электронная
36
печатная A5
455
16+
Выдуманные

Бесплатный фрагмент - Выдуманные

Путешествие в реальный мир

Объем:
332 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-6683-1
электронная
от 36
печатная A5
от 455

Посвящается моей маленькой сестренке, которая, не прекращая, верит в чудо и в меня…

А также К.Б., который помог осуществиться моей мечте.

Глава 1

— Так не годится, давай еще раз! — громила под два метра ростом насупился, медленно соображая, чесал лохматую бровь.

Их обступили со всех сторон посетители таверны, с любопытством поглядывая то на здоровяка, то на тощего старикашку в центре круга.

— Остановись, друг мой, сумей принять поражение, — старик добродушно улыбнулся, отчего его глаза тут же спрятались в недрах белесых бровей и густой бороды.

— Разрази тебя дракон! — негодование смешивалось с отрицанием, и потому здоровяк медлил, не в силах решить, стоит ли ударить старика или попытаться выиграть честно. — Последний раунд.

— На этот раз самый последний, — кивнул старик и поднял с деревянного, чуть прогнившего, пола несколько маленьких шариков. — Изволишь бросить сам?

Громила лишь сильнее нахмурил брови, коротко качнув головой. Мол сам давай, уж трижды удачливым тебе не быть.

Старик посмотрел на шарики в своей руке. Игра была простая, знакомая с детства, но сейчас она решала его судьбу. Один из игроков бросал об пол кости. В комплекте их могло быть три, пять, семь или даже девять с разным количеством скругленных граней. Каждая из них представляла определенный цвет: золотой или черный. Количество выпавших золотых сторон приравнивалось к числу выбитых игроком баллов. Выигрывал тот, чей счет оказался больше счета соперника.

Старик накрыл кулак свободной ладонью и, спустя мгновение, разжал пальцы, давая шарикам раскатиться по полу. Все присутствующие и внимательно следящие за игрой посетители таверны расступились. Два шарика покачнулись, едва приземлившись на пол, и замерли, обращаясь к наблюдающим темной стороной. Три — разлетелись в разные стороны, являя взору блестящую золотую сердцевину. Один долго кружился у ног здоровяка, все замедляясь, но не желая останавливаться. И все же…

— Черный, — громила почти улыбнулся, предчувствуя победу. — А где еще один?

— Золото!

Голос раздался со стороны толпы. Очень звонкий и нежный. Он принадлежал юной девушке, чьи медные волосы были туго перевязаны шнурком, а чуть потертая кожа брюк плотно обхватывала ноги. Она небрежно скрестила руки на груди, прижимая к себе белоснежную ткань рубашки, подождала пока все зеваки увидят шарик у ее ног и подняла его.

— Мориц победил, — один точный бросок, и шарик оказался в руках громилы. — Сделка есть сделка, — она чуть приобняла смущенного старика за плечи, с вызовом наблюдая за мощной фигурой.

— Мельница твоя, — сухо бросил великан.

— И? — ее голос остановил его у самого выхода.

— Впредь не претендую на твои владения.

Губы девушки тронула легкая улыбка. Зеваки больше не слушали их затаив дыхание. Привычный гам вернулся в маленький домик, скрывая между тощих и увесистых тел старика и девушку.

— Эльса, я даже не знаю, как… — шепотом, словно все внимание до сих пор было обращено к ним, начал Мориц. — Спасибо, милая. Спасибо.

Он тряс худенькими ручками не менее тонкие пальцы девушки, словно та только что спасла его от проклятия.

— Да будет тебе, Мориц, — загнанная в капкан неловкости, Эльса попыталась отстраниться — Он был не прав. И я обещала тебе помочь.

— Немыслимо. Будто драконы благосклонны ко мне сегодня.

— Это всего лишь удача, — девушка засмеялась, покидая хижину и придерживая перед стариком дверь. — Только немного более осязаемая.

Мориц остановился посреди дороги, когда они отошли от таверны на приличное расстояние, и осторожно достал из кармана золотой перстень, мощеный мелкими камешками небесно-голубого цвета. Еще раз осмотрев его со всех сторон, он передал драгоценность Эльсе.

