электронная
441
печатная A5
692
16+
Всё про неё, заразу!

Бесплатный фрагмент - Всё про неё, заразу!

…И ПОЧЕМУ Я ВСЕГДА ПРАВА?!

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-4914-8
электронная
от 441
печатная A5
от 692

Художественный Промысел Королевы гномов!

Глава 1

Дорога уходила в горы, приближаясь к облакам! Впереди лежал перевал, за которым открывалась необъятная долина, она привлекала внимание художников обилием необычных видов, красок и ракурсов. В конце лета природа здешних мест богата на угощения, — в рюкзаке еды на три дня, палатка, а всё остальное кисти, холсты и другие принадлежности, как неотъемлемая часть творчества свободного художника! Две недели можно прожить на свежем воздухе у реки, вдали от городской суеты, лишь бы погода не подвела! Маленький автобус плёлся в гору, как уставший ослик, тяжело вздыхая на поворотах серпантина, казалось, — ещё немного, он заупрямится и встанет на месте, чтобы пожевать сочной травки по обочинам среди камней, и отдохнуть, греясь на солнышке! Глядя в окно, на меняющиеся горные пейзажи, появлялось чувство, что время останавливается среди этой красоты, замирает, как на картине и хочется смотреть на неё ещё и ещё, до тех пор, когда насыщение и усталость заставят прикрыть глаза, окунуться в негу тепла и наслаждения, медленно переходя из реальности в мир грёз и замысловатых фантазий прошлого, настоящего и будущего! Прошлое, далёкое прошлое, как картина, закрашенная, зарисованная поверх, новыми впечатлениями много раз, — кто-то захотел попробовать, и у него получилось обнаружить на холсте подлинные чувства, раз за разом, снимая слой за слоем, меняя время и пространство, обостряя восприятие, приближаясь к оригиналу — первому изображению на холсте, всё ближе и ближе к началу отсчёта твоего времени и событий, закрытых громким тиканьем часов надуманного социума, искусственных отношений, ограниченных рамками аквариума, где никто не слышит себя и других, не чувствует, не понимает движения нескончаемого времени!

Я очнулась, возвращаясь в реальность, а в реальности, кто-то сзади вошкался в моих волосах, как маленький котёнок, раздавалось сопение и шепоток на непонятном мне языке! Две маленькие девочки, на коленях большого, грузного папы, который мирно спал, заплетали мне косу, вплетая разноцветные, матерчатые полоски, они безмятежно продолжали заниматься своим делом, вовлечённые в процесс, не обращая на меня внимания! Я тоже не стану вам мешать! Аккуратно дотянулась до своей сумочки, вынула косметичку, достала из неё бусы разноцветных камушков, и заколку — зажим для волос в форме ангела с крылышками, — теперь я знаю, зачем взяла с собой эти красивые безделушки! Положила всё в руку, и, не поворачиваясь, протянула назад с одним словом, — подарок! Ладонь опустела, девчонки притихли, затем снова, но уже громче, зашептали на своём языке, — наверное, выясняли, кто будет хозяйкой медной горы, а кто симпатичным ангелочком! Автобус качнуло, он остановился и сделал вздох, переводя дух — потрудился, молодец, теперь отдыхай! Сзади раздался мужской, крепкий голос на этом же непонятном для меня языке, — проснулся папа! Дочки спрыгнули с его коленей и встали по стойке смирно в проходе, — пришло время послушания — папа главный! Автобус быстро опустел, всем хотелось свежего воздуха и солнца! Я отдохнула за время пути, и рюкзак уже не казался таким тяжёлым, когда я продолжила подниматься в гору, — мне дали описание, ещё в моём городе, куда нужно идти, чтобы оказаться на уютном берегу маленькой горной речушки, затерянной среди скал в ущелье, которое выходило на плоскогорье! Остановилась сделать глоток воды и обернулась, — внизу стоял автобус, где-то рядом было селение, затерянное в горах, немного поодаль тот папа с дочками, они стояли перед ним, как виноватые, он что-то говорил, наверное, заметил, окончательно проснувшись, на них новые украшения, та девочка, что повыше, возможно они были погодки, начала жестикулировать руками показывая на меня, папа тоже посмотрел на меня и заулыбался, будто это я ему сделала подарок, показал на девочек и сделал вопросительный жест головой, — мол, это ты им дала? Я кивнула в ответ, папа заулыбался ещё шире, потом развёл руками, как бы говоря, — ну, что ты с ними поделаешь — дети, на моём лице была искренняя улыбка, адресованная этой троице, мужчина помахал мне рукой, приложил руку к сердцу и слегка наклонился в мою сторону, я ответила в той же последовательности, подняла рюкзак на плечи и отправилась своей дорогой, останавливать красоту во времени!

