электронная
432
печатная A5
563
18+
ВСЕЛЕНСКАЯ МОЗАИКА, или ГЕН ЛЮБВИ

Бесплатный фрагмент - ВСЕЛЕНСКАЯ МОЗАИКА, или ГЕН ЛЮБВИ

Часть 1

Объем:
336 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6094-7
электронная
от 432
печатная A5
от 563

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Мужчина и Женщина, Он и Она

Спорят из века в век:

Кто первенства пальму несет свысока

А в ком человечества грех

Но, счастливы те, кто не ставят вопрос

Поняв Божества Идеал

Где Он — там Она и Мир этот прост

Желает Любви без похвал

Бог создал Любовь, а она не умеет

Себе лишь себя отдавать

Поэтому двое — союз равноценен

Чтоб чувства друг другу отдать

Ты радость получишь, коль сердце научишь

Любить, не считая преград

В огне этом вспыхнешь и Вечность постигнешь

Лишь двое войдут в райский сад

Люби и не думай, кто лучше, кто хуже

Не Бог породил этот спор

Лишь Он и Она создадут где-то Солнце

Заполнив друг в друге пустот перебор

Предисловие

Многие люди безусловно признают, что есть некая Высшая Добрая Сила, которая в трудные времена человечества вмешивается и приводит к равновесию этот проявленный мир. Какова мера вмешательства? Как это происходит? Почему так называемое «зло» не кончается на этой планете и не смотря на высокий технический прогресс только принимает новые формы?

Также, рано или поздно многие задумываются, а зачем все это? Куда уходит человеческая Душа после смерти? Какие вообще перспективы нашей человеческой жизни?

Автор, обладая с ранней юности неординарной способностью, прожив интересный практический опыт и собрав некоторую часть наблюдений, попытался в художественной форме ответить на эти и другие вопросы. И главное объяснить на почему так важно научиться партнерствовать в Любви двум главным началам, двум жизнетворящим энергиям — Мужчине и Женщине.

***

— Ты хотя бы представляешь, на что обрекаешь себя?

— Конечно!

— А я думаю, ты имеешь очень слабое представление о тех плотных слоях, из которых сама так долго вылуплялась. Сейчас ты живешь в другом мире, твое тело податливое и мгновенно отзывается на твои мысли и волеизъявление, именно поэтому ты не можешь понять, насколько в плотном Мире все по-другому. А тем более ты не можешь быть уверена даже на долю процента, что не заблудишься в нем опять и вряд ли так быстро вернешься сюда, как тебе кажется. Но самое главное, ты не знаешь как сложно будет вообще тебе в нем вновь… воплотиться!!!

Услышав это слово, Ариния пережила состояние похожее на то, которое испытываешь когда скользишь через разряды молнии впервые. Страх перед новым и любопытство переплетаются, создавая внутри приятный трепет. Но, когда молния через тебя прошла, ощущаешь внутри волшебное состояние — словно теплая волна ласково окатила с головы до ног, отдала свой жар и силу. Потом тело еще долго это тепло удерживает и чувствуешь себя бодро и легко очень долго. Здесь, в Промежуточном между Мирами измерении эта процедура использовалась для восстановления сил, и Аринии уже однажды пришлось ей воспользоваться…

***

Обычный дождливый питерский вечер. Ничего не должно было случиться нового. Андрей Бурашов частенько захаживал на дискотеку в Дом офицеров. Это было не самым полезным времяпрепровождением, но хоть как-то разнообразило его студенческую жизнь. Пятикурсники Первого Меда тусовались в нем, когда заканчивались деньги, потому что здесь не требовалось больших трат, а диджеем работал их однокурсник Алексей. Собственно это он как-то раз пригласил своих сокурсников на эту дискотеку. Правда была небольшая стычка с местными завсегдатаями — курсантами разных военных заведений. Однако, все быстро пришли к мировому соглашению и оказались весьма полезны друг другу.