— Я знаю, что не могу спрашивать, — старик стеснительно потупил взор.

— Он принадлежит не мне, — качнула головой Эльса. — Сегодня вечером я должна вернуть его владельцу.

— Ты знакома с драконами, Эльса? Это ведь перстень дракона?

— Возможно. Кто знает.

Местные легенды все на один лад твердят, что драконы обосновались в горах более века назад. Никто не знает точно, кто появился раньше: люди или Они. Драконьи горы плотно облепили маленькую долину, населенную простыми смертными. Это место было настоящим сокровищем плодородия и постоянства. Деревушка процветала, даря жизнь новым поколениям людей и сохраняя первозданную красоту и богатства лесов, озер, полей, что находились в ее пределах. Что было снаружи плотного кольца из горной породы, едва ли догадывался хоть кто-то. Ни одна дорога не вела в долину или из нее. И только драконы, покорившие небо, знали, что находится за ее пределами: были ли там другие земли, поселения людей или они были единственным островком цивилизации, в то время как прочие угодья густо заселили их величественные и таинственные соседи.

— Ни один человек не обладает подобной магией. Я слыхивал о драконах. Это они заключают всю свою силу в предметы. Ожерелья, кольца, браслеты. Я сам никогда не видывал, но не первый год живу на этой земле. Я многое знаю.

— Этот перстень принадлежит одному человеку, — уверенно ответила Эльса. — Может быть, когда-то его хозяином и был дракон. Может, он обронил это кольцо, и так оно попало в руки смертного.

Лицо Морица смягчилось:

— В любом случае, кем бы не был твой друг, что обладает таким богатством, он, без сомнений, очень добрый человек.

— Почему ты так думаешь, Мориц?

— Только представь, если бы кто-то в нашей деревне стал обладать этим перстнем. Что бы с нами сталось? От нас не осталось бы живого места.

— Драконы бы этого не допустили. Они приглядывают за нами.

— Я знаю, дорогая. Они оберегают нас. Но что если однажды… — он покачал головой, словно отгоняя наваждение, сотканное собственной фантазией. — Бессмертны ли они? Имеют ли единого владыку? И что станет, если однажды его наследники решат поделить трон? Бессмысленные войны, смерти невинных. И пострадаем, в первую очередь, мы — те жалкие создания, что находятся под их покровительством. К чему лить собственную кровь, если можно создать огромную армию из смертных.

— Эй, Мориц, — прервала его вдохновенную речь Эльса. — Ты явно слишком увлекся сказками. Битвы за троны, короли, придворные. Что за книга?

Но старик лишь отмахнулся:

— Уже и не вспомню, дорогая.

— На все эти глупые сражения способны лишь люди. Драконы мудрее. Они не допустят бессмысленных жертв.

— Ты действительно так считаешь?

— Ровно, как и допустить до престола человека. Если уж этот самый престол и впрямь существует.

— Надеюсь на это, — с некоторым облегчением кивнул Мориц, вглядываясь в ослепительные лучи заката. — Тебе пора уходить, Эльса?

— Боюсь, что так.

— Поторопись. Верни перстень его владельцу. И передай ему благодарность от меня лично. Пусть забегает за ломтем свежего хлеба, ежели не постесняется. Денег не возьму, так и передай.

И хотя Мориц говорил искренне, девушка была уверена, что в этот момент в нем взыграло больше любопытство, нежели желание расщедриться.

Эльса спешно попрощалась со стариком, опасаясь, что его нескончаемая тяга к общению перерастет в очередной разговор. Солнце садилось очень стремительно, пряча в тени диких зарослей тихие девичьи шаги. Таверна располагалась почти на краю селения. Дальше тропинка сужалась, шла через лесок, выводила на поляну, открывая взору еще несколько крошечных, будто потерявшихся, домиков. И уходила вдаль, обрубаемая подножием горы.