День был в самом разгаре, солнце стояло в зените, если за несколько часов доберусь до места и обустроюсь, настанет время протяжных теней и полутонов, — можно будет раскрыть мольберт и сделать первые наброски, никогда не рисовала горы, что получится из этой затеи? Надоел город с его суетой, капризные заказчики, которые не знают, чего хотят, выставки от которых мало толку и оскомина ещё больше, — надоело работать на деньги, захотелось получать удовольствие от тишины, покоя и новых впечатлений! Когда уезжала одна, хороший знакомый сказал, что я сумасшедшая, хотя, по его мнению, сам он далёк от любого творчества, — все великие художники страдали от этого недуга в разной степени безумства, что ещё раз доказывает, мою причастность к этой плеяде и своим поведением я подтверждаю поставленный им наспех диагноз! Я себя таковой не чувствую, но правда с социумом уживаюсь с большим трудом, меня ценят, как художника, восхищаются картинами, но я чувствую дыхание лести во всём этом, из всего сделанного мной, нравятся только несколько картин, которые были написаны давно, давно, когда я мало, что понимала в этом ремесле, — с точки зрения техники исполнения, они далеки от совершенства, но это единственный период картин, которые, никому не продам, — они живые, в них есть энергия силы, которая переходит в меня, каждый раз расставляя их по комнате дома, — подышу ими, наполнюсь как сосуд живительной влагой упорства, настойчивости и силой вдохновения, затем убираю, и иду дальше, — куда, зачем — перестала понимать себя, поэтому оказалась здесь, успокоиться, отдышаться, в новом, совершенно незнакомом для себя месте, и разобраться, — зачем я беру кисти в руки?

Пока рассуждала на ходу, освещение поменялось, небо закрылось тучами, я забыла сверять путь с теми описаниями, которые мне дали, хотя тропинка под ногами легко угадывалась, идти стало легче, — моя дорога пошла вниз, наверное, правильно иду, ещё немного и по рассказу бывавшего здесь неоднократно пейзажиста, должна появиться лощина, а затем река, но шума воды не слышно! Ладно, будет видно, разберусь по месту, а пока вперёд! От обилия запахов кружилась голова, — оказывается, скалы тоже пахнут, странный запах, может быть, они пахнут временем, сколько они уже здесь стоят, сколько видели всякого, вот это, наверное, настоящие картины, запечатлённые в памяти камня, как бы их срисовать оттуда? Из всех академических представлений и техник написания картин, не помню такого определения или сравнения, как в музыке — синестезия, — состояние восприятия человеком музыкального произведения, когда звуки рождают образы, картины, запахи, вкусовые и тактильные ощущения, чего-то мне недодали прекрасные педагоги — художники в школе мастерства перенесения на холст зрительных образов, есть ещё и другие органы чувств, которые, несомненно, также принимают участие в творчестве художника, в процессе написания картин, — сама приду к этому — чувствую, но чем, и как чувствую, пока не знаю?!

