электронная
120
печатная A5
361
18+
Всё как у людей

Бесплатный фрагмент - Всё как у людей

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5007-6
электронная
от 120
печатная A5
от 361

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Самойлов Никита

Всё как у людей

Моим Родителям

Часть1

Джек Хантер

Бог забыл обо мне.

История первая: Смерть.

А вы знаете что самолёты сейчас падают гораздо меньше, чем в две тысячи десятом? Но вам этого не понять. Да и зачем вам такая информация? Вот например, порно звезда Каси Хат недавно умерла на съёмках порно. Ну это вам тоже неинтересно.

Но Бобу Харви это было важно, все эти новости он прочёл в утренней газете. Завтра Бобу исполнится двадцать шесть. Это важно, но готов поспорить, что вы даже не догадываетесь, что Боб не доживёт до следующего дня рождения. И он так и не узнает почему умерла Каси Хат. Вообще, о таком редко пишут в газетах. Боб допивает свой утренний кофе. Его второй подбородок подчёркивает бородка. Наверху спит его жена. Проснувшись, она поймёт что Боб уехал, так её и не разбудив. Боб заказал такси и ровным голосом проговорил адрес. Билеты были забронированы на 11 часов. Такси подъехало вовремя. Боб быстро открыл дверь и выбежал к такси. За окнами был жаркий день.

А тело Каси Хат уже доставили на кладбище. Куча фанатов загородили улицы города так, что почти невозможно было пройти. Боб торопился, и, когда такси встало посреди улицы, он стал откровенно психовать.

Её звали Джен, и сейчас она спала в своей кровати. Ей снился сон, в котором Боб будет её и говорит что ему нужно уехать, так как у него неприятности. Он должен не тем людям. Он скажет, как её любит. Каси Хат начала свою карьеру, когда ей было двадцать два, конечно поздно для порно, но выбора у неё не было. Она узнала о беременности случайно, это был уже третий фильм. И она была довольно известна. Но ей пришлось сделать аборт. Доктор Дженн Харри, провела очень быструю операцию. И Каси была довольна.

Боб опаздывал, понимал, что не успеет. Улицы города были заполнены людьми в чёрных одеждах. Боб выскочил из машины и побежал к аэропорту, хоть и понимал, что опаздывает.

Сегодня Сэймур торопился, как никогда. Он боялся не успеть, он хотел сделать Кэси предложение. У них должен быть ребёнок. На все деньги он купил кольцо и хотел сказать Кэси, что хочет жить с ней всегда. Его разбудил звонок. Кэси забыла телефон, на экране высветился номер Дженн Харри. Сэймур поднял трубку. Это был голос женщины. Она сказала, что Кэси забыла сумочку после операции и что пришли новые анализы. Кэси больше не может иметь детей. Сэймур молчал. Это женщина врала, ведь этого не может быть. Не может.

Джен проснулась от резкого запаха. Пахло чем-то очень знакомым. Недавно умер её отец, и она стала спать очень много. папа был богат и оставил ей неплохой дом и счета.

Сегодня Каси Хат играла, как никогда: она решила установить рекорд и переспать с тысячей мужчин.

Она станет известной, она войдёт в историю, и они с Сеймуром уедут. Всевозможные части её тела были заняты. Всё это ради Сеймура.

Боб не успел. Он бежал, но его вес ему явно мешал. Он забежал на регистрацию. А повсюду были люди в чёрном, ведь сегодня был день скорби. Умерла Каси Хат.

Джен не спеша спускалась по лестнице, запах был всё отчётливее. Но откуда он шёл?

Каси Хат была где-то глубоко в себе. Этому её научили коллеги.

Никто не понял, что произошло.

Как потом напишут в газетах, молодой парень ворвётся на съёмки порно с дробовиком и начнёт стрелять в легендарную Каси Хат. Она так и умерла с широко раскрытыми глазами. Рядом с партнёрами. Никто так и не узнал в этом парне Сеймура.

Никто кроме Каси Хат

Никто…

Боб поднялся по трапу к самолёту на Лос-Анжелес. План был безупречным. Дженна проснётся утром…

Панихида по Кэси Хат длилась ещё несколько дней. Многие школьники застрелились в этот день. Сэймура порвала толпа даже не дав выйти из студии Каси Хат…

Он любил её…

Дженна сидела на кухне, и пыталась прикурить сигарету.

Спичка противно тлела. Дженна включила телевизор.

Там крутили новости о Каси Хат, Дженна сразу узнала её. Списка всё-таки чиркнула.

Никто так и не понял, как это произошло. По версии пожарный, на газовой плите отошёл клапан, газ за несколько часов наполнил дом. Понадобился лишь уголёк. Тело Джен так и не было найдено.

Боб был рад: всё шло по плану, сегодня он стал богат. Тело жены будет найдено на обломках дома.

Боб был рад: всё шло по плану. Напротив в кресле сидела эффектная блондинка. Но Боб не читал газет и не знал, что фанаты Каси Хат буквально сошли с ума. Как потом напишут в газетах, самолёт взорвался в воздухе. Никто так и не выяснил причину. Многие видели блондинку с большой сумкой, а многие не видели никого. Но с выписки найденных тел было больше ровно на одного человека…

А дождь всё так же противно бил по стеклу…

Печатная машинка, издала последние вздохи и замолчала.

