электронная
72
печатная A4
876
16+
Всадник солнца

Бесплатный фрагмент - Всадник солнца

Стихи на листьях

Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-7286-5
электронная
от 72
печатная A4
от 876

Один день

(страничка из дневника)

Раннее утро врывается в прорези глаз ярким солнечным светом и синим небом. Слышу шум машин за окном и знакомые голоса за дверью, чувствую запах кофе, иду умываться и от прохлады воды на лице окончательно просыпаюсь. Я люблю этот маленький мир, который входит в меня. После ночного путешествия, где нет границ, я понимаю, как не хватало там этих обшарпанных стен. Как мне дороги висящие детские рисунки дочери, торчащие повсюду корешки книг и маленькие фигурки нэцкэ. Я снова могу видеть эти приятные сердцу мелочи. Я жива! Разве это не тайная радость? Нет вчера, нет завтра, есть только сегодня и сейчас, секунда, мгновение, жизнь, принимаю её такой, какая она есть. Всё так просто и сложно! В этой бесконечной Вселенной я странница, и моя судьба всего лишь наночастица, капля в космической волне. За столь короткий путь мы успеваем накопить целый рюкзак страхов, обид, раздражений. Зачем-то ведём безнадёжный счёт потерям, виним себя за ошибки. Мы все вместе на этой планете, и в тоже время каждый в своём маленьком домике улитки. Иногда мы пересекаемся, как тени от вечерних фонарей или как падающие звёзды.

Сегодня у нас будут менять развалившуюся сантехнику, вода льётся, а вместе с ней утекают деньги. Надо быстро приготовить обед и освободить помещение. Варю любимый борщ мужа и одновременно глажу бельё. Между хлопотами пытаюсь писать эти строки и совершенно забываю про кухню. Борщ изображает на белой плите абстрактную картинку в багровых тонах заката. Они великолепно гармонируют с разводами на обоях, которые остались после многократных протечек от соседей сверху. Красотища! Потом вспоминаю про утюг, бегу доглаживать бельё и получаю максимум интересной, но бесполезной информации из телевизора. Оказывается, монахи Спасо-Яковлевского монастыря, что в Ростове Великом, трапезничают грузинской кухней, потому что у них завхоз грузин. И ещё — красные мухоморы можно есть и даже в сыром виде, что существуют чёрные лисички намного вкуснее, чем рыжие. Зачем мне это? Но так захотелось в сосновый бор, в эту тихую загадку леса собирать грибы и ягоды, ощутить себя сталкером в заповедной зоне.

Утро плавно переходит в день. Надо ещё сходить за продуктами. В магазине весело обсуждаем с милой продавщицей важные новости, а на обратной дороге встречаю соседского английского бульдога. Этот добряк, по собачьему возрасту уже дедушка, прижимается к ногам и «хрюкает», пока я треплю его по холке. Муж вернулся с работы раньше, пообедали, и вскоре пришёл мастер. Через два часа в кухне и ванной комнате появляются новые краны. Этот шикарный Хай Тек просто сверкает на фоне советской плитки. Великолепно! Теперь умываться и мыть посуду стало ещё приятнее. В хорошем настроении решили погулять в парке. В нашем языческом храме, кусочке земного рая, сейчас настоящая весенняя какофония. Скворец так раскричался, привлекая самку, что дал подойти к нему почти вплотную. Синицы по очереди берут с руки семечки, а белки попрошайничают и одновременно благоустраивают свои дома. На пруду ещё толстый лед, но утки уже разделились по парам. Берёзки стыдятся своей наготы, но уже дают свой живительный сок, а верба покрылась седым пушком. Скоро Пасха — светлый праздник, и волнующий запах влажной, не прогревшейся земли вызывает смятение, ведь всё ещё впереди. Между нерастаявшими чёрными сугробами — зелёный цвет пробивающейся травы и бескрайние лужи. А лёгкий своей свежестью восточный ветер, который бывает только в момент обновления природы, щекочет нос и забирается под куртку. Хочется сделать бумажный кораблик и уплыть далеко в земляничное лето, в беззаботное детство к домику своей души. Я неожиданно почувствовала, что та романтическая, влюбчивая девочка так и осталась во мне. Иногда она берёт за руку взрослую женщину и показывает дорогу, по которой надо идти дальше. И эти невидимые нити, которые нас связывают иногда тихо звенят струной. Разве это не блаженство?

