электронная
160
печатная A5
404
18+
Все будет хорошо

Бесплатный фрагмент - Все будет хорошо

Остросюжетный любовный роман

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-3927-6
электронная
от 160
печатная A5
от 404

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Table of Contents
Содержание

Cover Page

Содержание

Глава 1.

Глава 2. Месяц назад

Глава 3.

Глава 4.

Глава 5.

Глава 6.

Глава 7.

Глава 8.

Глава 9.

Глава 10.

Глава 11.

Глава 12.

Глава 13.

Глава 14.

Эпилог

Все будет хорошо

Анна Мирская

Глава 1

Я поднялась с дивана, покачнулась и задела ногой стоящую рядом бутылку. Она с грохотом завалилась на бок, звук был такой, будто рядом ударили в колокол. Выругалась вполголоса и нетвердой походкой направилась в ванную. Смотреть в зеркало не хотелось, но оно, как назло, висело прямо напротив двери. Опухшее лицо, болезненная худоба, давно немытые, всклокоченные волосы, а вместо глаз какие-то щелочки. На секунду зажмурилась от такого зрелища, но сразу почувствовала как меня повело в сторону.

— Твою мать, — сказала своему отражению и скривилась. Плеснула в лицо прохладной водой, но лучше не стало. Тогда я разделась, залезла под под душ и попыталась вспомнить когда делала это последний раз. Ничего не вышло, я не то что этого не помнила, я даже не смогла вспомнить какое сегодня число. Вода понемногу приводила меня в чувство. Нащупав на полке шампунь, намылила голову и принялась яростно мыть волосы. Шампунь был детский и пах таким родным запахом. Помимо воли на глаза навернулись слезы.

— Не вспоминай… не надо… не вспоминай, — зашептала отчаянно, но было поздно, ноги мои подогнулись и я осела на пол душевой кабины, отчаянно всхлипывая. Постепенно всхлипы переросли в какой-то звериный вой, но выпуская его наружу, мне становилось легче дышать.

Не знаю сколько я так провалялась под струями воды, но когда смогла взять себя в руки и, завернувшись в полотенце, выйти из ванной, в комнате уже царил полумрак. Включила свет, осмотрелась и поморщилась. Продавленный диван, не застеленный даже постельным бельем, рядом батарея бутылок от различного спиртного, начиная с пива и вина, и заканчивая водкой, на старой мебели толстый слой пыли. Одевшись, немного привела комнату в порядок, перетащив всю стеклотару на кухню, и стала искать сумочку. Нашлась она в прихожей, если крошечный закуток, где стоило снимать верхнюю одежду, можно так назвать, на вешалке. Достала оттуда телефон, но обнаружила что он благополучно разрядился. Хорошо привычка таскать с собой зарядное устройство не подвела меня и на этот раз. Включив его, первым делом взглянула на число и обомлела. Если верить технике, а телефон меня еще ни разу не подводил, здесь, на этой съемной квартире, я провела почти месяц, который даже толком не помню. Редкие вылазки в магазин, за спиртным, казались почти сном и практически стерлись из памяти. Спустя несколько секунд посыпались смс сообщения о непринятых звонках, большинство из которых было от мамы. Нажала кнопку вызова и стала с волнением ожидать ответа, почувствовав себя последней дрянью. Мы не общались почти месяц, мама даже не знала что со мной, боюсь представить насколько тяжело он ей дался.

— Юля, это ты? — сквозь слезы, кричала на том конце линии мама, а я поняла, что задумалась настолько, что даже не сразу услышала, как она ответила на звонок.

— Да, мама, — только и смогла произнести я и сглотнула ком в горле. — Это я…

— Юлька, — рыдания на том конце усилились.

— Мама, мамочка, не плачь, пожалуйста. Все хорошо, — попыталась я успокоить ее, но расплакалась сама. Так мы и сидели долгую минуту, показавшуюся мне вечностью, всхлипывая каждая со своей стороны.

— Юля, — первая смогла взять себя в руки мама. — Я ведь уже думала, что больше никогда тебя не увижу, я ведь тебя почти похоронила уже, ты понимаешь это?

— Мамочка, прости, родная, — у меня не было сил оправдываться, — прости.

— Юля… — начала она и замолчала. Я знала о чем она подумала и что хочет мне сказать, поэтому заговорила торопливо, чтобы не дать ей начать.