Девушка шла быстро, не оглядываясь, с легкостью ориентируясь в давно знакомой местности. И даже сумерки не могли помешать ей. Когда до каменной стены оставалось несколько метров, Эльса, не сбавляя шаг, потянулась рукой к мешочку, болтавшемуся все это время на талии. Помимо перстня, возвращенного Морицем, в нем лежало около пяти колец с вставками из натуральных камней идеальной огранки. Некоторые из них были почти невесомыми — изящное переплетение металлов. Другие, напротив, грубые, словно вырубленные наскоро из горной породы. О том, что это перстень, свидетельствовала только крохотная прорезь, но на пальце Эльсы он смотрелся вполне гармонично. Следом из мешочка были извлечены два браслета и, тончайшей работы, диадема. Девушка уже подошла вплотную к горе и притормозила, заканчивая последние приготовления.

К полету нельзя быть готовой, к нему невозможно привыкнуть. Это умопомрачительное чувство свободы и легкости. И его не может пересилить ничто: ни хвост размером с самое высокое дерево, ни тяжесть чешуи, подобная броне. Огромный дракон, взмывающий в небо со стороны отвесной скалы — вот что увидели люди, волей судьбы оказавшиеся в этот момент на улице. Но о том, что это была юная Эльса, время от времени наведывающаяся в деревню с окраинных лесов, не знал никто.

Это не было чудом, не было наваждением. Драконы и люди сосуществовали друг рядом с другом многие столетия. И хотя простым смертным не удавалось встретиться с драконами нос к носу, они привыкли видеть их над долиной. И знали, покуда драконы будут совсем близко, гладкой и ровной жизни деревенских ничего не угрожает. Она будет идти своим чередом.

Драконы стали символом спокойствия для многих. Своего рода амулетом. Но о том, что они ближе, чем кажется, что они действительно следят за людской жизнью и помогают, могли догадываться лишь единицы. И хотя Эльса была, пожалуй, единственным драконом, кто так запросто спускался вниз, подобное поведение отнюдь не возбранялось. Драконы были мудры и верили в мудрость своего племени. Они доверяли юной Эльсе, а она хранила в тайне от жителей деревни свое происхождение. Да и другим драконам не спешила выведывать цель своих частых прогулок.

Иссиня-черные крылья широким взмахом поднимали девушку все выше, к вершинам гор. Она летела вокруг долины, набирая высоту и осматривая земли с привычного ракурса. Крошечные домики, поля, темные пятна маленьких лесов — словно смотришь на карту. За пределами гор начиналось бесконечное небо и ветер, проникающий под каждую чешуйку, остужающий кожу и желающий унести в такую даль, где не бывал еще ни один дракон.

Эльса приземлилась там же, где и начала свой полет. Только многими метрами выше. Там, среди горных пик и ущелий, зиял внушительного вида раскол — вход в царство драконов. Огромные комнаты и коридоры, размером с несколько вспаханных полей. Благодаря тому, что горы были почти полностью полыми, а некоторые ходы спускались под землю, драконьим семьям комфортно жилось в многообразии просторных покоев. Люди из деревни и представить не могли, что их соседи находились не только над ними, они окружали их буквально со всех сторон.

Оказавшись внутри горного замка, Эльса спешно пересекла коридор за коридором. Вечера после захода солнца предназначались для особых собраний глав драконьих династий. И так как Эльсе, как единственной дочери правителя было позволено присутствовать на них лишь с недавних пор, она очень не хотела задерживаться или даже пропускать эти встречи. Отец возлагал на нее большие надежды. И однажды, когда придет время, она станет королевой и заменит своего отца.

— Прошу прощения. Я опоздала? — она заглянула в залу, где, к ее удивлению уже собрались все члены совета.

И хотя огни заката уже не виднелись сквозь окно под потолком, Эльса была уверена, что не могла так сильно припоздниться. Она точно рассчитала свое время, а это могло означать, что по какой-то причине король был вынужден собрать их всех раньше положенного.

— Нет, ты как раз вовремя, — отец одарил ее добродушным взглядом и начал собрание.

Обычно на них шли разговоры о магии, о добыче драгоценных камней, об организации кланов и распределении обязанностей. Реже: о деревне людей и их незначительных, по мнению большинства, проблемах. Но только не в этот раз.

