электронная
108
печатная A5
660
16+
Всё может быть

Бесплатный фрагмент - Всё может быть

Объем:
624 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2428-2
электронная
от 108
печатная A5
от 660

Пролог

Пустое чёрное пространство. Где-то в его глубине пробивается слабое свечение. В невесомости застыли золотые врата, створки которых были украшены витиеватым узором.

Незримые потоки энергии просачивались сквозь тонкие прорези узора, стекая вниз и возвращаясь назад. Цикл повторялся вновь и вновь, пока перед вратами не возник крохотный шар света. Тот задрожал, по его поверхности прошлась мелкая рябь, и постепенно сфера стала вытягиваться в тонкую линию. От линии разошлись небольшие нити, что впитывали в себя ручейки энергии, которые стекали по створкам врат.

Линия засияла ярче и, «допив» всю энергию, обратилась в перо. Будто плывя, оно приблизилось к вратам и коснулось их, продолжив своё движение в танце. Последний росчерк — и перо растворилось в свете узора.

«МЫСЛЬ-РЕАЛЬНОСТЬ»

Тишину пространства разогнал скрип старых, как сама Вселенная, врат. Темнота отступила, пропуская вперёд новое действо.

За вратами, на удивление, уже не было столь яркого света. Плавающие бусины освещали каменный свод потолка над стройными рядами книжных полок, расходившиеся, как солнечные лучи, от середины зала и устремляющиеся куда-то в непроглядную глубь. На бесконечных книжных полках было до ужаса мало книг. Каждая из них была не один раз испытана временем, грозясь вот-вот рассыпаться в пыль, окончательно потеряв свою жизнь и даже существование. Всё было покрыто накопленной не одной тысячею лет пылью, словно про это место позабыли все. Оно никому не нужно, никто в него не верит.

В центре библиотеки возвышается книжный пьедестал. На подставке появилось еле заметное золотистое свечение. Где-то среди простирающихся далеко за пределы людского зрения полок раздалось копошение. Неясная сгорбленная тень медленно поднялась и двинулась в центр зала библиотеки. Тень, неспешно шаркая ногами, подошла к книжному пьедесталу. На нём из нитей света плелись страницы, образовывая новую, чистую книгу. Как только была сотворена последняя страница и их облачили в обложку, свечение исчезло, нырнув куда-то в середину сотворённой книги. Она раскрылась, и с её страниц также полилась энергия, собираясь в сферу, переливающуюся всеми известными людям и нет цветами. Сфера чуть вспыхнула, и внутри неё стали проявляться очертания силуэтов, что открывали суть своей реальности.

Глава 1: Пробуждение

Стройка. Полным ходом идёт работа. Со всех сторон шум, скрежет, грохот работающей техники. Сквозь грохот кто-то на кого-то кричит, стараясь объяснить, как правильно нужно делать. Железные балки, прикреплённые крепким тросом к строительному крану, летают туда-сюда по чёткой схеме. В какой-то момент что-то ярко вспыхивает синим цветом, но, к счастью или сожалению, никто ничего не замечает. В следующую секунду молодая девушка лет 16 в спортивном костюме появляется в воздухе и падает на землю. Она, схватившись за голову, тихо застонала и перевернулась на бок.

— Какого чёрта? — с болью в голосе и непониманием происходящего пробормотала она.

НЕСКОЛЬКИМИ МИНУТАМИ РАНЕЕ

Самый обычный урок физкультуры в самом обычном школьном спортзале. Ученики девятого класса играют в баскетбол. Физрук наблюдает за их игрой, время от времени он бросает взгляд в дальний угол спортзала, где девушка с каштановыми волосами, собранными в тугой хвост, с яростью отрабатывает удары на тренировочной груше. Её совершенно не беспокоит происходящее на площадке. Каждый раз наблюдая за её тренировками, он сожалеет о том, что когда в первоклашке со стрижкой под мальчика он заметил задатки бойца, рвущегося к победе, он не смог убедить директора школы разрешить заниматься с ней борьбой. А ведь имей он хоть капельку её упорства, смог бы настоять тогда на своём, и сейчас они могли бы завоёвывать первенства по борьбе среди девушек. Он ещё раз окинул взглядом маленькую, не лишённую рельефа мышц фигурку девушки с пружинистыми, резкими движениями и природным умением вкладывать всю силу в кулак при ударе.

— А может, и не только девушек.

