электронная
180
16+
Второй шанс

Бесплатный фрагмент - Второй шанс

Из жизни отдыхающих в Турции


5
Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-6113-9

Второй шанс или маленькая повесть для экранизации.

Глава 1

В жизни не было гармонии…

На самом деле был сплошной раздрай и невезуха…

На работе контракт закончился и продлевать его не предложили. Хотя в своем деле специалистом она была знающим.

Родственникам было не до нее: лето, сезон. Мать на даче крутила банки с заготовками и не любила, когда ей мешают. Брат считал, что лето — это маленькая жизнь, и эта жизнь была у него в самом разгаре — он уехал сплавляться по горным рекам. Ее отсутствие никто бы и не заметил.

Личная жизнь утомляла своей неопределенностью: господин N появлялся, когда ему вздумается и никакие обязательства его не интересовали. Только секс, который сперва был довольно захватывающим и интересным своей новизной, но потом все пошло довольно стандартно. Встречи, расставания…

N был довольно прижимист и подарками не баловал, считая лучшим подарком себя…

Вообщем в жизни появилось чуство загнаности, настал тупик и из него надо было выбираться.

Был старый, испытанный способ это сделать. Исчезнуть на время, дать передышку себе и окружающим людям. Родственники может быть соскучатся, N тоже, да и с работой как-нибудь образуется. Лето, летом многие отдыхают и можно найти что-нибудь на подмену. А там глядишь и зацепиться можно будет.

За место, за жизнь…

А пока надо взять передышку, и все наладится.

Так думала Миля, молодая женщина за 30, с темными волосами, хорошей фигурой и приятной улыбкой. А также профессионально приятная в общении, как говорила она о себе: работа обязывала. Офис, продажи, и вот теперь этого нет и надо все начинать сначала…

Я так и сделаю, думала она, но сперва возьму тайм-аут.

Есть же горящие путевки — воспользуюсь ими. Возьму что-нибудь популярное и недорогое (N отыхает где-то у себя на даче, в глуши, на поездку он не раскошелится). Поэтому Турция или Египет. Все ездят и я поеду…

Система «все включено» — как это здорово, не надо думать, что приготовить и поесть, только загорай и купайся. Можно съездить на экскурсию, можно походить по магазинам… Да мало ли что можно, воодушевилась она.

Поеду, осмотрюсь и буду действовать по обстановке.

Откладывать в долгий ящик свои решения она не любила. Просмотрев несколько сайтов, подобрала подходящий по цене и проживанию вариант в Турции. Отель рядом с морем, на картинках выглядит все симпатично. Все складывалось, как загадывалось.

Она посчитала это хорошим знаком, оплатила путевку и собралась в поездку.

Поскольку тур был горящий, как ей и хотелось, собираться пришлось быстро, вылет был через день, рано утром. N поездку не одобрил, он любил Черное море. В отличие от Мили, которая предпочитала Средиземное.

Для поездки Миля (ее полное имя было Эмилия, оно звучало мягко и нежно) вызвала такси. Ехать предстояло ночью, поэтому экономить и добираться на общественном транспорте она не стала. N уже умотал из города к себе в глушь и ее проблемы там его не интересовали. И вот час настал, шофер позвонил ей, что машина подана к подъезду. Миля посидела на дорожку, потом закрыла дверь, спустилась на улицу. Шофер поставил ее вещи в багажник и машина тронулась в Аэропорт, на другой конец города. Ночные улицы были пусты, но водитель гнал, ему позвонили, что его ждет еще один заказ. Он хотел успеть везде, заработать побольше.

