электронная
72
печатная A5
392
12+
Вслед за мечтой

Бесплатный фрагмент - Вслед за мечтой

Путешествия по Аргентине, Бразилии, Парагваю, Турции и Китаю

Объем:
184 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-8231-2
электронная
от 72
печатная A5
от 392

Книга о земных и небесных странствиях поэта, маркшейдера и путешественника… Романтические воспоминания очевидца и участника событий, происходивших с ним в Аргентине и в Бразилии, в Парагвае и в Турции, в Китае и в небе над Африкой и Атлантическим океаном…

Вслед за мечтой

Повесть

Полёт

У каждого человека есть мечта. У кого-то она большая, у кого-то поменьше, а у кого-то совсем крохотная, но заветная, без которой и сама жизнь теряет смысл. И почти всегда на осуществление мечты чего-то не хватает: кому-то времени, кому-то средств или возможностей, а если сказать начистоту, то, конечно, желания, ведь всякое действие в отличие от бездействия требует напряжения, сопряжено с беспокойством и неизвестностью результата. Проще отгородиться привычным кругом повседневных забот, уверить себя и других, мол, сам-то я давно готов, да вот мешают обстоятельства, мелкие, как блохи, но насущные проблемы. И исполнение мечты опять и опять отодвигается. И так проходит вся жизнь. Свет в глазах постепенно меркнет, мечта забывается, жизнь оканчивается, а вспомнить-то о ней и нечего. Как так? А вот так…

Была и у меня мечта юных лет. Пересечь океан. Увидеть другое полушарие Земли. Услышать пение незнакомых птиц, увидеть другое небо. Шли годы. и мечта всё удалялась куда-то, превращаясь в бессмысленную точку на карте. Как и всех, личные заботы и постоянные мелкие, средние и крупные насущные проблемы, кажущиеся куда более актуальными, чем какая-то там детская мечта, уводили меня от давних почти затерянных во времени мыслей… И всё-таки, однажды, я вернулся к своей мечте. К тому времени подросли мои дети. Я взял с собой в дорогу их и свою жену. Пусть знают, что мечты обязательно однажды осуществляются, если ты этого по-настоящему хочешь. С этого момента точка на карте начала расти и обретать реальные очертания. Оказалось, что много лет назад мой товарищ по питерскому вузу переехал с семьей на постоянное место жительство в Аргентину. Мы не виделись 34 года! И я обещал ему и его семье, что приеду. Итак, мы: я, жена, двое моих сыновей и две мои дочери — полетели в Буэнос-Айрес.

Для начала мы собрались в Москве. Семья летела туда из Красноярска в течение пяти часов, а я — из Нового Уренгоя — около трех с половиной. Затем, из аэропорта Внуково мы уже вместе полетели в Стамбул и там пересели в огромный Боинг-777—300. Он и понес нас на крыльях мечты: над Грецией, мимо итальянской Сицилии и острова Мальты, над Тунисом и Алжиром, над африканской пустыней Сахара, мимо загадочного Нуакшота, затем над столицей Сенегала Дакаром, над волнами Атлантического океана и над экватором, и далее — вплоть до побережья Бразилии. Затем мы летели вдоль побережья вплоть до города Сан-Пауло. Там была промежуточная посадка. И, наконец, ещё почти через три часа мы приземлились в аэропорту Буэнос-Айреса. Там нас уже ждали и встречали… С учетом перелета в Стамбул вся небесная дорога заняла 18 часов полетного времени.