Стало ещё темнее, пошёл дождь, вдобавок ко всему, похоже, заблудилась, передо мной внезапно выросла отвесная каменная, плоская стена, уходящая в небо, площадка три на три метра, ни вправо, ни влево тропинки не было, причём слева угадывался обрыв! Пришла! Вот он тупик, как и там, дома, — в работе тупик, с мужчинами тупик, внутри тоже тупик, впереди скала, хочется кричать от безысходности: «Эй, Вы, там наверху, — мне плохо, я не знаю, куда идти, что делать, как жить дальше, подскажите немного, — наверное, я никчёмная и глупая, но я человек, девушка, зачем мне всё это пустое и бесчувственное, я хочу увидеть смысл в жизни, почувствовать тепло в груди, как в детстве!». А в ответ тишина, холодно внутри, да и снаружи тоже, дождь усилился, холодные капли стучали по моей пустой голове, — думай, думай, куда попёрлась одна, вот тебе и результат — чего заслуживаешь, то и имеешь! Ну, нет, так просто я не сдамся, не дождётесь! Нужно дожить до рассвета, — утро вечера мудренее! Поставлю палатку, заберусь внутрь, переоденусь в сухое, в спальнике всё обдумаю, — так и сделаю, почему-то мне не страшно, предупреждали, что под горой палатку лучше не ставить, камни падают, но откуда-то я знаю и уверена сейчас, что кирпичи просто так на голову не падают, а посему красавица моя, ставь палатку, нечего нюни распускать, будет, что вспомнить потом, вот только нужно поставить её, входом с противоположной стороны от обрыва, а то неравен час, спросонья выйду не в ту сторону! Едва успела переодеться и забраться в спальник, как мгновенный, глубокий сон взял своё, — тепло, было последним ощущением тела, потом всё исчезло!

Странно, но меня разбудила тишина, а ещё голод, жутко хотелось есть! Пробуждение было таким же быстрым, как и погружение в сон, но ещё какое-то время я лежала с открытыми глазами, почему-то думая о том, что даже не взглянула на разноцветные полоски материи, которые девочки вплели в мои волосы, просто вышла, просто ушла, ничего не сказав, не поблагодарила, не познакомилась с ними, — я испытывала чувство вины и стыда, за то, что не сделала таких простых вещей, нет, меня до боли, мучило это чувство, сильнее чем голод, насколько я помню из классики в человеке живут два самых сильных чувства; голод и любовь, голод перестала чувствовать, только горькое чувство, где-то в груди не давало покоя, значит во мне просыпается любовь?! Ничего не понимаю! Я не знаю этих людей в автобусе, раньше не видела, как я могу их любить? Происходит что-то непонятное и новое для меня, раньше этого не было! Внутри стало спокойно, боль исчезла. Наклонила голову, перекинула волосы на грудь, вот они разноцветные ленточки, они же не знали, что я сделаю им подарок, просто с себя сняли, а мне заплели, интересные сестрёнки, — у одной глаза голубые, у другой карие, почти чёрные, какого цвета глаза у отца, он спал, когда я повернулась?! Должно быть карие, потому что волосы, чёрные, ладно пора выбираться из палатки! От ночного дождя не осталось следа, тропинка была сухая, подошла к обрыву, подняла камушек и бросила, звука от падения не пришло на мой слух, — наверное, очень глубокая пропасть, что дальше? Нужно возвращаться, впереди стена, камень был влажным и холодил руку, я гладила гладкую плиту, приближаясь к обрыву, здесь была узенькая тропка, шириной в полметра, вчера в сумерках дождя, не заметила её, если бы и увидела, с рюкзаком за спиной по ней не пройти, что там дальше, здесь ходит, кто-нибудь? Сейчас позавтракаю, и посмотрю, куда выведет эта дорожка! Осталось немного воды, сделаю кофе в турке, на спиртовой таблетке, костёр разводить не нужно, всё равно не разгорится, влажно после дождя. Вода быстро закипела, ложка, молотого кофе и два кубика сахара, разнеслись по округе кофейным ароматом, первый раз пью кофе в таком экзотическом месте, и надо отдать должное, — раньше он не был таким вкусным!