Вот и сегодня с друзьями изрядно выпили, как ни странно, на алкоголь всегда находились средства или кто-то угощал. В магазинах теперь не было никаких ограничений на эту продукцию, из-за бугра завозили все подряд на любой вкус разного качества. Затем потряслись в танцзале и расползлись подцеплять девчонок. Основной их контингент приходил сюда почти в одном и том же составе каждые выходные — подыскивать себе перспективных мужей. И хотя военные уже были не в чести с начала перестройки в СССР и перестали считаться выгодной партией для супружества, по причине того, что новоявленные демократы оставили армию без довольствия, какая-то категория женского молодняка настойчиво импонировала молодцам в красивой форме. Любой из пришедших сюда, можно было наплести о большой и светлой любви, в которую Андрей с некоторых пор больше не верил, и через пару-тройку свиданий склонить к сексу. А о нем в студенческие, голодные, 90-ые годы мечтали многие, как хоть о каком-то удовольствии. Да, еще от того, что теперь все стало доступно, открыто и этот некогда запретный плод показывали в видеозалах и даже по ТВ. Как правило в среде студентов всегда находилось место, где этим можно было заняться. Изредка эти истории заканчивались счастливым концом, длительным романом и даже браком по залету. Чаще после нескольких интимных встреч, понимая, что за этим ничего серьезногот не последует в ближайшие годы, девчонки переключались на нолвые поиски. А юноши какое-то время цинично обменивались своими впечатлениями, обмусоливая интимные особенности своих «боевых» подруг и отправлялись на очередную «охоту», как только появлялась возможность и не приближалась очередная сессия.

Андрей еще помнил свою первую любовь — Ирку, бывшую одноклассницу. В девятом и десятом классах они нежно дружили и стали друг для друга первыми любовниками. После выпускного договорились через 2—3 года пожениться и поступили в разные институты. А через год Ирка вышла замуж за парня со старшего курса из своего института. Сначала он ждал, что она передумает, поймет, что для нее он самый любящий и верный спутник, но похоже его «первая любовь» была очень счастлива и не собиралась ничего менять. Еще как-то совпало, что муж Ирки хоть и был постарше всего на пару лет, но для своего возраста неплохо обеспечен. Двухкомнатную квартиру родители ему уже купили и отдали свою старенькую машину, кстати иномарку. Это был Форд. На фоне ничего не имеющего Андрея такой кандидат в мужья выглядел конечно респектабельнее. А Андрей на первых порах их совместной жизни мог бы предложить только совместное проживание со своими родителями, а после окончания ВУЗа скорее всего лишь съемную комнату в какой-нибудь захудалой коммунальной квартире и то не в центре города. А уж о машине в ближайшие лет пять даже и речи не могло быть.

Первое время была просто душевная боль, застилающая все. Мир стал казаться очень серым, друзья — тупыми, родители — надоедливыми и нудными. Как в сказке про Снежную королеву, осколок льда, попавший в глаз Кая изменил его отношение к миру. Только в сказке Каю помогла Герда, а Андрея стало воротить от всех Герд вместе взятых. Потому что Ирку он никак не мог забыть, вспыхнувшее сильное чувство не найдя продолжениие претерпело неконтролируемую трансформацию. Сначала боль и ненависть, а через несколько месяцев холодная расчетливость. Он даже совершил акт мести всему женскому роду, после которого ему лишь на короткое время стало легче, а потом еще гнуснее прежнего. Все эти чувства копились в душе как снежный ком. Все бы ничего, если бы он мог найти утешение дома, у родителей или в кругу друзей. Но, ему теперь бросалась в глаза только пошлость.

Родители Андрея жили, взаимно терпя друг друга из-за детей, и считали это нормальным. Отец, еще учась в этом же Первом медицинском, был не прочь погулять, а если кто-то от него беременел, посылал на аборт. Мать Андрея, хоть и была наивной, так как долго не понимала что «залетела», обнаружив этот факт, решила беременность не прерывать и выйти «по-честному» замуж. Она сначала конечно же была влюблена и очень доверяла своему другу, тем более считала, что раз он медик, то знает как предохраняться. Отца не заботило здоровье его подружек. Время было странное, говорить о сексе даже между любящими людями считалось неприличным. Из-за общего невежества, полагаясь на осведомленность друг друга, два человека искалечили себе жизни.

Отец не смог отвертеться от женитьбы, так как ее родители пригрозили обнародовать это развратное поведение и сообщить в институт. А за такой проступок в Советском Союзе грозило исключение из Высшего учебного заведения. Время-то было социалистическое, такие ситуации разбирались на комсомольских и партийных собраниях, развратный проступок мог серьезно повлиять на распределение после института и будущую карьеру. Так родители и поженились! Сначала родился сам Андрей, потом через три года его младший братишка, считалось, что в нормальной семье должна быть обязательно парочка детей.