В бразильском Сан-Пауло помимо смены пассажиров (до Буэнос-Айреса летели далеко не все, многие сошли с самолета в Сан-Пауло) бразильские служащие аэропорта провели основательную уборку салона, замусоренного пассажирами за время перелёта. Мне удалось выразить им благодарность на их родном португальском языке, поскольку в Бразилии говорят не на испанском, а на португальском. При этом, если говорят мужчине, то нужно сказать слово «обригаду», а если женщине, то — «обригада». Отметил для себя, что молодые бразильянки весьма симпатичны, особенно смуглокожие, не черные и не белые, а именно смуглокожие, так же, как и молодые юноши-аргентинцы, похожие на итальянцев. Многие местные мужчины носят бородки в стиле «эспаньол» или трехдневную нарочитую небритость на лице…

Мы летели турецкими авиалиниями, но, несмотря, на некоторые опасения перед дальней дорогой, вызванные новостями об ухудшении межгосударственных отношений между Турцией и Россией, отношение к нам турецкого персонала было абсолютно нормальным. Никто нигде ни разу не сделал нам ничего неприятного. К нам относились с обычным вниманием, как к пассажирам международного рейса. Во время полета мы трижды трапезничали. Перед обедом стюарды и стюардессы разносили пассажирам меню, чтобы каждый мог выбрать то, что ему по душе. Было и меню напитков: соков, воды. Было и спиртное на любой вкус: водка, коньяк, виски, ром, вина разных сортов и так далее. Кофе подавали только натуральный, молотый. Растворимого кофе, как это принято у нас, не было. В каждое кресло вмонтирован сенсорный монитор с пультом дистанционного управления, по которому можно было выбрать кинофильм или музыку с видео. Каждому пассажиру выдавались наушники для прослушивания. Помимо того, все кресла оборудованы USB для подзарядки личной аппаратуры, если это нужно пассажиру. Каждому ребенку дошкольного возраста персонал рейса подарил упаковку с разными игрушками и журналы для рисования с карандашами. Кроме фильмов (естественно, с переводом на понятный язык) и музыки с помощью монитора каждый ребенок мог выбрать себе компьютерную игру и наслаждаться ею всю дорогу. При этом выбор игр был настолько велик, что, например, наш ребенок так и не успел их целиком пересмотреть. В перерывах между обедами те, кто проголодались раньше времени, могли перекусить в буфете самолета сэндвичами.

Земля Аргентины, над которой мы пролетали, местами представляла из себя удивительное зрелище. Например, бесконечные аккуратные ряды домиков вокруг искусственных водоемов разнообразной формы, напоминающие собой рисунки в перуанской пустыни Наска. Я включил в подборку фотографий на своем сайте снимок Ильи Варламова, на котором запечатлены аргентинские Анды, среди них находится высочайшая вершина южного полушария — гора Аконкагуа. Сами мы, к сожалению, до гор не долетели. Надеюсь, что увидим их в следующий раз. На некоторых снимках, сделанных моей супругой, виден город Буэнос-Айрес.

Когда в страну неистовых чудес,

Туда, где всё неведомо и странно,

Над голубой пустыней океана

Под сводом аметистовых небес,

Нагую грусть оставив позади

И вихри слов, и снежную тревогу,

Мы устремимся в долгую дорогу

С томленьем ожидания в груди,

Не спрашивай о том, что быть должно,

Ни ты, ни я не ведаем об этом,

Но мы летим, летим с тобой за светом

Оттуда, где теперь уже темно,

Где всё былое потеряло вес,

Куда вернёмся поздно или рано,

Летя во тьму над бездной океана

Под звёздной одинокостью небес…

Первое утро в Южной Америке встретило нас тёплым моросящим дождём, больше похожим на висящую в воздухе мельчайшую водяную пыль. «Дождь — это к счастью,» — подумал я….

Буэнос-Айрес. Прогулка по городу

Первый день начался с дождливой теплой мороси. Но потом она незаметно исчезла, и в Буэнос-Айресе солнце для нас больше ни разу не скрывалось за облаками. Мы ходили по улицам и площадям незнакомого города и фотографировали самые замечательные уголки. Что это? Как это называется? Мы почти ничего не знали, и этот ребус мне пришлось разгадывать за редким исключением уже после путешествия, сопоставляя сделанные кадры с той информацией, которую удалось собрать. Все упомянутые ниже фотографии можно рассмотреть на моем персональном сайте. Ссылка на страничку с ними http://www.ahadov.ru/2486-buenos-ayres-progulka-po-gorodu.html

Итак:


