электронная
439
печатная A5
626
12+
Вступайте в общество адреналиновых наркоманов!

Бесплатный фрагмент - Вступайте в общество адреналиновых наркоманов!

Скайдайверы


5
Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-7677-1
электронная
от 439
печатная A5
от 626

Данная книга открывает цикл исследований автора под общим названием «Вступайте в общество адреналиновых наркоманов!» в рамках деятельности команды исследователей SPORTISTIKA.COM.

Это первое и единственное в России статистико-социологическое исследование парашютного сообщества нашей страны, проведённое автором весной-летом 2016 года в команде и под экспертизой рекордсменов парашютного спорта и инструкторов по парашютной подготовке.

Впервые результаты данного исследования были опубликованы летом 2016 года в интернет-издании SPORTISTIKA.COM в форме статьи под названием «Статистика парашютного спорта: портрет российского скайдайвера». За три дня с момента публикации статью прочитало почти всё парашютное сообщество России (более 8 000 уникальных просмотров). Осенью 2016 года исследование было переведено автором на английский язык и опубликовано в ведущем американском интернет-журнале парашютной тематики The Blue Skies Magazine, а также в официальном печатном издании Австралийской федерации парашютного спорта The Australian Skydiver Magazine под названием «Russian skydivers — who are they?».

Скайдайверы по всему миру с интересом обсуждают результаты нашего исследования и планируют проводить подобные социологические срезы в парашютных сообществах своих стран.

Цель книги — популяризация парашютного спорта в Российской Федерации.


Посвящается изобретателю авиационного ранцевого парашюта Глебу Котельникову.

При поддержке:

Гончаровой Маргариты Станиславы,

Куцика Михаила,

Волобуевой Инны,

Жирова Анатолия,

Карасёва Олега,

Цыплаковой Марии.

Книга рекомендована Валерием Розовым.


Помню, в детстве у меня был игрушечный парашютист собственного пошива. Выбрасывая его в окно пятого этажа, я наблюдал за его плавным приземлением и всегда думал о нескольких вещах: о том, какие силы действуют на парашютиста в момент свободного падения, во время парашютирования и приземления, почему парашютный купол не рвётся, как он ведёт себя при сильном ветре и в штиль, что с ним может случиться под дождём, и о других физических процессах. Но интереснее всего мне, как человеку социальному, было узнать, какие они — люди, решившиеся посвятить своё время такой экстраординарной деятельности, как скайдайвинг (от англ. «skydiving» — прыжки с парашютом).

Когда я вырос, судьба, логично распорядившись, сделала меня одним из представителей парашютного сообщества. Теперь я всячески пытаюсь заразить своим фанатизмом максимальное количество людей, приводя в качестве аргументов всё то положительное, что есть в «падающих» с неба. Однако на пути часто встречаются страхи, предубеждения и скепсис в лицах непросвещенных.

Let’s calm down!

Об исследовании

С марта по июнь 2016 года команда исследователей SPORTISTIKA.COM, при участии кафедры статистики экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова и кафедры теории и методики прикладных видов спорта и экстремальной деятельности РГУФКСМиТ, при поддержке Центра парашютной подготовки и спорта (Skycenter DZ Пущино), Аэрограда Коломны и аэродрома Аэроклассика (Ватулино), провела комплексное статистико-социологическое исследование российского парашютного сообщества в целях создания портрета среднестатистического российского парашютиста и популяризации парашютизма в нашей стране.

Мы опросили 530 скайдайверов из различных городов России: Москвы, Санкт-Петербурга, Саратова, Сургута, Ставрополя, Вологды, Богородска, Смоленска, Липецка, Уфы, Новосибирска, Магнитогорска, Бердска, Благовещенска, Брянска, Мензелинска, Воронежа, Волосово, Ессентуков, Омска, Краснодара, Ярославля и др. С удовольствием представляем результаты исследования.

