электронная
180
печатная A5
556
18+
Вселенная в тебе

Бесплатный фрагмент - Вселенная в тебе

Объем:
300 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4043-1
электронная
от 180
печатная A5
от 556

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава I. Свет и Тьма

1

— Надя, а давай сегодня не пойдем на занятия, — вдруг тихо, чтоб никто, кроме меня, не услышал, сказала Леля и мечтательно посмотрела в небеса.

О, как!

А ведь это было на нее совсем не похоже: Леля, обычно очень ответственная и дисциплинированная во всех делах и вопросах, сама предлагает прогулять занятия. Я внутренне удивилась. Возможно, она просто пошутила, но это предложение мне очень понравилось. Мне и самой сегодня хотелось быть подальше от наших многочисленных сородичей.

Мы с Лелей, как и остальные молодые души, которые живут в нашем поселении и относятся к нашему Роду, направлялись на занятия к учителям. Мы разделены на группы, и в каждой группе есть свой учитель, свои уроки и свое количество учеников. В нашей группе — пять человек. У меня, конечно же, сразу возникла мысль, что если нас не будет на занятии, то это будет очень даже заметно. Но я хихикнула в ответ Леле. Сегодня было очень теплое и светлое утро, внутри меня все радовалось ему и хотелось просто отпустить все свои мысли на волю, а не собирать их в кучу и постигать новые знания. Я поддалась провокации собственных мыслей, своего настроения и предложения Лели.

— А давай! — воскликнула я и схватила ее за руку.

Мы резво помчались в сторону, противоположную движению учеников. Те, кто заметил это, проводили нас недоуменными взглядами. Мы засмеялись, когда увидели, как открылись рты у некоторых наших товарищей, ведь они не ожидали такого внезапного манёвра с нашей стороны. Мы еще некоторое время смеялись и восторженно верещали, когда мчались прочь от сонной процессии, удаляясь от нашего поселения. Нас подгоняло ощущение счастья от внезапно обретённой свободы и драйв от совершённого проступка.

Недалеко от нашего поселения протекала бирюзовая речка, неугомонная и бурливая, с порогами и веселыми брызгами, неравными по высоте берегами и гладкими сине-голубыми камешками, переливающимися вдоль кромки воды. Это было наше с Лелей любимое место. Остановившись на ее обрывистом берегу, мы повалились в траву. Наше поселение осталось в стороне и призрачными белёсыми коконами висело над равниной. У его подножия, казалось, лежит сизая дымка тумана. Еще дальше от него, справа и слева было много других поселений. Одни поселения больше нашего, выше, другие — меньше. Купола, сферы, коконы утопали в облаках, повисали среди деревьев или раскидывались среди каменистых гор. Зрелище было поистине удивительным и космическим…

— Так не хочется всё это покидать, — грустно сказала Леля, окидывая взглядом красоту, которая нас окружала.

Она сидела чуть позади меня и так же завороженно смотрела на пейзаж, который раскинулся вокруг. Мы любили сюда приходить. Это был наш с ней способ наполнения энергией. То, что мы видели, чувствовали, ощущали — не просто нас окружало. Оно врывалось внутрь и заполняло все свободное пространство внутри нас.

— Эх, будет ли у нас и на Земле возможность ощущать нечто подобное? — вздохнула Леля.

Она посмотрела на меня. Её глаза, такие огромные и бездонные, излучали грусть… А мне грустно не было, а наоборот: хотелось как можно больше напитаться всем этим здесь и увезти в новую жизнь. Я радовалась тому неизвестному, что ждало нас впереди.

— Леля! Ну что ты? Конечно будет! — воскликнула я и, взяв Лелю за плечи, с улыбкой посмотрела на неё. — Ты даже не сомневайся!

Леля ответила на улыбку и, сбросив мои ладони со своих плеч, повалилась на спину, раскинув по траве свои легкие тонкие руки.

— Интересно, какая она — жизнь на Земле?

