электронная
90
печатная A5
469
16+
Вязанка стихов

Бесплатный фрагмент - Вязанка стихов

Нескольких лучших стихов о себе и о тебе

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-8793-7
электронная
от 90
печатная A5
от 469

Дари добро!

Дари добро! Дари, но выбирая!

Дари не всем — а тем, кто попросил.

Дари его не мало — не без края,

А столько, сколько ты затратил сил.

Начни с себя. С родных, друзей и близких.

Потом свой круг даренья расширяй.

Не распыляй свой дар пред тем, кто низок.

Нуждающихся строго отбирай.

Ведь помощью своей ты их лишаешь

Ума набраться, выходы ища.

И этим ты, добро даря, мешаешь

Учиться жить и уважать себя.

Дари себе, люби себя как воздух,

Как небо и как солнце — вы равны.

Ты также мирозданьем нашим создан,

И нам твои достоинства нужны!

Творить добро

Не торопись добро творить,

Слывя душою нараспашку.

Не каждый может оценить

Твою последнюю рубашку.

Не торопись еду отдать,

Голодный, до последней крошки.

Тебя же будут презирать,

Припрятав свой ломоть в лукошке.

Возможно, на твою беду

Никто из тех не отзовется,

Кто до тебя ел лебеду,

С тобою высоко вознесся.

Будь рад, «Cпасибо!» получив,

За всё хорошее в награду.

Бывает, лучшее вручив,

Еще нанюхаешься смраду!

Добра без просьбы не дари.

Без стука дверь не отворится.

Кто просит — ценит все дары.

Не лезь без просьбы — будут злиться.

Но с теми, кто душой пригож,

Будь добр, открыт и бескорыстен.

Не продадут тебя за грош.

Близка им мудрость вечных истин.

Очень короткий рассказ

От любви до любви два шага.

Ты котенка пригрел одинокого.

Превратился он быстро в кота,

Черно-белого, в папу далекого.

Он любви не жалел на детей.

А тебя обожал до безумия.

В доме стало гораздо светлей,

И смешней от его остроумия.

Он любил посидеть на столе,

От восторга тихонько мурлыкая,

И как будто знакомы сто лет,

Вы любили друг друга, хихикая.

Беззаветно служа за обед,

Тараканов ловил и кузнечиков.

Исключительный был домосед.

От хвоста и до узеньких плечиков.

Но однажды он просто ушел,

Никому не сказав до свидания.

Потому что он знал — хорошо

Умирать под кустом, без прощания…

Потомок Чингизхана

Фотография Натальи Бондаренко «Тимуджин»

Подкинут черный уголёк под дверь моей квартиры.

Но он живой. Он хочет есть. Он какает в сортире.

На животе белеет знак, что он большой счастливчик.

С утра до вечера мурчит весёленький мотивчик.

Кусочек хлеба — это мяч лихого футболиста.

Усыпан крошками ковёр, а было очень чисто!

Он мелкий вор и ест, хрустя, добытый лист капустный.

А черепаха ищет зря! В ее тарелке пусто.

Его назвали Темуджин, потомок Чингизхана.

Он вместо армии — один. Встает покушать рано.

Начав войну, он победит противника любого!

Отчаян, смел! Не победил он только домового!

Осеннее утро в горах

Прозрачен осенью полураздетый лес.

Как призрачны стволы берез и сосен.

Колышет ветер лист сухой — отвес.

Шуршит листва, шепча печально «Осень…»

Как ясен небосвод, струится холод

С небес, как из хрустального ручья.

В бездонной вышине бледнеет, молод,

Как дымка, месяц. Кеклики кричат.

Но тонет взгляд в тумане у подножья.

Равнина зеленеет. Там тепло.

Картина без тропинок невозможна.

Я добавляю их в своё кино.

О Боже! Я тебя прошу!

Скажи, зачем ты шлешь их мне —

Людей, озлобленных судьбою?

Оставлен ими след в душе,

Как непогодой грозовою…

Что делать мне с их чернотой,

Корыстной, лживой, хитрой дружбой?

Ведь привожу я их домой,

Мне этот дом для жизни нужен…

И этой грязи полон он,

Кошмары снятся хмурой ночью.

Их подозренья жгут огнем,

Их взгляд мне сталью режет очи!

Они не верят доброте,

Во всём подвох воображают.

Еще не мучаясь от бед,

На всякий случай угрожают!

Как сложно делать им добро!

На шею вмиг толпой садятся.

И пряча в сейф своё нутро,

Своей практичностью гордятся.

Им посочувствовать не грех,

Но посоветовать опасно —

Они, поди, умнее всех,

Отлаять могут громогласно!

О Боже! Я тебя прошу!

Хочу встречать людей нормальных…

Паломничество совершу

Я ради этих премиальных!

Как короток день, воплощенье заветных мечтаний

Как короток день, воплощенье заветных мечтаний,

От радости мозг тормозит как уставший мотор,

То импульсы счастья дают ему много заданий,

То он им выносит, в суровой борьбе, приговор.

Не верится мозгу, что надо поверить в реальность,

Что это не сон, не мечты и не самообман.

Обычная самая в мире святая банальность-

Любимый меня пригласил посетить ресторан.

И вот я сижу напряженно на кончике стула,

Все взгляды, конечно, нацелены прямо в меня,

Ведь рядом со мной красивейший, умнейший мужчина,

Такие девчонок, как пташек, не глядя, манят.

Но я не боюсь потерять эту редкость, брюнета,

Красив и умен, бесшабашен, практичен, высок.