Джек Хантер допивал свой виски.

— Не верю, — напротив него сидела молодая девушка, яркая блондинка. — Не верю, — вновь повторила она.

Свежая рукопись тряслась у неё в руках.

— Слушай, а как ты хотела? Хэппи энд?

— Так не бывает.

Ты открыла газ?

Да ну тогда, нам уже пора.

Ведь никто не читает газет…

Джек Хантер

01.04.2017

Я ненавижу вас всех.

Помню, когда я ещё только начинал тернистый путь писателя. Хорошая знакомая попросила написать меня один спорный рассказ. Я долго избегал этой работы. Боясь, что я не смогу передать те эмоции, которые испытывает главный герой. Я не знаю, что с этого получится, но я попробую.

Посвящается моему брату, спасибо тебе, что ты есть.

Думаю, у всех первый день в школе проходит тяжело. Но ещё хуже, когда ты лежишь в луже собственной крови с простреленным лёгким, а человек, которого ты знаешь несколько часов, лежит рядом и истекает кровью, и в метре от тебя валяется дробовик, с которого всё и началось. Кабинет неспеша набирается дымом, значит, мой новый знакомый поджёг парты в коридоре.

— Том, расскажи мне, как всё было, расскажи мне всё…

Утром этого же дня.

Слава богу, это последний год, дальше будет колледж, жена, работа, дом. А сейчас меня ждала новая школа, это была уже четвёртая. За последние пять лет родители развелись когда, мне было одиннадцать. И с тех пор жизнь напоминала странный ад. После развода я остался с мамой, она работала химиком-биологом. И нам приходилось часто переезжать, я был замкнутым мальчиком и плохо ладил с одноклассниками. Моим спасеньем была музыка, совершенно случайно мне попалась, пластинка группы Nirvana, и с тех пор я уходил в этот мир постоянно. Сегодня я видел прекрасный сон, мне снова пять, и я гуляю по берегу моря. Рядом идёт отец и что-то, говорит, солнце уже почти зашло за горизонт, но тонкая полоска зарева освещала берег. Меня разбудил голос мамы:

— Джек, милый, просыпайся, а то в школу опоздаешь.

— Да, хорошо, мам, — я не хотел её расстраивать. Нехотя я встал с кровати и побрёл в ванну. Для своего возраста я выглядел старше. Меня часто путали со студентом, и мне это льстило. Правильные черты лица, короткая стрижка, мама говорила, что я похож на отца.

— Сынок, давай быстрей.

Я быстро спустился по лестнице, в нос мне ударил запах кофе и блинов.

— Доброе утро, сынок.

— Доброе, мам, я не буду завтракать.

— Но как? — на этот вопрос я не успел ответить, к дому подъехал школьный автобус.

— Ладно, я побежал, — быстро выбежав из дома, я направился к автобусу.

*****

Это была обычная школа, таких сотни в Америке, но скоро это будет самое известное место в Америке. Но постойте, я тороплю события.

— Класс, у нас новенький, его зовут Джек Хантер.

Самый жестокий возраст человека — подростковый. Мы несём жестокость людям, не понимая зачем. Стоя в центе класса, я смотрел в лица своих будущих одноклассников. Большинство из них напоминало картинки с обложки модных журналов. Дети богатых родителей, спортсмены, музыканты. Все думали, что-то могут, но на самом деле это была лишь иллюзия. Это была весьма престижная школа, и попасть в неё было очень сложно. Но мама устроилась в местный колледж. И меня скрипя душой всё-таки взяли.

— Джек, расскажи, о себе, — учительница пыталась наладить со мной контакт.

— Извините, но мне нечего рассказать — я молча прошёл вдоль кабинета, чувствуя спиной взгляды. Заняв свободную парту, рядом с каким-то ботаником, я сразу уткнулся в тетрадь.

— Эй, Джек.

Я поднял голову, это был мой сосед по парте. Первое мнение всегда безошибочно, он действительно, был ботаником.

— Я Том, — парень протянул мне руку.

— Привет, Том, — мы обменялись крепким рукопожатием.

— А где Роберт, почему опаздывает? — учительница обращалась к классу.

— Он заболел, кажется, — ответил мой новый знакомый.

— Да он каждую неделю болеет, — крикнула девушка сидящая передо мной с внешностью топ-модели, сошедшей с подиума.

— Да он, наверно, уже сдох давно, — ёе поддержал парень, напоминающий больше боксёра в тяжёлом весе. Думаю, этот Роберт был не в почёте в классе.

— Том, а кто этот Роберт?

— Да как бы тебе объяснить, — он явно замялся и не знал, как ответить. — Он хороший парень, правда, не может за себя постоять. Говоря нормальным языком, просто задрот.

Я считал минуты, когда урок закончится, кажется, он длился вечность. Наконец, звонок прозвенел. Я быстро собрался и вышел. В коридор рухнуло несколько сотен людей. Быстро добравшись до шкафчика, я достал успокоительное и выпил несколько таблеток.

— Джек, ты забыл, — это был голос Тома, — Ты забыл!