Леля мечтательно всматривалась в сиреневый космос, который развернулся у нас над головами. Голубые, белые, желтые и розовые облака то сходились, то расходились в своем полете. Они то открывали, то прятали прозрачные, словно акварельные, диски далеких и близких планет. Я легла рядом с Лелей так, что наши головы соприкасались.

— Мы ведь обязательно узнаем друг друга, правда? — спросила она.

— Конечно. Мы и там будем сестрами, я уверена! — твердо сказала я.

— Мне бы твою уверенность… — после недолгого молчания тихо сказала Леля.

Я не ответила. Я правда была уверена. Я даже сама себе не могла объяснить почему. Просто знала это и всё.

Мы — молодые Души огромной Вселенной, маленькие искры бесконечного мира. Первые Души — самые древние, и они уже давно эволюционируют в других мирах. Но все мы связаны незримыми душевно-эмоциональными нитями. Наша энергетика едина. Мы — Светлая энергия Вселенной. Энергия добра и любви. Но мы ещё очень малы и неопытны. Не всегда нам под силу разобраться в том, что истинно светло, и что есть истинное добро. Поэтому теоретические знания, духовное обучение мы получаем здесь, дома. А вот практические занятия нам нужно будет пройти в материальном мире. Для нас выбрана планета Земля, которая находится в галактике Млечный Путь. На орбите Земли, но в другом измерении будут расположены наблюдательные посты, где Хранители Родов будут зорко следить за нашими эволюциями в земной жизни. После каждой прожитой жизни вместе с Советом Старейшин, там же, на орбите, мы будем разбирать и анализировать все наши победы и поражения. Нас будут направлять и будут подсказывать нам наиболее верные решения проблем и вопросов. И всё это будет осуществляться под присмотром курирующего Верховного Бога. Их много, но у нас это Перун. Поэтому мне совершенно не было страшно. Я полностью доверяла нашим учителям и Хранителям.

— Леля, ну ты ведь знаешь, что мы все туда летим. Весь наш Род… — пыталась я успокоить Лелю. — Ну, почти весь… Мы все будем вместе, рядом. И на орбите еще часть нашего Рода. Они ждут нас, чтобы помогать в трудных ситуациях, если нужно будет, подсказывать… И Верховные Боги будут неустанно наблюдать за нами и оберегать. Ты ведь знаешь это.

— Я знаю… Но мне почему-то… страшно…

— Леля! — засмеялась я. — Ну какие же ты глупости говоришь! Как можно этого бояться?

Леля внезапно подскочила. Я прямо почувствовала, как ее возмущение буквально подкинуло её.

— Как?! — воскликнула она. — Ты спрашиваешь, КАК???

Она нависла над моим лицом и затараторила так, что я невольно зажмурилась.

— А я не понимаю, как можно быть настолько беспечной, когда предстоит такое серьезное дело впереди!!! Это тебе не с нашими милыми и добрыми учителями по душам на занятиях разговаривать!!! Это — ЭКЗАМЕНЫ!!!

В лице Лели отразился вселенский апокалипсис, а глаза сделались ещё огромней, как будто лицезрели всю его масштабность.

Я села на траву и вздохнула. Чувствуя то, что творится внутри неё, мне стало её жаль. Какая она еще все-таки маленькая. Может зря её так рано отправляют на Землю? Может сказать маме, чтоб поговорила с Перуном? Он, все-таки, главный у нас, один из Верховных Богов.

Я обхватила Лелю за плечи и притянула к себе.

— Да не экзамены это. Это все те же занятия, только практические. Всё то, что ты изучила здесь, нужно будет закрепить делами. И помогать другим это делать. И самое главное, — я отстранила от себя Лелю и заглянула ей в глаза. — Ты и все мы всегда будем под присмотром. Нас никому не дадут в обиду. К тому же, у нас самый сильный Род!

Взгляд Лели перебегал от одного моего глаза к другому и было видно, как мечется в нем тревога.

— И даже Тёмным? — тихо и со слабой надеждой спросила она.