Распределение у отца было хорошее, карьера быстро пошла в гору. А вот домой, в семью его особо не тянуло, он стал выпивать после работы с такими же неудовлетворенными семейной жизнью. Мог в сильном опьянении поднять руку на мать. И словно на зло жене никогда не сдерживал свою похоть, требовал от нее выполнения супружеских обязанностей когда ему приспичит. Мать раз в два года ходила на аборт, и каждая операция делала ее еще более несчастной и больной. Она, тем не менее, очень хорошо выполняла свои домашние обязанности — в доме всегда было чисто, уютно, вкусно пахло выпечкой. Наивная женщина даже верила, что муж бросит пить. И так как она всю жизнь боялась остаться одна с детьми без мужика, внешне терпела такую судьбу, но в глубине души проклинала мужа. Поэтому за свое детство Андрей не был обласкан матерью в нужной мере. К тому же ему не хватало общения с отцом. С годами с ним можно было все реже и реже нормально общаться. Тот раз в неделю, а со временем и через день-два приходил домой пьяным настолько, что практически мог только что-то автоматически съесть и быстро уснуть, упав на первое, что попадалось по дороге в спальню, чаще это был диван в прихожей. От мучившего к утру похмелья он рано просыпался, приставал к жене. Удовлетворив себя принимал душ и бодрячком шел на работу.

В медицине установлен факт, что любое отравление тела, в том числе большим количеством алкоголя расценивается организмом как маленькая смерть и отравленый подсознательно стремится соединиться с более энергичной плотью, чтобы восполнить свои потери. То есть, как это ни странно, начальная стадия алкоголизма сопровождается усилением сексульных желаний. Кто-то считает, что исчезают комплексы или контроль разума, а суть этого временного увеличения потенции гораздо прозаичнее. Со временем либидо все же ослабляется и пропадает совсем, у кого-то раньше, у кого-то позже.

Такое поведение было возможным потому что он давно фактически не лечил людей, а заведовал санаторно-курортным отделом какого-то министерства и его пьянство сходило ему с рук. Оба дитяти все-таки были ему в тягость, так как родились, как он считал, «не от той женщины». Отец Андрея так и не прочуствовал своего родительского счастья. А ведь сыновья-то были у него хорошими, способными, не хулиганистыми, особых хлопот родителям не создавали, и даже любили его несмотря на его медленное деградирование.

Известно, что от постоянных алкогольных злоупотреблений любой человек постепенно теряет человеческий облик, превращаясь в более приземленное существо, все интересы которого сводяться к тому как прокормиться и размножиться. Поэтому вместо того, чтобы готовить детей к взрослой успешной жизни, отец Андрея, к моменту их полового созревания уже не работал в минестерстве, а только и мог давать сыновьям довольно пошленькие советы — например, как охмурять дам, как прятать заначку от жены. Андрей, конечно же, не хотел повторить судьбы своих родителей. В глубине души он сильно осуждал отца, жалел мать, стремился быстрее от них вырваться в самостоятельное плавание. Но, самое неприятное ждало его позже.

Когда он так искренне влюбился, и у них с Ирой начались романтические встречи, отец в своей манере часто подтрунивал над сыном и приговаривал, что это все временно, что не стоит относиться к этому серьезно, и даже однажды вполне серьезно попытался заигрывать с девушкой своего сына. Ирина после этого случая перестала заходить к Андрею, когда отец был дома. Еще противнее выглядел отец когда сказал, что Ира нужна Андрею только для того, чтобы научиться постельному искусству, и любовь тут ни причем. Тогда Бурашов вспылил и ушел ночевать к другу. Отец только погоготал. А через полтора года, наблюдая переживания сына из-за Иркиной свадьбы, папаша приговаривал, что был прав и что все женщины б….