Он бежал мне навстречу с листком бумаги. Тут ему на встречу вышел громила, похожий на боксёра и резко толкнул его. От неожиданности мой новый одноклассник упал на пол. Смех громким эхом раздался в каридоре.

— Смотри, куда прёшь!

Том лежал на полу, я подошёл к нему и помог собрать учебники.

— Эй, громила! — сначала обидчик даже не понял, что я обращаюсь к нему.

— Это ты мне сказал!? — тыкнув пальцем в грудь, он переспросил ёщё раз.

— Да-да ты, — я подошёл к нему вплотную, он был почти на голову выше, чем я.

Но как говорил один очень хороший человек «Чем больше шкаф, тем громче он падает». Я резко ударил его лбом в переносицу. Он явно не ожидал, и от удара попятился назад: «Да ты покойник!». Люди уже встали вокруг нас. Том пропал из моего поля зрения. Точный удар нашего боксёра попал мне в скулу, на секунду я даже потерял сознание. Но второго удара уже не последовало, я оказался быстрей прямой удар в челюсть. И мой оппонент упал, изо рта у него потекла кровь. Ставлю сто баксов, но месяц он будет есть через трубочку. В воздухе повисла, тишина, которую разбавил голос нашей учительницы.

— Что здесь происходит?

Через несколько секунд в коридоре мы остались втроём. Я, боксёр и наша учительница. Куда же делся Том?

— Хантер, Тэдд быстро в кабинет директора.

— Тебе хана после школы, — обидчик Тома был явно зол и бросил на меня прошибающий взгляд. Он не знал, что ему осталось жить меньше часа.

******

Кабинет директора напоминал храм педантичности, кажется, воздух дул в нужную сторону. Идеально развешанные грамоты книги расставлены по алфавиту. Не пылинки на полках. Он сидел в кресле, на вид ему было чуть больше сорока, накрахмаленная рубашка, галстук под вид глаз, пиджак явно «Армани». Одевался он со вкусом.

— Присаживайтесь.

Мы молча заняли два стула рядом со столом. Сейчас нас ждёт двухчасовая беседа, про то, как надо и не надо себя вести. Он изучал каждый нюанс, к этому времени лицо у моего знакомого распухло, а глаза заплыли. Видно, я очень удачно попал в переносицу. Да и моё лицо оставляло желать лучшего.

— Из-за чего началась драка, Джек? — директор сверлил меня пронзаюшим взглядом.

— Я вступился за Томаса, — пауза повисла в воздухе, внезапно зазвонил телефон, директор суетливо снял его.

— Директор у телефона, — на его лице было непонимание и страх. — Да хорошо, я вас понял.

Теперь он обращался к нам.

— Сегодня вашего одноклассника, Роберта, нашли в отцовском гараже. Он засунул отцовский дробовик вы рот и выстрелил. Тому сейчас очень тяжело, они были лучшими друзьями, — директор посмотрел на нас в плотную. — Можете быть свободны.

Мы молча вышли, я направился в сторону туалета. Ну а Тэдд решил подышать свежим воздухом. Умыв лицо холодной водой, я осматривал разбитую скулу. Громкий хлопок раздался, первая мысль промелькнувшая в голове: «может что-то упало?». Затем последовал один громкий пронзительный крик. Я выбежал из туалета, теперь я понял, откуда раздавались хлопки. В коридоре лежало тело, от головы почти ничего не осталось, лужа крови разлилась вокруг покойника. Это был обидчик Тома. Хлопки были выстрелами, я быстро забежал в кабинет.

— Там это труп.

Учительница была в полном недоумении. Задыхаясь, она подбирала слова.

— Хантер, что вы себе позваляйте!?

Где-то совсем близко прозвучал выстрел, и голос нашего директора.

— Что за чёрт? — последнее, что он произнести.

В классе началась паника, у одной из девушек началась истерика. Учительница встала и направилась к двери, я встал в дверном проёме.

— Хантер, пустите меня, там директор и он ранен, — она оттолкнула меня и открыла дверь.

Я навсегда запомнил этот её взгляд, последний. Как только она открыла дверь, прозвучал выстрел, пули попали в грудную клетку, на груди поплыли красные пятна. Быстро закрыв дверь, один из парней поднёс стул к ручке и плотно поставил к двери.

— Кто это, ты его видел!? — он кто орал мне в ухо.

— Успокойтесь! — я кричал, пытаясь привести себя в порядок.

У меня было самое страшное подозрение, что это мог быть Том. Громкий выстрел, и дверь буквально слетела с петель. Мои самые страшные оправдания сбылись. В дверном проёме стоял Том. В его руках был дробовик, глаза были залиты кровью.

— Ну что, суки, теперь поговорим!

— Успокойся, — один из парней начал громко орать на девушку, начавшую громко реветь.

Один выстрел в потолок, в кабинете повисла мёртвая тишина. Том прошёл вдоль кабинета, и сел за учительский стол, поставив дробовик рядом с ногой.

— Зачем ты это делаешь?

— Заткнись, Кэтти! А то будешь лежать, как наша любимая училка, — после слов Тома девушка молча опустила взгляд и начала плакать. — Вы убили его, вы все его убили! Роберт, он был обычным парнем, ну а вы, ВЫ убили его, ВЫ ВСЕ. Джек, ты где, Джек? — он быстро пробежал взглядом. И всё-таки увидел меня. — Уходи, Джек, ты свободен, ты здесь ни при чём.