Количество парашютистов в мире и в России

Согласно приблизительным оценкам самих парашютистов, количество активных скайдайверов во всем мире на данный момент немногим превышает 100 000 человек. При этом, в Ассоциации парашютистов США (USPA) официально числятся 34 726 спортсменов, в Федерации парашютизма Франции (FPF) — 13 677, в Немецкой ассоциации парашютистов (DFV) — 12 796, в Ассоциации парашютного спорта Великобритании (BPA) — 6 269, в Спортивной парашютной ассоциации Канады (CSPA) — 3 400, в Федерации парашютного спорта Австралии (APF) — 2 393 спортсмена.

В Федерации парашютного спорта России (ФПС России) зарегистрировано 4 190 спортсменов-парашютистов (по состоянию на 31 мая 2016 года).

Количество всех парашютистов в России на момент публикации данного исследования согласно нашей оценке составляет 8 300 человек (по результатам исследования, 49,6% парашютистов не оформляют членство в ФПС России).

Психологические особенности парашютного сообщества

Как правило, на совершение прыжка с парашютом человека толкает стремление познать себя и узнать границы своих возможностей, а также поиск риска и выброса адреналина. Хотя иногда первый прыжок с парашютом является просто подарком на праздник. Известно, что о первом прыжке с парашютом мечтают 55% россиян (из экономически активного населения страны), в большинстве случаев это молодые люди до 19 лет (73%). Доля уже прыгнувших минимум один раз составляет 8%. Таким образом, минимум 6 миллионов россиян имеют опыт парашютного прыжка, а 42 миллиона лишь мечтают об этом.

На вопрос SPORTISTIKA.COM «Почему Вы решили заняться парашютным спортом?» респонденты отвечали следующее:

45% давно мечтали прыгнуть, и небо их «зацепило»;

22% на аэродром затащили друзья и родственники-парашютисты;

12% просто любят экстремальные виды спорта;

• почти 7% респондентов созрели на прыжок в минуту душевной невзгоды или жизненного потрясения;

• на 5% оказала влияние реклама или видеоролики в интернете;

• лишь для 4% мотивом для прихода в скайдайвинг является служба в армии.

При этом 64% респондентов мотивировали как минимум одного человека приехать на аэродром и совершить прыжок.

Более глубоко в данный вид спорта индивида затягивает не его смелость или оторванность от остального общества, а искренняя заинтересованность и пытливый ум. С опытом прыжков индивидуально-психологические качества парашютиста претерпевают существенную трансформацию: «гасятся» негативные последствия пережитого стресса от моментного познания «сверхэкстремального» вида деятельности, и постепенно формируются положительные черты личности: «свобода от влияния группы, самоуверенность, неподверженность панике, стрессоустойчивость и др.». Негативное же влияние скайдайвинга на психику человека, как и любого другого экстремального спорта, связано, прежде всего, с «ломкой» многовекового инстинкта самосохранения.

Почти в каждом из нас живет врожденный страх высоты и у всех в той или иной степени развито чувство самосохранения. Люди видят человека, прыгающего в бездну, и нередко думают, что это — психически больной, решивший, что жизнь вторична. Но обыватели с подобными предрассудками не знают, что такое парашютная система, не изучали правил парашютирования, они никогда не читали требований безопасности, которые должен соблюдать любой парашютист, начиная от прибытия на аэродром, построения на линии осмотра, посадки в летательный аппарат, при наборе высоты, открытии двери летательного аппарата, отделении от него, при пребывании в свободном падении, в момент парашютирования и при приземлении. А всему этому уже сегодня может научится любой желающий! Достаточно иметь пробивной характер.

По типам темперамента в парашютном сообществе преобладают сангвиники (живые, оптимистичные, легко переживающие неудачи и неприятности), их в выборке оказалось 44%. Далее по количеству идут флегматики (невозмутимые и спокойные люди с устойчивым настроением) — 28%. Третьи — «взрывные» холерики (20%). И в меньшинстве в отечественной скайдайверской среде представлены меланхолики — 8%. Сложно сказать, каким типом темперамента обладал каждый индивид до прихода в парашютизм, однако под воздействием скайдайвинга возможны его изменения.