— Я знаю, мама. Я знаю…

— Но как же так, Юля? — она опять плакала. — Почему тебя не было на похоронах?

— Я все тебе расскажу, но не сейчас, не по телефону, мам. Постараюсь на днях к тебе приехать.

— А ты где, Юля? Почему дома не живешь?

— Потом, все потом, хорошо? Главное знай, со мной все хорошо, я жива, здорова и ты в любой момент сможешь мне дозвониться. Все, мамуля, пока, — торопливо закончила я разговор, боясь снова расплакаться и ещё больше ее расстроить.

Нажала на кнопку отбоя и еще долгое время сидела, сжимая телефон в руке и просто прикрыв глаза. Разговор дался мне очень тяжело, но впереди была еще и встреча, которая будет в сотни, миллионы раз тяжелее. Непреодолимо захотелось курить, а ещё выпить, чтобы опять забыться в пьяном сне, но я понимала, что пора возвращаться к жизни, слишком много мне еще предстояло выяснить. Я встала и пошла на кухню, заглянула в холодильник и, обнаружив там несколько бутылок вина и одну водки, стала откручивать крышки и безжалостно выливать все содержимое в раковину. Покончив с этим, взяла сигарету и устроилась у раскрытого окна. Успело полностью стемнеть, а воздух наполнился прохладой. Компания молодежи с удобствами устроилась на детской площадке, которая в такой час уже опустела от детей и их мамочек, и пили пиво. Я курила, бездумно наблюдая за ними, со второго этажа мне их было отлично видно. Одна из девушек что-то сказала на ухо парню и, развернувшись, пошла прочь.

— Катя стой, — крикнул молодой человек и направился за ней, а я вздрогнула. Одного имени оказалось достаточно, чтоб воспоминания о том страшном дне обрушились на меня сплошным потоком, который я пыталась сдержать с того момента как пришла в себя.

Глава 2. 1 Месяц назад

Я открыла глаза и посмотрела на часы, до звонка будильника еще полчаса, а значит перед тем как начнется обычная утренняя суета можно не торопясь принять душ, наслаждаясь теплыми струями воды. Я любила эти минуты, когда дом еще погружен в сонную тишину, когда не нужно торопиться, чтобы приготовить мужу и дочке завтрак и отправить одну в сад, а другого на работу. Откинув одеяло, встала. Толя спал, подложив руку под щеку и сладко причмокивая. Приоткрыв дверь в детскую, убедилась что Катюша тоже спит, и только тогда спокойно отправилась под душ. Появление мужа, из-за шума воды, я пропустила. Поняла что он рядом только когда такие родные руки легли мне на грудь, обнимая сзади. Тотчас заныло внизу живота, а тело наполнилось теплом. «Надо же, — успела подумать я, — несколько лет мы вместе, а мое тело реагирует на прикосновения мужа так, как будто мы занимаемся любовью впервые». А потом и эти мысли меня покинули, осталось только единство тел, двигающихся в унисон, стоны, которые мы не могли сдержать и бессвязный шепот.

— Юлька, — когда все закончилось и нам удалось выровнять дыхание, сказал Толя, — я тебя люблю. Что бы не случилось, главное помни это. Тогда я не придала значения этим в общем-то обычным словам. Ну признался муж мне в любви, так за шесть лет что мы вместе я их слышала сотни, а то и тысячи раз. Толя был очень внимательным мужем, никогда не забывал, что женщины любят ушами и не скупился на слова любви и комплименты. За все время нашего брака мы всерьез поругались лишь однажды, вскоре после рождения Кати. Наверное у меня была так называемая послеродовая депрессия, а Толе приходилось очень много работать, вот я и вспылила. Тогда муж сначала психанул и ушел из дома, но к вечеру вернулся и предложил нанять няню, благо мы могли себе это позволить, освободив меня от части забот о дочке. Но я представила, как в доме постоянно будет находиться чужая женщина, которая будет заниматься моей девочкой и наотрез отказалась. А потом хандрить стало некогда, сначала дочка мучилась коликами, потом полезли первые зубки и Катюшка постоянно капризничала, в общем за всеми этими заботами на депрессию и ссоры просто не хватало времени.