Миля сидела рядом с шофером и погружалась в свои мысли. После нервотрепной зимы и всех проблем, ей просто хотелось отдохнуть, ни о чем не думая, этакий вариант пляжного овоща: море и пляж. Как я люблю плавать в море, просто плавать, думала она, и не заморачиваться в поисках себя… В Турции я еще не была, но ведь многие туда едут, ну и я попробую… А вдруг что-то изменится в моей жизни, а может я сама решу кардинально все изменить. А N…, если он захочет моего возвращения, то даже выдвину ему какие-нибудь условия, а то опять пропал куда-то… Потом ее мысли потекли в другом направлении: машина уже была не далеко от своей цели, и она решила, что скажет водителю про то, что цена соответсвует качеству, и что мы довольно быстро доехали в аэропорт. Вот только бы он не гнал так сильно, а то шоссе ведь мокрое и шины иногда скользят. И это очень сильно ощущается. Но машин на дороге мало, все спокойно и зачем она будет спорить с человеком, у которого в руках руль и тормоза — он хозяин положения. Да она и не хотела спорить. Гораздо лучше было сидеть и думать о своем, или о чем-нибудь приятном. Впереди поливальные машины моют дорогу…

Вдруг такси, на котором она ехала, повело влево, шофер попытался выправить ситуацию, выворачивая руль, но не смог. Колеса заскользили по мокрому шоссе, и на большой скорости машину понесло куда-то в бок, закрутило вокруг своей оси. Миля подумала: как же так, ведь аэропорт уже совсем рядом, и как же мой отдых в Турции… Машину крутило, а внутри кабины время как-будто растянулось — словно кадр пленки очень медленно прокручивали. Она закрыла глаза и старалась вжимать голову в плечи, что бы не побиться, но не удержала и стукнулась сбоку о стекло. Потом открыла глаза и увидела, что их несет на боковое заграждение. «Ну вот и все — подумалось ей: — сейчас нас вынесет на ограждение и мы можем пробить его, и просто улететь с дороги вниз». «Господи спаси…» — промелькнула мысль… Машина ткнулась носом в заграждение и встала, отскочив …Шофер как-то неестественно согнулся за рулем… И тут вылетели подушки безопасности — они пахли каким-то ядовитым тальком и еще дым валил из под капота, и в машине всем этим сильно воняло (все это происходило одновременно-шофер, подушки…). Потом водитель выпрямился и сказал — надо выходить из машины, а Миля подумала: у машины из под капота дым — наверное радиатор перегрелся, а мне ведь надо в аэропорт и как мы поедем дальше…

Шофер стал торопить ее — быстрее выходим (наверное он боялся, что мотор может загореться или еще что), а она реагировала заторможенно, и глупо переспросила его — а что, надо выходить? Потом они отстегнули ремни и вышли (привычка пристегиваться выручила ее).

К их машине подходил молодой человек из «Опеля», который ехал следом. Он спрашивал: — Все ли у вас в порядке и не надо ли вызвать скорую?»

Миля массировала ушибленную голову, шофер причитал над машиной: «За что это мне такое» — потому что радиатор был покорежен (нос машины выдвигался вперед сантиметров на 20—30, все остальное смялось) и лобовое стекло все в мелких трещинах. Хорошо еще, что оно удержалось и не оказалось на лицах. Несколько в отдалении стояли люди из других машин и обсуждали проишедшее. Шофер такси попросил молодого человека из «Опеля» отвезти Милю в аэропорт, на чем она настаивала.

Хотя владелец «Опеля» настаивал на враче. Потому что вид у молодой женщины был не располагающий к дальнейшей поездке и слегка невменяемый: она терла ушибленную голову и слова давались с трудом (она была в шоке). Но по ее настоянию он согласился ехать в аэропорт и пригласил к себе в машину. Там находились две девушки. Они были в подавленном настроении-наблюдая аварию со стороны, они едва в нее не попали — их спасла медленная скорость. Если бы они ехали чуть побыстрее, то вероятно тоже бы в ней поучаствовали. Все это они рассказли Миле по дороге в Аэропорт. Рассказали, что такси, на котором она ехала, прокрутило не менее 5 раз. Случайные попутчики отвезли ее до места назначения и помогли сдать багаж. Миля от души поблагодарила их, с трудом удерживая слезы.

