мои мысли затмевает только она, и ни кто другой. Изнутри меня разрывает страх, что произойдёт второе печальное происшествие, и муки снова окружат меня, и мою семью. Потеря отца казалась чем — то тяжелым, и неисцелимым для нас, но когда заболела Диана, мир снова не был на своих местах.

— Не хуже… Но и не лучше, — ответила она голосом, который я еле слышала. Он был настолько тихим, настолько грустным, что смог задеть меня по больному месту — сердцу, которое потерпело огромную потерю, и не потерпит вторую.

За стенами послышались шаги и голоса, а это значит, что продолжать нормальный разговор не получится.

— До скорого звонка, мама.

— До скорого, милая.

***

Я вскочила с дивана и подбежала к Джулии, которая упираясь ладонями в окно, тихо воскликнула:

— Рейзор?!

Прямо перед нашим домом стоял знакомый мне парень из бара, облокотившись о чёрный мотоцикл, и разговаривая по телефону, улыбался, что делало его до ужаса обаятельным.

Тогда, тем вечером, он был не таким — он был пьяным, дерзким, и раздражительным. В тот момент, я, словно дикое животное, готова была разорвать его на части, но мерзавец оказался сильнее меня. Но сейчас мне не хотелось ворошить то, что уже произошло, хотелось задать вопрос: что он здесь делает?

— Что он здесь забыл? — спросила я у Джулии, в надежде, что она мне непременно ответит. Но это было уже совсем не важно, потому что к нашему дому подъехало такси, из которого почти сразу же вышел парень.

Рейзор положил телефон в карман своих джинсов, и пожал руку таксисту, перекинувшись парой фраз. Чуть позже оба подошли к машине, открыли багажник, и вытащили оттуда пара спортивных сумок, и направились к дому, что стоял напротив нашего.

Я снова хотела открыть рот и задаться вопросом, но Джулия, не дав мне этого сделать, выдала ответ на мой мысленный вопрос:

— Да, этот красавец будет жить поблизости с нами.

Усевшись на подоконник, я захныкала:

— Минус. Большой и огромный минус!

***
К вечеру я сидела в кресле, смотрела телевизор, и честно говоря, умирала со скуки. До вечера я убирала всю квартиру, тряпкой вытирала каждую пылинку, и не одна комната не осталась без моего внимания. После окончания уборки, на душе стало легче, и ко мне вновь вернулось облегчение.

Помнится, такое я ощущала лишь у себя дома, а спокойно мне становилось только тогда, когда мы всей семьёй ужинали, и слушали истории, которые рассказывал отец, а мы с большим удовольствием его слушали. Мы будто оказывались в другом мире, где всегда было тепло и уютно. Но этих дней и моментов больше не вернуть. Никогда.

— Ну, как я тебе? — спросила Джулия, входя в гостиную, и загораживая мне собой экран телевизора.

Мои глаза начали оглядывать ее короткое, обтягивающее красное платье, и бежевые туфли на высоком каблуке, но синий шарф на шее привел меня в большее удивление, чем сам ее наряд.

— Ты куда? — я нахмурилась.

— У нашего соседа — красавца вечеринка, и я приглашена, — ехидно сказала Джулия, сделав оборот вокруг себя.

Я закатила глаза, и в голову пришла сумасшедшая мысль: может, попроситься с ней?

— Не хочешь со мной? — подруга вскинула брови, что — то печатая в своем телефоне. Она улыбалась и хмурилась, затем тихо смеялась.

— Э… Нет.

Джулия цокнула, подошла ко мне, наклонилась, и поцеловала в щечку, после чего выбежала из гостиной, и захлопнула за собой входную дверь. Так я и осталась сидеть в одиночестве, и продолжать скучать, в то время, когда в соседнем доме слышались визги, громкая музыка, и звуки машин, которые то приезжали, то уезжали.

Через какое — то время я заснула, что было удивительным, ведь в соседнем доме невероятный, яростный шум, из — за которого в голове пролетают нецензурные выражения.

***

Глаза невольно открылись, а вместе с ними и мой рот, который издал вопли, полные возмущения. А причина этому — вибрация телефона у меня в руке. Нащупав мобильник где — то под собой, я лениво простонала:

— Да,

— Помоги мне, — прошептала Джулия, и на той стороне трубки послышался всхлип.

Что происходит?

— Что случилось?.. Джулия? — говорила я, но в ответ получала молчание.