— Никому! — твердо ответила я.

Но я чувствовала, что тревога её ни капельки не ослабла. Она волнами, пульсируя, исходила от Лели.

— И, кстати, я теперь твердо знаю, какой урок ты не усвоила, — вздохнув сказала я.

— Какой? — без интереса, будто по инерции спросила Леля.

— У тебя провал в доверии. Ты будешь учиться доверять. И, боюсь, что на это уйдет не одна твоя жизнь…

Я встала и подала руку Леле, чтоб помочь ей подняться.

Всю дорогу обратно в поселение мы шли молча. Я думала о Тёмных. На занятиях нам рассказывали, что это была другая разновидность Душ, обитающая в основном в соседних Галактиках. Они разоряли миры, питаясь светлой энергией, опустошая все в ноль. Задача многих Душ в нашей и других светлых галактиках, в том числе и наших с Лелей родителей, заключалась в том, чтобы создавать, поддерживать и защищать жизнь во многих мирах Вселенной. Но была ещё одна разновидность Душ. Это бывшие Тёмные, которые желали идти другим путем. С ними у нас был заключен мирный договор. Нейтралитет. Верховные Боги разрешили им основывать поселения на нашей планете, получать от наших учителей светлые знания и учиться взращивать светлое в своих душах. Их называли Серыми. Они так же отправляли группы своих Душ на Землю, чтобы закреплять свои знания и эволюционировать. Этого-то и боялась Леля. Но это было всё, что мы знали о Тёмных и Серых. Мы никогда их не видели. Иногда только Серых, да и то они нас десятой дорогой обходили.

2

Мы с Лелей вернулись домой и время потекло своим чередом. О том разговоре мы не вспоминали. Старшими душами велась тщательная подготовка к временному переселению части нашего Рода в галактику Млечный Путь. Мне ужасно нравилось это название! Я рвалась туда всей душой! Я верила, что время, проведенное там, будет очень интересным и полезным. Я видела на занятиях планету Земля и безоговорочно влюбилась в неё. Я видела во снах ее рассветы и закаты, её бескрайние океанские просторы, пики её белоснежных горных вершин. Мне хотелось туда прямо сейчас! Мир Земли был похож на наш, но всё-таки немного другой. Это был материальный мир. И энергия в нём текла по-другому. Мне хотелось всё это испытать. Мне хотелось гулять по её лесам, вдыхать аромат полевых цветов и слушать пение птиц. Мне хотелось знать, каково это — ощущать себя в земном теле и знать, ЧТО чувствует это тело. Поэтому я часто с нетерпением спрашивала у родителей: «Ну, когда же, когда мы полетим?!» В ответ они смеялись, называли меня торопыгой и говорили, что скоро.

Сегодня после занятий к нам подбежал Алекс.

— Надя! Мы сейчас решили собраться на нашем месте. Придете? — спросил у нас он, с улыбкой глядя на меня своими невероятными глазами.

Мир внутри него переливался и лучился яркими и чистыми красками.

Мы с Лелей переглянулись. Она дернула плечом, что вроде как ей всё равно, но я-то знала, как она любит эти посиделки.

Мы согласились.

После занятий мы, несколько молодых Душ нашего Рода, стали часто собираться на полянке среди деревьев за поселением. Иногда к нам присоединялись молодые Души из соседних Родов, и мы были совсем не против них, уже со многими перезнакомились и подружились. Основной темой, конечно же, было переселение и наша новая жизнь. Это будоражило нас всех. Мы фантазировали, шутили, рассказывали о том, что проходили на занятиях, делились знаниями и рассуждениями. Нам нравилось собираться вместе и обсуждать разные вопросы, связанные с предстоящим путешествием. С Лелей мы часто приходили на поляну. Немного, правда, меня смущал Алекс. Мне было, конечно, приятно, что он часто оказывался рядом и старался садиться возле нас с Лелей, но я смущалась, когда он открыто смотрел на меня, и мне даже хотелось спрятаться. А вот Леля была от него в восторге! И вот сейчас, когда он обрадованно кивнул и сказал, что ждет нас там и умчался, Леля чуть не расплылась на пороге нашего дома.