— Я тоже тебя люблю, — вынырнув из воспоминаний ответила я мужу и прижалась щекой к его ещё не бритому подбородку. — Давай, приводи себя в порядок и спускайся к завтраку, а я пока подниму Катю, ты же знаешь, она очень тяжело встает по утрам. И я отправилась будить дочку, оставив мужа в ванной. Потратив минут пятнадцать на уговоры, мне наконец удалось поднять Катюшку с кровати. Когда она, такая сладкая и теплая со сна, отправилась умываться, я пошла на кухню готовить завтрак. Поставила на плиту турку, быстренько сделала яичницу с беконом нам и кашу Катюшке и, когда мои любимые устроились за столом, стала с умилением за ними наблюдать, прихлебывая свой кофе и улыбаясь.

— Толя, — когда они закончили завтракать, обратилась я к мужу. — Успеешь закинуть Катю в сад? Я сейчас ее быстро соберу.

— Сегодня? — в это время муж стоял ко мне спиной, завязывая галстук, и я обратила внимание, что он слегка напрягся.

— Конечно сегодня, я ведь вчера тебе говорила, что загнала машину в сервис, там в моторе что-то стучит.

— Прости, наверное прослушал. Юль, но я не могу, опоздаю на работу, — сказал Толя, при этом стараясь не смотреть мне в глаза. Мне показалось, что он хочет любым способом отказаться, просто не может найти достойный предлог, чтобы не везти дочь в сад. Потихоньку я начала раздражаться, подошла к мужу и встала прямо перед ним, пытаясь поймать его взгляд.

— Толя, ты директор фирмы, о каком опоздании речь? — довольно резко сказала я. — Я впервые попросила тебя об этом, а ты ищешь предлог чтобы отказаться. Что происходит?

— Да ничего не происходит, Юля. Просто я действительно опаздываю, — раздраженно ответил муж.

— Вот и давай прекращать спор, сейчас одену Катю, — примирительно произнесла я и повела дочь наверх. Уже спускаясь, услышала как на улице заработал мотор и мне даже показалось, что муж сейчас рванет с места и уедет, но машина осталась на месте, а Толя смотрел на часы и нетерпеливо ерзал на сидении пока я усаживала Катю в детское кресло и целовала такую родную щечку.

— Ну все, пока, — я подошла к окну со стороны водителя и мужа тоже поцеловала. — Не переживай, не опоздаешь, времени еще достаточно.

— Ты не понимаешь, Юлька, ты…, — не договорив фразу, он серьезно посмотрел на меня, бросил «пока» и торопливо сорвался с места. А я стояла и смотрела вслед отъезжающему автомобилю и в тот момент не чувствовала никакой тревоги, только легкое недоумение от поведения мужа.

Глава 2. 2

Вернулась в дом, позвонила маме, и, узнав что у нее все в порядке, пообещала навестить ее на ближайших выходных. Мама души не чаяла в Катюше и очень скучала, когда мы долго не приезжали. Ни один раз она предлагала привезти к ней Катю и оставить хотя бы на неделю. Но мне было скучно дома без дочки, и я не могла уснуть если не поцелую на ночь такую родную макушку, поэтому все не решалась, хотя понимала, что у мамы в деревне Кате было бы хорошо. Мы тоже жили в своем доме, но он все-таки находился в черте города, пусть и на его окраине. А в деревне и чистый воздух и свое молоко пошли бы девочке только на пользу. В общем я решила вечером обсудить это с Толей и, если он не будет против, оставить дочку неделю погостить у бабушки. А пока мне предстояло забрать из сервиса машину, а потом можно было сесть за работу, пока не вернется муж. Когда мы поженились, а он уже тогда хорошо зарабатывал, Толя настоял, чтобы я вела домашнее хозяйство, а не бегала по работам, мотивировав это тем, что денег нам хватит и даже еще останутся. Поначалу я с удовольствием сидела дома, следя за тем чтобы у мужа всегда был вкусный обед и чистые рубашки, но вскоре заскучала. Попробовала поговорить с Толей, но он так и остался против. И тогда я стала работать онлайн, консультируя людей через интернет. Сначала клиентов было очень мало, люди недоверчиво относилось к психологу, а я была дипломированным специалистом, который сидит по ту сторону экрана и не имеет своего кабинета. Но постепенно, благодаря рекомендациям тех кому помогли мои сеансы, я смогла набрать клиентуру, многие из которых обращались ко мне уже не раз. Больших денег мне это не приносило, но, во-первых я не маялась дни напролет со скуки, а во-вторых это ведь так здорово, помочь тому, кто нуждается в твоей помощи. А Толя, он так ничего и не подозревал о моей работе, это стало моим маленьким секретом. С появлением Кати сеансы пришлось сократить, дочка отнимала много сил и времени, но все же несколько часов в неделю мне удавалось уделять работе, что отвлекало меня от домашней рутины. Вот и сегодня в планах у меня было немного поработать, но сначала нужно было забрать мою ласточку.

