электронная
40
печатная A5
344
18+
Всё тело — сердце

Бесплатный фрагмент - Всё тело — сердце

...даже голова...

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2391-5
электронная
от 40
печатная A5
от 344

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Тебе говорили, что люди — существа сугубо социальные? Не верь. Врут.

Как минимум, далеко не все люди.

И далеко не во всяком возрасте.

И чем старше человек становится, тем с меньшим количеством себеподобных он готов общаться.

Опыт не пропьешь. Те, кому хочется доверять или доверяться, с каждым днем встречаются всё реже. Порочная практика окружать себя большим количеством «друзей» рано или поздно дает сбой. И тогда же приходит осознание — реально, вот на самом деле, без дураков — ты нужен очень немногим.

Тем, кому наплевать на твой доход, профессиональные навыки, доступ к сильным мира сего, пыль под плинтусами, паучка Василия за монитором, фирменность шмоток или марку машины.

Тем, кто любит тебя — по-настоящему — без привязки к половым признакам, расовым каким-то предрассудкам, расстояниям и границам.

Кто считает тебя СВОИМ человеком. И, что немаловажно — для кого ты действительно СВОИМ являешься. Не имеет значения, что вас связывает по итогу, как вы познакомились и как давно это было. Тем, кто не отвалится с годами, вопреки и несмотря.

Тем, кто в тебя верит.

Найди их.

И не отпускай.

И никогда — слышишь?

никогда, как бы не складывались твои обстоятельства и что бы в жизни не происходило — не подводи этих людей!

***

…И выпадая в стихоплетный транс,

Забыв на время о буднЯх и догмах,

Я сочиняю что-то-не-про-нас,

Я сочиняю про-не-нам-подобных.

Беря сценарий из бульварной книжки,

Или стащив у классика идею,

Я напишу про-не-того-мальчишку,

Я сочиню о-жизни-берендеев.

И совпадения имен всегда случайны,

И даты перепутаны местами…

Вот странно: постоянно получаю

Стихи «что-было-и-что-будет-с-нами».

***

Подари мне луну?

бесполезный, понтовый подарок.

Не в бумагах, свидетельствах,

разных «де-юре» правах…

Подари мне луну —

Что над нами когда-то мерцала,

Что была нашей третьей всегда —

и в делах, и в глазах, и в мечтах.

Я её сохраню.

В самом дальнем углу подсознанья

Как фонарик подвешу —

и пусть освещает пути.

…А когда нас с тобой

разведет, наконец, мирозданье —

Этот свет, мне,

возможно,

поможет покой обрести.

***

Когда сводятся схемы наших путей

и слова опадают, как листья,

Когда на оконном и мутном стекле

Капли снова рисуют кистью,

Я глотаю теплый зеленый чай,

Запиваю зеленой тоской.

…Перестань,

в снах не надо меня приручать.

есть места интересней, друг мой.

…черт, я зла. Я была не готова к тебе

и на вряд ли смогу быть снова.

Ты же знаешь — из всех всевозможных путей

я всегда выбираю знакомый…

Тут морали нет. И обиды нет.

Тут гуляет не-наше времечко.

Бумеранг незначительных мелких побед

Обернулся и двинул по темечку.

…когда сходятся схемы наших путей —

я стараюсь не спать до утра.

У меня тут семья. Я люблю друзей…

…Расскажи, что ли, как там дела?

Лилит

…Потому что любить тяжело. Не любить — тяжелее.

Потому что я знаю тебя со времен, когда звалась Лилит.

УзнаЮ и встречаю раз пять где-то в тысячелетье…

Но болит.

До сих пор, когда вижу — все так же кровит и болит.

Потому что ты здесь. Где-то рядом и также несносен,

Ходишь, смотришь в глаза. И встречаешь рассветы один.

Помнишь наши рассветы? под яблоней на откосе

Мы сидели вдвоем и мечтали — всё станет другим.

Как там та, как её?

расплодилась в потомках по свету,

словно не из ребра твоего, а возможно, как опухоль рака.

Дура-дурочкой, мозг-то и тот только костный. Про это

Я не буду с тобой. И ни с кем. Я забуду обиду когда-то.

После нас всё исчезло. Растаяло. Сгинуло всуе.

До сих пор не пойму — ну зачем мы тогда…

ладно, черт с ним.

Одевайся там, что ли, теплее — ведь я же волнуюсь.

И найди меня, слышишь? пожалуйста! пусть не сегодня.

Я ведь вижу — пытаешься. Ищешь и рыщешь по свету.

Ходишь, смотришь в глаза… и потомки твои вечно ищут.

Я люблю тебя, помнишь? я знаю и кто ты, и где ты.

Обернись. Посмотри. Я же здесь!

я зову тебя, слышишь?…

***

Эта Женщина когда-нибудь появится.

Вдруг напишет и предложит встретиться.

Как обычно, вовсе не красавица.

Как всегда, смешная до нелепицы…

Эта Женщина когда-нибудь отыщется.

Смску бросит без приветствия.

Воздух вдруг внезапно заколышется

И стихийное начнется снова бедствие.

Ты же на какое-то мгновение

Вдруг замявшись, сбросишь наваждение…

И пойдешь налаживать общение

С той, кому не стать Той Самой Женщиной.

Великий Хитрец

А давайте вот так, чтобы честно и — сразу же —

без кривляний?

Каждый хочет узнать, что там ждет в этой гребанной жизни.

Паутинкой мгновений упорно нас всех обплетая,

Сам Великий Хитрец чертит схемы путей.