Парашютный спорт больше направлен на тренировку психики индивида, и, хотя мышечная система человека в различных дисциплинах скайдайвинга играет существенную роль, физика тела здесь вторична, но хорошая физическая форма обязательна. Как отмечает в своей книге «Психологическая подготовка парашютиста» психотерапевт, доктор медицинских наук Леонид Гримак: «…реакция здорового организма во время парашютного прыжка не выходит за границы физиологической нормы и мало чем отличается от тех функциональных изменений в организме, которые наблюдаются в других видах спортивной деятельности, где спортсмен переносит значительную физическую нагрузку, … физиологические сдвиги в организме появляются в основном за счет сильного нервно-психического напряжения…».

Скорость парашютиста в свободном падении составляет 180 км/ч (50 м/с). Однако её можно увеличить до 300 км/ч, перейдя из горизонтального положения в вертикальное вниз головой. Рекорд скорости свободного падения в скайдайвинге на текущий момент установлен швейцарцем Марком Видеркером (533 км/ч). Рекорд высоты по прыжкам с парашютом принадлежит топ-менеджеру компании Google Алану Юстасу (41,4 км). До него австриец Феликс Баумгартнер совершил прыжок с 39 км.

Социальные характеристики парашютного сообщества

ГЕНДЕРНАЯ СТРУКТУРА

По половому признаку парашютное сообщество России делится следующим образом: 75% мужчин, 25% женщин (согласно исследованию). Согласно официальной базе данных ФПС России доля зарегистрированных в Федерации женщин составляет 21% (из 4 190 спортсменов-парашютистов). Доля женщин в общем количестве парашютистов России эквивалентна их доле в немецком парашютном сообществе (22%). В Австралии прекрасный пол занимает всего 13,8% сообщества, как и во Франции (13,1%). Причём на Австралийском континенте принята специальная программа по привлечению женщин в скайдайвинг, ввиду падения их доли с 17,8% за последнюю декаду до указанных 13,8%. Основная идея программы — обучение и лицензирование женщин-инструкторов, которые призваны стать «женским лицом» австралийского парашютного сообщества, способным привлекать своим примером новичков прекрасного пола. В чём кроется один из факторов негативных структурных изменений в австралийском сообществе скайдайверов до принятия указанной программы мне удалось выяснить совершенно случайно после публикации результатов нашего исследования в австралийском и американском изданиях. Привожу выдержку из моей переписки с австралийской парашютисткой:

Hello Klim,

I’m K. [Имя сокращено в целях соблюдения конфиденциальности], formerly a member of the 13.8% female component of the Australian skydiving community. I read your article «Russian skydivers — who are they» on the Blue Skies website and found it very interesting, especially the part about the falling rate of female participation in Australian skydiving (pardon the pun:) and it made me think back to when I was skydiving and why I left.

I started skydiving when I was 17 in February 2012 with a static line course and stopped in January 2014 on jump #305. During those two years I learned about and came to better understand my physical and mental capabilities and time. Facing the challenge of learning to free-fall and pilot a parachute greatly increased my self-confidence and forged the personality I have today.

The main reason why I stopped skydiving is because the men at the drop-zones were so disrespectful to women. I don’t mix with society in general and I didn’t mix much with the drop-zone community, so I witnessed the interactions rather than experienced them — guys would talk loudly and lewdly about their fellow female skydivers, showing no morals or respect. I think that may be a factor causing the diminishing rate of female participation in the sport, in Australia at least. We can sense a person’s demeanour and when a female first-timer comes for a tandem and experiences the male skydivers’ filthy language and crass attempted humour, it’s no wonder they often leave and never come back. (I’m not generalizing that all male skydivers are like this, but given the wide cross-section of society I’ve observed at the drop-zone, from doctors to rail-road workers, most of them are.) As for female instructors inspiring other women to learn to skydive, the few female instructors I met were not much better than the guys unfortunately, but I suppose that’s a sad case of «if you can’t beat them, join them».

Well, that got depressing pretty quickly! I should add that I’ve met a few guys who were genuinely nice people and have had many unforgettable aerial experiences over those two years. The skydiving experience changed me for the better and I will never regret it. I hope to read more Russian articles too; it seems strange that for such a large and diverse country we hear almost nothing about it except negative misinformation. Our media really has a problem, but that’s a whole other story.