Паника тут же облила меня по полной, когда послышались короткие гудки. Я подорвалась, забежала в свою комнату, открыла шкаф, натянула на себя джинсы, майку, и быстро надев обувь, и схватив ключи, я молниеносно выбежала из квартиры, и закрыла ее.

Когда спустилась вниз, на улицу, я прямиком направилась в дом Рейзора, не ходьбой, а быстрым бегом. Дом был переполнен народом; возле входа курили не знакомые мне парни и наблюдал за тем, как, видимо, их друг, повалив га землю своего противника, колотит кулаками его лицо.

Я остановилась, не зная, куда идти. При виде этой не совсем притной картины мой путь прекратился. На какое — то мгновенье, я вообще забыла, зачем сюда явилась.

— Какая драма, — прошептал голос на ухо, а чья — то рука опустилась на мое плечо, сжимая и разжимая его.

«Ох чёрт!» — пронеслось у меня в голове, когда в обладателе этого шепота я узнала парня, от которого тот « незабываемый» вечер я не могла отвести глаз.

Возможно, мне стоит поздороваться?

Ещё никогда я не заставала себя в таком чувстве… В том чувстве, в котором сердце наполняется теплом, а его обычный ритм становится быстрым, и я с трудом признавала, что этот человек мне нравится. Ведь другого оправдания у меня просто не было.

Какие — то минуты я смотрела в пол, а когда вновь решила посмотреть на неприятную сцену, то была не много не в себе; те двое, что устроили драку, сидели на короточках, подносили сигареты ко рту, вдыхали, и выдыхали. Один толкнул своего напарника в плечо, а тот в ответ, после чего они громко засмеялись.

— Помогите!

Джулия. Она бежала в мою сторону, и тянула руку ко мне, но не смогла продолжить свой путь, она запнулась и упала. Я рванула к Джулии, упала рядом с ней на колени, и начала трясти её за плечи.

— Джулия? Джулия! — в панике кричала я, не переставая её дёргать.

Я начала осматривать её сверху до низа, но мой взгляд остановился на руке, где были свежие кровяные порезы. Я приложила руку ко рту, ощущая, как страх и недопонимание охватывают меня.

— Успокойся… Слышишь? — говорил Джеймс, обхватывая мои щёки, и нежно поглаживая их пальцами, на долю ужасного момента успокаивая меня этим.

Я посмотрела на него. Кивнула.

Джеймс просунул руки под спину Джулии и осторожно поднял её на руки. Он обошёл меня, и я услышала шаги за моей спиной, которые каждую следующую секунду я переставала слышать. Как бы мне сейчас хотелось, чтобы я была во сне, а не в чёртовой реальности.

Всё, Нелли, возьми себя в руки. Хватит ныть!

Я сжала руки в кулаки, встала, тяжело вздохнула, ещё раз, и ещё раз. Сразу вспоминаются школьные времена. Я часто была эпицентром издевательств, унижений, и оскорблений. Меня презирали за то, что я хожу в одном и том же, изредка меняя только обувь. Тогда были не лучшие времена, где я хорошо познала что такое стресс. Когда я шла домой, то пыталась пореветь, и отпустить ещё один ужасный день, а домой стралась приходить с улыбкой на лице. Тогда я не хотела расстраивать родителей.

Но, за то сейчас, я никому не позволяла себя обидеть. На милость, я отвечала милостью. На грубость, я отвечала грубостью. С тех времен во мне слишком много поменялось. Моя единственная слабость — это отец.

— Всё… Всё в порядке, — внушала я себе.

Я слабо подняла взгляд, когда из ниоткуда появился Рейзор. На его лице сияла ухмылка, а глаза скользили по мне, как коньки по льду; плавно и медленно. Рейзор облизнул губы, и наконец взгляд остановился на моём лице, что привело меня в некий испуг.

— Какие люди, — сказал он, медленно наступая на меня.

— Слушай, мне сейчас не до тебя, правда. — устало говорила я, приложив руку ко лбу, и на мгновенье закрывая глаза.

— Даже не сделаешь мне выговор за ту ночь? — вскинув брови, он сделал ещё один шаг, разрывая безопасную дистанцию между нами.

Я нахмурилась, и сделала шажок назад, когда Рейзор был в опасной близости от меня. Но я его недооценила — он не растерялся, и схватив моё запястье, дёрнул меня на себя, другой рукой сжимая мою талию, будто бы я была его девушкой.

Нахмурившсиь, я кулаком ударила в его плечо.

— Сейчас же пусти меня!