— Нааадя, — протянула она и скорчила умильную гримасу. — Какие у него глаза!

И мечтательно посмотрела в след Алексу.

— Фу, Леля, обычные у него глаза, — сказала я и даже скривилась.

— Ты что? — Леля, дурачась, толкнула меня в плечо. — Я еще ни у кого не видела, чтоб глаза так светились и таким цветом. А всё почему, как ты думаешь?

Леля состроила дурашливую рожицу, заглянула мне в лицо и лукаво прищурилась.

— Никак я не думаю, — отмахнулась я и пошла вдоль дорожки в ту же сторону, куда убежал Алекс.

Леля вприпрыжку догоняла меня. Мы шли по теплой, залитой солнцем тропинке меж высоких трав. Лёгкий ветерок ласково обдувал наши лица и путался в волосах. Макушка Лели так светилась под солнцем, что казалось, будто оно спряталось в её светлой копне.

— Ах, как бы я хотела, чтоб на меня смотрели так же! — мечтательно сказала Леля, сложила две ладошки вместе и звонко рассмеялась.

— Глупышка ты, — улыбнулась я ей в ответ. — Не вгоняй меня в краску.

— Ну он же тебе тоже нравится? Ну скажи, скажи! Признайся!

Леля скакала впереди меня и смеялась.

— Прекрати, ты что такое говоришь? Не хочу я ни в чем признаваться.

— Ну и ладно, — сказала Леля и пошла рядом, счастливо улыбаясь. — А мне вот он нравится.

— Ну и выходи за него замуж, — хохотнула я.

— Нее, ты что… Я пока не собираюсь. Я ещё маленькая.

Мы рассмеялись так, что на нас обернулись все, кто собрался на лужайке. Одни сидели прямо на траве, другие на брёвнышке, которое принесли сюда специально. Мы подошли и сели в кружок. Алекс тут же вскочил со своего места и пересел рядом с нами. Обсуждалась, как обычно, планета Земля и всё, что мы о ней узнали из уроков: в какое время мы туда попадем, кем мы там будем и кем бы хотели быть. Так как наши наставники с нами пока еще не обговаривали наши будущие роли в жизни, это оставалось в пределах наших фантазий. А фантазировать было интересно! Мы шутили друг над другом, придумывали самые разнообразные формы существования: от человеческих до пресмыкающихся и насекомых.

— Да, сейчас-то нам смешно, — серьёзно сказала Рина. — А вдруг и правда в первой жизни как окажешься каким-нибудь пауком. Смешно уже не будет…

— Да брось! — воскликнул Илай. — В этом, я думаю, абсолютно нет ничего страшного. Зато быстрее перейдешь на новый уровень. Ну, при условии, конечно, что научишься всему, чему должна будешь научиться в теле паука. А ты ведь у нас умница!

Илай подмигнул Рине и зашевелил растопыренными пальцами. Все дружно рассмеялись. Илай был весёлым и добрым. Этакий массовик-затейник. В поселении он частенько устраивал разные мероприятия для молодёжи. Его любили и уважали.

— Там уже почти всё готово. Я узнавал сегодня, — сказал Алекс. — Осталось совсем немного и будем проходить собеседование с учителями и Советом Хранителей Рода.

— Ну и как, все уже знают свои слабые стороны? — высоким голосом произнесла Аля, поправляя свои длинные золотистые волосы. — Уже знаете, что нужно в себе исправлять?

Все как-то неопределённо пожали плечами, похмыкали, похихикали и промолчали.

— Я вот, честно сказать, даже и не знаю, — продолжила Аля, наматывая длинную светлую прядь на свой тонкий пальчик. — Мне кажется, что я идеальна.