If ever I save enough money to travel to another country, I will do a tandem in Russia!

Fairfarren,

K.

Как уже было доказано нами в рамках исследования «Гендерные дисбалансы в трудовом коллективе», в коллективах с гендерным перекосом наиболее ярко проявляются негативные черты, которые традиционно считаются мужскими или женским. Срабатывает синергетический эффект, снимающий моральные барьеры.

Надеюсь, австралийский опыт даст представителям нашего вида спорта в России повод к сохранению культуры на аэродромах и романтики единения каждого парашютиста-любителя с небом.

В выборке SPORTISTIKA.COM из всех инструкторов по различным дисциплинам парашютного спорта оказалось 9% женщин. Из собственного опыта отмечу, что очень воодушевляют и одновременно предают спокойствие скайдайверу-новичку лекции по парашютной подготовке преподавателя-женщины (хотя всё, конечно, зависит от конкретного лектора). Несмотря на существенный перевес количества мужчин в парашютном сообществе, говорить о том, что скайдайвинг является исключительно мужским видом спорта, было бы ошибочно. Есть дисциплины, например, фристайл, существование которых немыслимо без прекрасного пола. Артистичность, гибкость, изящность — качества, которые позволяют женщинам показывать высочайшие результаты в парашютном спорте.


ВОЗРАСТ, ОБРАЗОВАНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС

Главный государственный тренер сборной команды России по парашютному спорту Вадим Ниязов отмечает: «Основная масса современных спортсменов-парашютистов всего мира — обычные гражданские люди, любящие небо, активный отдых и культивирующие так называемое рекреационное движение».

Редакция SPORTISTIKA.COM вычислила средний возраст российского парашютиста — он равен 33 годам. При этом мужчины-парашютисты в среднем на 4 года старше своих спортивных подруг, средний возраст которых приближается к 30 годам. Однако в России есть скайдайверы и совсем малых возрастов — от 14 лет, и довольно преклонных — до 70 лет. Согласно личным наблюдениям отмечу, что все они очень активные люди, как в физическом плане, так и в социальном. В Германии, к примеру, среднестатистический немецкий парашютист старше российского почти на 10 лет (42 года — средний возраст по данным опроса Немецкой ассоциации парашютистов).

Средний возраст совершения первого парашютного прыжка в России — 23 года.

Высшее образование имеют 86% российских парашютистов из респондентов в возрасте от 25 до 64 лет. При этом в SPORTISTIKA.COM заметили, что женщины-парашютистки более образованны мужчин — почти 90% против 85%. Согласно отчётам ОЭСР, в России высшее образование среди граждан в указанном возрасте имеют 54%. Данная статистика позволяет сделать вывод о том, что в нашей стране в скайдайвинг охотнее идут образованные люди, в том числе и потому, что у них хватает на подобное занятие финансовых средств. Более одного высшего образования, в том числе учёные степени, имеют 17,5% респондентов в возрасте от 25 до 64 лет (мужчины здесь отличились большей долей — 18% против 14% у женщин).

Категории российских парашютистов по уровню занимаемой должности в профессиональной среде распределились следующим образом:

1. Специалисты (50%);

2. Топ-менеджеры и управленцы среднего звена (26%);

3. Предприниматели, управляющие собственным бизнесом (14%);

4. Студенты (4%);

5. Не работают (6%).

Подобное распределение парашютистов характерно и для немецкого парашютного сообщества. Единственное отличие: в парашютной среде Германии чуть больше предпринимателей (21% против наших 14%), за счёт этого меньше топ-менеджеров и менеджеров среднего звена (19% против наших 26%).

Интерес редакции SPORTISTIKA.COM также привлекла структура парашютного сообщества России в зависимости от сферы профессиональной деятельности респондентов:

1. Экономика и менеджмент (24%);

2. Технические инженерные сферы (22%);

3. Информационные технологии (16%);

4. Парашютизм и спорт (6%);

5. Юриспруденция (5%);

6. Здравоохранение (4%);

7. Наука и образование (2%);

8. Другие (военная, правоохранительная, госслужба, творчество и т.д.) (21%).