Фотография №1

Памятник Сан-Мартину на площади Сан-Мартина. Площадь Сан-Марти́на — главная площадь и основная зелёная зона района Ретиро города Буэнос-Айрес. В 1942 году площадь получила статус исторической достопримечательности. Находится она между улицами Санта-Фе,, Эсмеральда, Ареналес, Майпо, Либертадор и Флорида. 14 октября 1801 года на месте, где сейчас находится площадь Сан-Мартина, была открыта арена для боя быков, которая вмещала 10 тысяч человек. Во время английских вторжений в Буэнос-Айрес в 1806—1807 годах площадь была местом ожесточённых боев, затем после победы аргентинцев над захватчиками, её стали называть Площадью Славы. С 1812 года на площади располагались казармы гренадер Хосе де Сан-Мартина, благодаря чему она получила название Марсово поле. В 1878 в честь столетия со дня смерти Сан-Мартина площадь получила его имя. Декретом №122.096 от июня 1942 года площадь Сан-Мартина была названа национальным историческим памятником. Памятник генералу Сан-Мартину и армии борцов за независимость состоит из бронзовой конной статуи Сан-Мартина на гранитном пьедестале и четырёх фигур, символизирующих важные события в войне за независимость американских колоний: переход через Анды, провозглашение независимости Перу, битву при Сальте и взятие Монтевидео. Статуя Сан-Мартина является работой французского скульптора Луи Жозефа Дома 1862 года, а остальные фигуры — немца Густава Эберлейна — 1910 года.


Фотография №2

Обелиск. В самом центре Буэнос-Айреса расположен огромный Обелиск — символ столицы Аргентины. Находится он на площади Республики, где пересекаются проспект 9 Июля и улица Корьентос. Монумент был построен в 1936 г. в честь 400-летия основания Буэнос-Айреса. Обелиск установлен именно там, где впервые был вывешен флаг Аргентины. Высота монумента 67 м. Сооружён Обелиск был всего за 4 недели! Много лет назад на месте Обелиска стояла церковь Св. Николая Бари, которую снесли. В четырехгранной стеле есть вход, а также 4 окна, расположенные на самом верху монумента. Чтобы подняться к ним, нужно преодолеть 206 ступеней. Проспект 9 Июля — самая широкая улица в мире (140 м). Это место можно назвать культовым. Здесь проходят городские праздники — как официальные, так и неформальные. Например, именно около Обелиска аргентинцы празднуют победу своей футбольной команды или же, наоборот, обсуждают ее поражение.


Фотография №3

Памятник Максиме. В Буэнос Айресе есть памятник, вызывающий особые чувства, он называется Reina de Holanda (Королева Голландии). Вы спросите, какое отношение имеет Голландия и её королева к Аргентине? Самое непосредственное. В 2002 году аргентинка по имени Максима вышла замуж за голландского принца Виллема Александра и стала принцессой. А в прошлом году королева Беатрикс отказалась от трона в пользу своего сына, который вскоре был коронован. Коронована была и Максима. Памятник простой аргентинской девушке, ставшей королевой, сооружён по инициативе Голландии. Максима Соррегьета родилась в Буэнос-Айресе 17 мая 1971 года. Её отец, Хорхе Соррегьета, был министром сельского хозяйства в правительстве аргентинского диктатора Мать — Мария дель Кармен Серрути де Соррегьета. У Максимы есть два родных брата, одна родная сестра и три сводных сестры. Максима выросла в Буэнос-Айресе. В 1988 она окончила школу Northlands, а затем в 1989 факультет экономики Аргентинского католического университета (Universidad Católica Argentina). Ещё во время учёбы в университете Максима занималась исследованиями в области программного обеспечения финансовых рынков, также она давала частные уроки английского и математики детям и взрослым. В апреле 1999 Максима и принц Виллем-Александр познакомились на частной вечеринке в Испании. 31 марта 2001 года 2001 года королева Нидерландов Беатрикс и принц Клаус объявили о помолвке своего старшего сына, принца Оранского Виллема-Александра и Максимы Соррегьеты.17 мая 2001 года Максима стала подданной Нидерландов. С 1 сентября по 14 ноября 2001 года Максима и Виллем-Александр побывали в турне по городам Нидерландов. Чтобы свадьба смогла состояться, наследнику престола было необходимо получить официальное разрешение парламента. Многие парламентарии выступали против брака принца с дочерью министра режима диктатора Виделы. Разрешение в итоге было получено, но Максиме пришлось смириться с тем, что её родители не будут присутствовать на свадьбе.