Вся тяжесть, усталость, и шок из — за случившегося — уничтожились в пух и прах. Во мне проснулось возмущение, и собственница своего тела. Он мне не парень, не друг, и не близкий человек. Он не может вот так себя со мной вести. Не имеет права.

— Зачем? — искренне удивился он, сдвигая брови.

Мои руки продолжали колотить его, но все мои действия, кажется, вызывали в его голове слово — трепетно. Парень широко улыбался на то, как я пытаюсь освободиться из его лап. Я делала это, зная, что пока он сам не захочет меня отпустить, я не выберусь. Это начало меня злить. Чем взрослее я становлюсь, тем больше проблем меня окружает. С каждым днём всё интереснее, хуже, лишь в особенных случаях лучше.

На моём лице появилась улыбка, когда за спиной Рейзора возник Джеймс.

— Ого — го, парниша, тебе было мало Лоры? Решил затеять ещё одну игру?

Лицо Рейзора, на котором совсем недавно была улыбка, насмешки, — скривилось. Взгляд, прежде отражавший ехидность, стал каменным, а губы сжались в тонкую полоску. В него, будто вселилось что — то тёмное и злое. Я не знала, о чём говорит Джеймс, но это явно задело Рейзора.

— Лучше бы тебе заткнуть свою пасть, — злился парень, отражая это на хватке, что сильнее, и до боли, сжала мою талию. Я дёрнулась, но он и не думал меня отпускать. Он смотрел сквозь меня — на Джеймса.

— А то что? И со мной поиграешься, парниша?

Рейзор резко отпустил меня, развернулся, и подойдя к Джеймсу, схватил его за воротник, и приблизился к его лицу. Джеймс облизнул губы и уголок его губ приподнялся.

— Ещё раз ты хоть слово о ней скажешь… Я убью тебя. — яростным шипением говорил Рейзор, и я могла видеть, как всё его тело напряглось. — Убью. Клянусь.

Рейзор отстранился от него, сделал шаг в сторону, и перед тем как уйти, он специально задел плечом Джеймса.

Я подошла к Джеймсу, прикоснулась наружной стороной руки прикоснулась к его щеке. Горячая. Господи, когда я рядом с ним, мне хочется забыть обо всём. И сейчас, когда ситуация не из лучших, мне хорошо, и всё потому, что он ко мне так близко. А то, что я сейчас до него касаюсь — это безумие. Мне это чертовски нравится. Мне чертовски хорошо.

Джеймс обнял меня за плечи, и мы, не произнося ни слова, направились к моему дому. Всю дорогу я пыталась спокойно обдумать то, что сегодня произошло. Что — то подсказывало мне, что произошедшее не оставит мою голову ещё долгое время.

— Пока, — сказала я, когда мы остановились у дверей моего дома.

Парень, из — за которого моё сердце хочет выпрыгнуть из груди, убрал прядь моих волос за ухо, и наклонившись, поцеловал меня в щеку, задержавшись там дольше, чем полагается. На эти секунды я закрыла глаза… А когда открыла — Джеймса рядом не было. Он исчез, словно вообще не появлялся. Но я знала, что эта встреча — не последняя.

Стоя около дома, я наблюдала за вечеринкой, чей разгар не собирался угасать. Рейзор стоял в стороне с опущенной головой, где почти — что не было народу, и закуривал. Когда его голова поднялась, он встретился со мной взглядом.

У меня не будет жизни… Не будет нормальной жизни; учёба, любовь, трудности, счастье. Меня окружила тёмная сторона.








ГЛАВА 3.

Я легла в постель только тогда, когда была уверена в том, что у меня больше нет повода беспокоиться о состоянии Джулии. Перед тем, как зайти в комнату, и упасть на любимую кровать, я зашла в комнату подруги, и застала её спящей на диване, укрытой тёплым одеялом.

Вечеринка в доме Рейзора ещё не закончилась, но это не была причина, по которой я не могла закрыть глаза и забыться. В голове оставалось слишком много вопросов. Самым главным было то, что я была в недоумении о том, что случилось с Джулией. Это больше меня пугало, чем волновало. Перед тем, как въехать в этот город, я и знать не могла, что столько всего навалиться, и я не смогу засыпать, чувствуя как сердце отбивает обычный ритм, а не колотится так, что вот — вот выпрыгнет из груди.

После смерти отца всё стало иначе; я больше не была той девушкой, которая шагала вперёд по жизненной дорожке, с самоуверенностью, и с думками, что всё получится, всё будет идеально. Его уход отнял у меня силы, которые сейчас мне сильно нужны. Я и догадываться не могу, что меня ждет дальше: плохое или хорошее.