Она загадочно улыбнулась и покосилась на Алекса. Но он на неё даже не посмотрел. Аля была из соседнего Рода, но частенько приходила к нам. Вся такая томная и воздушная в волнах длинных светлых волос, она всячески строила глазки Алексу.

— А вот и первый твой урок! — радостно воскликнул Илай и хлопнул в ладоши.

— То есть? — смутилась Аля и было очевидно, что укол Илая ей неприятен.

— А то и есть, что ты слишком самонадеянна, детка! — Илай по-доброму рассмеялся. — Аля, не обижайся. Я думаю, что тебе придется учиться скромности, усмирять свою гордыню, учиться замечать не только свои потребности, но и окружающих. Ну это на первый мой взгляд, зная тебя!

Аля задумалась. Она привыкла к тому, что своё мнение всегда считала единственно правильным, поэтому откинула кивком головы волосы за спину и сказала:

— Ну, в любом случае, это — только твоё мнение! Решать всё равно не тебе!

Илай улыбнулся и покивал головой.

— На самом деле, этот вопрос не только интересный, но и достаточно важный, — задумчиво сказала Катя, — потому что, зная слабости друг друга, мы могли бы на данном этапе уже немного подготовить сценарий будущих жизней. Мы могли бы продумать, кто и с кем будет в паре, кто и кому чем сможет помогать. Мы могли бы узнавать друг друга там гораздо быстрее.

Катя всегда была серьезной и рассудительной. Все одобрительно зашумели.

— Давайте действительно подумаем над этим целенаправленно. Катя права! — воскликнула Рина. — И не только над своими провалами, но и над провалами других. Ведь со стороны всегда бывает виднее. Нужно серьёзно подготовиться, а то мы все в какой-то эйфории.

— Давайте мы завтра обсудим это! Прямо каждого разберём по косточкам, — внес предложение Илай.

Над своим плечом я почувствовала горячее дыхание Алекса и его шепот защекотал мне ухо.

— Надя, какие бы уроки нам не пришлось отрабатывать, я тебя все равно найду и буду рядом. Ты не бойся.

Я смутилась, и мне вдруг это стало не совсем приятно.

— Я вообще-то не боюсь, — так же шепотом ответила я.

Хм, с чего это он решил, что я приглашала его в свою компанию? Внутри меня шевельнулся какой-то протест, но смех компании заглушил его. Из-за Алекса я пропустила часть разговора. Леля смеялась громче всех.

— Интересно, кто будет моим папой? — заливалась она.

— Главное, — подняв указательный палец вверх вещал Илай, — чтобы Аля не была твоей мамой!

Все, кроме Али, взорвались новым смехом.

— Не бойся, маленькая, — язвительно произнесла Аля и одарила Лелю и Илая убийственным взглядом, — этого не произойдет. Я из другого Рода. Обычно, если ты знаешь, Рода не смешиваются. У каждого Рода свои задачи. Или вы этого не проходили на занятиях?

— Кстати, — сказала Катя, никому не дав возможности отреагировать на замечание Али, — вы ведь все в курсе, что мы можем быть как папами, так и мамами.

Катя подмигнула.

— Ну конечно! Мне лично нравится эта идея, — сказала Рина. — Пробовать в себе разные качества, и мужские, и женские — это круто! Это прогрессивное развитие.

А еще мы можем быть и паучками, и тарака-а-ашками, — передразнил её Илай и показал ей растопыренную пятерню с шевелящимися пальцами.

И снова новый взрыв смеха.

Время приближалось к вечеру, и все засобирались по домам. Но мне не хотелось домой… То есть, хотелось, но не сейчас. Меня вдруг очень взволновал вопрос о том, чего мне не хватает в себе, чему мне нужно учиться. И мне хотелось подумать об этом, не отвлекаясь ни на кого и ни на что.

Алекс с улыбкой поднялся на ноги, встал рядом со мной и Лелей с намерением сопровождать нас до дома. Леля смешно и как-то по-детски стала кокетничать с ним, но, когда я предложила им одним идти домой, лицо её вытянулось.