Фотография №4

Базилика Дель Сантисимо Сакраменто. Статуи святых из белого каррарского мрамора смотрятся не просто как непременный атрибут католической церкви, но как музейные произведения искусства. Внутри базилика богато украшена великолепными многочисленными витражами, сквозь которые проникает солнечный свет. Венецианская мозаика украшает по периметру аркаду второго этажа. Дорогие сорта камня — красный мрамор, оникс, красный гранит украшают интерьер в неоготическом стиле. Центральный алтарь повторяет очертания фасада: три белые башенки, инкрустированные золотом и серебром. Базилика построена на пожертвования сеньоры Мерседес де Анчорена, которая построив дворец для себя, решила, что её Бог тоже должен иметь собственный дворец.


Фотография №5

Башня Торре Монументаль. Башня была изначально рассматривалась как памятник в честь столетия со дня майской революции в виде колонны, но в результате строительства… приняла форму башни. Строительство велось компанией Hopkins y Gardom. Почти все материалы для здания (бетон, кирпич и камень) были привезены из Великобритании. Технический персонал также был из Великобритании. Открытие башни состоялось 24 мая 1916 года. Здание построено в стиле Палладио, который являлся преобладающим стилем в конце шестнадцатого века в Великобритании, платформа здания с четырьмя лестницами. Над главным входом лицом к западу и с другой стороны здания, есть фризы украшенные различными эмблемами Британской империи. Среди этих символов, есть чертополох, роза из дома Тюдоров (является символом Англии), Красный дракон Уэльса и трилистник Ирландии. Высота башни составляет 75,50 м и имеет восемь этажей. На 35 метре расположены часы, введенные в эксплуатацию в 1910 году аргентинским архитектором Родольфо Коппом, часы имеют четыре квадранта 44 дм в диаметре каждый и циферблаты на английском языке, но сегодня многие из них были заменены, из-за опасности террористических нападений во время Фолклендской войны. Двигателем часов является маятник и подвесок. У часов присутствуют пять бронзовых колоколов, звон которых раздаётся через четверть часа, что имитирует звон колоколов Вестминстерского аббатства. Самый большой колокол весит около семи тонн. Башню венчает восьмиугольный купол покрытый медными листами и стальными формами, на вершине вращается флюгер изображающий трехмачтовый фрегат елизаветинской эпохи. Колокол Марк весит около 3 тонн, и имитирует колокол в Вестминстерском аббатстве. После Фолклендской войны в 1982 году, Torre de los Ingleses была переименована на своё первоначальное название: Торре Монументаль, хотя часть аргентинцев до сих пор называют её на английский манер.


Фотография №6

Розовый дворец. На самой главной — Майской площади Буэнос-Айреса находится Президентский Дворец, Розовый Дом или по-испански Casa Rosada. Если присмотреться, то можно заметить, что дворец не пропорционален. Дело в том, что раньше это были разные здания: городской почтамт (справа от арки) и Дом Правительства (слева от арки). Но в конце 1800-х годов эти два здания объединили и покрасили в розовый цвет. Почему в розовый? Когда две основные политические партии Аргентины нашли, наконец, «общий язык» друг с другом, то их плодотворный союз решили отразить в цвете. Дело в том, что федералы давно облюбовали для себя красный цвет, а унитарии — белый. «Виновником» традиции красить Casa Rosada в розовый цвет стал Доминго Сармьенто — один из самых почитаемых граждан и президентов страны. Несмотря на столь необычную расцветку, а может быть, благодаря ей, этот дворец сразу бросается в глаза среди других строений и зданий площади. Ярко выраженный центральный вход в виде арки, под которым стоит почётный караул, привлекает всеобщее внимание. Интересны интерьеры этого дворца, его внутренние дворики, музей, президентская галерея… В президентский дворец можно взять экскурсию по Casa Rosada, она бесплатна. По выходным с экскурсией можно посетить и кабинет действующего президента Аргентины.