В автосервис я отправилась пешком, благо он находился в паре остановок от дома, да и погода не подвела, радовала почти летним теплом, хотя на дворе был только конец апреля. Уже на полпути поняла, что оставила сотовый дома. Мысленно выругала себя, а потом плюнула. Толя в течении дня никогда мне не звонил, с мамой я поговорила, ну а все остальные, кому вздумается со мной пообщаться, подождут. Забрала машину, оставив механику щедрые чаевые, и поехала в сторону дома. В тот момент я еще не подозревала, что это последние минуты моей спокойной, устоявшейся жизни, что вскоре она разделится на до и после, поэтому ехала, открыв окно и наслаждаясь скоростью и хорошей погодой.

Дома я первым делом нашла сотовый и удивилась, увидев два непринятых звонка от Ирины Сергеевны, воспитателя Кати. И вот тогда впервые меня посетило неприятное предчувствие. Почему-то я сразу подумала, что это не банальная температура из-за которой воспитатель может позвонить и попросить забрать ребенка, у меня появилось предчувствие надвигающейся беды. Номер удалось набрать не сразу, плохо слушались пальцы рук и справилась я только со второй попытки. Пока шли гудки я пыталась успокоить себя, а когда Ирина Сергеевна ответила, нормальным и совсем не взволнованным голосом, я чуть не рассмеялась в трубку от облегчения.

— Юлия Владимировна, доброе утро. Простите, вы наверное еще спали? — тон у воспитательницы был слегка смущенный.

— Нет-нет, Ирина Сергеевна — поспешила я ее успокоить. — Просто уезжала, а телефон забыла дома. Что-то случилось?

— Я просто хотела уточнить, Катя заболела?

— Катя? Нет, с утра все было хорошо, — и опять какое-то нехорошее предчувствие захлестнуло меня. Еще не давая ему вырваться наружу, спросила, — температура поднялась?

— У кого? — оторопело спросила Ирина Сергеевна.-

— У Кати, у кого же еще! — немного раздраженно ответила я.

— Я не знаю, ее ведь сегодня нет, вот и позвонила узнать, — было слышно, что воспитательница говорит немного растерянно.

— Постойте, то есть как это нет? — теперь растерялась я. — Разве Анатолий Станиславович ее не привозил?

— Нет, — тон стал увереннее, видимо она подумала, что в семье совсем не все гладко, если уж жена не знает что делает муж. — Юлия Владимировна, предупреждайте в следующий раз заранее, если не приходите, хорошо?

— Хорошо, — не стала я с ней спорить, хотя в другой раз высказала бы за ее тон. Сад был частный и мы платили немалые деньги не за то, чтобы нас отчитывали как школьников. — Я разберусь, спасибо.

Закончив разговор, сразу же набрала мужа, но услышала что абонент находится вне зоны действия сети. С интервалами в пять минут я набирала его номер еще раз десять, но ничего не менялось. За этот час я то накручивала себя, представляя страшные картины, то успокаивала, убеждая в том, что у мужа деловая встреча, и у него просто не было времени завезти Катюшу в сад. Когда и через два часа ситуация не изменилась, я сообразила позвонить Вите, другу и заместителю моего мужа, но и его телефон был выключен. Тогда я подумала, что они точно решают какие-то деловые вопросы вместе с Толей, но тревога не проходила, а наоборот, нарастала как снежный ком. На исходе третьего часа я все же решила съездить к мужу на фирму. Пусть уж лучше он на меня потом сердится за мою мнительность, чем я буду изводить себя дурными мыслями.

— Юлия Владимировна? — немного испуганно поприветствовала меня Таня, секретарь мужа, когда я, запыхавшись, влетела в приемную.

— Здравствуйте, Таня! Анатолий Станиславович у себя? — переводя дыхание, спросила я девушку.

— Нет, его сегодня еще не было, — она опустила взгляд, избегая моего.

— А где он? У него какая-то встреча?