Находясь здесь в одной обойме, мы проживаем совершенно разные сценарии. Но есть две вещи, нас объединяющие — это рождение и уход. Между этими событиями и протекает тоненький ручеёк. Свет и тьма, добро и зло, жизнь и смерть, разве это не одно и то же? Разве после нашего ухода что-нибудь меняется? Хорошо, если близкие будут вспоминать добрым словом. Так вот только за это слово надо сейчас дарить и принимать любовь, просить прощения и прощать. Эти чувства и эмоции изменяют реальность вокруг. Это и есть свобода выбора. Надо не переживать, а жить, общаться с людьми, зная неповторимость каждого момента. Нет понятия навсегда, потому что всё приходит и уходит. Так зачем злиться, страдать и ждать лучших времён? Они, скорее всего, наступят, но нас на земле уже не будет. Понедельник начинается в субботу. Нет плохих и хороших людей, потому что идеала на свете не существует. А есть только стремление к нему приблизиться. Мы живём, делаем ошибки, но именно это является инструментом для огранки наших душ. В моём опыте было много сложных ситуаций, когда я пыталась махать руками, но понимала, что хватаюсь за воздух. Помогало что-то внутри, какая-то стальная женская ось не давала рассыпаться на молекулы. Теперь я точно знаю — это любовь, то, что женщине даётся уже только по праву рождения то, что поддерживает не только меня, но и близких людей. Именно эта ответственность заставляет задуматься, а всё ли ты осознаёшь в жизни? Почему эти трудности притянулись в твой мир? Правильно ли ты прочитала свой сценарий для Богини? К сожалению, ответы приходят только на грани бытия. Но я искренне благодарна за своё прозрение, за открывшийся удивительный мир внутри моего сердца, так похожий на причал или дрейфующий остров, где слышен тихий убаюкивающий шорох времени.

Стремится день в закат, уже давно остывший. Неслышным шагом приходит тихий вечер. Муж уснул, а я, сделав ещё какие-то мелочи по хозяйству, села дописывать статью. Ощущаю приятную усталость и удовлетворение от сегодняшнего дня. Я провела его так, как мне было необходимо. А завтра снова будет день, будут новые встречи и другие возможности. Цель жизни — есть сама жизнь с её закономерностями и непредвиденными моментами. Она, как орбита нашего круга, манящая вершина с дорогой к ней длиною в жизнь. Разве могла я предвидеть такой жизненный зигзаг, когда из физика вдруг вылупился лирик, когда дневные семейные заботы стали сменяться ночными «поэтическими снами». Эти видения превратились в книги, а «творческий смерч», едва коснувшись, захватил меня полностью, оторвал от земли, понёс в неизвестность… И я, бросив вёсла и отдавшись течению, когда-то выбранной судьбы, плыву в лодке, читая своё отражение.

Написанное слово редко приживается надолго, оно важно только сейчас и только для тебя. В таком философском настроении делаю медитацию, и на лице появляется улыбка Будды и красивые лучики морщинок в уголках глаз. За окном иероглифы жизни растекаются чёрной тушью. Ложусь спать в полном неведении. Ведь не знать, проснёшься ты завтра или нет, разве это не счастье?

Елена Павлова

Стихи на листьях

стремительно

жёлтый ветер

вырывал из его рук

сухие листья пергамента

едва написанные на них

мелкие строчки стихов

эти маленькие пространства

скручивали в спиральные коконы

нанизывали на тонкие паутинки

и отпускали путешествовать

по коридорам времени

С порывом ветра

Какая-то на всём лежит тревога

И тишина, и тянутся окрест:

Поля, поля, весенняя дорога

Среди пустынных незнакомых мест.

Рисует солнце тёплыми лучами

По снежному покрову талый путь,

Душа отчалив с тающими льдами,

Опять готова плыть куда-нибудь.