Фотография №7

Мост Пуэнте-де-ла-Мухер (Мост Женщины). Район Пуэрто-Мадеро. Ла Мухер — мост пешеходный. Он пропускает корабли, но для этого не раздвигается, а — вращается. Его центральная секция может поворачиваться на угол до 90о вокруг центральной опоры. Автор этой остроумной конструкции — архитектор Сантьяго Калатрава, спроектировавший немало оригинальных мостов в Испании. Ла Мухер, кстати, изготовили тоже в Испании, доставили по частям в Аргентину, и уже там собирали. Главная особенность моста — его единственный пилон — высокий, наклоненный под углом 38,8о к горизонту. Пилон делает силуэт моста легким и летящим, так что даже забываешь, что у моста на самом деле внушительные размеры: опоры его высотой по 10 метров, а сам пилон поднимается на все 40. Пуэнте де ла Мухер означает по-испански «Женский мост»,. И в этой концепции Сантьяго Калатрава близок архитектору другого моста — моста Симоны де Бовуар в Париже. Ла Мухер открыли в Буэнос-Айресе в 2002 году, и мост быстро стал одним из символов аргентинской столицы.


Фотография №8

Культурный Центр Киршнера. Идея Культурного Центра Киршнера заключается в том, что здесь можно познакомиться с Аргентиной и аргентинцами, увидеть, как они ведут себя в естественной для них среде, и кроме этого узнать о достижениях аргентинского искусства и аргентинской промышленности. То есть за короткий промежуток времени в одном месте познакомиться с Аргентиной, а главное, почувствовать эту страну и её народ. Открыт этот центр был в мае 2015 года, всё здесь новое, свежее и современное. Очень важно, что вход в культурный центр, как и во множество аргентинских музеев — бесплатный! Изначально здание использовалось как Центральный Почтамт.


Фотография №9

Вход в кладбище Реколета. Кладбище, скорее, напоминает музей. Среди 4780 семейных усыпальниц 80 отнесены к памятникам национальной истории, культуры и искусства. Вероятно, поэтому кладбище Реколета считается одним из самых красивых в мире.


Фотография №10

Здание управления водоснабжения Буэнос-Айреса. В переводе с испанского «Дворец Проточной (питьевой) Воды». Построено оно в конце 19 века. Поначалу в нём находилось 12 гигантских резервуаров с питьевой водой.


Фотография №11

Здание министерства культуры. Просто очень красивое элегантное здание в стиле конца XIX начала ХХ веков.


Фотография №12

Церковь Иисуса Христа — Спасителя, возведена в 1876 году, первоначально была пристроена к зданию школы с тем же названием, открытой в 1868 году.


Фотография №13

Дворец Национального конгресса Аргентины.

В 1862 президент Аргентины Бартоломео Митре поручил архитектору Хонасу Ларгиа соорудить здание для Национального конгресса. Строительство было завершено в 1864 году. Здание находилось на Майской площади недалеко от дома правительства. В 1882 было решено построить новый, больший по размеру дворец конгресса.

На строительство было выделено 6 миллионов песо. Объявили международный конкурс проектов Дворца. На конкурс поступило 28 архитектурных проектов от художников со всего мира. 8 января 1896 года было объявлено о победе проекта итальянца Витторио Меано. 1 июля 1904 года Меано убили, и продолжение строительства было поручено бельгийскому архитектору Жюлю Дормалю. Дворец Конгресса впервые открылся 12 мая 1906 года, но строительные и отделочные работы продолжались еще много лет. К 1914 году расходы на строительство составили уже 31,4 миллиона песо. Иллюминация купола была установлена в 1930 году, а окончательно строительство завершилось только к 1946 году.