И друзья у Андрея подбирались все как на подбор, уже так же обиженные на противоположный пол, как его отец. Этот порочный круг замкнулся. О девушках все разговоры велись в подчеркнуто пошлой манере. А все почему? Да просто время изменилось и теперь, в эпоху перемен и всеобщей неустроенности, их красивые ровесницы старались повыгоднее пристроить свои достоинства, пока молоды, и выбирали ребят постарше, с материальными перспективами, или уже состоявшихся мужчин. Нормальное вроде бы желание — быть рядом с обеспеченным и надежным человеком. Ну, конечно, же, встречались и открытые романтичные девушки, которые хотели выйти замуж по большой и светлой любви, жить долго и счастливо независимо от того, сколько будет зарабатывать их избранник. Только такие девчонки чаще всего были не так привлекательны, а как раз наоборот совсем непривлекательны, застенчивы и имели строгих родителей. Все это не возбуждало.

В юности хочется то, что кажется недосягаемым. Поэтому сокурсники Бурашова и друзья, если не могли очаровать ту, которая нравилась, выбирали простую и распространенную философию, что «все бабы — в душе проститутки» и надо ими только пользоваться. Вот так и могли «поддержать» друзья Андрея, когда Ирка его бросила. Андрей держался, хотя было очень больно и однажды сорвался с подачи друзей. После пары бурных ночей с разными раскованными девушками, как-то даже полегчало на душе. Жизнь открылась с новой стороны. Бурашов даже подумал, что зря так преданно был верен своей любви и не начал раньше активно познавать все прелести свободного секса. Об Ирине он заботился, берег ее, чтобы она не забеременела. А тут никакой ответственности и ему было все-равно получила ли его девушка удовольствие. И понеслось…

А через полгода в его душе поселилась хроническая тоска. Объяснить себе ее происхождение он не мог. Вообщем-то казалось, что все самое тяжелое было позади. В учебе стало полегче, он смог подрабатывать по вечерам охранником в ресторане и не стеснять себя в средствах, как на первых курсах. Чтобы не слушать пошлости пьяного отца и жалобы матери, Андрей снял комнату в неплохой коммунальной квартире на Петроградской стороне, родители не так далеко, в районе Лиговского проспекта.

Квартира, в которую он переехал была хороша большими размерами и высокими потолками. Его комната напоминала футбольное поле. Ирка уже не занимала его сердце, появились две подружки, которые готовы были прилететь по первому зову и оказать моральную и интимную помощь. Конечно, они не подозревали друг о друге. Одна была блондинка Леночка, с ней можно было поговорить о высоком, об искусстве например, она училась в институте культуры и вообщем-то была неплохой девчонкой, если бы так быстро и легко не соглашалась ложиться в постель с малознакомыми парнями. Вторая — брюнетка Оля, с которой можно было ходить в клубы и дискотеки, благодаря своему богатырскому здоровью и пышным формам, она могла пить наравне с Андреем и долго быть в форме, а веселиться она умела от души, чем всегда поднимала ему настроение.

Бурашову с обоими было по-своему неплохо и весело. Обе не стремились к замужеству и пока не проявляли даже желания строить с Андреем более менее постоянные взаимоотношения. Но он все-таки был уверен, что узнай они друг о друге, при всей своей раскованности вряд ли бы оставили эту ситуацию без изменения. А он просто считал, что для потенции лучше разнообразие, поэтому иногда позволял себе еще с кем-нибудь флиртовать, знакомиться и заводить короткие интрижки. На самом деле он просто никак не мог избавиться от комплекса мужской неполноценности, который появился в нем после расставания с Ирой.

Некоторые его однокурсники искренне завидовали Андрею. Он был видным парнем на деревне, девушки к нему были неравнодушны. По шаблону общепринятых юношеских стереотипов вроде бы, что еще для счастья пока надо? Свобода от родителей и регулярный секс — самая важная часть жизни молодого мужчины! По крайней мере так гласила медицина и все его друзья. Потерянное поколение — разгул криминала отбивал желание заниматься бизнесом, с работой стало нестабильно и многие поплыли по течению жизни, выжидая, что же с обществом будет дальше. Да что-то все меньше это кажущееся важным занятие приносило ему хоть какое-то удовлетворение.

Он никак не связывал свою половую жизнь с наступившей внезапно аппатией ко всему, пока однажды оказавшись в кровати с очень красивой девушкой почувствовал сильное к ней отвращение. Притом, что до этой минуты он ее вроде бы хотел. Она понравилась ему с первого взгляда и после знакомства Андрей потратил несколько дней, чтобы она оказалась сейчас здесь. Поборов свои чувства он быстренько постарался выпроводить новую подружку, артистично изобразив что его неожиданно вызвали на ночное дежурство.