Предчувствие с волнующим смятеньем,

Как женщине, скрывающей в себе

Святую тайну — жизни продолженье,

С порывом ветра приоткрылось мне…

Проснувшись

снова и снова

каждое утро

человек рождается

через узкие прорези глаз

странно

чувствовать тело

без мыслей

выгнала их

в снежную круговерть

и они тут же

забыли меня

звонкая пустота

бесконечного

пространства

и я

Преображение

Снова согреты

Радостью тёплых лучей

Сонные мысли

Здесь ещё тихо

Ветер готовит леса

К преображению

Треск различимый едва

Лопнувших почек

Жаль не разбудит весна

Мёртвых деревьев

Пересекаясь иногда

Через прозрачность измерений,

Через остывшие века

Скользят в пространствах наши тени,

Пересекаясь иногда.

Полуулыбкой или взглядом

Среди течения толпы,

Через границы и преграды

Осевшей пылью суеты.

Мы только странники Вселенных,

Заложники иных миров,

Мгновеньям жизни знаем цену

И пониманию без слов.

И выбирая точку встречи

В созвездьях млечного пути,

Искать готовы бесконечно,

Как будто вечность впереди.

Всё в первый раз

Растворилась за окном зима,

Дождь смывает старую побелку,

Утром календарная весна

Нас уколет солнечною стрелкой.

Рассмеются талые ручьи,

Растечётся «с» из слова «снежный»,

И бумажной стайкой корабли

Устремятся к берегам надежды.

Расстегнув у ворота пальто,

Сдвинув шапку, как солдат пилотку,

Мы идём свободно и легко,

Изменяя зимнюю походку.

Скорлупу одежд теперь долой,

Сильных холодов уже не будет,

Мы улыбки прятали зимой,

А теперь их отпускаем к людям.

Веер брызг из разноцветных глаз

Радугой разносит тёплый ветер.

Всё весной, как будто в первый раз,

В первый миг рождения на свете.

Форма совершенства

Остановись! Вот форма совершенства,

Сиянием исходит благодать,

К груди ребёнка прижимает мать,

Как после мук испытывать блаженство.

Ей через тайну приоткрылась сила,

Душе надёжно в ласковых руках,

И бездна доброты в её глазах.

Вглядитесь только, как она красива!

Любовь — защита предстоящим бедам,

Когда наступит время в мир идти,

Мать нежно держит чудо воплоти,

Ребёнок спит и страх ему неведом.

Но отпуская с рук своё создание,

Уже готова женщина опять

Своей природы божий дар принять

В награду — материнское призванье.

И круглый нимб светящейся короной,

И шорох белых крыльев у дверей,

И снова тайна постучится к ней

В округлой форме девственного лона.

Обман

Озябли руки, улица пуста,

Весной улыбка солнца не согреет,

Приманкой стала неба чистота,

Колючий ветер в марте не робеет.

Под куртку мне забрался холодком,

Хохочет в голос озорной ребёнок,

Ещё сон пробужденья слишком тонок,

И прячусь я улиткой, но не в дом,

В тепло карманов — временный приют.

И верю в то, что здесь меня поймут,

А после угостят горячим чаем,

И прошлое растает, как пустяк.

Как все на свете люди, просто так

Живу обманом, миражи встречая…

В вечернем свете грустных фонарей

Ах улицы, единственный приют,

Не для бездомных — для живущих в городе.

Мне улицы покоя не дают,

Они мои товарищи и вороги.

Г. Шпаликов

В вечернем свете грустных фонарей

Притихшие кварталы одиноки,

Без контуров все улицы широки,

И греют окна желтизной своей.

Неспешно и задумчиво иду,

Всё дальше углубляясь в переулки,

За мною вслед двойник ступает гулко,

И я его оставить не могу.

Так манит безысходности тупик,

Чтоб не пропасть, теперь остановиться,

Пока не поздно можно возвратиться

По площади шагая напрямик.

Я всё ищу единственный приют,

Где, не спросив, для нас откроют двери,

Рассказ услышат и во всё поверят,

Где нас уже давно, наверно ждут.

Бумажный кораблик

Для огромного моря

Так малы корабли,

Жизнь пронизана болью,

Когда мало любви.

В темноте неуютно

Одинокой звезде,

В мегаполисе людном

Не мечтается мне.