Восторженные крики выигрывающей команды выдернули его из потока нахлынувших мыслей. Становится всё громче: топот ног разносится по деревянному полу, отчего раздаётся не самый приятный для нелюбящего спорт человека скрип подошв. Девушка останавливает свою тренировку и, бросая раздражённые взгляды в сторону играющих, делает глубокий вдох, а затем выдох, кажется, что это помогло. В следующую секунду очередной радостный возглас вновь распаляет искры раздражения в ней.

— Спокойно. Это всё мелкие раздражители, которые не заслуживают внимания, — полушёпотом проговорила она, останавливая чуть раскачивающуюся грушу.

Но гнев внутри продолжал нарастать и требовать выхода.

— Может, наконец перестанете так орать и действовать окружающим на нервы?! — резко поворачиваясь к ним и с лютой ненавистью на лице прокричала она.

«Ну, выдохни ещё разок и успокойся». Девушка не спеша выдохнула и закрыла глаза. «Вот так… Вдох… Выдох… Сейчас всё пройдёт».

Игра остановилась во времени, переключая своё внимание на кричавшего. Высокий, худощавый, немного смазливый на лицо парень из команды выигрывающих, явный лидер в классе, бросил мяч с силой об пол, и тот с грохотом и шумом отлетел в стену. Все стояли, молча наблюдая за происходящим.

И с нотками превосходства он обратился к девушке:

— А окружающие — это кто? Ты, что ли? А не многовато ли ты на себя берёшь, Аринина?

Большинство одноклассников засмеялось. Однако одна из девушек, с рыжими волосами до плеч, мельком глянула на говорящего паренька с некоторым недовольством, но с нотами интереса.

Девушка с каштановыми волосами сжала кулаки и кинула испепеляющий взгляд на «лидера сего класса».

— К твоему сведению, у меня есть имя — Марина. Будь так добр и называй меня как полагается нормальным людям.

Парнишка лишь ещё шире заулыбался, довольный вызванной реакцией. Физрук засвистел в свисток и встал между ними, как бы закрывая собой Марину. Не терпящим возражения голосом он сказал громко и показывая руками, как судья на ринге конец боя:

— Всё, закончили дискуссию и разошлись по разным углам. Не хватало мне ещё и сегодня разбираться с вами.

— Да не переживайте вы так, Александр Львович! Разбираться вам придётся только с Арининой, — сказал парнишка, выделяя голосом фамилию, и с издёвкой посмотрел на Марину, ожидая её реакции.

— Да, ты… — Марина хотела было рвануть с места, но её прервал раздавшийся звонок, оповещающий о том, что урок подошёл к концу.

— Урок окончен. Все свободны, — обрадованно оповестил всех учитель.

Ученики стали медленно расходиться, однако действующие лица делать этого не спешили.

Уходя из зала, физрук чуть слышно добавил:

— А значит, дальнейший ход событий меня не касается… Сам напросился.

Рыженькая девушка подошла к Марине и радостно шепнула ей:

— Не забудь про свой день рождения, как в прошлый раз, пожалуйста. Я кучу денег потратила на этот розы… Вечеринку.

— Да-да, я всё помню, Кать… — Марина отмахнулась от подруги, не отрывая взгляда от раздражителя в виде нарывающегося на драку паренька.

Катька, поняв, что все её слова были сказаны в пустоту, просто вздохнула и на ходу бросила следующую фразу:

— На твоём месте я бы сегодня приготовилась к моему гениальному плану и выпила бы успокоительное, — хихикнув, девушка помахала ручкой и скрылась за дверьми.

Марина ещё раз окинула недобрым взглядом своего одноклассника, сняла с цепи грушу и, закинув её на плечо, направилась к выходу. Неожиданно в её сторону на большой скорости понёсся мяч. Девушка инстинктивно пригнулась, мяч пролетел и, отскочив от стены, остановился у самых её ног.

— Ты-ы… — медленно, словно дикий зверь, протянула она.

Так тяжело удерживаемое спокойствие улетучилось в мгновение ока, оставляя место быстро захватывающему её гневу. Марина развернулась. Паренёк, увидев её изменившееся от гнева лицо, осознал все последствия своих действий и невольно сделал шаг назад.

— Эм-м… Я не хотел, Аринина, клянусь! — оправдываясь, он продолжал отступать.

Марина скинула с плеча грушу и пнула мяч со словами:

— Я Марина, идиот!