— Не знаю, мы здесь сами все его потеряли. Встреча у него сегодня была назначена, но здесь, в офисе, а он не пришел. Пришлось Виктору Сергеевичу решать вопрос на свой страх и риск, ведь Анатолий Станиславович никаких указаний не давал, а дозвониться мы до него не смогли, — все это Таня выпалила как из пулемета, все также избегая смотреть мне в глаза.


— Странно, — пробормотала я, достала телефон и в очередной раз набрала номер мужа, но на том конце линии мне снова ответили, что абонент не доступен. — А Виктор Сергеевич сейчас здесь?

— Д-да, — немного замешкавшись, все-таки ответила Татьяна. А у меня сложилось впечатление, будто она не знает сказать правду или соврать.

— Хорошо, пойду с ним поговорю, — на ходу бросила я и увидела как секретарша немного приподнялась со своего места и открыла рот чтобы что-то сказать, но я уже успела пересечь приемную и открыть дверь. — Провожать не надо, дорогу я знаю.

Приемная заместителя Толи Виктора Сергеевича Сухорукова, а для нас просто Вити, находилась в противоположном крыле здания. У него тоже была секретарша, и я со злостью подумала, что сейчас мне придется еще и ей объяснять зачем я пришла, но на мое счастье, девушки на месте не оказалось. Воспользовалась таким подарком судьбы и без стука открыла дверь в кабинет. Витя стоял возле широкого окна спиной ко мне и разговаривал по сотовому.

— Вся эта каша уже заварилась, назад дороги нет в любом случае, — в этот момент он повернулся и увидел меня. Сначала нахмурился, но через мгновение лицо его засияло озорной мальчишеской улыбкой. Жестом он указал мне на кресло и торопливо произнес, — позже поговорим, ко мне пришли.

— Какая там каша у тебя заварилась? — спросила я, поднимаясь с кресла. Витя давно приучил меня, что при встрече обязательны объятия, и сегодняшняя не стала исключением. Мы обнялись, Виктор выглянул в приемную и попросил вернувшуюся секретаршу приготовить нам кофе, а потом пододвинул свое кресло поближе к моему и сел напротив. А я некстати подумала, что он так и остался вечным мальчишкой, которым я его узнала еще когда училась в институте. Мы ведь даже встречались какое-то время, пока Витя не познакомил нас с Толей. Без задней мысли познакомил, а я влюбилась как сумасшедшая. Витя тогда легко нас простил, он вообще к жизни относился легко, как бы шутя шел по ней. И даже согласился потом быть свидетелем на нашей свадьбе.

Секретарь, кажется ее звали Марина, внесла поднос с кофе, прервав мои воспоминания и, бросив на меня какой-то злой взгляд, удалилась. Я сделала глоток и, так как Витя молчал, напомнила о себе. — Так что там с кашей?

— А, — он махнул беспечно рукой, — не обращай внимания. Подружка у меня попала в неприятную ситуацию, долго объяснять. Лучше расскажи как ты?

— Витя, ты знаешь где Толя? — сейчас говорить о чем либо другом я просто не могла.

— Сам хотел бы это знать. У нас чуть сделка не сорвалась сегодня из-за его отсутствия, — ответил Витя и посмотрел мне в глаза.

— Вот черт, — выругалась я. — Надеялась, что ты сможешь мне помочь, я уже часа три не могу до него дозвониться.

— Я тоже не могу. Но мало ли, может какие-то срочные дела появились, вот и выключил телефон.

— Дело в том, что он должен был завести Катю в сад, а ребенка там нет, — сказав это поняла, что сейчас у меня начнется истерика, последние слова я уже почти кричала.,

— Тихо, Юляська, — так называл меня только Витя и только в те времена, когда мы были парой, — не паникуй. Мало ли какие дела у человека, а ты уже готова черти что напридумывать.

— Да, готова. Такого никогда раньше не было, чтоб я не могла так долго дозвониться до Толи. А сегодня с ним еще и Катя. Он ведь не мог не понимать, что я буду волноваться.

— Постой, может он просто не подумал, что ты узнаешь что ребенка в садике нет, — попытался успокоить меня Витя.

— Ты прав, наверное так оно и есть, — самой мне эта мысль в голову не приходила, но когда Витя ее озвучил я подумала, что такое вполне может быть.

— Ну вот видишь, — обрадовался он, — подожди до вечера, я уверен, Толя объявится.