— Как часто вы задумываетесь о переменах? — спросил король, одарив взглядом каждого и внимательно следя за реакцией подданных.

— Что ты подразумеваешь под переменами, Гарольд? — один из самых старых драконов с темными изумрудными крыльями и слишком маленькой мордой встрепенулся.

— Все, что не укладывается в рамки привычного и противоречит нашей ежедневной деятельности, — с ходу отозвался тот.

— Я не понимаю тебя. Если бы ты сказал, что наши кланы под угрозой вымирания, мы бы немедленно занялись привлечением союзников, размножением. Быть может более активной добычей пропитания. Здесь уже все бы зависело от того, из-за чего возникла угроза. Но ты говоришь слишком обобщенно, Гарольд. С чем связаны перемены, о которых ты ведешь речь? И так ли они нам необходимы?

Среди собравшихся пробежал одобрительный шепоток, но король не спешил продолжать, он ждал и других мнений.

— Думали. Было бы неплохо расширить наши владения.

— Нам прекрасно живется и так. Если это не вопрос жизни и смерти, то к чему изменять традициям.

Спорные предложения и высказывания посыпались со всех сторон.

— Я тоже думала, –Эльса решила высказаться только когда гомон голосов поутих. — Есть привычки, которые нашему народу не присущи, но они сделали бы жизнь другой. Не лучше и не хуже. Просто не похожей на ту, которую мы ведем сейчас.

— Тогда для чего нужны эти перемены? — не без доли раздражения спросил старик. — Нет ничего хуже бессмысленных изменений — напрасное расходование сил.

— Возможно, для того, чтобы посмотреть на вещи немного под другим углом. Если бы, скажем, мы думали о магии драконов так же, как о ней думают люди, — в этот момент перед глазами Эльсы предстал счастливый Мориц. — Возможно, мы могли бы начать иначе использовать нашу силу. Она бы принесла пользу, а не пылилась в пещерах безжизненным мертвецом.

— Если бы мы смотрели на силу глазами людей, мы бы давно вымерли, милочка. Люди не наделены надлежащим разумом. Они лишь хотят все забрать себе.

Голос дракона подхватили большинство присутствующих. Они не замолкали, говорили о людях заученными фразами из книг. От «дай волю, развяжут войны» до «мы не присматриваем за людьми, мы держим их под стражей, и так было всегда, во веки веков».

Эльса не ожидала, что вызовет такой ажиотаж своими словами. Она успела дважды пожалеть о том, что вообще раскрыла рот. Но они уже не обращали на нее внимание, споря между собой. Остановить шум мог только король, и он сделал это. Громогласный рык из самого центра гор наверняка было слышно и в самой деревне. Однако, незамеченным это не осталось: все члены совета в тот же миг замолкли.

— У каждого есть свое мнение, и это похвально.

Эльса посмотрела на отца и поняла, что на его лице не было ни тени недовольства, как это бывает обычно, когда эмоциональный фон собрания начинал зашкаливать. Напротив, он оказался удовлетворен произведенным эффектом.

— То, что я хочу предложить вам, еще ни разу не было замечено среди действий правящих драконов. Мы попробуем нечто новое в нашей системе. Моя дочь верно заметила, свежий взгляд способен встряхнуть королевство. Мы можем стать сильнее и могущественнее только если… — Гарольд выдержал мучительно долгую для многих паузу.

— Не томи уже, — девушка-дракон, что вступила в ряды совета несколько раньше Эльсы нетерпеливо постукивала когтями по каменному полу.

— При жизни я покину трон, — последовал ответ короля.

Все присутствующие ахнули. А король воспользовался заминкой, чтобы продолжить свою речь:

— Мое место займет самая юная из нас — принцесса Эльса. Она единственная, чей рассудок еще не полностью затуманен традициями. Именно она сможет положить начало новой эры драконов.

Эльса почувствовала, как все взгляды тут же обратились к ней одной. Она, казалось, ощущала их физически, на своей коже, и слышала мысли членов совета. И все они были полны сомнения.