Тропа над пропастью становилась всё шире и шире, то спускалась вниз, то вела вверх, вокруг, насколько хватало взора, были только горы с редкой растительностью, неожиданно дорожка закончилась широкой площадкой, на которой свободно могла разместиться маленькая кафешка, с необычным видом на горный массив, в глубине этого выступа был виден вход в пещеру, казалось, что всё это рукотворное, но следов обработки не было! Проход в пещеру был не высоким, я двигалась на коленях и постепенно поднялась во весь рост, нужно было взять фонарик, стало темно, уже хотела возвращаться за своей поклажей, где были свечи и фонарь, как вдруг, что-то блеснуло синим светом, толи в моих глазах, толи передо мной и стал появляться белый, дневной свет издалека, мои шаги начали гулко раздаваться, свет становился всё ярче, вокруг угадывалось большое пространство, и наконец, выход! В глаза ударило необычно яркое солнце, вид открывался шикарный, только рисовать, было такое чувство, что кроме меня здесь, ещё никто не был, — где я нахожусь? Телефон я выключила ещё в поезде, бросила на дно рюкзака, сейчас по навигатору можно было определить, — ладно, потом, здесь я перестала смотреть на часы, время не имело значения, всё было перед глазами, спешить незачем и некуда. Вспомнив про время, посмотрела на часы, — стрелки остановились, завела, потрясла, стрелки не двинулись с места, наверное, промокли ночью, да и ладно, не суть важно! Вокруг была буйная растительность, такого многотравья в одном месте никогда не видела, дождя здесь не было, земля сухая, но мягкая, будто по ковру идёшь! Я приметила место, где вышла из горы, немного отошла, повернулась, — выход скрылся из вида, не хватало, мне ещё и здесь заблудиться, вернулась, нашла подходящий камень, похожий на мел и разрисовала на высоту руки, над выходом и вокруг — лучи солнца, так легче будет найти путь назад! Теперь можно осмотреться, — спуск был пологий, кусты кизила и крупные деревья тутовника были ухожены, чувствовалась рука, которая за ними ухаживала, значит, здесь кто-то живёт? Стоило забираться так далеко, чтобы снова встретить людей, если что-то не понравится, знаю, где выход, а он там же, где и вход! Какая прелесть — смоковница, уже спелая, здесь я задержусь, а ещё груша, алыча, персики, — много не знакомых плодовых деревьев и ягод, да здесь целый сад, еды вдоволь, под ногами растёт, что-то похожее на капусту, но не капуста — это настоящий рай, очень хочется пить после сладкого, поищу воду! Стала спускаться вниз, услышала шум ручья, под ногами появилась дорожка, выложенная булыжником, аккуратно, камень к камню, причём на одной стороне булыжник был — выступом вверх, на противоположной — выступом вниз, кто-то продумал такую мелочь, чтобы было удобно и спускаться, и подниматься! Здесь определённо кто-то живёт, но никого не видно и не слышно, кроме шума воды, она очень холодная — ледяная, и ей трудно напиться, мне захотелось умыться и ополоснуться по пояс, посмотрела вокруг, — никто не смотрит, потом решила — пусть смотрят, если хотят, сбросила куртку, майку и начала, из ладоней наклонившись к воде поливать себя холоднющей водицей, она приятно обдавала тело, но мурашек не чувствовала, наплескавшись вдоволь смахнула с лица капли воды и вдруг увидела отражение в ручье, — это кто? На меня смотрела красивая, рыжеволосая, зеленоглазая девушка, очень молоденькая с правильными чертами лица, грудь несколько увеличилась, и была подчёркнута изысканными обводами линий! Вот это да, это, что я? Интересный ручеёк, поняв, в чём дело, без всякого чувства, ложного стыда сбросила с себя всю одежду и шагнула в воду, всё тело обожгло, будто тысячи комариков одновременно вонзили жала в моё тело! Ладно, хватит, вышла на берег и начала рассматривать себя, — кожа была совершенно гладкой и чистой, появился замечательный лунный оттенок, будто тело подсвечивало изнутри, исчезли все шрамики и шрамы, намечающийся животик исчез, бёдра стали более округлыми, мышцы подтянулись, всякий намёк на целлюлит испарился, и внутри я чувствовала себя по-другому, вот, что делают внезапная молодость и красота с женской природой, — мне захотелось себя нарисовать! Мой рост не изменился, — сто пятьдесят восемь сантиметров счастья и довольства собой, смотрели на меня из отражения этой маленькой, но такой чудесной речушки, мне захотелось петь, — что-то напела и удивилась ещё больше, мой голос превратился в хрустальный, смеющийся колокольчик! Где я, куда попала, что это за место, где исполняются мечты, такое чувство, что до сих пор сплю, как вчера заснула в палатке, так ещё и не проснулась! Похлопала себя по лицу, потрепала за нос и уши, — нет, не сплю! Вот сказка, чудеса! Нужно найти тех, кто здесь живёт, — хочу общаться! Обтираться не стала, натянула джинсы, они стали великоваты, прополоскала майку и трусики, накинула куртку на голое тело, взяла обувь в руки, и босиком отправилась искать обитателей, столь удивительной долины! Вдоль берега тянулась такая же дорожка, выложенная камнем, но теперь уже с плоской поверхностью, что за искусные люди здесь живут? Мой интерес разгорался всё больше и больше, а когда, выйдя на полянку, увидела маленькие, каменные домики, — моему изумлению не было предела! Насчитала девять домиков, все они были очень аккуратными, сложены из разного материала, отличались в цвете и тональностях, внутри всё было очень просто, — кровать с чем-то похожим на циновку, стол, стулья — всё резное и крепкое, потолки были не высокими, мне едва хватало роста, чтобы не задевать головой, на столе, в каждом домике лежал большой прозрачный кристалл, величиной с большой помидор! Может быть, снимали фильм, и оставили всю эту атрибутику! Хотя чувствуется, что здесь живут люди невысокого роста, судя по утвари, вновь захотела кушать, нашла плетёную корзину в одном из домиков, насобирала фруктов, ягод и ещё чего-то непонятного, обосновалась в одном из домиков, который был белого цвета, белого камня, но не из мела, вид из окна выходил на ручей, в котором купалась, таких домиков было два, стояли они рядом, при входе, повесила сушить свои вещи, забралась на постель, с аппетитом покушала, захотела пить, — к реке не хотелось идти, клонило в сон, увидела красивый, каменный кувшин под столом, в нём плескалась жидкость, запах был очень приятный, цветочный, чашку не нашла, сделала несколько глотков прямо через верх! Волшебный напиток, как и всё здесь, — успело промелькнуть в моём сознании, я заснула, свернувшись калачиком, на циновке!