При проведении параллелей с немецким парашютным сообществом, выясняем, что 7,4% представлено экономистами, инженеров приблизительно столько же, представителей сферы науки и образования так же, как и у нас — 3%, в здравоохранении трудятся почти 8% немецких респондентов-парашютистов. Интересно, что немецкие программисты (представители информационно-технологической сферы деятельности) почти полностью игнорируют скайдайвинг — их доля, в сравнении с российской в 16%, очень незначительна и составляет менее процента.

Около половины российских скайдайверов (46%) служили в армии, либо имеют воинское звание. Четверть из тех, кто проходил срочную службу, — воздушные десантники.

Несмотря на различия в возрастах, уровнях образования и социального статуса, общение на аэродромах между парашютистами чаще ведётся на «ты». Представители парашютного сообщества всячески стараются снимать социальные и психологические барьеры, основанные на различиях в указанных параметрах, которые присутствуют у людей в повседневной жизни. Считать ли это неформальным влиянием «стаи» (мол, если «выбрасываешься» вместе с нами, то мы принимаем тебя как равного), либо просто влиянием западной культуры, — разбираться приходится каждому самому.

СЕМЕЙНЫЙ ВОПРОС

Среди опрошенных SPORTISTIKA.COM парашютистов-мужчин 49% состоят в браке, среди женщин в браке — 31%. В целом по России, согласно Росстату, доля мужчин, находящихся в зарегистрированном браке, равна 63%, женщин — 52%.

У 51% мужчин и 29% женщин есть дети, при этом более одного ребёнка имеют 20% мужской части парашютного сообщества и 10% женской. Более половины респондентов (62%) заявили, что собираются обучать своих детей парашютизму, остальные отметили, что не намерены этого делать: большинство из них предпочитают, чтобы ребёнок сам выбирал свою спортивную дорогу.

Родственники 64% парашютистов положительно относятся к небесным приключениям своих детей, супругов, родителей, братьев и сестёр. У 22% респондентов родные не одобряют их парашютное занятие, а у 11,5% близкие люди сами являются парашютистами и чаще положительно реагируют на пристрастия в выборе той же спортивной дисциплины близкими. Обывательские предрассудки по отношению к скайдайвингу в обществе бывают настолько сильны, что в отдельных случаях парашютисты первое время скрывают от близких тот факт, что они занимаются парашютным спортом. О женщинах-парашютистках родные переживают чаще, чем о мужчинах.

Лирическое отступление

Помню состояние своих родителей в момент, когда они узнали о моём новом увлечении — не позавидуешь. Однако, со временем мама-легкоатлетка поняла, что сын ловит от скайдайвинга действительно неподдельное удовольствие, а отец-культурист, с протезом тазобедренного сустава, сам, спустя пару месяцев, прыгнул в тандеме. Бабушка относится к этому нормально, но, когда я показываю ей свои фотографии в свободном падении, она почему-то резко начинает белеть и задыхаться.

Самый захватывающий прыжок на текущий момент я испытал прошлой осенью. В один из подъёмов температура воздуха на уровне облачности опустилась ниже 0оС. Когда я «вышел» за борт самолёта, то сразу устремился в пролетающее мимо облако. При приближении к туманной границе я начал ощущать покалывание на открытых участках кожи. Опустил голову вниз и понял, что оказался в снежном облаке. Перейдя в положение «head-down» (вниз головой), тем самым увеличив скорость падения со 180 до 300 км/ч, я добился эффекта портала — когда снежинки превратились в подобие звёзд, расположенных по краям мнимой трубы, в момент перехода на фантастическое подобие сверхсветовой скорости во время межгалактического перелёта.