— Отпусти их, Том, они невиноваты, ты не вернёшь Роберта.

— Нет, это они виноваты!

Я сделал небольшой шаг ему навстречу.

— Каждый из них, — он поднял дробовик, и направил в сторону бывших одноклассников, снова началась паника.

Громкий выстрел, и девушка с кровавым лицом упала на парту. От её головы ничего не осталось, остатки черепа разлетелись по сторонам, забрызгав кровью всех окружающих. Следующей жертвой оказался чернокожий парень, он попытался выбежать, но пуля настигла его уже на выходе. Этого времени мне хватило, я подбежал, к Тому и выхватил дробовик. Но он оказался проворней, адская боль пронзила лёгкое. Это был пистолет, я не мог предугадать, что у него второе оружие. Из последних сил я успел нажать на курок. Пули попали в живот, и внутренности разлетелись по полу, комната не спеша наполнялась дымом. Все участники кровавого родео, уже были на улице. Кажется, я отсюда начал свою историю.

— Зачем, Том, зачем? — мы уже покойники.

— Он был… — Том почти хрипит.

— Что? — я подползаю чуть поближе.

— Он был моим братом, Джек, прошу, убей меня.

Кончиком пальца он показывает на пистолет. Огонь перебрался в кабинет, едкий дым разносится по кабинету, за окнами орут сирены

— Прости, Том, прости, — я подаю ему пистолет и закрываю глаза.

— Я ненавижу вас всех, — выстрел разрывает воздух.

— Прости нас, Том, прости…

P.S.

Много лет спустя.

— Здравствуйте, это кладбище города Даллас?

— Да, а что ищите себе пристанище?

— Да пошёл ты! Я ещё и тебя переживу.

Пойдём, Том, я навещу старого друга.

— Дедушка, а что это за место?

— Подрастёшь — узнаешь, — я не был здесь лет сорок, нет, не то. Я неспеша хожу между рядов и ищу одну очень старую могилу. — А вот она. Ну, привет, друг… Прости, что долго не было… У меня вот внуки. Знаешь, старею…

— Дедушка, а почему его зовут как меня?

Том Хакк, годы жизни тысяча девятьсот девяносто седьмой — две тысячи четырнадцатый.

— Прости, Том, прости… — из глаз дедушки начинают течь слёзы. — Прости нас, Том, прости…

Аусвайс добро пожаловать

10. Заповедь Господня не Уби…

6.И не найди себе кумира и бо бог твой кумир.

Разве сторож, я брату своему

Ветхий завет Глава 3.2

Начало

Двадцать лет строгова, режима приговор окончательный и обжалованию не подлежи. Знаете это странное чувство, когда в свои двадцать семь ты имеешь всё, а в один прекрасный момент мир рушится как карточный домик. Как только меня вывели из зала суда нас осветили сотни вспышек фото камер. Завтра на все первых полосах читайте, фронтмен группы «Мёртвый Прохожий» отправляется в тюрьму. За двойное убийство, мой адвокат, что подаст апелляцию. Но я хотел этого за все грехи нужно рано или рано платить….

«Твой отец, бросил тебя что это говорит тебе о боге»

Чак Паланик- Бойцовский Клуб

За долго до событий описанных выше.

Мой отец ненавидел меня вообще он мало кого любил но меня он именно не не видел. Он был военным, и хотел что бы я пошёл по его стопам. Но я хотел заниматься музыкой. Хотя мой младший брат боготворил отца. В пятнадцать лет я убежал из дома. Т пошёл на первый рок концерт, на тот момент это была мало известная группа SLIPKNOT. Меня нашли через два дня, отец сильно напился. И сказал что у него больше нет сына. Собрав вещи, я переехал к бабушке. Мама просила остаться но я не мог просто не мог….

Мы всегда убиваем тех кого любим

Джек Хантер

Наверно наши дни, да какая разнится всё равно всем не интересно.

Меня завели в камеру обшарпанные стены, белый потолок. Через зарешеченное окно в камеру бил яркий ослепляющий закат.

Моим сокамерником, оказался престарелый мужчина сидевший за двойное убийство, мой адвокат сказал что это всё что он смог сделать. Думаю во времена моего детства он бегал по Афганистану, и защищал идеи звёздно-полосатого флага.

— Джон- Я протянул руку в ответ он бросил лишь беглый взгляд. Этим взглядом можно пробивать стены. Взгляд хладна кровного убийцы. — Называй меня Пастырь. Над его краватью весело распятье. На тумбочке лежала библия, почти через каждую страницу была вставлена закладка. Я лёг на кровать и просто смотрел в потолок, я не мог ни о чём думать. Интересно, когда я начну сходить сума. За окном залил проливной дождь.

— Когда идёт дождь плачут боги- это последние что я услышал от пастыря. Последние слова я слышал уже засыпая…..

Пускай я и не стал великой рок звездой за то я остался человеком.

Когда то очень давно.

Меня, разбудил звонок мамы. –Сынок приезжай папа в больнице.- За неделю до этого, отец позвонил, и мы до говорильсь встретиться. На завтрашний день, я жил в другом городе. И до этого мы почти год не общались. К этому времени я уже начинал делать е плохие шаги в рок музыке.