Что-то щекотало меня по стопе, я стала неохотно просыпаться, раздавался чей-то не громкий смех и слова на незнакомом мне языке, открыв глаза, увидела маленького человека, мужчину с длинными, белокурыми волосами по плечи, он был лохматый и грязный, в какой-то светло-серой пыли, небольшой веточкой он водил по моей стопе, что-то напевал и смеялся тому, что он делал, мне тоже стало смешно, не испугалась, вот проказник будит меня, смотрит, а я наполовину одета! Проснулась и села, на кровати накинув на себя куртку, маленький человек улыбался мне и что-то говорил, сел на стул и начал рассматривать меня во все глаза, куртка не была застёгнута, но меня это не смущало, — пусть смотрит, моей красоты не убавится! Так прошло несколько минут, — ты кто, спросила я, голос мой был таким же мелодичным и звонким, — как тебя зовут? По его глазам поняла, что он догадался, о чём я спрашиваю, быстро встал и взял меня за руку, теперь он начал говорить на моём языке, только всё путал; начало одного слова с окончанием другого, пропускал буквы и вставлял их не в том месте и с другим звучанием, ударения скакали, как горох по полу! Я смеялась во весь голос, ему это нравилось, и он говорил ещё быстрее, а я закатывалась от смеха, мне было легко, человечек всё ещё держал мою руку, его ладонь была шершавой и мозолистой, да и сам он был крепко сложен, под его комбинезоном двигались мышцы, бицепсы были, как у штангиста! Да он просто красавчик, — белые волосы, зелёные глаза — симпатичный мужчина маленького роста! Так и не поняла, как его зовут, зато насмеялась! Вдруг, окно распахнулось, и в него просунулась голова, такая же белокурая, один в один похожая на того, который сидел напротив, я даже оторопела, появился страх, вдруг они маньяки и скрываются здесь, но почему так похожи? Постепенно я пришла в себя, голова в окне ничего не сказала, только вздохнула с грустью, задумавшись, продолжала таращиться на меня, как на вдруг настоящего, живого деда Мороза! Весёлый болтун так и продолжал что-то лопотать, подпевал себе, хлопал в ладоши и строил мне глазки! Белый, ровный, яркий свет распространялся с того места на столе, где лежал большой кристалл, — светильник, догадалась я, он есть в каждом домике, куда заходила, когда искала людей! Дверь медленно отворилась, появился такой же маленький человек, но с бородой и почему-то в женских солнцезащитных очках странной формы! Весельчак притих, а его копия в окне исчезла вовсе, напоследок так же задумчиво вздохнув! Какое-то время в полной тишине он смотрел на меня, затем чисто, но с акцентом, сказал: «Добрый вечер барышня, что вы здесь делаете?» — Добрый вечер, не растерялась я, приехала сюда рисовать картины, но вот заблудилась и оказалась здесь! «– Как вас зовут», — спросил мужчина, снимая женские очки, под которыми оказались такие же зелёные, очень проницательные глаза? — Атта, вдруг сказала я, хотела сказать Антара, так, как меня звали, там, в городе, но почему-то сказала Атта! — Атта, это вы нарисовали солнце вокруг выхода из пещеры, где ваши вещи, или вы налегке? — Да, это моё творчество, чтобы не потерять место, откуда вышла, а мои вещи, остались там, перед отвесной скалой! Бородатый мужчина, что-то сказал весельчаку, который