— В смысле «проводи Лелю»? — удивленно произнесла она. — А ты?

— А я хочу немного прогуляться одна, — ответила я.

— Я с тобой! — сказала Леля, будто и не слышала меня.

— Я сказала «одна», — мягко повторила я. — Алекс, пожалуйста, доведи её до дома.

Я улыбнулась разочарованному выражению лица Алекса. Тот опустил взгляд и кивнул.

Повернувшись к ним спиной и не оглядываясь, я неторопливо двинулась в сторону реки.

Приближающийся закат окрашивал небо в совершенно невероятные цвета. Нависающие диски недалёких планет стали проступать ярче и фантастичней. Речка с радостью отражала всю эту окружающую красоту, добавляя в неё движение. Ветер, словно неведомое животное, шуршал в траве и по моим ногам взбирался вверх, чтобы улечься на плечи. Трава в широком поле колыхалась, будто море. Волны перекатывались и переливались разными цветами: от серебра до тёмно-синего. И, словно маяк, здесь высилось раскидистое одинокое дерево.

3

Я присела на обрывистом берегу недалеко от любимого дерева. Его листва умиротворяюще шепталась с ветром и настраивала на медитативный лад. Иногда с него срывались и с гулким стуком падали в траву переспевшие плоды. Только в этом месте думалось и размышлялось легче и приятней всего. Я вдыхала вечерний запах трав, запах реки и ещё много различных запахов, которые приносил с собой ветер. Он обдувал меня и мои мысли во мне легкой прохладой.

А я всё пыталась разобраться в себе. Чего же мне не хватает? Я сравнивала себя с родителями, с Лелей, с друзьями. Я пыталась анализировать, что есть у них и чего нет у меня. Чего бы мне на самом деле хотелось приобрести в своем характере? А от чего избавиться?

Я подумала об Алексе, Але.

И вдруг подумала о том, как Леля сегодня открыто говорила о своих чувствах. О том, что Алекс даже не пытался скрыть того, что я ему нравлюсь. Глядя на Алю, всем было понятно, что строит глазки она Алексу, а Илая откровенно не долюбливает.

А я?

Я почему-то часто стараюсь не проявлять чувств, не выказывать их окружающим. Я часто сомневаюсь в том, что говорит мне моё сердце. Часто сомневаюсь в том, что я верно истолковываю разумом те чувства, что возникают во мне.

Может я не умею этого делать? А есть ли они, чувства, у меня вообще??

Я даже испугалась этих мыслей. Нет, конечно, они у меня есть! Я, наверное, действительно просто не умею их правильно выражать. Может быть, именно этому я должна научиться?

Нравится ли мне Алекс? — Да, конечно, нравится!..

Но не до такой степени, чтобы ответить на его чувства.

Я запуталась…

И даже немного расстроилась.

И тут боковое зрение уловило какое-то движение возле дерева. Я повернула к нему голову. Нет, только ветви дерева и трава под деревом колышутся от ветра. Я снова обернулась взглядом в сторону реки, но уже насторожилась. Прошло некоторое время, и я даже успела расслабиться, как вдруг движение возобновилось.

Нет, там явно кто-то был! Я пружиной вскочила на ноги.

— Кто там? — крикнула я в сторону дерева.

Никто не ответил. Ничего не изменилось.

Но теперь я точно чувствовала чужое присутствие. И была уже раздосадована тем, что моё одиночество нарушено.

— Выходи! Я тебя уже всё равно заметила! — строго и недовольно сказала я.

…Но увидеть того, кто вышел из-за дерева, я совсем не ожидала…

Это был настоящий эмоциональный удар. Молния ужаса пронзила меня насквозь, и внутри меня будто разорвалась ледяная бомба. Меня буквально парализовало. Каждая клеточка меня, каждый закуток моего сознания будто превратились в кусочки льда. Я даже слова вымолвить не смогла. Даже закричать. Полный паралич…

Передо мной стоял Тёмный…

Я даже не сразу смогла сообразить, что это такая же молодая Душа, как и я. Я видела только одно — это Тёмный. Внутри меня вдруг что-то стало истошно орать и истерически вопить от страха, но наружу так и не смогло вырваться. И я даже подумала, что голова моя сейчас непременно лопнет от этого крика.