Прошла регистрацию и села отдельно от всех в зале ожидания. Она сперва тихонько, а потом уже навзрыд, плакала, переживая проишедшее. Думала о случившемся, о том, почему это произошло именно с ней, особенно почему это произошло на пути к долгожданному отдыху.

Потом слезы и силы закончились, и она стала ждать отправки своего рейса. Началась посадка, и вот… Самолет оторвался от полосы и полетел в теплые края…

Глава 2

В Турцию она прилетела рано утром, потом была посадка по автобусам и развозка по отелям. Ехали часа полтора — два. Миля смотрела по сторонам и осваивалась.

Она думала: вот здесь бы я остановилась, а вот этот отель я бы не выбрала, не нравился внешне и все тут. Иногда не нравилось место, где стояла гостиница. Но когда она подъехала к своей и посмотрела на нее со стороны, то поняла, что не ошиблась в выборе. Ее все устраивало, особенно близость к морю. Заселившись в номер, она вышла на балкончик и посмотрела на окрестности. На десять дней эта комната будет ее домом, а вид из окна — сопровождать ее жизнь. На балконе стоял стол и стульчики, и видно было море. Миля даже подумала: как жаль, что она не взяла с собой ноут. Так здорово было бы, сидя тут, записывать все свои впечатления по горячим следам. Была бы почти как Кэри, из «Секса в Большом Городе».

Объясняясь на ресепшене она вдруг почуствовала, что не очень хорошо связывает слова между собой, а некоторые и не помнит. Голова, которой она стукнулась в аварии, почти не болела. Но последствия оказались неожиданными. Легкая амензия и не очень связная речь. Не этого ждала она от отдыха и не за этим ехала. Как теперь она будет общаться с окружающими и понимать их…

С такими мыслями она одела купальник и пошла к морю.

На пляже уже было не так много людей, день клонился к вечеру: пока доехали, пока устроилась в номере, день почти прошел…

Она села на подстилку и попыталась позагорать. Солнце уже было не жаркое, но ей хотелось вобрать в себя как можно больше солнечных лучей, ведь дома лето было холодное. Просто сидеть было немножко скучно, и она стала составлять из мелких камешков разные фигурки, чаще всего цветочки. Потом заметила одну особенность: все камни, что она выбирала из песка, были черного цвета, хотя на песке было много белых камешков, да и другие оттенки присутствовали. Черный цвет захватил ее жизнь, так она поняла свой выбор.

Ладно, буду просто жить, без мыслей и планов, как пойдет, так и пойдет, подумала она и пошла в море купаться.

Вернувшись в гостиницу Миля переоделась и пошла на ужин. Еда была вполне приличной, и можно было к ужину взять себе выпить. Пиво или вино. Она взяла немножко красного вина к мясу и поужинала, не обращая внимания на окружающих. Потом поднялась к себе в номер и решила посидеть на балконе перед сном. Сбоку было видно море, а прямо перед ней были дома на улице.

Окна с балкончиками. На некоторых балконах сидели и отдыхали люди. Кто они, думала Миля. Может они так же смотрят на мой балкон и думают, кто я. А может там сейчас сидит и смотрит тот, кому бы я могла быть интересна. (Господин N сидел в свой лесной глуши и не давал о себе знать, и даже не поинтересовался, как она долетела). А почему бы и нет, решила она. Да, начало поездки было не очень удачным, и такие вещи, как амнезия и не очень связная речь не украшают женщину. Но может это знак, что не стоит пускаться во все тяжкие, а стоит действовать более осмотрительно и избирательно.

Пора этому длинному дню закончится, подумала она и легла спать. Ей хотелось отоспаться, ведь прошли уже почти сутки, как она вышла из дома и отправилась на отдых в теплые края.

Рано утром ее разбудили призывы с минарета. Но усталость взяла свое, она снова закрыла глаза и встала уже по будильнику, целеноправлено выставленному на телефоне, что бы успеть к завтраку.

За завтраком она решила осмотреться по сторонам и выяснить, кто и что.