всё это время молча смотрел на меня, но также, пытался строить глазки! Весёлый человечек ушёл, подморгнув мне! — А я уже решил, что это искусный гном разрисовал стену, чтобы позабавить нас! — Так вы гномы, но ведь гномов нет, они только в сказках?! — Поверьте мне, милейшая барышня, что мы есть, и то, что мы беседуем сейчас, наглядное тому подтверждение! Почти сто пятьдесят лет назад, к нам приходила белокурая девушка, тогда нас было семеро гномов, она жила с нами какое-то время, потом заскучала, захандрила, мы отпустили её домой погостить, но она больше не возвращалась, — теперь мы живём здесь вдевятером! — Так вот откуда у нас появилась эта сказка, интересно, значит всё это правда? Мне до сих пор кажется, что я сплю! Мне снова захотелось пить, наклонилась, пошарила рукой, достала тот каменный кувшин, из которого уже пробовала, что-то сладковатое и душистое, и уже хотела вновь утолить жажду, как вдруг широко раскрылась дверь и вовнутрь буквально ввалилась толпа гномов с моими вещами; рюкзак, палатка, и остальные художественные пожитки оказались передо мной на полу! Все молчали, я поняла, что бородатый, Главный гном среди них, ждали, что он скажет! Он показал на меня, что-то сказал, но разобрала только своё новое имя — Атта! Гномы оживились, решила взять ситуацию под свой контроль, поднялась с постели, двинулась к вещам, гномы тут же отпрянули назад, так вот в чём дело, — они удивлены и обескуражены моим появлением, ну ладно! Я потянулась перед ними, как после сна, наигранно зевнула, стала демонстративно развязывать рюкзак, позируя в каждом движении, достала банку молотого кофе и сахар! — Я хочу кофе, принесите, пожалуйста, воды и чашки, сейчас я вас угощу! Главный гном сказал что-то остальным, все они высыпали прочь, каждый в свою сторону, на улице, что-то ярко засветилось, слышались голоса, и чувствовалась суета каких-то приготовлений! — Пойдёмте на свежий воздух, уважительно сказал Главный гном, мы ещё сегодня не ужинали, присоединитесь, пожалуйста, к нашей мужской кампании, и взял меня под руку, я не отказалась! — Так значит вам сто пятьдесят лет? — Нет, мне гораздо больше, я самый долгий, — Главный гном среди них, белокурым гномам около ста пятидесяти лет, они близнецы; один Весёлый гном, другой Задумчивый гном, домики у них стоят рядом, белого цвета, Весёлый гном обнаружил вас на своей постели! Мы вышли на улицу, на поляне было очень светло от большого кристалла размером с арбуз, который находился в центре, вокруг, на траве, стояли каменные, глубокие вазы с фруктами и ягодами, прозрачные кубки, кувшины, с жидкостью, которая светилась внутри, плоские вазы, в которых лежало что-то порезанное аккуратными ломтиками и кусочками, — изобилию угощений могла запросто позавидовать любая королева, мне отвели почётное место на стульчике со спинкой, а сами гномы расположились вокруг, прямо на траве, так, что они были неотъемлемой частью стола, и все яства стояли вокруг и рядом, пока висела пауза, я насчитала больше ста ваз, кубков, кувшинов и всякой всячины на этом импровизированном царском столе! Неплохо живут гномы, богато, и в тоже время просто!

Глава 2

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 441
печатная A5
от 692