Я зашёл в приёмный покой, и увидел маму с момента нашей последней встречи она постарела. На ней были большие чёрные очки закрывавшие почти пол лица, первые морщины пробивались на лице.

— Ну привет мам- Резко вскочив она обняла меня и принялась целовать. Я крепко обнял её.

— Как Папа- в реанимации прошептала она. Авто катастрофа на скорости под двести отказали тормоза. И тут я увидел его. Из за угла вышел коренастый парень в военной форме. Уже тогда, он сильно был похож на отца. Тогда было популярный идти добровольцем, в доблестную армию. Отношения с братом были чуть получше чем с отцом.

— Ну привет брат. Я подошел и обнял его. Мне нечего было у него спрашивать мы были абсолютно разными людьми.

— Хантер, Хантер, -из палаты вышел доктор. Я соболезную но мы не смогли не чего поделать. Организм не выдержал операции.

Знаете а ваш мир рушился, я любил отца хоть это и было не взаимно….

Каждый третий здесь не виновен но мы всегда четвёртые

Автор не известен

— Советую прочти пастырь.-Подал мне книгу. Мы сидел в одной камере уже два месяца, и начала узнавать друг друга. С помощью адвоката я выяснил что Пастырь попал в тюрьму девятнадцать лет назад за убийство жены и любовника. Ему дали пожизненно, действительно был военным. С тех пор как он попал сюда больше года с ним не кто не мог просидеть в камере. Все просили о переводе. После очередной командировки он пришёл домой и увидел жену с любовник по протоколу. Он взял трофейный револьвер и выпустил по пять пуль в каждого. Пуская плохо разбираюсь в людях, но Пастырь не тянул на убийцу он был солдатом, но не маньяком.

За окном снова начался дождь в мою последнюю ночь на воле была такая же погода. Когда идёт дождь плачут боги.

(Здесь должна быть умная цитата но её не будет)

Это был наш последний концерт после этого я решил распускать группу перед нами выступал SLIPKNOT. Мы играли как боги, отыграв последнюю песню попрощавшись с толпой. Я вышел на улицу немного придти в себя, было уже за полночь. Противно моросил дождь. В кармане завибрировал телефон. Звонка с этого номера я не слышал уже, года два. — Привет Брат-Он был явно возбуждён скорее всего пьян. –Брат у меня проблемы приезжай. Он быстро продиктовал мне адрес. Поймав такси, я доехал до адреса брата. Быстро забежав в квартиру, я понял что всё у брата не просто проблемы. А очень большие проблемы. В прихожей на полу лежали два трупа подними, уже на лилась лужа крови. Прислонившись к стене по-локоть в крови сидел брат. В левой руке лежал пистолет. — Что блять произошло? — Прости брат, я не знаю как получилось я проиграл в карты не тем людям а они пришли за долгом.-Он подполз ко мне на коленях и просил прошенья. –Почему ты не взял денег у меня? –Ну ты же такой успешный. -Брат меня казнят я действующий военный. — И тут я сделал то, о чём никогда потом не жалел. — Беги отсюда. — Мне не важно куда беги, что бы я тебя не видел. –Брат не надо я прош- Беги пока я не передумал. Он быстро встал, и посмотрел мне в глаза. Спасибо брат спасибо, он подал мне пистолет и вышел с тех пор брата живым я не видел…

Я достал телефон набрал 911–Я убил двух человек приезжайте…..

Наше время

— Вот так я и попал сюда- За всё время нашего знакомства пастырь улыбнулся. — ТЫ хороший человек, вы с братом как каин и Авель. Только вас обоих наказал бог.

Это было давно слишком давно что бы забыть и слишком рано чтобы вспоминать.

Я только вернулся из Афганистана, меня списали я отказался вести солдат на смерть. Вернувший раньше из командировки я хотел сделать сюрприз жене, купив букет цветов бутылку вина. В тот вечер всё было не так как обычно. На улице стояла не выносимая жара. Входная дверь была открыта, это первое что меня с мутило по всему дому горел свет а в прихожей были разброшены вещи. Первая мысль нас просто обокрали не спеша проходя по дому я достал из кармана именной пистолет. Нас просто обокрали Джессика жива и здорова, но я ошибался в спальне была приоткрыта а тусклый свет падал на кокой то предмет лежавший на полу. Мешавший закрыть дверь подойдя ближе я увидел труп мужчины он лежал в одних трусах на спине виднелись огнестрельные ранения. Пусть будет с любовником, главное жива. Зайдя чуть глубже в комнату, я понял что всё. Джессика лежала на кровати. Я подбежал и обнял её она была мертва слёзы сами полились из глаз. За окнами послышался вой серен. Соседи вызвали полицию.

Мне дали пожизненный срок за убийство которое я не совершал…..

— У меня хороший адвокат он может подать апелляцию.- Я не вижу смысла жизни, в не тюрьмы моя жизнь здесь.

Спустя пол года.

Меня выпустили за полную не виновность, брат не смог жить стаким грузом на шее.

Он застрелился, в дешёвом отеле предав моему адвокату запись с камер видео наблюдений, где чётко видно что он убивает тех парней. Мне он передал предсмертную записку.