Свободных столов не было и она подсела к двум русским девушкам. Ее соседки по столику были не красавицы, но довольно бойкие и общительные. А она снова ругала про себя это дурацкое проишествие, аварию, в которую она попала по дороге в аэропорт. Она поняла, что не может непринужденно поддерживать светскую беседу и общаться с соседками по столику. Слова давались с трудом и выходило какое-то не очень внятное мычание, или односложные ответы, типа да и нет. Соседки, оглядев ее (а одежда на ней была подобрана со вкусом и выше классом, чем у них), решили, что она высокомерна и не желает с ними общаться. Хотя Миля как раз подумала, что было бы неплохо присоединится к этим девицам. И на пляже было бы попроще, да и все было бы повеселее в компании. А там может и что-нибудь бы все вместе придумади. Зажгли или учудили. Но не срослось.

Посде завтрака она поднялась в номер, одела купальник и пошла на море.

Глава 3

На пляже Миля прошла поближе к морю, расстелила свой коврик и улеглась на солнце. Кремом для загара она намазалась еще в отеле, поэтому просто лежала овощем и присматривалась к окружающим. Разговаривать с людьми ей было сложно, соседки по завтраку устроились неподалеку, но в ее сторону и не смотрели. Да раньше Миля и не отдыхала в таком тесном контакте с соотечественниками и сейчас была просто поражена происходящим вокруг себя — ну просто «Дом 2». Но ушки расставляла, как локаторы и все слушала…

Рядом с ней речь вел пожилой мужчина лет 65 (вполне крепкий на вид, он сидел под зонтиком на раскладном стульчике. Вокруг него, на подстилочках лежат женщины, в основном с Украины, и он немножко учит их жить) :

— А что меня стесняться, я человек пожилой, я и подскажу что… Главное вы тут не влюбляйтесь, а то будете их содержать. Вот тут у меня одна москвичка просила, влюбилась сдуру, что бы я ей здесь квартиру нашел, что бы она там со своим роман крутила (в этом месте своего рассказа он делал жест рукой, ее кистью, словно что-то поворачивал в воздухе)…

Но вообще женщинам здесь хорошо жить, роди ребенка и сиди с ним. У некоторых паспорт уже кончился и они боятся на родину ехать, а зачем…

Вот у меня дочка: уже 15 лет здесь, недавно пошла работать — так ей сразу 1000 лир положили зарплаты…

Потом проговаривается :

— Конечно хорошо ей жить есть где. Здесь климат хороший, тепло, нет ни воровства, ни пьянства, ни проституции»…

Он говорит, что любит вот так придти на пляж, посидеть среди приезжих дам, поговорить с ними за жизнь (наверное немножко похвастаться, как он здесь устроился). Увидя одну из отдыхающих (Миля узнала ее, она была из отеля, где Миля остановилась), он кричит ей:

— Я для тебя такого кавалера нашел, они же тут любят блондинок».

И добавляет:

— Ох, не представляешь ты, какая ко мне очередь 30 лет назад из дам стояла».

Тут Миля подумала, что похоже дед не просто так среди женщин ошивается, наверное имеет с этого какой-то барыш.

В ответ на его слова выступает пухлая, высокая привлекательная блондинка лет 30, с темными глазами, стрижкой каре. Губы ее накрашены красной помадой :

— Ой, да они ко мне сейчас в очередь стоят, коктели подносить. Да мне секса и дома хватает. Я не за этим сюда приехала. Ох, девчонки, да не смотрите вы на этих турков из нашей гостинницы — они же все нищие. Они тут все ко мне подкатывались. И даже через дочку пытались (она приехала с дочкой, ей года 4). Но нужны они мне (добавляет презрительно)…

Вот раньше, а я в Турцию давно отдыхать езжу, они и в ресторан приглашали девчонок и по магазинам водили. А сейчас — это мы их разбаловали. Скоро будут как мужики у нас дома — нам на шею сядут.