И тут он заговорил:

— Да не бойся ты так… Вообще не бойся… Я не сделаю тебе ничего плохого… Правда.

Голос его был неожиданно приятным… как голос ветра. И двигался он мягко и неторопливо. Он, не глядя на меня, отошел от дерева и сел на обрыве. Сорвал травинку, и задумчиво глядя в даль за рекой, сунул её в рот и пожевал. Хмыкнул:

— Сладкая…

И снова взглянул на меня бездонными глазами. Да и сам он был каким-то бездонным. И настолько темным, что казалось, будто смотришь в глубь самой Вселенной…

— Ну, я же сказал — не бойся, — мягко сказал он мне. — Я не опасен.

То ли от его голоса, то ли я просто смогла совладать с собой, но я вдруг почувствовала, что стала оттаивать. В буквальном смысле! Эффект первичного шока стал проходить, и от моей макушки вниз по телу будто прошло тепло. Начиная с моих мыслей до кончиков пальцев на ногах, все стало приходить в норму. Я попыталась произнести:

— С чего это?.. Почему я должна тебе верить?

В ответ на это он долго смотрел на меня, а потом опустил взгляд и грустно ответил:

— Действительно… Действительно… Учитывая то, какую славу во Вселенной мы заслужили, у тебя совсем нет причин верить мне, прости. Я не подумал об этом.

Я обмякла от пережитого страха и присела в траву на своё место, но, не отрываясь смотрела на него. Я боялась, что если отведу взгляд и потеряю бдительность, то мне это будет очень дорого стоить. А он продолжал:

— Правда, прости, но я сам не ожидал тебя здесь увидеть. Я уже давно здесь и, завидев тебя издали, решил спрятаться. Я думал, что ты ненадолго… И не думал, что выдам своё присутствие… Я просто устал, и ты меня заметила.

Он вздохнул.

— И я реально устал… Я не хочу больше прятаться. Не от тебя. А вообще.

— Что ты здесь делаешь? — строго и даже немного грубовато спросила я.

Он дёрнул плечом.

Он не смотрел на меня.

Он смотрел вдаль, на речку, на небо.

Он вдыхал запах этой планеты.

Он водил рукой по верхушкам трав, будто пытался прочувствовать их прикосновения.

Он пробовал на вкус ветер, слова… Чувства, которые возникают в нём самом.

Мне казалось, что я чувствовала, что с ним сейчас происходит. Может это одна из способностей Тёмных — транслировать своё состояние? Нее, бред…

— Ты здесь один?

Он кивнул.

— Почему ты здесь? — продолжила я допрос.

Он внимательно посмотрел мне в глаза.

— А ты правда хочешь знать почему?

— Правда, — ответила я.

Он всё смотрел и смотрел на меня, будто изучал, будто хотел проникнуть внутрь моих мыслей и понять, действительно ли я говорю правду. И стоит ли мне раскрываться. Или лучше пройти мимо, не выдавая мне, как первой встречной, своих тайн. Он отвернулся и погрузился в свои мысли. Длинные, цвета тёмной пшеницы, волосы скрыли его лицо.

— Я ушёл от них… — наконец сказал он. — Я больше не хочу быть одним из них. Я чувствую, что я другой, и вижу, что и они меня чувствуют. И они не примут меня… Потому что я не принимаю их… и не понимаю. Я знаю, что можно быть другим. Можно быть таким, какой ты есть… Но другим!!! Я никому не хочу причинять вреда. Я попытался поговорить с учителями о том, что должны быть способы познания вещей и мира в целом без поглощения, но они смотрели на меня, как на ненормального… И я решил, что хочу сам попытаться изменить хотя бы СВОЙ собственный маленький мир.