Привет брат если ты это читаешь, то я всё сделал правильно. Я знаю что это ты перерезал, тормоза на отцовской машине. Но он всегда тобой гордился. Стараясь придти на каждый концерт. Отец всегда ставил тебя в пример, и я завидовал тебе ты был свободный. Береги себя братишка.

Твой младший брат

Джек Хантер — Прятки.

Раз, два, три, четыре, пять…

Давайте поиграем… Например в прятки? Закроем глаза и сосчитаем до пяти.

Раз, два три, мне снова пять, и мы с папой гуляем по берегу моря.

— Смотри, сынок, видишь следы? — отец показывал следы на песке, их медленно смывало волной. — Эти следы как наша жизнь, их будет, много, но эти останутся навсегда.

Раз, два, три, мне двадцать шесть и я женюсь.

Раз, два, три, мне сорок два и я стою у могилы отца. Знаешь, пап, я всё понял.

Раз-два три, мне двадцать восемь, и у отца находят рак головного мозга, ему осталось жить меньше года.

Раз, два, три, мне сорок один и я гуляю с сыном по берегу моря. Наши следы смывает волной, отец был прав спустя столько лет. Следы остались, слеза медленно соскользнула по моему лицу.

Раз-два три, мне двадцать девять, я сижу в онкологическом крыле больницы. Папа в коме уже две недели, наверно там он играет в прятки со смертью.

— Папа, ты слышишь? — я беру почти холодную руку отца. Я закрываю глаза и считаю до пяти. Папа проснись, папа! Пульс на руке становился тише. Папа, папа, проснись, я слышу гулкий звук, на мониторе пошла длинная линия. Линия длинною в жизнь, я закрываю глаза, раз-два три, папа, я не могу, вспомнить правил… Раз, два, три…

Джек Хантер.

Улыбка.

Люди! Чаще улыбайтесь…

Мне было лет одиннадцать, когда я впервые встретил его.

— Папа! Папа! Кто это? — я показывал пальцем на странного дядю. Он сидел в дальнем углу, кресло-качалка не спеша покачивалось в такт его движениям.

Тогда я не знал, что это был дом престарелых, а этот странный дядя был моим дедушкой. C его лица не сходила улыбка.

— Ну, здравствуй, папа, — дедушка даже не отреагировал, он просто улыбался, — это твой внук.

— Нет, пап это не мой дедушка, мой дедушка дома, — и тут я увидел то, что меня испугало на всю жизнь. Дедушка улыбался, но было что-то не так, по его морщинистым щекам текли слёзы. А улыбка так и не сходила с лица.

— Папа, давай уйдём, пожалуйста, — я хотел бежать куда-нибудь. Это было гиблое место. Сюда ехали умирать. Смерть стояла в воздухе, здесь было всё пропитано страхом и одиночеством. Все понимали, что это их последнее пристанище. Тогда я видел дедушку, в последний раз улыбка все-таки не сошла с его лица. Даже на похоронах он лежал в гробу с улыбкой на лице.

Только потом я узнал, что попал в аварию и его лицо почти собирали по частям. Лицевой нерв был задет, и с тех пор он всегда улыбался. Моя бабушка бросила его и ушла к другому. А он всё улыбался и улыбался. Он начал сходить с ума и в конце-концов даже перестал узнавать родственников. Он всегда улыбался, он не мог по-другому. Санитары нашли его, в туже ночь он проглотил сорок таблеток валлиума. Сейчас уже много лет спустя я часто вспоминаю ту улыбку и понимаю, что человек улыбается не всегда, когда ему хорошо. А когда по-другому он просто не может…

Дежавю

Посвящается всем, кто забыл меня…

Предисловие.

Он нашёл меня. Хотя это было и не так сложно. Наверное, подкупил того странного парня из отеля. Но я знал, что он придёт, я был готов. Сейчас он зайдёт в комнату, и я выпущу в него обойму из Магнума. А может меня сдал продавец оружия, надо было убить его. Шаг, ещё шаг, от прошлого нельзя уйти, оно найдёт тебя. И, кажется, моё вот-вот настигнет меня. Я стараюсь не дышать. Мы в нашем старом доме, он сгорел почти дотла, но одна комната осталась целой. В ней я его и жду, тень мелькает, в проходе. И я не думая жму на курок. В комнате раздаётся громкий выстрел. Продавец не обманул: если бы он действительно стоял в проходе, то в его теле было бы несколько лишних отверстий. Но я промахнулся и теперь он точно знает, где я. Он делает шаги, я не вижу его, но чувствую что он уже в комнате. От прошлого нельзя убежать нельзя…

Джек Хантер — Дежавю.

Пути господни неисповедимы.

Посвящается всем, кто забыл меня…

Предисловие.