Мяч с ещё большим ускорением полетел назад к парнишке, но тот в последний момент успевает увернуться. Мяч ударился об стену, силясь разорваться, и стал возвращаться к Марине с отклонением в траектории на несколько метров, из-за чего пролетел мимо.

— Да ты сумасшедшая! Кто же так по мячу-то бьёт?! А если бы меня убило?! — срывающимся голосом протараторил порядком испугавшийся мальчишка, который так и застыл, пригнувшись.

Марина подняла грушу и направилась с ней к нему. Парнишка выставил руки в примирительном жесте.

— Согласен, я идиот, но это же не повод меня убивать?! — выпрямившись, но оставшись стоять на месте, мальчишка эмоционально всплеснул руками на своей последней фразе.

Между ними оставалась всего пара метров.

— А мне по барабану, — прошипела Марина, замахнувшись грушей для удара.

Парнишка зажмурился, прикрыв руками голову.

Отсутствие боли и глухой звук удара чего-то тяжёлого об пол заставили его приоткрыть один глаз, затем второй. Перед ним была только груша, пылающая синим огнём.

— Аринина? — с недоумением в глазах и озираясь по сторонам прошептал он.

НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

Стройка. Марина медленно села на земле, пытаясь понять, где она очутилась, она покрутила головой, что сразу отозвалось острой болью в затылке. Гнев снова охватил её и окутал жаром.

— Какого чёрта происходит?

Очередная огненная вспышка, и она развеялась синим огнём.

***

Школа. Спортзал. Парнишка присел в метре от обгоревшей груши и стал изучать её взглядом.

— И что это за огонь такой? Откуда он взялся?!

Кто-то коснулся его плеча и истерично произнёс:

— Помоги!

Парнишка от неожиданности покачнулся и чуть не упал. Когда он повернулся, то никого не обнаружил. Быстрым движением он поднялся:

— Это уже совсем не смешно! Прекращай, Аринина! — стараясь судорожно найти взглядом девушку.

И уже тише добавил:

— То есть Марина.

В ответ ему прилетели его же слова, отлетающие от стен пустого зала.

***

Стройка. Очередная вспышка, и девушка появляется в воздухе в метре от земли. На пару секунд она зависает, а потом снова падает.

— Меня сейчас стошнит, — жалобным голосом проскулила она.

Бригадир стройки заметил вспышку непонятного происхождения и решил проверить: «Какого чёрта там происходит в самый разгар рабочего дня?!»

— Стоп! Перекур.

И двинулся к «неопознанному объекту». По мере передачи распоряжения бригадира работы прекращались. Кран остановился, и над Мариной зависла связка балок, скреплённых тросом.

Девушка медленно села, перед глазами всё плыло, а в ушах звенело до того, что все звуки сливались в один сплошной гул. В это время трос с балками начал рваться. Но, как назло, этого, разумеется, никто не видел.

Бригадир и ещё несколько работников приблизились на несколько метров к Марине, как скрежет балок и звук рвущегося троса заставили их вскинуть головы вверх. Их лица исказились в удивлении, переходящем в ужас.

Все нестройным хором, перебивая друг друга, закричали:

— Беги, дура!

— Убирайся!

— Берегись!

Марина из-за гула в голове и тумана перед глазами и не слышала, и не видела ни балок, ни бегущих с криками к ней людей. Она медленно повернула голову в сторону рабочих, перед глазами продолжало всё мелькать и плавать, невозможно было разобрать хоть что-то.

— Что про-ис-хо-дит? — плавно растягивая слова, как будто и они тоже просачивались сквозь густой туман.

Она попыталась встать, но безуспешно. Всё, на что у неё хватило сил, это покачаться из стороны в сторону.

— Кто-нибудь, уберите эти чёртовы балки оттуда! — на грани истерики кричал бригадир.

— Заклинило! — сверху прокричал, срывая голос, крановщик, судорожно дёргая рычаг, но это было бесполезно.

Ругнувшись, бригадир вприпрыжку побежал ко всё ещё раскачивающейся из стороны в сторону девушке. На ходу он продолжал орать ей:

— Полоумная! Имейте совесть! Дура! Беги! Ползи! Спасайся!

Трос уже почти лопнул.

В глазах Марины стало проясняться. Она увидела расплывчатый силуэт бежавшего к ней бригадира, у которого беззвучно широко раскрывался рот, и жест, показывающий наверх. Она с непониманием посмотрела в указанном направлении, и увиденное её поразило. Звук и зрение резко восстановились. Она попыталась встать, но вместо этого снова упала на землю.