— Гарольд, не думаю, что это хорошая идея, — наконец раздался чей-то голос из противоположного угла залы, когда первый шок прошел. — При всем уважении к твоей прекрасной дочери, она еще слишком юна.

— Именно поэтому, если ты меня не расслышал, Марциск. Удивительно, но именно ее возраст и делает ее такой особенной. Не такой, как мы.

— Но как это поможет ей управлять кланами? Я понимаю ценность ее фигуры для совета. Но королева…

— Нет причин для беспокойства. Хоть я и снимаю корону, но совет не покидаю, –успокоил всех Гарольд. — Я всегда буду рядом, чтобы огородить свою девочку от неподобающих поступков. Можете не сомневаться, она узнала об этом впервые ровно в ту же минуту, что и вы.

— Тогда может имеет смысл спросить ее мнения обо всем этом?

С каждой минутой разговор нравился Эльсе все меньше. Впервые она поймала себя на мысли, что в этот день ей все-таки следовало опоздать или не явиться вовсе. Может, хоть тогда она бы не была наделена таким вниманием.

— Эльса, дорогая, хочешь что-нибудь сказать? — теплый голос отца был единственным, что поддерживало ее в данную минуту, не давая сойти с ума.

Все, как по команде, снова повернулись к ней. Эльса лишь покачала головой, осознавая, что не сможет в считанные секунды распутать скомканный клубок мыслей в своей голове.

— Можете не волноваться, — повторил король. — Это не случится ни завтра, ни в ближайшие дни. Но совсем скоро, когда принцесса будет готова, мы проведем коронацию и провозгласим новую кровную королеву Снюорда. А теперь, если вы не против, перейдем к перегруппировке подземных помещений, — и он, как ни в чем не бывало, начал обсуждать насущные вопросы, словно этого странного разговора и не было вовсе.

Но Эльса никак не могла сосредоточиться на его словах. И как только собрание завершилось, тут же покинула залу, опасаясь, что отец перехватит ее прежде, чем у нее получится ускользнуть. Скорее всего, ему любопытно услышать сейчас ее мнение. И если она не изъявила желание высказать его перед всеми, то без посторонних ушей будет просто обязана.

Эльса сама не знала, куда идет, пока лунный свет не озарил ее тело своим молочным блеском. Она взмыла в небо, радуясь особенно холодному ночному ветру, что приводил ее в чувство. Эльса летела над бескрайним лесом далеко за пределами деревни, набирая скорость, будто стараясь убежать от самой себя. Она не собиралась становиться королевой, она была не готова. Всю ответственность за свой народ отец собирался переложить на ее плечи и даже не спросил заранее: а хочет ли этого его любимая дочь? Что ж, у него должны быть веские основания, чтобы так с ней поступить. И он обязательно ей о них расскажет, как только она будет готова поговорить. А пока…

Сделав немалый круг над лесом, что находился за горой, Эльса бесшумно опустилась у подножия скалы, откуда еще совсем недавно покинула деревню. Она сбросила все украшения в кожаный мешочек и широким шагом поспешила в противоположную от деревни сторону.

— Доброй ночи, Линниэла, — Эльса без стука вошла в домик, стоявший на лесной опушке, и, даже не взглянув на хозяйку, направилась к книжным полкам, занимающим добрую половину комнаты.

— Доброй ночи, — голос не был сонным, несмотря на поздний час.

Линниэла, в отличие от жителей деревни, вела очень обособленный образ жизни. С ней и местные не все были знакомы. Чем она занималась конкретно, Эльса не знала: какая-то работенка, связанная с книгами. Может даже девушка изучала магию. Хотя какая может быть у людей магия? Скорее всего, Линниэла обходилась лишь теорией.

— Тяжелый день? — хозяйка достала из кухонного шкафчика связку сухарей и села за стол, наблюдая как Эльса мечется меж полок, судорожно водя пальцами по ветхости переплетенных страниц.

— Слишком невежливо для общения с королевой, — раздраженно бросила та.

— Ты еще не королева, и я могу говорить с тобой как захочу.