Одно я знала точно — безупречной жизни мне не ждать.

*** — Эй, красавица, налей бурбон. — опустив свои локти на стойку бара, парень с наглостью в голосе сделал заказ. Пожалуй, наш гость был ещё одним мужским идеалом, которых я встречала; широкие плечи, острые скулы, и улыбка, которая покорит многих девушек, но а если он им подмигнёт — от визга ему не спрятаться.

Джулия, мельком посмотрев на него, улыбнулась, а когда поставила перед ним бокал, сделала вид, будто ей на него плевать. Я, стоя чуть дальше от них, и наблюдая, поняла, что этот голос, поведение, и сам парень, привлекло Джулию, что было странным. Не было ещё ни одного раза, когда бы эта несносная дамочка опускала глаза, и вела себя фальшиво.

Да, он точно ей понравился.

Парень залпом опустошил бокал, и со звуком поставил его перед собой, на что Джулия, нахмурившись, обратила внимание. Я сжала губы, когда увидела, как он, усмехаясь, смотрит на неё, прикусывая нижнюю губу. Подруга, заметив это, улыбнулась, но сразу же вернула серьёзный вид, когда встретилась с ним взглядом.

Вдруг парень взял бокал в руку, поднял его вверх, и кинул куда — то за свою спину. Одно мгновение, и послышался звук разбивающегося стекла.

— Эй! — воскликнула Джулия, выбегая из — за стойки бара, и внимательно разглядывая множество осколков за спиной своего недавнего любимца. — Ты дурак? Зачем ты это сделал?

Я, выпучив глаза, смотрела на то, как парень встал с места, подошёл к Джулии, схватил её и поднял в воздух, прижимая к стойке бара, и заставляя её обхватить его талию ногами, и убирая руки Джулии за спину.

— Моё имя Рой. — начал говорить парень. — И мне нравится то, как ты скрываешь своё излишнее внимание ко мне.

— Мне всё равно. Живо меня отпусти, придурок! — закричала подруга, начиная извиваться во все стороны, но все её действия никак не повлияли на Роя.

— Ох, детка, сначала ты назовешь своё имя, и только потом я тебя, может быть, отпущу.

— Когда ты меня отпустишь, а это случится, тогда я вмажу тебе… Клянусь, — рычала Джулия, и её голос был полон возмущения.

Рой снова закусил нижнюю губу, покачал головой в стороны, и тихо засмеялся.

— А я вижу, ты готова веселиться, кроля.

После его последних слов, Рой всего на секунду отпустил Джулию, затем положил к себе на плечо и направился к выходу, после чего было слышно громкое визжание Джулии, а самым веселым было то, как она ладошами била его по спине.

— Идиот! Ненавижу! — во весь голос кричала подруга.

Когда до выхода оставалось один — два шага, Рой повернул голову назад, и найдя меня глазами, подмигнул мне, на что я в ответ улыбнулась. Один момент — и я больше ничего не слышала, потому что он, с грузом на плече, оказался за порогом заведения.

Я не хотела ругать себя за то, что не помогла Джулии освободиться, потому что видела, что ситуация под контролем, и этот сумасшедший парень её не обидит. Мне не показалось, что подруга испытывала к нему влечение всё это время, я была в этом уверена. Такое поведение у неё впервые, и я точно знала, что это — ннспроста.

***
Выдыхаю, и выхожу на улицу. В уши сразу врывается тишина, и домой совсем не хочется. Возможно, это потому, что я только что с работы, где хаос создают студенты? Возможно, я просто мечтала убежать оттуда без оглядки? Странно, я молодая девушка, но мне вовсе не хочется проводить время в таких местах. Может быть, со мной что — то не так?

Вибрация телефона в руке выводит меня из мыслей. Когда я подношу телефон к лицу, на экране высвечивается неизвестный номер.

— Да?

— Где ты?

О Господи. Это Джеймс…

— А тебя не учили здороваться? — спрашиваю я, и невольно улыбаюсь.

Не сдается Джеймс, и повторно задаёт вопрос:

— Где ты?

Я начинаю еще шире улыбаться, и спустя несколько секунд молчания, отвечаю:

— У входа в дикое и ужасное место.

— Никуда не уходи, я скоро буду.

Мой рот открылся, когда послышались короткие гудки.