От рождения чертит до тризны.

У него все расписано — кто тут, зачем.

Почему не вот так, а вот эдак…

У него план работ — или, может, обычное хобби.

Он смеется — и вертит.

Нас всех.

Красной леской скрепив напоследок,

Вдруг завяжет на бантик. Троих, четверых…

что там где про пути про господни?

Эти чертовы проволки не разрубить, не распутать.

Так и режемся дальше в бессильной неправедной злобе.

Все пытаемся меньше народу

в свои приключения впутать…

…Что, Великий Хитрец, всё смеешься?

нехилое выбрал ты хобби.

***

Побудь со мной еще чуть-чуть?

Я знаю, дальняя дорога,

И, может свидимся нескоро.

Когда-нибудь. И как-нибудь.

Пожалуйста, совсем чуть-чуть!

Не надо слов, не надо слез.

Не стоит пафосных признаний…

Зачем? чтоб сколько-то терзаний

Один из нас с собой унёс?

Прошу тебя, не надо слез.

Побудь со мной… мы помолчим.

В обнимку постоим немного,

А дальше — долгая дорога

И ожидание в ночи.

Давай мы просто помолчим?

…Когда тебе когда-нибудь

Вдруг станет плохо и беспутно —

Ты вспомни эти две минуты

Черпни в них сил — и позабудь…

…Побудь со мной еще чуть-чуть?

Ориентиры

Когда-нибудь (скорей всего — нескоро),

Я рано утром выйду из квартиры,

Закрою молча дверь на три засова —

И поменяю все ориентиры.

Мне будет 40 (больше или меньше),

Я перестану быть нужна всем сразу,

Зато смогу себе уже ответить, где же

вдруг подцепила вольности заразу.

Нет. Нет, не так. Не вольности, а воли.

(Свободы выбора и ожиданья чуда?)

Когда и не кусал никто до боли,

А жизнь воспринимаешь, как простуду.

Ну так, когда по жизни просто насморк,

И вроде не фатально, но уныло.

Да воздуха чуть-чуть, пусть не до спазмов,

Но не хватает. И вокруг все сыро…

Я понимаю — это все стабильность.

Устои предков, правильность и верность.

Простыло (тьфу, ну вот опять, да блин) … Постыло!

Душе нужней дороги бесконечность.

Не поручусь за достоверность, но а все же

Лет в 40, а быть может, даже раньше,

Когда все отойдет, что нынче гложет,

Я осознаю — в жизни просто нету фальши.

И если вдруг сейчас все так… стабильно,

Да значит — просто так сейчас и нужно.

Ведь человек, как водится, всесилен,

И жизнь — всегда — весьма великодушна.

И вот тогда, отбросив все сомненья,

Я выйду из квартиры, приосанюсь,

Вдохну свободы, выпью вдохновенья,

Сменю ориентиры.

…И останусь.

Песнь о любви

Пожалуйста, не бойся ночью улиц —

Там дышат безмятежность и покой.

На них повыходили и уснули

Мечты, что не дождались нас с тобой.

Откроем Хенесси — сегодня это можно —

И будем постепенно вспоминать…

Пусть все переписать и невозможно,

Но можно ж заново перекомпоновать?

…Потухнет пламя, что казалось светом,

Замолкнут звуки в мире до поры…

Коньяк преобразит янтарным цветом

Песнь о Любви в историю Игры.

***

Саше слегка за тридцать. Саша мечтает о малом —

Чтоб вместе с мужем ночами

в обнимку ложиться в кровать,

Чтоб на вопросы мамы не отвечать: «устала»…

Чтоб не сидеть до рассвета и желчью стихи не писать.

Саша всегда такая — помнит всё то, что не нужно,

Может ответить на самый, наверно, дивнокорявый вопрос,

Смеётся — не очень страшно — и вроде бы не натужно.

Латает руками души. И морщит по-детски нос.

Саша уж года четыре, как тихо могла скончаться…

Но как-то не вышло. Бывает — там где-то не дали добро.

У Саши уже, наконец-то, всё начало получаться…

…Саша мечтает о малом — чтоб ныть перестало нутро.

***

Тело — глупое — продолжает дышать,

просыпается и улыбается.

Шуткам тоже смеется —

рефлексы живучей привязанностей.

Солнце всходит все также,

и также к ночи спотыкается

Без тебя. Нет, без нас.

У него ничего не меняется.

Мы молчим. Так старательно —

кажется, нет ничего большей важности.

Из друг друга друг друга изгнали —

куда там крутым эзотерикам.

Каждый сам за себя. Дышим, ходим,

и в этой предельной отважности

Пусть никто не поймет, что в молчаньи

своя прописалась истерика.

Ничего мне не жаль. Ни-че-го.

Сердце глупое, так, перебесится.

Перестанет стонать и хрипеть по ночам,

как поддатое.

Если нам суждено в феврале

снова свидиться — встретиться,

Предлагаю число выбрать.

Скажем, пусть будет тридцатое?…

До весны

До весны еще больше недели.

Я упрямо смотрю на часы.

Может, просто опять понедельник?

Может, просто опять недосып?

До весны еще ехать и ехать.

За окном непогода пуржит.

Мне пока что еще не до смеха —

Не спеши ко мне, друг. Не спеши.

До весны еще целая вечность —

Десять тысяч продрогших минут.

Я латаю свою бесконечность —

По весне в нее душу втряхну.

Где-то там, или может — когда-то,

Мы, друг другом уже прощены,

Повстречаемся в теплых закатах.

До свиданья, мой друг. До весны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 344