Театр Колон

«Аплос! Аплос!! Аплос!!!» — задорно кричал конферансье уличных артистов, исполнявших танго на вечно шумной и весёлой улице Флорида, не столько выпрашивая аплодисменты у случайных прохожих, сколько повышая градус настроения зрителей. И тут я невольно вспомнил одинокий хлопок ладонями, произведённый англоговорящим экскурсоводом в ложе театра Колон. Хлопок, прозвучавший резко и громко — на всём пространстве великого театра благодаря потрясающей акустике его великолепного зала…

Да, конечно, мне, как, наверное, и всякому приезжему, хотелось увидеть настоящее аргентинское танго и именно в Аргентине. Но именно настоящее, живое, не нарочитое, как в специальных театрах танго-шоу, куда водят туристов, как стада на водопой, и где, безусловно, прекрасно танцуют и поют, но… Есть же разница между пышной холёной розой, выращенной садовником в оранжерее, и полевым цветком, пробившимся несмотря ни на что там, где это ему удалось своими силенками? Слово «Либертад» — Свобода — встречается чаще всего на улицах Буэнос-Айреса. Я это заметил. Душа оживает и живет там, где есть свобода для неё: что дворец — что тюрьма — это НЕ свобода, а значит, и не душа. Танго рождено душой аргентинского народа. Может быть, я не совсем ясно выразился, но я сказал то, что хотел сказать. Мне не нужно вышколенное мертвое танго для богатых иностранцев, готовых проглотить любую подделку, любую жвачку. Мне нужно танго — пусть в корне «неправильное», но живое.

Так и театр Колон, охраняемый десятками вежливых, незаметных, но очень бдительных охранников. Он — живой, он — живое существо…

Театр Колон, театр оперы и балета — главный театр Аргентины. Это достояние народа, которое каждый настоящий аргентинец будет защищать до последнего вздоха, потому что Колон — это Аргентина. Снаружи — здание как здание, есть в городе и другие — гораздо роскошнее. Но всё самое важное, как в душе, — внутри театра. Лучшие артисты всего мира, в том числе и русские, выступали на подмостках этого театра: Паваротти, Доминго, Айседора Дункан, Мария Каллас, Монсеррат Кабалье, Шаляпин, Стравинский, Плисецкая, Барышников, Нуриев, Хворостовский… С начала XX века на гастроли в Южную Америку, переживавшую экономический бум, охотно приезжают лучшие дирижеры и исполнители. Вот, например, объявление о премьере «Манон» 1912 года. Оркестром дирижирует кто?? Сам маэстро Артуро Тосканини!!! И это совсем не выдающийся, а вполне — рядовой случай.

Театр, названный в честь первооткрывателя Америки (рассчитанный на 2487 зрителей, это больше, чем в лондонской Королевской опере, а зеркало сцены имеет 20 метров в ширину и 19 — в высоту!), существовал с 1857 года и поначалу находился на другой стороне авениды 9 июля. В 1889 году состоялась торжественная закладка фундамента новой оперы. Проект заказали итальянцу Франческо Тамбурини, который привлек к делу своего ученика Витторио Меано. Он-то и занимался проработкой всех деталей. Образцом послужил вагнеровский оперный театр в Байрейте. Строили театр долго — почти 20 лет.