Разум толкает меня вперед и заставляет идти домой, а сердце наоборот, заставляет меня остаться здесь и ждать парня, который мне нравится. Похоже, я схожу с ума. С того момента, как увидела его, то твердый камень, в котором было мое сердце, и отбивало обычный ритм, — раскололся на мелкие кусочки. И та девушка, которая была раньше, утонула в прошлой жизни.

— Хэй!

Я подпрыгнула, когда перед собой увидела Рейзора, в обнимку с какой — то девчонкой, и удивилась, когда она была одета скромно: не мини юбка, а лосины, не топ, а обычная серая футболка. Но мой нрав к ней тут же пропал, когда она фыркнула, посмотрев на меня.

Почему у многих девчонок есть привычка строить из себя стерву? Не уж то, если они будут добрыми, от них все будут скрываться и тыкать пальцами?

— Что? — спросила я, скрестив руки под грудью.

Девушка, что вжалась в него, посмотрела на меня, наклонила голову в сторону, и улыбнулась. Но это была не добрая улыбка — скорее насмешка надо мной. Её действия начинают меня не на шутку злить. Я не злорадствую, но я бы с удовольствием повыдёргивала ей волосы. Но если сейчас начну к ней цепляться, то это будет очень льстить Рейзору, он наверняка подумает, что мы из — за него создали конфликт.

Нет, я ни за что не предоставлю этому мерзавцу такого удовольствия.

— Рейзор, и на что ты повёлся? — тонким голосом начала девица, оглядывая меня с ног до головы. — Вот на это? — она брезгливо указала на меня пальцем.

Рейзор ехидно взглянул меня, и уголки его губ поднялись вверх. Наверное, он разозлил меня больше, чем его спутница, что было странным. Мне сейчас же захотелось расцарапать лицо ему, и его девушке, которая возомнила себя той, кем совсем не является.

Я гордо улыбнулась, и смотрела прямо на неё — девчонку, которой давно следовало бы преподать урок. Это не лезет ни в какие ворота — меня чуть ли не оскорбляет какая — то цыпочка, которую Рейзор, точно подцепил в клубе. А сам он довольствуется тем, что ему дано… А то — есть, ему приносит радость то, что я цапаюсь с его подружкой.

— Почему бы тебе просто не замолчать?

— Пожалуй, не ты будешь указывать что мне делать.

Я подошла к Рейзору неимоверно близко (чего я, кстати, не ожидала от себя), и закрыв глаза, начала кричать:

— Заткни рот своей девушке!

— Заткни рот своей девушке!

— Заткни рот своей девушке!

Предложения, не имевшие изменений, летели из меня, словно гоночные машины, мчавшиеся к старту.

Когда я распахнула глаза, момент меня ждал совсем не лучший: у Рейзора было лицо, будто бы он увидел что — то, что ему никогда не доводилось встречать… Глаза, в которых был шок и удивление, прямиком смотрели на меня. Сейчас… Именно сейчас я хотела провалиться сквозь землю, когда поняла, что совершила самый — самый глупый в мире поступок.

— Э…

Я обернулась, и приложила ладонь ко лбу, когда самый красивый парень в мире, от которого я почти без ума, стоял рядом со мной, и с недопонимаем пялился на меня. Что же, надеюсь, хуже уже не будет… Надо как — то выбираться из этого недоразумения.

— Привет, Джеймс. Как дела? — непринуждённо спросила я, и смотрела в любую сторону, лишь бы не на него.

Он подошёл ко мне, взял за руку, и по телу не в первый раз пробежалась волна мурашек. Он поддел указательным пальцем мой подбородок и приподнял его, благодаря чему я смотрела в чистые, зелёные глаза.

— Поехали ко мне? — проговорил он, смотря только на мои губы, и это не казалось мне нахальным. Это было довольно приятным… Значит, я не настолько ужасна, раз на меня обратил внимание красавец с прекрасным характером?

Я крепко обняла его за шею и прислонилась щекой к его щеке.

— Да… Тебе и вправду стоит увезти меня отсюда.

Он легонько сжал мои бёдра, и я обхватила его талию. В таком положении он донёс меня до машины, усадил внутрь, и повёз меня по ночному городу. И даже если я буду кричать на весь мир, насколько мне сейчас хорошо — этого мне будет недостаточно. Я всегда буду хотеть большего, когда нахожусь с Джеймсом.

Кажется, лучше чем сейчас, уже не будет.

***

Самое плохое забывается, когда ты встречаешь человека, от которого буквально теряешь голову.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 356