ОТНОШЕНИЕ К КУРЕНИЮ

В России, согласно историческим данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) курят 53,3% взрослых мужчин и 16,1% взрослых женщин (31% населения РФ по данным ВЦИОМ на 31 мая 2016 г.). В парашютном сообществе люди негативно относятся к курению, такое пристрастие свойственно меньшинству — 24% парашютистов, что гораздо меньше, чем в целом по стране. Однако, если посмотреть на доли курящих респондентов по полу, то мы увидим, что доля курящих женщин-парашютисток составляет также 24%, а это почти на 8 пунктов выше, чем в среднем по стране! Мужчины порадовали больше: доля курящих также равна 24%, что в два раза меньше показателя по стране.

Согласно наблюдениям SPORTISTIKA.COM, можем сказать, что на дроп-зонах встречаются курящие парашютисты, однако при малейшем замечании со стороны некурящих, они уважительно извиняются и бесконфликтно тушат сигарету. На некоторых аэродромах парашютиста могут на время отстранить от прыжков, если заметят его курящим в парашютной системе.

Как отмечают спортивные медики, парашютист-курильщик в момент прыжка рискует испытать целый комплекс проблем, связанных с нарушением нормального функционирования своего организма: заторможенную реакцию при возникновении проблем с парашютом, вызванную сужением кровеносных сосудов мозга под влиянием никотина, дезориентацию в пространстве, проблемы с дыханием, приступы кашля, влекущие разбалансировку тела в свободном падении, временную потерю зрения и др. Всё это может негативно сказаться не только на успешном приземлении скайдайвера-курильщика, но и на судьбе его команды.

Вспомним один из советских заветов в отношении здоровья парашютиста: «Занятия парашютным спортом несовместимы с курением. Чем раньше это поймет парашютист, тем лучше он сохранит свое здоровье. Компромиссов здесь быть не может. Поэтому одно из основных правил режима парашютиста надо формулировать предельно четко: парашютист не курит».

Предметные характеристики парашютного сообщества

СПОРТ ИЛИ РАЗВЛЕЧЕНИЕ

Как известно, в любом виде спортивной деятельности есть каста профессиональных спортсменов и группа любителей. В скайдайвинге их соотношение следующее: 72,5% — любители, определившие для себя парашютизм как хобби, физкультуру, отдых от рабочих будней и т.д., 12,5% — спортсмены, работающие на спортивный результат, остальные — инструкторы, операторы и другие.

По совету опытного инструктора по парашютному спорту, преподавателя кафедры теории и методики прикладных видов спорта и экстремальной деятельности РГУФКСМиТ Инны Волобуевой мы выяснили долю респондентов, которых можно смело назвать «образованными парашютистами», то есть долю тех, кто имеет официальные допуски к прыжкам в «двойках», «четвёрках», больших формациях и т. д. — она равна 80%.

Согласно исследованию SPORTISTIKA.COM, в соревнованиях по парашютному спорту принимают участие 44% респондентов, 13% из них — рекордсмены. Кандидатами в мастера спорта, мастерами спорта и МСМК по скайдайвингу являются также 13% респондентов. Около 33% парашютистов сертифицированы по категориям «С», «D» и «E», при этом около 14% являются действующими инструкторами в различных дисциплинах парашютного спорта (и это необязательно их основной вид деятельности).

Когда же парашютизм для скайдайвера становится спортом? Мастер спорта международного класса, рекордсмен мира в классе больших формаций Илья Рябый выделил этапы постижения парашютного спорта: «Первый: когда каждый прыжок — преодоление себя и страха смерти. Ходишь гоголем и считаешь себя самым крутым, потому что совершил невозможное — прыгнул с парашютом. Когда проходит страх, исчезает и героика. Второй этап: каждый прыжок — в кайф. Много открытий: впервые прыгнуть вместе с кем-то, сцепиться в воздухе, падать на спине, встать в падении… Каждый прыжок — самоцель. На этом этапе люди могут проехать сто километров до дроп-зоны ради одного прыжка. Эта романтика переходит либо в более спокойное русло — когда человек начинает прыгать только летом в хорошую погоду, чтобы „проветриться“, либо на новый, спортивный уровень».