— Хорошо, я подожду. Только вот непонятно мне что за такие срочные дела у него, которые требуют так надолго отключать телефон, — я немного успокоилась и теперь во мне больше играло недовольство, чем тревога.

— Вот вернется, ты у него и спросишь, не злись, Юлясь, — Витя провел рукой по моей щеке и большим пальцем коснулся губ. Жест получился каким-то интимным, он и сам это понял. Но вместо того чтобы отстраниться или перевести все в шутку, резко наклонился и стал меня целовать. В первый момент я растерялась, поэтому не сразу сообразила отодвинуться. Видимо Витя понял это по своему, я почувствовала как мои губы настойчиво раздвигает его горячий язык. И вот тогда окончательно пришла в себя, уперлась руками в его грудь и с силой оттолкнула. Несколько секунд мы молча стояли напротив друг друга.

— Прости, — заговорил первым Витя. Он провел ладонью по своим волосам, отвернулся к окну и замолчал.

— Прости и все?

— Да, и все! А что ты еще хочешь от меня услышать? — удивился он. Я молчала и тогда Витя заговорил вновь, только от того милого, вечного мальчишки не осталось и следа. Теперь передо мной стоял другой человек, которого я никогда не знала и который меня пугал. Тон его стал резким, а в глазах полыхал нехороший огонек. — Ты наверное думаешь, что я должен теперь посыпать голову пеплом за этот поцелуй? Или может мне еще пару раз извиниться? Молчишь? Правильно! Потому что делать этого я не стану. Ни перед тобой ни перед Толей я ни в чем не виноват, а вот вы….

— Что мы? — спросила я когда он резко замолчал.

— Ты вообще представляешь себе что значит для мужчины отдать любимую женщину другому? Мало того, своему лучшему другу! Вы хоть на минуту тогда задумались каково было мне? Думаю нет, раз у вас хватило ума пригласить меня быть свидетелем на свадьбе. А я не смог отказаться, да, просто не смог. Ты даже не представляешь себе как мне хотелось приложить Толю лицом об асфальт, а вместо этого я вместе с вами выпускал в небо свадебных голубей. А все почему? Да потому что понимал, поссоримся и я больше не смогу тебя видеть, а так мне хоть иногда дозволялось бывать у вас в качестве друга семьи, — я стояла и не знала что на это ответить, а у Вити похоже кончился запал. Он резко оборвал себя, а потом, отвернувшись от меня, тихо произнес, — Уходи.


— Прости, — не могла не сказать я прежде чем выйти. Закрыла за собой дверь и услышала как что-то, а скорее всего кофейная чашка, со звоном об нее разбилось. Секретарша, до этого спокойно смотревшая в компьютер, вздрогнула, а я, не задерживаясь возле нее, поспешно вышла из приемной, а вскоре покинула и сам офис.

В машине, не торопясь трогаться с места, прокручивала в голове недавний разговор. Я и не думала что Витя тогда так переживал из-за нашего расставания, он казался совсем не расстроенным, постоянно шутил и улыбался. А оказывается, даже если человек улыбается, это вовсе не значит что он счастлив. Это мы, занятые собой и своими чувствами, даже не подумали тогда, что причиняем ему боль. Мне стало мучительно стыдно за свое тогдашнее поведение. Ведь это даже не я сказала Вите, что мы расстаемся, с ним разговаривал Толя. А когда мы все-таки встретились, он ни словом и ни взглядом меня не упрекнул.

Увидев как вокруг крутится машина, не зная где припарковаться, я наконец тронулась с места. Ехать решила домой, Витя смог меня убедить, что паниковать рано и стоит хотя бы дождаться вечера. На всякий случай еще раз набрала номер мужа, уже не надеясь на удачу. И правильно я на нее не надеялась, сегодня она решила мне не улыбаться, абонент все также находился вне зоны действия сети. Бросила телефон на соседнее сидение и сосредоточилась на дороге. Благополучно доехав до дома и загнав машину в гараж, пошла на кухню и разогрела себе обед. Кусок не лез в горло, но все-таки половину порции смогла в себя впихнуть. А потом сделала то, чего не делала с момента беременности, нашла в шкафу Толины сигареты и, выйдя на крыльцо, закурила. После третьей затяжки меня слегка повело, и я присела на ступеньки, но упрямо докурила сигарету до фильтра. Нужно было как-то отвлечься, чтобы каждые пять минут не смотреть на часы, подгоняя время, но найти себе занятие не получилось, думать ни о чем другом я не могла. Где-то в доме заиграла знакомая мелодия, и я кинулась искать телефон в надежде что звонит муж. Но это был Витя. Сначала думала звонок проигнорировать, но потом все же нажала на зеленую клавишу.