За это время архитектор Витторио Меано стал автором проекта Дворца Национального Конгресса Аргентины и проекта здания уругвайского парламента в Монтевидео! Витторио Меано (Vittorio Meano; 1860, Суза, Италия — 1 июня 1904, Буэнос-Айрес) — аргентинский архитектор итальянского происхождения. Получив архитектурное образование в Турине, в 1884 г. он уехал в Аргентину и поступил помощником к архитектору Франческо Тамбурини. С 1889 г. работал вместе с Тамбурини над проектом нового здания оперного Театра Колон, а после смерти Тамбурини остался руководителем этого проекта. Одновременно в 1895 г. он спроектировал здание Национального конгресса (парламента) Аргентины, а в 1904 г. выиграл конкурс на проектирование здания уругвайского парламента в Монтевидео. К сожалению, Меано не дождался завершения ни одного из трёх своих главных проектов, он был убит 1 июня 1904 года. Все три здания были построены с теми или иными изменениями, но с сохранением проектной основы гениального Меано. Лишь в 1908 театр открыли для публики: 25 мая состоялась премьера «Аиды», приуроченная к национальному празднику Аргентины — Дню Отечества. Жаль, что архитектору Меано не удалось увидеть плоды своего труда. Говорят, что он был убит дворецким, являвшимся «по-совместительству» любовником его жены. Но так ли это? И это ли стало причиной смерти талантливого человека, успехам которого и тайно, и открыто завидовало огромное количество конкурентов? Увы, история его убийства так и осталась неразгаданной до конца…

Что такое театр? Это не только место, где исполняются спектакли, но в первую очередь это судьбы людей. Тех, кто когда либо оказывался под его сводами. Проходя по помещениям театра, находясь в его главном зале, чувствуешь это всюду. Каждый, кто побывал здесь, оставил под его сводами частичку своей души. И не только артисты и музыканты, но и простые зрители, и обычные посетители театра, а значит, и мы тоже что-то оставили там навсегда — 21 марта 2016 года.

Город Доброго Ветра

Буэнос-Айрес находится в центрально-восточной части Аргентины, на западном берегу гигантского залива Рио — де-ла-Плата, что значит «Серебряная река». Это самая широкая река в мире. В самом узком месте её ширина 48 километров, а в самом широком — 220. Река выносит в океан громадное количество ила, песка и глины, их желтоватый шлейф виден в открытом океане на расстоянии до 120 километров от берега. На берегах Ла-Платы расположены две многомиллионные столицы государств — Буэнос-Айрес и Монтевидео. Причем, из одной в другую гораздо легче и быстрей долететь на самолете, чем переплыть реку…

Извините, отвлекся. Я только что видел полярное сияние. Оно переливалось и медленно двигалось в небе, завораживая взгляд своим грандиозным явлением. Какая красота! Я пишу о нашем путешествии по Южной Америке, находясь у полярного круга — на Крайнем Севере. Это так удивительно: писать здесь, на краю земли, о противоположном её крае!

Наверное, примерно такое же чувство испытывала моя супруга, когда во время прогулки по Буэнос-Айресу заметила вдали три мачты большого парусного корабля и воскликнула: «Давайте пойдём к морю!» Но никакого моря в Буэнос-Айресе нет, только очень большая и мутная река. Впрочем, в тот день и до неё мы тоже не дошли.

Но мы дошли до широкого канала, где стоит тот корабль. Называется он — фрегат «Президенте Сармиенте» и с 1964 года является музеем. Корабль был построен в Британии и спущен на воду в 1897 году. Экипаж 350 человек. Фрегат специально построен как учебный, за время своей службы (находился в активном составе аргентинского флота до 1938 года, в качестве стационарного учебного судна до 1961 года) совершил 6 кругосветных плаваний, провел 37 морских кампаний и прошел больше миллиона морских миль. 23 тысячи моряков прошли обучение на его борту.

Нет, мы не пожалели о том, что дошли до канала. Мы увидели множество изящных судов, целый яхт-клуб. Мы прошлись по деревянным доскам Пуэнте-де-ла-Мухер, что в переводе с испанского означает «Женский мост» или «Мост женщины». Мы дышали теплым, бархатным солнечным воздухом аргентинских набережных. Моя дочь, первой заметившая возле набережной скульптуру девочки с распахнутыми перед небом руками, не зная, что это Максима — королева Нидерландов, назвала её девочкой, впервые увидевшей дождь. Вернее, радугу от дождя. И, знаете, в некотором смысле, она, наверное, права. Символически, философски, для нас, зрителей, так оно и есть.