Ох, если бы попался мне красивый турок, то я бы с ним зажгла…»

— Я раньше приезжала и жила здесь в начале города. Там русских много и отношение к ним не очень. А здесь их мало и отношение другое» — громко, ни чуть не стесняясь окружающих, вещала блондинка. Оказалось, что ее зовут Ларисой (в процессе общения дед называл ее именно так). Она показывала себя опытной по отдыху в этих местах женщиной. Кроме дочки с ней была подруга, прожженая дама лет 45, тоже блондинка, с короткой стрижкой и малость испитым лицом.

После обмена мнениями дед показывает всем фотографию внучки, складывает зонтик, стульчик и уходит. Да и все загорающие тянуться к кафе или своим гостиницам на обед.

Вернувшись в гостиницу Миля подумала, что соотечественников в отеле не много, но некоторых из них хватает с избытком. Она поняла, что бал здесь правит Лариса с подругой.

На обеде она отметила такую особенность этого отеля «все включено»: выпить там можно было вина и пива сколько захочешь. Но глядя на опухшие от алкоголя лица присутствующих в зале женщин, она решила не налегать на эту составляющую.

После обеда она снова отправилась на море, собираясь лежать овощем и купаться, но там начался шторм. Не сильный, но все же плавать было нельзя.

После проишествия Миля стала бояться больших волн, что они могут выбросить и стукнуть о берег. Но потом нашла себе небольшое развлечение: нужно было вычислить маленькую волну, забежать в нее, окунуться и скорее бежать обратно, что бы не стукнуло большой. Было немножко обидно, что не поплавать нормально, но что делать.

Миля посидела на пляже до того момента, как солнце начало погружаться в море и на улице стало темнеть. Она пошла ужинать в гостиницу. Идти еще куда-то ей не хотелось, она не была уверена, что сможет где-то нормально объясниться и ее правильно поймут. А попадать в истории в чужой стране ей было совсем не интересно, не в том состоянии она была сейчас.

Глава 4

После ужина, где Миля приняла бокальчик вина, что бы обрести душевное равновесие, она решила посидеть на балкончике своего номера. Что бы снова осмотреть сверху окрестности (ее номер был на 4 этаже). Может в голову придет какой-нибудь план…

В доме напротив, через улицу, под окнами ее отеля был ресторанчик. Что происходило в нем, на его открытой веранде, было видно ей как на ладони.

Она сидела и наблюдала, как его хозяин (или управляющий) принимает посетителей. Наверное раньше он был аниматором, подумала она, или просто артист в душе. Все его официанты, молодые ребята, кроме самого обслуживания клиентов еще и танцевали национальные танцы, и вообще, кроме беготни с подносами, должны были еще уметь зажигать. В паре с хозяином работал и его младший брат, но не с таким горением. Было очень интересно смотреть, как старший отлавливает новых посетителей: вот он стоит на улице и зазывает прохожих, вот показалась семья туристов — он показывает им меню, как-то убеждает, «проводит работу с возражениями клиента». И вот они уже садяться за стол: по флажку на столе стало понятно, что это шведские туристы. И завтра вечером они приходят снова и приводят друзей. Какой он молодец, подумала Миля. Она работала в продажах и понимала, что стоит за такой кажущейся легкостью и простотой работы.

Сперва ей было интересно все это смотреть, как спектакль, который разыгрывали каждый вечер для нее одной. И она стала мечтать: вот было бы здорово пожить здесь месяц. Но уже через день она стала спрашивать себя — а сколько бы ты это выдержала, все прикинула и решила дней 10 точно. В расчетах Миля ошиблась. Дня через три ее это все утомило — хотелось тишины, а последние гости ресторана расходились далеко за 2—3 ночи, со смехом, пением, танцами.

Где-то в 5 утра кричали с минарета, приглашая местных жителей на молитву, а к 9 уже хотелось идти позавтракать. Отоспаться не удавалось.

Но этот ресторанчик под окнами ей очень помог — в людное место куда-то идти ей не хотелось, а на балконе она была и одна, и одновременно среди людей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.