— Да Витя, — ответила я, только потому что надеялась у него появились новости.

— Юля, ты прости меня, я сегодня лишнего тебе наговорил.

— Вить, все нормально, честно. Это я должна у тебя прощения просить.

— Тогда давай так, ты меня простишь, я тебя и больше к этому разговору не возвращаемся, хорошо? Я и так сказал тебе то, что никогда говорить не планировал.

— Договорились, — улыбнулась я в трубку.

— Толя не звонил?

— Нет, я надеялась что у тебя появились новости, — выйдя на крыльцо, прикурила еще одну сигарету и с наслаждением затянулась. Оказывается я успела соскучится по этой пагубной привычке.

— Нет, у нас тоже новостей нет. Толя пока так и не появлялся. Эй, ты там куришь что ли? — видимо услышав как я затягиваюсь, с подозрением спросил Витя.

— Ага, — не стала отпираться, — очень захотелось вспомнить как это делается.

— Юлясь, все будет хорошо, вернется твой Толя, я уверен. Завязывай ты с этим делом.

— Знаешь что, ты мне не муж, — прежде чем подумать, слова сами сорвались с языка.

— Это точно, я тебе не муж. Ладно, пока, если что звони, — и Витя нажал на отбой не дожидаясь моего ответного «пока».

Я просидела на крыльце еще три часа, пачка сигарет наполовину опустела, потихоньку начинало темнеть. Мои надежды увидеть как в ворота заезжает Толина машина таяли с каждой минутой. И когда до моего слуха донесся звук мотора, я не поверила своим ушам. Вскочила и бросилась к воротам, но уже на полпути поняла что ошиблась. Машина была цвета серебристый металлик и при всем желании с нашей черной ее не спутаешь. Бессильно опустив руки я молча наблюдала как с водительского сидения вылез Витя и быстрым шагом направился ко мне.

— Что? — только и смогла прошептать я, когда он подошел поближе и я увидела его лицо.

— Юля, ты новости сегодня смотрела? — голос его заметно вибрировал, как будто он очень сильно волновался.

— Нет, мне не до них, как ты понимаешь.

— Посмотри, Юль. Сейчас как раз выпуск начнется, — что-то в его тоне заставило меня подчиниться. Я развернулась и бросилась к дому, Витя за мной. Пара минут ушло на то, чтобы найти пульт. Еще некоторое время на то чтобы попасть в нужную кнопку, руки у меня заметно дрожали. Когда же, наконец, телевизор включился и бойкая дикторша произнесла речь о том, что переходит к криминальным новостям, я поняла — сейчас мне придется услышать что-то ужасное. Мне захотелось заткнуть уши или заорать чтоб она замолчала, но вместо этого я сделала погромче.

— Сегодня, — продолжила она, — в восемь тридцать утра, на шестьдесят восьмом километре по Горьковскому шоссе, попал в дтп, а впоследствии и загорелся автомобиль учредителя и владельца фирмы «Строим вместе» Анатолия Вислевского. Когда на место прибыли спасатели и пожарные, а автомобиль удалось потушить, выяснилось что в салоне находятся два трупа, предположительно самого Вислевского и его четырехлетней дочери Кати. Все обстоятельства данной аварии следствию еще только предстоит выяснить, а мы будем держать вас в курсе событий. А пока переходим к следующим новостям, — последние слова я уже не слышала, сознание покинуло меня и я очутилась в спасительной темноте.

Глава 3. 1

Не знаю как мне удалось пережить этот месяц. Наверное, если бы не пила, забываясь под вечер крепким алкогольным сном без сновидений, то точно попала бы в психушку. Но прежде чем самоизолироваться в съемной квартире наедине с алкоголем, было самое жуткое, что может случиться в жизни любого человека. Мне позвонил майор, к которому попало дело и попросил приехать на опознание. Я до сих пор не знаю как не свихнулась там, в морге. Наверное кто-то там, наверху, посчитал, что здравый рассудок мне еще пригодится.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 404