Через несколько дней, уже после Бразилии, после Копакабаны, Сахарной головы, Христа-искупителя и грандиозного водопада Игуасу мы всё-таки побывали на берегу реки Ла-Платы и полюбовались зданием клуба рыбаков. И посозерцали безбрежную речную даль, ибо противоположного берега оттуда не видно…

До XVII века этот город гордо по-испански именовался Ciudad de la Santísima Trinidad y Puerto de Nuestra Señora de Santa María de los Buenos Aires, буквально «Город Пресвятой Троицы и Порт нашей Госпожи Святой Марии Добрых Ветров». Но ветры времени смели из названия прежние слова, сохранив только два последних — Буэнос-Айрес. Город Доброго Ветра. А ведь я тоже родом из города, именуемого Городом Ветров. Даже фильм такой был когда-то снят: «В Баку дуют ветры». Ветры странствуют над землей всюду: от крайнего Севера до далекого юга. Очень далёкого… вот только ветры похожи, как братья…

Копакабана

Итак, мы летим в Бразилию. Гигантский ночной самолёт авиакомпании «Эмиратс» уносит нас из чудесного Буэнос-Айреса в тот самый Рио-де-Жанейро, о котором мечтал когда-то герой книг Ильфа и Петрова — Остап Бендер. В полете запомнились своей стильной восточной униформой арабские стюардессы. Все, как на подбор, стройные красавицы в нарядах цвета кофе с молоком и изящных шапочках-пилотках с полупрозрачной загадочной кисейной вуалью с правой стороны лица. Стюардесс с вуалью я прежде ещё нигде не встречал. Каждого ребенка, находящегося в салоне Боинга, они нежно окликали по его имени и вручали ему подарок. Обслуживание в течение всего полёта было безукоризненным.

Ночная бразильская духота окутала нас сразу при выходе из аэропорта. За окнами такси призывно сиял и переливался огнями роскошный будоражащий воображение Рио. Нас было шестеро, и потому я снял на несколько дней не комнаты в отеле, а отдельную квартиру с кухней-студией в трехстах метрах от побережья знаменитого на весь мир пляжа Копакабана. Бразильцы — очень милый дружелюбный весёлый народ. Наше жилище называлось «Студия Флавия», потому что Флавией была хозяйка квартиры. Прелестная молодая приветливая женщина с четырехлетним сыном Артуром, которому я подарил по просьбе его мамы свою книгу «Добрые сказки». Надеюсь, что книга поможет маленькому бразильцу ознакомиться с русским языком. В Бразилии осталось ещё несколько моих книг: «Славянский пантеон» достался дворецкому Марсело за его доброе внимание к нашей семье и неизменное португальское приветствие «Bom dia! Boa tarde! Boa noite!» (Доброе утро! Добрый день! Добрый вечер!) … А «Книга любви» чуть позднее была вручена прекрасной юной Андреасе из города Куритиба, которая принимала нашу семью на вилле Иоланда в городе Фос-ду-Игуасу так, будто мы не просто гости, а родные люди. С благодарностью вспоминаю бразильского юношу по имени Фабио, который бескорыстно помог нам заказать два такси в городской аэропорт Сантос Дюмон перед нашим отлётом в Куритибу.

Едва настало раннее утро, как мы направились к берегу Атлантического океана, тем более, что до него было идти совсем недалеко. Дыхание морского воздуха доносилось до нас загодя — ещё на пустынной в это время суток улице Rua Figueiredo de Magalhaes. После пересечения Атлантического проспекта и прогулочно-бегового тротуара с известными на весь мир плавными линиями волн мы, наконец, сняли обувь и окунули свои ноги в умопомрачительно нежный, словно сахарный (но не липкий и не мокрый!) песок пляжа Копакабана! Песок Копакабаны — это нечто! Такого песка мне не доводилось встречать нигде более! Он ненавязчиво обволакивает, словно ласкает, ступни. Если взять его в ладонь и посмотреть на солнце, то видно, что он полупрозрачен, как сахар. Я бы назвал его пушистым песком. Да, он — как пушистик, лёгкий и нежный.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 392