Он положил руку себе на грудь, словно указывая на мир внутри себя.

— Я знаю, что я далеко не один такой, что в вашем мире есть поселения Серых, бывших Тёмных… Вот я и решил попробовать присоединиться к ним.

— А как ты добрался сюда один? — воскликнула я, перебив его.

— Ну, на самом деле, добрался я сюда не один. Я разыскал пиратов, которые отправлялись на вашу планету, и тайком присоединился к ним.

— Что за пираты? — удивилась я.

— Ты не знаешь? — в свою очередь удивился он.

Я помотала головой. Я действительно ничего толком не знала о пиратах. У нас о них рассказывали, но так, словно это были легенды.

— Это Тёмные, но отколовшиеся от общества, от принципов и учений. Они поглощают всё, без разбора, без сожаления и даже без надобности.

— Но ведь все Тёмные такие!

В ответ на это моё восклицание он нахмурился.

— Ну что ты… вовсе нет. Мы поглощаем другие формы энергий, верно. Но только в качестве восполнения недостающих нам. Так мы познаём мир, чувства. Так мы учимся. Но это не делается так массово и безжалостно, как это делается пиратами…

— Да какая разница? — возмутилась вдруг я. — Какая разница КАК это делается?! Потому что это в любом случае насилие!!!

Он поднял руку в отстраняющемся жесте и покачал головой.

— Не кричи так. Ты действительно права, и я с тобой согласен. Поэтому я и пытался говорить с учителями. Но поняв, что всё бесполезно, решил уйти.

— Стоп… так ты здесь вместе с пиратами?! — вдруг дошло до меня. — И ты все-таки обманул меня, сказав, что один??

Я снова внутренне похолодела и огляделась вокруг.

— Да нет же! Не обманывал я тебя. Мы высадились очень далеко отсюда. И я уже много дней в пути. Один.

— Но ведь по пути есть много поселений Серых. Почему ты здесь? — мне казалось, что что-то не стыкуется в его рассказе.

В моих словах открыто сквозило недоверие. И я не пыталась его скрыть.

— Я сомневаюсь… Тихо! — он жестом остановил моё желание снова восклицать, увидев, как я открыла рот. — Да, я сомневаюсь, что хочу стать Серым. Я сомневаюсь в своих силах. Я сомневаюсь во многом! Но это не значит, что я плохой! Это не значит, что я мерзкая, безжалостная и беспринципная тварь, черт побери!!!

На последних словах он повысил голос почти до крика, и тьма в глубине его сгустилась ещё больше. Я заморгала.

— Знаешь, лучше уходи, — кинул он.

Я чувствовала, что в нем вскипает гнев, который он сдерживает большим усилием воли.

— Я не прошу тебя верить. И не просил тебя слушать! Я просил только не бояться. Но я не звал тебя сюда!

— Да это мы не звали тебя сюда!

Во мне шевельнулось какое-то детское возмущение и бунт. Явился — не запылился! Тоже мне…

— Ну… может, я могла бы помочь тебе… — неожиданно вырвалось у меня.

Но в ответ на это он просто рявкнул:

— Нет!

И снова отвернулся.

— Уходи. Сам разберусь. Я не просил тебя ни о чём…

Я поднялась.

— Тогда прощай…

Он не ответил. И пока я уходила, ни разу не посмотрел вслед. Его фигура, сидящая, обхватившая колени, на обрыве над рекой долго темнела в наплывающих сумерках, пока совсем не скрылась от моего взгляда.

Когда я зашла домой, то Леля, увидев меня, сразу кинулась ко мне.

— Ты чего так долго??? — возмущенно заворчала она.

— Леля, не приставай. Мне нужно было подумать.

Я мимо неё прошла в нашу комнату.

— О чём?

Леля хвостом пошла за мной.

— Отстань.

Шутя, я оттолкнула её и рассмеялась.

Сегодня был какой-то странный день. И я его еще долго прокручивала в своей голове, пока не уснула.

4

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 556