«Любишь — страдаешь, переживаешь за каждую мелочь, не любишь — тоже ничего хорошего. Как вообще жить-то дальше? И как вообще люди умудряются семьи строить?» — Андрей разговаривал сам с собой, вернувшись домой, после того, как проводил разочарованную девчонку. Сейчас он вспомнил своего отца, его несостоятельность в любви, его жалкость в своем стремлении казаться «половым гигантом» до самой смерти. «Не качусь ли я туда же» — подумал Андрей — «от осинки не родятся апельсинки». О чем я думаю? Да ерундой страдаю! Это какое-то половое рабство. Куда я сам себя загоняю. А мне действительно так уж хочется иметь их всех!? Разницы-то между ними особо нет. Технически сейчас все подкованы, а в душе-то все-равно ничего не екает. Лучше бы я в футбол поиграл, честное слово — пользы больше. Бурашов вспомнил, как когда-то счастливый приходил с тренировок и решил навестить своего бывшего тренера.

И Андрей решил сделать перерыв в своей бурной половой жизни — ни с кем вообще пока не встречаться. Леночка и Оленька изобразили обиды, но он сослался на то, что ему надо готовиться к госэкзаменам и те успокоились. Слава Богу, что ни одна, ни другая не устраивали сцен, выясняя истинную причину его внезапного охлаждения. Друзьям он вообще решил ничего не говорить о том, что решил изменить свою жизнь в корне, а то будут надоедать с дурацкими шуточками и вопросами. Чтобы окончательно убедиться, что ему действительно надоела хаотичность и бардак в личной жизни, он решил поставить точку в привычном ритме, сходив на дискотеку в Дом офицеров в последний раз. И не ошибся в своих ощущениях.

Сегодня ему как-то стало совсем депрессивно, хотя Андрей предварительно слегка подогрелся алкоголем как обычно. Он вышел на улицу и закурил у входа. Захотелось протрезветь. Он стал глубоко вдыхать влажный весенний воздух, и мысленно подводил некий промежуточный итог. Итак, близился к концу последний год учебы в мединституте. Все юношеские идеалы рухнули очень быстро, и реальность окружающей действительности не сулила ничего того, о чем когда-то ему мечталось. Заканчивая школу, он хотел стать хорошим хирургом, спасать жизни. Это идеалистичное желание полностью совпадало с тем, как его мама с папой видели будущее сына. Но когда началась учеба и он стал реально представлять суть работы любого медработника, то ему захотелось все бросить. Неожиданно он понял, что учится не своему делу, а какое дело его, еще надо бы разобраться. Как на чем-то остановиться, пока не попробуешь? Он поделился своими мыслями и планами с родителями, на что получил жесткое «нет». Не решившись без их поддержки поменять вуз на первом курсе, он покатился по течению жизни, не задумываясь глубоко, к чему это приведет.

Шло время, в стране случилась смена строя и к разочарованию его родителей, представители всех бюджетных организации по несколько лет работали фактически без зарплат, либо получали совсем крохотные суммы, в том числе врачи. Андрей понимал, что на зарплату начинающего хирурга, после учебы прожить будет непросто даже самому, не то что заводить семью. Но бросать институт не стоило. В нем была военная кафедра, что давало возможность избежать армии. А в нее было очень страшно попадать из-за открывшихся горячих точек и гражданских войн в бывших союзных республиках. Да и куда-то снова поступать уже не было уверенности. Он впервые задумался о том, что помешало ему пойти наперекор родительского «нет». — Чего я испугался? — спрашивал он себя каждый раз, когда ходил на нелюбимые практические занятия, когда ставил капельницы или делал уколы старичкам и бабулям, когда вдыхал запах трупов в морге на анатомической практике. На четвертом курсе он перестал мучить себя вопросами о своем будущем и так и не приблизился к пониманию того, что хочет от жизни вообще. Именно тогда он и устроился ночным охранником в ресторан. И пообещал себе, что когда закончит институт будет поступать так как считает нужным, не советуясь с родителями.