Я знаю — он мой, без сомненья, без веры в приметы,

И делаю самый последний в объятья бросок.

В ладонях он держит коробочку с символом счастья —

Колечко с брильянтом на случай известного «Да».

Сейчас я могу насладиться неведомой властью

Душою и телом ему подчиняться всегда.

Я так трепещу от боязни возможной ошибки.

Желанье с сомнением спорят за выбор судьбы.

Любимый, ты смотришь уверенно, но без улыбки,

Ты знаешь, что сдамся с любовью тебе без борьбы.

Я рада, ангел мой!

Я рада, ангел мой, что ты со мной!

Что ты свое плечо в беде подставишь,

Что в волчий холод, в беспощадный зной

Меня одну страдать ты не оставишь.

Всегда меня поймешь и защитишь,

Не станешь говорить, что виновата.

А просто поцелуешь и простишь,

И я тебя прощала так когда-то…

От теплых рук твоих в душе тепло

И слезы высыхают будто в печке.

Горит рубин, похожий на стекло,

В твоем подарке — свадебном колечке.

Оно одно готово дать мне силу

Все беды превозмочь чертям назло.

Твою любовь я в нем всю жизнь носила,

Как мне с тобою, милый, повезло!

И где бы ни шаталась я по свету,

Незримо — ты со мной, любимый мой.

Я ощущаю, что в далеком «где-то»

Ты спишь и видишь, как вернусь домой.

Как мне спокойно жить на белом свете,

Ведь я живу за каменной стеной.

Такой любви к своей жене и детям

Я пожелаю женщине любой!

Gustus legibus non subiacet

(Вкус не подчиняется законам — лат.)

То, что люблю — не стану обсуждать.

К чему в беседе праздной, бесполезной,

Часть жизни в спорах бестолку терять.

Твой вкус с моим не схож. Но мой — железный.

Свою природу мне не изменить.

Да и менять ее не собираюсь.

Коль суждено мне что-то полюбить —

Я полюблю и даже не покаюсь.

Имею право жить своей судьбой,

Идти вперед сметая, все препоны.

И в каждом шаге вкус проявлен мой.

Мой вкус не подчиняется законам.

Мой вкус укажет мне счастливый путь,

Для этого и создан он природой.

Пусть иногда в пути я встречу грусть,

Но я пойму судьбу. Ведь я не гордый.

Я знаю, что едины в бытие

Добро и зло, удачи и невзгоды.

Познать дуальность мира — наш удел.

А у природы нет плохой погоды.

Борьба добра со злом

Сегодня праздник у меня — Христоса день рожденья.

Но неспокоен я в душе, в ней сильное смятенье.

От века к веку зрим мы бой — добра и зла повсюду.

Что в мелочах, что между стран — во вред простому люду.

Страдают страны, но теперь идёт поход крестовый

За обладанье миром всем, за все его основы!

За территорию, мораль, ресурсы и природу!

Идет война, и всё сильней идёт от года к году.

Иду и я — а мир черней. Ведь где-то люди бьются.

И не в одной всего стране сегодня бомбы рвутся.

А где Христу поющих гимн торжественные толпы?

Они бомбят другой народ, и топчут его тропы!

И убивают, и крадут, творят себе кумира,

И рукоплещут там и тут тем, кто мешает миру!

Наживы ради Бог забыт, но под личиной веры

Солдат о людях не скорбит, убил которых первый.

Иду по городу, один, пока он тих, прекрасен.

И труд сограждан дорогих наглядно не напрасен.

Но страшно думать — есть злой рок, он рыщет по планете,

И от него страдают все — и старики, и дети!

Мой самый долгожданный день

Кафедральный собор в Гапе, Франция. Фото автора

Пусть дома остаются домоседы!

На радостях я целый день шучу!

На родину его я с мужем еду —

И восемь стран проездом навещу!

Я молода и он немногим старше,

Нам все проблемы мира — по плечу!

Мы к поезду с тяжелым грузом в марше.

А кажется уже, что я лечу!

Проедет поезд аж по всей Европе,

А с пересадкой — по крутым горам.

Мы прочитали в нашем гороскопе,

Что мы к чужим пристанем берегам!

От Альп и до Марселя путь короткий,

Там в гавани — известный Старый Порт.

Построен в честь святого Иоганна

Средневековый этот мощный форт…

Альпийских гор виднеются вершины.

Маячат нам альпийские cнега.

Приехали! На старенькой машине

Мы едем по французским округам.

И вот мы прибываем в пункт конечный.

В старинный тихий милый городок.

Никто нас не встречает в час полночный.

Наверно, мужа брат придти не смог.

Но город весь не больше деревеньки,

Зовется — Гап, один из округов.

Мы тащим чемоданы по ступенькам,

Стирая грязь с промокших башмаков.

Черны церквей готические шпили

На фоне полнолуния луны.

Я представляю сразу будто ведьмы

На мётлах правят бал у сатаны.

На улицах — ни душ, ни полисменов,

И черных кошек заперли в домах.

О милый город, днем благословенный,

Ты ночью вызвал суеверный страх!

Добравшись в темноте до старой двери,

Ведущей в помещенье кабака,

Мы постучали медным молоточком

И вышел брат с топориком в руках.

За ним жена восторженно бежала

Из дальней залы этого трактира.

В её руках — ни палки, ни кинжала,

Её лицо располагало к миру!

И вот настал мой долгожданный час!

Я нахожусь во Франции как в сказке!

Тут любят нас и ожидали нас!

Расслабились мы с мужем без опаски.

Нарцисс

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 469