Трос лопнул. Балки с оглушительным звуком падали прямо на неё. В глазах отразилась вся картина: падающие балки, бегущий бригадир, орущие в стороне люди и… синее небо.

Балки с грохотом упали на землю. Бригадир также инстинктивно припал к земле, а после резко вскочил и рванул к месту происшествия.

В паре шагов от кучи из балок замедлился и с опаской взглянул на землю, страшась увидеть тело и сочащуюся из ран кровь.

Прижав руку к груди со стороны бешено колотящегося сердца, он подошёл ближе и, к его облегчению, ничего подобного не увидел. Под кучей балок никого не было. Он повернулся к шокированным рабочим и произнёс осипшим голосом:

— Всё в порядке…

Послышались облегчённые выдохи.

— …Только пропала куда-то… — добавил он, с опасением смотря на балки.

***

Снова школа. Тот же спортзал. Огонь, что опалял грушу, исчез, оставив после себя наполовину обугленный материал и высыпавшийся из него песок. Парнишка отстранился от этого зрелища и вновь стал оглядываться с мыслями о том, что Марина просто ушла, а он этого не заметил… Во всяком случае, он старался себя в этом убедить.

Очередная огненная вспышка, и сильный грохот разнёсся по всему помещению спортзала. Парнишка падает от толчка в спину, крепко приложившись лицом об пол. Сверху его придавила Марина.

— Ты что творишь, Аринина?! Совсем с головой не дружишь?! — брыкаясь, истерично вопил он. — Слезь с меня!

Марина схватилась за живот и сложилась в три погибели, хрипло протянув:

— Вадим, пожалуйста, не дёргайся или мой завтрак окажется на тебе…

И он тут же успокоился от этих слов.

— Я тебе это ещё припомню, — добавив вполголоса и с явными недобрыми намерениями.

Через полминуты тошнота отступила и девушка медленно встала со спины ни в чём не провинившегося одноклассника. Ноги её были ватными, из-за чего несколько раз предательски подогнулись. Чуть отойдя в сторону, она глубоко выдохнула и круговыми движениями ладоней погладила живот, как бы успокаивая его. Вадим же резко вскочил и стал отряхиваться, и то, как он это делал, буквально вопило: «Посмотри, что ты наделала! Из-за тебя мне теперь придётся выкинуть эту футболку. Покайся за это!» Постепенно Марина успокоилась, но старалась избегать вопросов о том, что сейчас произошло, сейчас для неё это было слишком.

А Вадима как прорвало:

— Откуда ты вообще взялась? Что вообще произошло?! И шутки у тебя тупые, — со злобой от непонимания происходящего.

— Я… Не знаю. И вообще, не лезь ко мне сейчас, — еле выдавила она из себя, из-за чего парнишке пришлось напрячь свой слух, чтобы услышать сказанное.

— Ещё чего! Я не оставлю тебя в покое, пока ты мне всё не объяснишь!

— Я же сказала — отвали! — резко и злобно донеслось ему в ответ.

На секунду в глазах отразился синий огонь, но парнишка был слишком занят своими вопросами, чтобы заметить это, и поэтому продолжал назидательным тоном:

— Как ты провернула всё это? И вообще, тебе следовало бы выпрашивать у меня прощения за свои выходки. Впрочем, твоя цель — напугать меня — не заслуживает прощения.

Он кинул на Марину взгляд, полный превосходства и презрения. Она сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев и из её рта стало вырываться тяжёлое, хриплое дыхание, отдалённо напоминающее сдерживаемый рык. Гнев вновь вырывался наружу. «Нет, нет, нет. Только не это. Ещё раз я не хочу скакать туда-сюда. Вдох… Выдох… Так-то лучше».

Она заговорила, чеканя каждое слово:

— Ты хочешь сказать, что моя раскалывающаяся от боли голова, жуткая тошнота и вся эта непонятная хрень, из-за которой мои мозги можно было бы соскребать совочком с металлических балок, были моим способом напугать тебя?!

Гнев опять стал брать верх над её спокойствием. Марина сделала глубокий вдох и с шумом выдохнула. «Надо держать себя в руках. Спокойствие. Только спокойствие. Надо сначала во всём разобраться».

И вслух уже с обычным раздражением добавила:

— Да иди ты знаешь куда со своим раздувшимся самомнением! Ты не солнце, чтобы весь мир вокруг тебя вертелся!