По мнению SPORTISTIKA.COM, скайдайвер может определиться с ответом на вопрос «Спорт или развлечение?» к 200-му прыжку, когда он официально будет признан парашютистом продвинутого уровня с категорией допуска «С». Именно накопив 200 прыжков, он сможет испытать себя во всех дисциплинах скайдайвинга и понять, как ему развиваться дальше. Но уже сегодня новоявленный спортсмен может начинать формирование своего выбора, изучив Правила парашютного спорта, утверждённые Министерством спорта Российской Федерации.

В случае, если спортсмен захочет выступать на соревнованиях высокого уровня (так называемой «первой категории»), ему стоит продумать организационный вопрос — к какой команде присоединиться для тренировок?

Вадим Ниязов, изучивший зарубежный и российский опыты по данному вопросу, выделяет четыре типа команд в наиболее популярной дисциплине парашютного спорта — в четвёрке по групповой акробатике. Они различаются по принципам формирования и финансирования:

1. Профессиональные команды, поддерживаемые дроп-зонами (аэроклубами), спонсорами-производителями оборудования, коммерческими спонсорами и меценатами.

2. Военные команды, состоящие из военнослужащих и финансируемые Министерством обороны.

3. Спонсорские команды, где один из спортсменов выступает в роли спонсора, а все остальные спортсмены являются наёмными профессионалами, пришедшими из военных или клубных команд.

4. Команды выходного дня, составленные из любителей, в которые чаще всего в качестве прыгающего тренера приглашается профессиональный спортсмен. Финансирование — за счёт участников.

Стоит отметить, что 70% опрошенных помимо скайдайвинга занимаются иными видами спорта. Причем лидерами среди дисциплин по популярности в сообществе парашютистов являются сноуборд и горные лыжи, единоборства, лёгкая атлетика, игровые виды, альпинизм и скалолазание, мото- и велоспорт, плавание, дайвинг, фехтование, верховая езда и танцы. Многие спортсмены — профессионалы в своих видах.

Лирическое отступление

Смешной случай произошёл со мной на ранних порах познания скайдайвинга, когда рекордсмен по парашютному спорту Владимир Кононов пригласил меня посмотреть на свои ночные прыжки с друзьями в вингсьютах с дельтаплана.

Представьте. Суббота. ДЗ «Пущино». Два часа ночи. Едем за 10 км на какое-то Богом забытое поле. Пять машин выстраиваются в ряд, чтобы осветить площадку приземления. Через 15 минут на поле приземляется дельтаплан. Из света: только фары и луна! Парашютисты экипируются и по очереди влезают в летательный аппарат. Пилот поднимает дельтаплан на 2 км, и те отделяются. Пролетают с бешенной скоростью, как совы над землей, раскрывают парашюты — над всем полем слышны хлопки куполов.

Я был просто поражён! На мой вопрос «Что Вам это даёт?», пилот вингсьюта отвечал: «В понедельник на работе буду как чистый лист, завтра днём облачность хорошую прогнозируют — ещё между облаками нужно не забыть полетать».

В то время для меня подобная «развлекуха» была разрывом шаблона! Но культурный шок поразил в большей мере специалистку call-центра местной службы такси, которой я позвонил в 4 часа утра, когда уже совсем замёрз.

— Алло! Это такси?

— Да! Откуда Вас забрать?

— Девушка, честно говоря, даже не знаю точно откуда. Я нахожусь на поле под городом Пущино, здесь остановка автобусная, на ней нет опознавательных надписей, дорога и перекрёсток…

— Вы что, молодой человек? Шутить вздумали!? Что Вы там забыли?

— Да нет! Поймите правильно. Мне нужно попасть на аэродром в Пущино. А я сейчас в поле нахожусь. Можно как-то по навигации мне прислать машину?

— Что Вы там забыли в поле в 4 часа ночи?! — в трубке раздаётся женский смех всего call-центра.

— Мы здесь с парашютами прыгаем…

— С парашютами?! — еще больше заливается смехом девушка.

— Да! Что в этом смешного!? Домой-то надо как-то попасть…

— Не смешите, молодой человек! Позвоните в другое такси.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 626