Он нашёл меня. Хотя это было и не так сложно. Наверное, подкупил того странного парня из отеля. Но я знал, что он придёт, я был готов. Сейчас он зайдёт в комнату, и я выпущу в него обойму из Магнума. А может меня сдал продавец оружия, надо было убить его. Шаг, ещё шаг, от прошлого нельзя уйти, оно найдёт тебя. И, кажется, моё вот-вот настигнет меня. Я стараюсь не дышать. Мы в нашем старом доме, он сгорел почти дотла, но одна комната осталась целой. В ней я его и жду, тень мелькает, в проходе. И я не думая жму на курок. В комнате раздаётся громкий выстрел. Продавец не обманул: если бы он действительно стоял в проходе, то в его теле было бы несколько лишних отверстий. Но я промахнулся и теперь он точно знает, где я. Он делает шаги, я не вижу его, но чувствую что он уже в комнате. От прошлого нельзя убежать нельзя…

Глава 1

Где я?

Я просыпаюсь в незнакомой комнате с белыми стенами. Мысли путаются, я не помню, где я, и как я здесь очутился. Комната напоминает больничную палату.

— Люди?! — Я кричу снова и снова, но никто не приходит. Всё это напоминает странный сон. Да, наверное, я сплю у себя дома. На секунду мне кажется, что я уже был здесь. Я делаю неуверенные шаги к окну, чуть-чуть приоткрываю жалюзи и убеждаюсь, что это больница. Окна зарешётчаны, вроде это третий этаж. Под окном стоят машины скорой помощи. Я выдыхаю. Значит, меня не похитили и не вырезали жизненно важные органы. Что это было? Почему я не помню, кто я? Из-за спины раздаётся громкий скрип. Я резко поворачиваюсь и вижу невысокого мужчину пожилого возраста. На нём надет белый халат. Очки с крупными линзами. На голове почти не осталось волос. Кажется, он что-то, хочет сказать, но я не даю ему это сделать.

— Кто вы? И что я здесь делаю?

— Здравствуйте, Адам. — Он абсолютно спокоен, будто ждал этого вопроса. — Сейчас я вам всё расскажу, только давайте немного пройдёмся, — он не внушает мне доверия, я знаю таких людей. Сначала они по-доброму улыбаются тебе, а потом продадут за тридцать монет. — Я никуда с вами не пойду, пока вы не ответите на мои вопросы.

— Адам, это же в ваших интересах, не заставляйте мне звать санитаров. — Он широко улыбается. Не знаю почему, но мне хочется выбить ему все зубы.

Через пару минут, я всё-таки соглашаюсь. Мы выходим на улицу, это внешний двор больницы. Повсюду люди в белых халатах и пациенты, но что-то меня настораживает. Я не помню, как выглядят обычные пациенты больницы, но с этими явно что-то не так. Мы не спеша идём по дороге из ярко-красного кирпича.

— Вы сказали, что объясните, что это за место и как я здесь оказался? — Доктор молчит и пытается подобрать слова.

— Меня зовут Мануэль Милар, и я ваш новый лечащий врач. Вы попали к нам в больницу около года, назад с обширной амнезией. Мы нашли вас под главными воротами абсолютно обнаженного.

Я молчал, мне нечего было сказать. Я не мог ему верить, не знаю почему. Но всё это было знакомо: эти люди, эта больница. Словно я смотрю на всё через мутное стекло. Дежавю. Вроде бы так это называют.

— Я не помню этого.

— Я понимаю вас, Адам. Я занимаюсь исследованием и изучением подобных случаев. У вас уникальный, ещё не изученный случай. Ваш предыдущий лечащий врач, Тайлер Хантер, погиб при загадочных обстоятельствах.

— Я не помню его, — доктор улыбнулся. — Давайте присядем, — мы заняли пустую лавочку под деревом.

— Да, Адам, в этом и есть ваша уникальность, у вас повреждение мозга. Та мозговая доля что отвечает, за временную память повреждена. Вы способны, запомнить лишь события одного дня до того, как ляжете спать. Как только вы засыпаете, ваш мозг играет с вами в злую шутку. Закрывая, те данные что были накоплены за то время пока вы были в полном здравии.

— Что это за место, кто-то пытался меня найти, и почему вы называете меня Адам? — Мысли путались, голова резко закружилась. Я не мог поверить, что меня просто нет.

— Успокойтесь, сейчас я вам все объясню. Я взял ваше дело только вчера и не успел полностью его изучить. Сейчас вы находись в психиатрической лечебнице города Дервена. Доктор Хантер отправлял запросы в разные инстанции, но отовсюду приходил, отказ. Никто не знал, как вас зовут. В США каждый день кто-то пропадает.

— Но почему я Адам, вы ведь не знаете как меня зовут?

— Вот мы пришли к самому интересному. На протяжение года доктор Хантерпроводил с вами ряд экспериментов по восстановлению памяти, но это не увенчалось большим, успехом. Но за неделю до смерти, он начал применять новую методику, сейчас её редко используют. Это гипноз, именно гипноз дал первые успехи. Судя по записям Хантера, вы начали вспоминать прошлое. Вы постоянно повторяли имя Адам. Он сделал вывод, что вас зовут именно, Адам.

— Из-за чего умер доктор Хантер? — Я чувствовал неприятное ощущение. Я не знал доктора Хантера, если верить этому врачу. Но тогда почему мне всё так знакомо?

Почему?