А ведь когда-то в школе он был увлечен всерьез автомобилями, собирал их маленькие модели, что-то конструировал. Его увлекала работа руками: что-то мастерить, клеить, собирать, создавать макеты домов или ракет из бумаги. Но отец с матерью никогда не относились к его занятиям всерьез и с раннего детства внушали как хорошо быть врачом. И только потому, что у них были связи в Первом медицинском институте. Да и не верили они в своего сына, что он сможет сам чего-то добиться, что выберет ту профессию, которая будет его хорошо кормить, что сам поступит в институт. Жившие во времена всеобщего блата они вообще не знали слова «сам». Может и к лучшему для всех, что все так изменилось и теперь каждый реально покажет что стоит…

После глубокого анализа у него внутри словно все замерло. Бурашов смотрел в темное, мрачное небо, на мерцающие звезды. Одна из них медленно скатывалась вниз, за ней очень долго тянулся длинный огненный шлейф.

— Интересно — заговорил он сам с собой — какая там на небе жизнь?

— Эй, Андрон, ты похоже перепил или обкурился — там же нет никакой видимой жизни — отозвался рядом выползший из-за дверей его однокурсник Лешка, тот самый, что подрабатывал здесь диджеем. Он проговорил всю фразу медленно и нараспев, под доносившуюся из танцзала музыку. Объявили медленный танец. Нынче они были не в моде и звучали редко. Играл «Скорпионс». Эту песню из их репертуара Андрей особенно когда-то любил, но сейчас словно услышал ее в первый раз. Что-то стало происходить внутри него — словно выворачивало наизнанку. Лешка, балагур и весельчак, сейчас начал его раздражать и даже не захотелось ответить какой-то банальной фразой. Всегда во взаимоотношениях со своими однокурсниками он старался быть как все — и ему было важно что о нем подумают, как отнесутся… А в эту минуту Бурашов стоял словно один во всей Вселенной и ему было абсолютно наплевать на всех Ему казалось, что от этой давно знакомой мелодии у него зашевелились мозги. Он прочувствовал присутствие чего-то глобально большого и вечного, но не мог себе объяснить что это.

— Дро-н, Дро-ныч, а-у-у… — снова медленно промямлил Лешка. — Это я Ле-ха, ты сей-час где? Зде-сь или там? — и он показал пальцем на небо.

— Где-где?! В Караганде!!! — зло ответил Андрей и сам удивился что это на него нашло. Вообще-то Лешка, хоть и не был его закадычным другом, вызывал в Бурашове искреннее уважение. И, непонятно, как он начал работать на этой дискотеке. Алексей Зыков был известным на курсе отличником, считался правильным. «Как здорово, что есть Леха» — подумал про себя Андрей, почему-то именно сегодня он особенно обрадовался, что тот сейчас заговорил с ним. Они пошли медленно до метро вместе. А там разошлись в разные стороны по своим «веткам». Андрей всю дорогу пытался вновь возродить пережитые ощущения при виде так красиво падающей звезды.

***

После разговора с Наставником Ариния призадумалась… Еще раз попыталась осознать, что будет, когда она снова сойдет в плотный мир. Она неоднократно спускалась в архивный корпус Эполуса и прогоняла через свой торсионный поток голограмму своего последнего воплощения, прокачивала через свои центры данные общего информационного поля всех слоев Земли… Да, там не так, как здесь. Да, все происходит медленнее, больше зависимости от своего тела, но главное — что в том измерении царит очень суженное представление о жизни в целом… Такие правила игры. И все же, в очередной раз воплощение на Земле не казалось ей столь ненужным и трудновыполнимым как ее Наставнику. Хотя и очень не хотелось отказываться от многих качеств и способностей, которые она не сможет применить ТАМ, девушка смотрела на свое путешествие как на временную командировку, после которой она выйдет на следующий виток Эволюции. А новое завораживало и манило настолько сильно, что какое-то там «неимоверно трудное… воплощение» казалось небольшим препятствием и не более того.

Она так хотела новых открытий и действий, что не могла уже ни о чем думать:

— Ладно, если Наставник не поможет и не подаст ее данные в центр для просчитывания места и времени ее воплощения, придется погружаться незаконно! — хотя это считается самым тяжким нарушением Вселенского баланса. Тогда движение по витку Эволюции задерживается на 3 года этого измерения, по меркам плотного Мира Земли — это 300 лет.