— Это вопрос времени. Короткого времени. Не успеешь ты и глазом моргнуть, как… А, вот же она, — Эльса выудила книгу, на корешке блеснула изящно выгравированное название «Последний король», и присела за стол напротив знакомой. — Да, день был не из простых. И да, коронация уже скоро. Сегодня на собрании папа устроил мне настоящую подлянку, Линнь, — она тяжело вздохнула и раскрыла книгу.

— Не расскажешь?

— Нет.

Линниэла и не ждала, но считала своим долгом спросить. Она знала, что пытать Эльсу — дело бессмысленное. Та сама решала, что именно стоит говорить, а какие мысли лучше держать при себе. В конце концов, драконам сдержанности не занимать. И раз уж Линниэла была единственным человеком из долины, который знал о происхождении Эльсы, все остальные тайны на фоне этого казались малыми и незначительными. Достойными остаться в личном пространстве будущей королевы.

— В который раз ты берешься за эту книгу? — спросила Линнь, чтобы поддержать начинающий затухать разговор.

— Ты меня отвлекаешь.

— А ты ответь, в который?

— Я не знаю, — честно призналась Эльса и пожала плечами. — Я люблю ее с тех пор, как нашла здесь, на твоей полке. Наверное, раз седьмой.

— Помогает расслабиться?

— Да, и ты это знаешь. Я люблю этот мир. Он совершенно другой, сказочный. Когда я хочу убежать из реального мира, я бегу сюда, — Эльса кисло улыбнулась и продолжила. — Кстати, если ты не заметила, сейчас я пытаюсь сделать то же самое.

— Я поняла, не мешаю, — улыбка Линниэлы была теплой и озорной.

Она достала из-под стола увесистый пыльный томик и, взяв в рот очередной сухарик, погрузилась в чтение. Эльса вздохнула и пробежалась глазами по началу страницы еще раз:

«Он шел по длинному коридору замка, мимо портретов прадедов и известных шедевров живописи. Случайные придворные отскакивали в стороны, почтительно кланяясь и твердя:

— Доброе утро, принц Келерос!»

Глава 2

— Доброе утро, принц Келерос!

Его белозубая улыбка была ответом. Он не сбавлял шаг.

— Привет, Кел, — за очередным поворотом с ним столкнулся растрепанный юноша примерно его лет — Если ты сейчас не занят, мы могли бы… — начал было он, но принц завернул за угол и утащил за собой приятеля, поглядывая в сторону коридора.

— Я занят. Отец просил заглянуть к нему перед завтраком. Ты, кстати, не знаешь зачем? — Келерос проводил взглядом прошедших мимо них придворных и повернулся к парню.

— Кел, я проснулся десять минут назад. И, уверяю тебя, что в этот момент король не стоял над моей постелью и не производил доклад о том, для чего ему понадобилось видеть собственного сына в столь ранний час.

— А жаль, — Келерос усмехнулся. — Было бы очень удобно.

— Не думаю, что это самое приятное зрелище при пробуждении. Я бы почувствовал себя неловко.

— Тебе ли не привыкать, Ивон. Однажды такое уже было, когда все думали, что из-за тебя повесилась леди Шеимса.

— И я не забуду об этом до конца дней. Как только всем в голову могло прийти, что я причастен к смерти этой старухи? — Ивон выглядел несчастным, словно события давно ушедших дней произошли с ним вчера.

— Завтрак уже скоро, — Кел посмотрел на придворных, которые стали мелькать все чаще. — Пойду узнаю, что ему нужно от меня на этот раз.

Ивон кивнул и, почесывая светлую макушку, направился вслед за остальными. Келерос же держал путь в ином направлении. Тремя этажами выше был вход в западную башню, где и располагались покои короля. Полностью одетый, он восседал за столом напротив окна, перебирая бумаги и вскрывая письма.

— Здравствуй, отец, — Келерос без лишних церемоний пересек комнату и развалился в просторном кресле среди шелковых подушек.

— Тебя что-то задержало? — король даже не поднял головы.