— Ну как вам сказать, Адам. — Мой новый врач замялся, кажется он был не готов к этому вопросу. — Последнее время доктор Хантер был очень странным, развёлся с женой и начал сильно пить. Мы были неплохими знакомыми, он часто консультировался у меня. Это я предложил ему использовать гипноз. Мне казалось, что он нашёл себе кого-то. Но два дня назад он не вышел на работу. Мы нашли его труп, в кабинете, он застрелился. Никто не знает, зачем он это сделал.

— Я могу покинуть это место?

— Простите, но нет. На то есть важные причины. Вы можете быть опасны для общества. Хантер пытался, вы выезжали, в город, но вы ничего не могли вспомнить. Вы не можете уйти от нас. Вам просто некуда идти.

Кажется, мир рухнул, голова закружилась, кажется я умер….

Глава 2

Нет, я не умер. Мне стало плохо, и Доктор Милар вызвал санитаров.

Меня разбудил громкий крик. Кажется, так кричат дети. Открыв глаза, я понял что я в общей комнате. Ну знаете как в детском саду. Когда дети собираются в одном, месте и начинаю играть спорить, драться. Это напоминало что то, похожие. Я сидел в кресле, напротив меня, на стуле крутился, молодой парень. Он был очень молод. Он не отводил от меня взгляд, кажется прямо сейчас он встанет и перегрызёт мне горло. В дальнем углу, снова раздался крик, и парень потерял ко мне интерес. В комнате было, много народу кажется очеь много. Высокие чернакожий мужчина, имитировал, игру на скрипке, скаждым двежением, он вальсировал. У окна, сидела престарелая женщина и громко разговаривала, но я не мог понять, с кем именно. Две холодных ладони закрыли мне глаза, кажется это были женские руки.

— Угадай, кто? — Я резко встал и обернулся. Это была симпатичная девушка, лет двадцати. Ну что ты, я хотела поиграть, а ты плохой.

— Мы знакомы?

— А, я забыла. Ты же не помнишь, меня зовут Ева.

— А меня Адам, кажется.

— Да-да, Адам, ты говорил.

— Ты хороший, мы дружим, — Ева подошла ближе и крепко обняла меня.

— Ева, ты давно меня знаешь?

— Ну, я не помню. Шучу, я здесь недавно. Это всё из-за моего бывшего. Я же говорила, что мне нельзя изменять, а он мне не верил. Ну я взяла ножницы для деревьев и отрезала ему всё то, чем он мне изменял.

Я сделал несколько шагов назад. Господи, куда я попал? Надо как-то выбираться отсюда, пока я не стал как эта Ева. Но мне больше не пришлось слушать молодую садистку. Как раз вовремя в комнату зашёл доктор Милер. — Адам, пойдёмте, у нас процедуры.

******

Мы зашли в кабинет доктора, это была уютная комната. Большой дубовый стол, книжные шкафы были забиты литературой. Доктор указал мне на кресло. Сев, я понял, что уже был здесь. Неприятное чувство: холодок пробежал по спине.

— Адам, с вами всё хорошо?

— Да, всё прекрасно. Что мы будем делать? — Доктор подошёл к столу, открыв верхние ящики, он явил свету диктофон и старые часы на цепочке. Потом сел на кресло, включил запись на диктофоне и начал:

Пятое марта, 2003 года.

Пациент №78

Врач Мануэль Милар.

— Здравствуйте, Адам, сейчас нам придётся провести эксперимент. Я попытаюсь ввести ваше тело в состояние транса. После этого мне придётся задать вам некоторые вопросы. Вы должны полностью расслабиться и довериться мне. Нам важно узнать, что послужило вашей травмой. Вы даёте своё согласие?

Доктор посмотрел меня прямо в глаза. Кажется, он был возбуждён. И я не понимал, почему.

— Да, я согласен. — Как будто у меня был выбор.

— Начнём. — Доктор взял часы, и, как маятник, начал их раскачивать.

— Адам, сейчас вы заснёте. Вы в полной безопасности. Сейчас я хлопну в ладоши, и вы уснёте.

В комнате прозвучал громкий хлопок.

*****

Пустота, здесь точно никого нет.

И музыка, кажется Бах или Чайковский. Громкий голос. Кажется, это голос бога.

— Адам, вы должны вспомнить, давайте вернёмся в прошлое.

Голова кружится. Комната, кажется гостиная, в центре стоит большое пианино. Маленький мальчик пытается наиграть Шопена. Рядом стоит метроном, громким эхом по комнате раздаётся ритм: раз-два-три, раз-два-три. Кажется, мир остановился, меня здесь нет. В комнате приятно пахнет кофе, аромат доносится с кухни. Это обычный пятничный день, но что-то не так. Я не могу увидеть, кто играет, на пианино. Всё это напоминает плохое кино. Я не могу вмешаться. Я закрываю глаза, и музыка становится тише. Вот её почти не слышно. Да, это мой дом. Мы жили в пригороде Дервена. На кухне мама варит отцу свежий кофе. И это я сижу и играю на пианино. Я стараюсь, это важно. Тут я снова слышу голос.

— Адам, вы должны смотреть, почему вы боитесь? Смотрите! — Я открываю глаза, что-то не так. На кухне слышны крики, это голос мамы. Я хочу встать и помочь ей, но не могу, кажется я прикован к стулу. И это мызыка, она у меня в голове, я играю но не могу остановится. Крики становятся громче и пронзительнее…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 361