А пока ей предстоял еще один серьезный разговор со своим Наставником через месяц. Она уже рассказала ему о своем желании выйти вновь на воплощение в плотный Мир Земли и очень надеялась, что ее просьбу удовлетворят и не придется обходить Закон. С чего бы девушке, уже дошедшей до статуса Сверхчеловека опять добровольно обрекать себя на ограниченное существование? На этот вопрос она и сама себе не могла ответить. Ей постоянно мешало сосредоточиться на занятиях чье-то странное притяжение. С первого дня учебы она жила с ощущением, что рядом с ней постоянно находится чья-то Душа. Пытаясь однажды понять откуда исходит сила притяжения, она обнаружила, что источник ее очень далеко, во всяком случае не из этого измерения.

Она, как и ее сверстники, уже имела представление о том, что когда-то все живущие здесь имели плотные тела и жили где-то в другом более грубом мире, который здесь называли Землей. А в этом измерении уже став Сверхчеловеком необходимо было учиться создавать из тонкой материи своей Души нечто материальное. И жить тут еще предстояло долго. Других подробностей ей знать пока было не положено, она относилась к разряду юношеской Души Сверхчеловечества. Знала она и то, что некоторые Сверхлюди сознательно воплощаются в Плотный Мир, чтобы помочь кому-то конкретно или спровоцировать эволюционный скачок всей планеты через передачу знаний. Почему же Настивник пытался отговорить ее от ее затеи и дал ей неделю времени на размышление? Надеется, что она остынет? Наставник ее группы, Казуур, знал, что Ариния очень впечатлительна и нетерпелива, поэтому был уверен, что через неделю ею овладеет какая-нибудь новая идея, а это бредовое желание перестанет так волновать.

После ничем не закончившегося разговора девушка вернулась домой. Свое жилище она придумала сама, а материализовывали ее родители. Она же этому искусству еще училась в Эоноцентре для первенцев 4-ой системы координат, то есть для тех, кто недавно закончил свой путь в плотных слоях и обучался новым законам, чтобы жить в других Мирах Вселенной. Наблюдать материализации Аринии приходилось частенько. Этим искусством владели все взрослые Души Сверхчеловечества. Достаточно было нарисовать трехмерный эскиз и мыслью точно задать все данные в строительный слой пространства с учетом всех химических и физических свойств выбранного материала. Все появлялось из света — самой тонкой материи строительного слоя. На это уходило от одного до нескольких дней. В воздухе сначала появлялась прозрачная голограмма, она росла, приобретала форму, уплотнялась и постепенно приспосабливалась к выбранному месту. Ариния любила цветы, поэтому все в ее доме напоминало о них. Даже ванна была настоящей живой розой, в которой всегда была свежая роса. Конечно, периодически все жители меняли свои творения, но прежде приходилось растворять все созданое в стихии Огня. Происходило не очень пока понятное для Аринии превращение вещества. Объект вспыхивал, уменьшался и исчезал, а пространство снова становилось прозрачным и легким. Впрочем, это была не единственная загадка в ее жизни, на которую очень хотелось найти ответ. Ей предстояло еще долго учиться в Университете всем этим премудростям созидания. И шло бы все своим чередом, возможно и мешающее ей притяжение стало привычным или оставило бы Аинию, если бы… не случайно подслушанный разговор. Ей стало известно, что для нее возможен вариант более быстрой эволюции.

…Как–то утром, в один из дней отдыха, в ее доме просигналила голосовая связь. Это ее удивило. Родителей сейчас не было рядом, они были в долгосрочной командировке, в какой-то Галактике и должны были вернуться лишь к следующему конкурсу. Между родственниками была возможна телепатия, но исключительно в подходящие для такой связи дни. Общение получалось только два-три раза в месяц, настолько редко не было никаких пространственных помех. У нее давно был составлен график телепатических контактов, и до следующей возможности с ними пообщаться надо было еще слишком долго ждать.

Оказалось, связывался с ней Казуур. Он сообщил, что она вместе со своей группой допускается на Вселенский конкурс в качестве зрителя, в связи с чем завтра необходимо быть на предварительной подготовке. Конкурс должен был состояться через неделю.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 563