Вадим всё это время на всякий случай (а то мало ли что ещё выкинет эта сумасшедшая) отступал, пока не упёрся в стену.

— Или подожди…

Марина резко остановилась и с подозрением и ещё большей злобой продолжила, указав на объект своей ненависти указательным пальцем.

— Может, ты хочешь оказаться на моём месте? Да пожалуйста! Потому что лично я не хочу разбираться со всей этой необъяснимой чертовщиной, которая здесь происходит!

В порыве эмоций она взмахнула рукой и резко развернулась в направлении двери.

— Я ухожу. На урок всё равно опоздали. И только попробуй ещё хоть раз пискнуть. Я за себя не ручаюсь.

И мысленно добавила: «И это правда». В последний раз пронзив предупреждающим взглядом парнишку, сделала несколько шагов в указанном направлении. Но тут Марине на глаза попадаются обгорелые остатки её тренировочной груши. Она резко остановилась, лицо исказилось в удивлении. Вадим, не заметив изменений в поведении Марины, отлип от стены и еле слышно облегчённо вздохнул, тихо пробубнив себе что-то под нос.

Голос Марины заставил его вздрогнуть:

— Ты что с моей грушей сделал, сволочь?! — прокричала она, резко разворачиваясь и снова наступая.

Вадим снова вжался в стену и испуганно протараторил:

— Это не я, клянусь! Она сама загорелась, когда ты вдруг пропала куда-то.

Зажмурив глаза, он приготовился к удару. Марина остановилась и изучающим взглядом уставилась на мальчишку. Решив, что тот не врёт, она поумерила свой пыл и снова посмотрела на грушу, вернее на то, что от неё осталось, смиренно прикинув, что если её кто-то увидит в таком состоянии, проблем будет не избежать.

— Надо её убрать, — наконец произнесла девушка с еле уловимой грустью.

А после, решительно кивнув, продолжила:

— Помогай давай. Я одна всё это не дотащу.

— Чего?! — парнишка от шока даже глаза раскрыл.

— Чего слышал! — раздражённо кинула Марина, пытаясь закинуть высыпавшийся песок в остатки груши.

— И принеси какие-нибудь ведро и совок…

Глава 2: Тёмный король

Длинный коридор, метров 50 в длину и шириной — примерно 15. На потолке через каждые пять метров люстра, стены золотого цвета, на полу чёрный и белый мрамор, выложенный в шахматном порядке, мебель и украшения отсутствуют. Вдоль стен справа и слева на равном расстоянии друг от друга и напротив друг друга по две одностворчатые двери белого цвета. В середине коридора, а также в его начале по одному повороту в другие коридоры. Возле каждой двери стоит страж, закованный в доспехи. Конец коридора упирается в двухстворчатую дверь чёрного цвета с позолоченными массивными ручками. Возле неё стоял самый высокий страж. Чем ближе к выделяющейся от остальных двери, тем сложнее становятся доспехи стражей: количество брони увеличивается, также увеличивается и сложность её узора, обрамляющего каждый сантиметр светлой стали. Некоторые из стражей тихо переговариваются.

Резко из-за дальнего поворота выходит человек. Его волосы черны как смоль, глаза искрятся, словно переливающийся на солнце лёд, взгляд наполнен такой же ледяной яростью, каждое движение резкое, чуть угловатое, но несмотря на это, движется он стремительно и плавно. Все, как по команде, повернулись в его сторону с лёгким удивлением.

Страж, который был ближе всех к нему, выпрямившись, сказал строго:

— Я страж Его Величества номер пять. Что вы здесь делаете? Эти коридоры закрыты для гостей.

Мужчина, не останавливаясь, кинул на него короткий ледяной взгляд. Страж скорчился, упал, схватился за живот и с булькающим хрипом выплюнул большое количество крови. Голубоглазый остановился в нескольких метрах от него и громогласно произнёс, обращаясь к остальным:

— Я пришёл к Адриану с целью — отомстить.

На последнем слове незваного гостя из упавшего стража, разрывая его плоть, вырвался ледяной кристалл. Крик боли разнёсся по всему коридору, заставляя остальных стражей замереть под давлением осознания произошедшего. Повисла звенящая тишина, что вызывала дикое желание закрыть уши и забиться в какой-нибудь угол, да вот только это не поможет.