— Долго выбирал, какую рубашку надеть на встречу: кипельно-белую или голубую в алый горох, — пошутил Кел, но, поймав на себе строгий взгляд родителя, тут же добавил. — Да нет, ничего не задержало. Но пробуждение вышло так себе, — он вспомнил громкий непрекращающийся стук в дверь спальни и хмурые суровые лица отцовских слуг.

— Возможно, уже в ближайшие дни принцесса Мидиам обеспечит тебе пробуждение получше.

— Мидиам, — задумчиво произнес Кел, словно это помогало ему вспомнить, где он мог слышать это имя — Южные земли, королевство Бертелерд?

— Королевство Бертелерд находится на северо-западе, но ты угадал.

— Не угадал, а вспомнил. Как я мог забыть Мидиам, мы провели несколько летних месяцев вместе, когда были детьми. А что, принцесса собирается нанести визит?

— Можно и так сказать, — король достал из кучи бумаг письмо и протянул его сыну. — Она едет навестить наше королевство с расчетом, что «дорогой принц Келерос сделает ей предложение», — король указал пальцем на какие–то строки, но Кел даже не взглянул на них.

Он старательно и долго чесал нос, пряча за ладонью улыбку и держась из последних сил, чтобы не расхохотаться прямо в лицо родителю.

— Что ж, пусть рассчитывает. Посмотрим, что представляет из себя повзрослевшая принцесса Мидиам.

Король поднял брови. Он прекрасно знал собственного сына и догадывался, какой реакции от него ждать. Келерос был слишком взбалмошным ребенком и разговоры о женитьбе не приводили его в восторг. Но чтобы он хоть раз дал кому-то шанс, такое было впервые.

— Она приедет сегодня после полудня. А вечером мы устроим праздник в вашу честь.

— Нет-нет, никаких нас, — Кел отложил письмо в сторону и поднялся с кресла. — Посмотреть не значит дать обещание. Если хочешь устроить прием, пусть он будет в честь принцессы и ее визита. Меня не надо в это вмешивать. Достаточно и того, что каждый этим вечером будет обсуждать, как мы смотримся вместе. Но давать им повод обсудить мой предполагаемый свадебный костюм и подходить в перерывах между танцами, чтобы поздравить с помолвкой… Ну уж нет. В таком случае мне будет сложнее поведать принцессе, что никакой свадьбы не будет.

— Кажется, ты только что обмолвился о том, что дашь ей шанс, — напомнил ему отец.

— Безусловно. Но сомневаюсь, что она сможет разумно им воспользоваться, — кивнул принц.

— А какая, по-твоему, девушка сможет воспользоваться им разумно?

— Не знаю. Может быть, дракон?

— Это не смешно, Келерос. Когда-нибудь ты не оставишь выбора, и мне придется объявить прием и в твою честь тоже. Может ты станешь более сговорчивым, когда поймешь, что отступать тебе некуда.

— Надеюсь, ты это не серьезно. Иначе грозишься остаться без единственного наследника, — Кел зло посмотрел на отца прежде, чем покинуть его покои. Вслед ему сыпались проклятия.

Идти в столовую, где наверняка уже собралась вся проживающая в замке знать, желания не было. Он хотел есть, а не обсуждать оружие, сплетни о заговорах и прочую чушь, как это привыкли делать остальные. Келерос пошел уже привычным маршрутом: мимо кухни, где под вопли кухарки забрал с еще не поданного подноса парочку самых жирных свиных ножек.

— Многоуважаемый Господин, я опять останусь крайней из-за того, что Вы не присутствуете на завтраках!

Дальше путь пролегал мимо спальни Ивона. Видимо, тот во всю трапезничал в столовой, потому что дверь была заперта, а из-за нее не доносилось ни звука. И конечной точкой его пути стал широкий белокаменный балкон, выходивший на королевские сады — любимейшее место многих придворных. Вот только в первой половине дня здесь редко кто появлялся. Именно поэтому Кел уже давно использовал это место для предобеденных вылазок.