С кристалла алыми ручейками стекала кровь. Звук первой упавшей капли прогремел, словно удар в колокол, и оцепенение с окружающих спало. Стражи схватились за оружие.

— Я страж Его Величества номер четыре! Ты поплатишься за это!

Стражи, как один, двинулись на мужчину, окружая его, тот не сдвинулся с места. Стражи накинулись всей толпой, но в следующую секунду всех их разрезает ледяной глефой, тем самым слегка отбрасывая. Разрезанные стражи попадали на пол: у одних это были руки или ноги, у других тело располовинило вместе с несколькими пальцами, а у третьего отрезало половину головы, из-за чего можно было увидеть его истекающий кровью мозг.

За мужчиной, присев на одну ногу и вытянув другую вбок, застыл ледяной элементаль 2,5 метра высотой.

Элементаль, прокрутив глефу в руке, встал и убрал её за спину.

— Это моё дело. Не смей вмешиваться, — сказал ему мужчина спокойным и решительным тоном, не терпящим отказа.

Элементаль, колеблясь, посмотрел на своего хозяина и исчез, оставляя после себя лёгкий снегопад. Мужчина, не моргнув и глазом, переступил через трупы и уверенно зашагал вперёд. За ним по коридору потянулся кровавый след.

Мужчина раскрыл двери перед собой, и ему открылся такой же коридор с одной дверью в начале и одной точно такой же на противоположном конце. Возле двери стоит ещё один страж — девушка. Она чуть вздрогнула от неожиданного появления незваного гостя.

Страж обратилась к нему учтиво, но строго:

— Гостям запрещено ходить по цитадели. Вы что-то потеряли?

Мужчина молча прошёл дальше по коридору, от его ног до сих пор остаются кровавые следы, но с каждым шагом всё меньше. В руке стража появился сай. Она зажала рукоять в ладони с ориентацией большого и указательного пальцев по боковым клинкам трезубца.

— Уходите, это последнее предупреждение.

Никак на это не отреагировав, мужчина продолжил свой путь. Страж подняла правую руку на уровне плеча и согнула её в локте, а также взяла сай обратным захватом.

— Я нулевой страж. Вам не справиться со мной.

Девушка подпрыгнула и исчезла, после чего появилась за спиной мужчины в прыжке. Страж замахнулась и попыталась нанести удар средним зубцом в шею, однако в сантиметре от цели сай наткнулся на появившуюся ледяную печать. Удар был отбит. Нулевой страж приземлилась на пол, мужчина остановился.

— Мне нужен только Адриан, — с нотами сочувствия к девушке.

Нулевой страж отскочила на пару метров.

— У короля нет на вас времени.

— В таком случае ему придётся освободить его на несколько минут, — мужчина посмотрел на стража взглядом, по сравнению с которым даже северный полюс казался жарким раем.

Девушка обошла и встала в метре от него, повернувшись к нему лицом. Она приставила сай к его горлу, он же на это не отреагировал.

— У вас нет права произносить подобные речи в адрес моего короля, — в голосе плескалась неудержимая ярость, казалось, что весь мир для неё сузился до точки на конце её клинка.

Страж надавила чуть сильнее, и по клинку поползла тонкая струйка крови. Рука мужчины медленно покрылась инеем. Он коснулся руки стража, и иней также стал распространяться на неё. Постепенно, но быстро кожа превращалась в лёд. Во второй руке стража появился ещё один сай. Она нанесла по ледяной руке врага колющий удар, однако средний зубец сломался и отлетел, издав характерный звук. Мужчина опустил на стража тяжёлый взгляд. Та стала вырываться, но попытки были тщетными. Рука его продолжала стремительно сжимать запястье девушки. Лёд начал расходиться трещинами.

— Где сейчас Адриан? — почти спокойно, но нотки ярости и нетерпения всё же прорезались в его голосе.

Не дождавшись ответа, он сжал руку чуть сильнее. Нулевой страж выронила сай, но продолжила молчать. Тем временем лёд продолжал распространяться дальше и с каждой секундой всё быстрее. Когда же лёд почти перешёл на плечо, страж рванула руку изо всех сил, из-за чего оледеневшая часть оторвалась. Девушка не издала ни звука, однако боль ясно отразилась в её глазах лишь на секунду и снова скрылась за новой волной ярости. Страж кинула в своего врага остатки своего оружия и сразу же кинулась к отколовшейся части. Сай в полёте оледенел и разбился на тысячи осколков о выставленную ледяную ладонь голубоглазого.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 660