Горячая свиная ножка неприятно жгла пальцы, оставляла после себя сухость во рту и ощущение жажды. Кел несколько раз пожалел о том, что не додумался захватить с собой кувшин сока или воды. С другой стороны, волочить все это до балкона было бы, мягко говоря, неудобно. Он сидел на полу, используя плетеное кресло в качестве столика, бросая взгляд на отцветающие деревья и на пруд, гладь которого почти полностью была покрыта увядающими лепестками. Он как раз думал, что погорячился, набирая с собой столько еды, когда на балкон самым неожиданным образом ввалилась девушка и едва успела притормозить, прежде чем споткнуться о парня.

— Кел? Что ты здесь делаешь? — она подобрала пышные юбки и приземлилась в кресло рядом с тем, на котором завтракал принц.

Он молча продемонстрировал ей свиную ногу, все еще дожевывая мясо.

— Приятного аппетита.

— Ты будешь? — Келерос был бы рад, если бы она избавила его от этой ноги, но девушка положила руку на живот, второй оттягивая корсет на груди, в надежде, что он станет хоть немного свободнее.

— Спасибо, я уже сыта.

Гвендолин была, пожалуй, единственной девушкой в королевстве, кто чувствовал то же самое, что и принц. Конечно, вместо бесконечных поисков невесты она проходила пытку ломающей кости одеждой и этикетом, но, как и Кел, всячески старалась этому сопротивляться. Иногда Келерос даже ловил себя на мысли, что в прошлой жизни она могла бы быть его другом — обычным парнем, которого не интересовали все эти дворцовые заморочки.

— Ты уже слышал о… — Гвендолин сделала паузу, многозначительно посмотрев на друга.

— О принцессе? А что по-твоему я здесь делаю?

— И правильно. Все вокруг словно с ума посходили, только об этом и говорят, — поделилась она. — К слову, твоего отсутствия никто не заметил. Видимо, принцесса волнует их гораздо больше принца. Да и сам король к завтраку не спустился. Не удивлюсь, если все, не сговариваясь, решили, что вы сегодня трапезничаете отдельно.

Кел лишь печально угукнул:

— Отдельно друг от друга. Кстати, а что здесь делаешь ты?

— Прячусь от швеи, — Гвен закатила глаза. — Не хотелось бы к вечеру обзавестись одним, еще более удушающим платьем.

— Что? Прячешься? — хохотнул Келерос. — Я первый занял место.

Гвендолин громко фыркнула и заправила за ухо кудрявую, выпавшую из прически, прядь:

— Тут достаточно места для двоих. И я никуда не уйду.

— Где есть место для двоих, найдется для третьего? — на балкон высунулась лохматая голова Ивона.

Он проскользнул мимо них, плотно задернул за собой шторы и сел рядом с Келеросом:

— Госпожа Мидиам прибыла в замок.

— Что-то рано она, — Кел сразу же сник, не переставая крутить в руках нетронутую ножку.

— Бог ты мой, да что же ты делаешь, — Ивон выхватил у друга деликатес и собрался было закинуть его подальше в сад, но был остановлен Гвендолин.

Она выглянула в коридор и, поймав проходившего мимо слугу, с достоинством вручила ему столь ценный продукт кулинарного искусства:

— Заберите это, пожалуйста, — и как ни в чем не бывало продолжила. — Если принцесса уже здесь, они ждут тебя, Кел. Кто-то же должен будет развлекать ее до того, как начнется бал.

— Все эти прогулки по замку и вежливые беседы — скука смертная.

— Может быть я проведу время с принцессой? — встрял в разговор Ивон. — Она вообще красивая, Кел?

Тот пожал плечами:

— Лет десять назад была ничего.

— Да тебя же к ней и близко не подпустят. Ты хотя бы смотрел в зеркало перед тем как покинуть спальню? — Гвен пренебрежительно окинула взглядом друга с головы до ног — Рубашка мятая, волосы как после ночи в конюшне. Не любишь этикет, хотя бы притворись, что следуешь ему.

— Кел, что она вообще делает в нашем антидворцовом укрытии? — жалобно поинтересовался Ивон, но тут же схлопотал веером по макушке.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 455