Вечно длятся секунды,

Пролетают года,

Паутиною судеб

Пролегли провода.

С непонятной тревоги

Начинается день,

Кольцевые дороги

Образуют мишень.

Привыкаю я быстро,

Только ты мне не рад,

Мой решающий выстрел:

И опять невпопад.

Вот сложу я однажды

Из тетрадки листок,

И кораблик бумажный

Курс возьмёт на Восток,

Где нет места печали,

Где так много любви,

К нарисованным далям

На краю у земли…

Какофония весны

март

вдогонку февраля

по ступенькам

вверх и вниз

я бегу

внутри себя

чёлку расчесал карниз

ждёт

когда моя душа

пробудится

не спеша

в мир откроет

тихо дверь

и вздохнёт

уж ты поверь

крылья там

внутри тебя

посмотри на всё

любя

в лужах снежные

цветы

какофония весны

Мне не хватало стен

А выстрел тишины

Не раздвигает стен,

Я надуваю шар серебряной луны,

Как добровольный плен.

В нём тесны облакам

Резиновые сны,

По атомам луча, невидимым сетям

Ко мне спустилась ты.

Дай силы вновь начать,

Наш мир совсем не прост

Кругами на воде, наш поцелуй — печать,

Давай построим мост.

И свет заменит тьма,

Я снова обернусь

Листком календаря, где эхом тишина

И рикошетом пульс.

Сплетение тёплых рук-

Давно забытый плен,

И с губ, как со скалы опять сорвётся звук,

Мне не хватало стен.

Все изменилось

март улыбнулся

бросил для женского дня

горстку снежинок

всё изменилось

в городе серых ручьев

запах мимозы

гнёзда на ветках берёз

черные птицы

пристань на том берегу

ждёт возвращенья

Сценарий для Богинь

Ах, женщины, придуманные кем-то!

Ещё вас называют слабый пол,

Как лихо вы в безвыходность момента

Возносите любовью на престол.

Прелестные эфирные создания,

Над красотой не властные года,

Но выше сил и выше понимания

Порою вам предписана судьба.

Искусно кто-то, сотворив однажды

Глоток надежды, тайный оберег,

Вас раздаёт страдающим от жажды

И всё равно, какой сегодня век.

И каждый раз неповторима битва,

В конце её — короткое Аминь.

Вся ваша жизнь, как тихая молитва,

Как драма, как сценарий для БОГИНЬ!

Круговорот

Уже грачи вернулись на квартиры,

Но всё ещё рисуется в полях

Этюд в бело-коричневых тонах.

Ещё не часто посещает солнце,

Чтобы сомкнуть в единстве светотень.

Как всё же уникален каждый день.

Неповторим природы каждый миг,

Который унесут остатки снега,

Седой пушок покроет ветки вербы,

И только месяц до прихода Пасхи.

Модель яйца — есть совершенства шар

И возрожденья просветлённый дар.

Как на реке весенний ледоход,

Кустов изломанные спицы,

Чтоб изменить у берега границы.

Но тает лёд, меняя состоянье,

Вода уже по-новому течёт,

И бесконечен дней круговорот.

Синее небо

После хмурой зимы перепуганный город

Освещённый лучами небесных зеркал,

Мылит снегом солёным небритые крыши,

Как с крутого похмелья себя не узнал.

    Завтра весна, а город простужен,

    Смотрят дома в бескрайние лужи,

    Сегодня уже не заложники снега,

    Синее небо…

Отражается свет в незабудковых окнах,

Сталактитах сосулек и лицах людей.

Голубиная стая с шатра колокольни,

А за нею вдогонку улыбки детей.

   Завтра весна, а город простужен,

   Тает вчера в бензиновых лужах,

   Сегодня уже не заложники снега,

   Синее небо…

Чёрно-белые дни, чёрно-белые ночи,

Перепачканным псом пробежала зима.

Из обветренных губ вырывается шёпот,

Нам так хочется петь, пробудившись от сна.

Всё впереди

Опять брожение весной,

Берёз игристое вино.

Весёлый луч приятель мой

Вошёл в открытое окно,

Взъерошил волосы рукой

И все сомнения простив,

Я снова здесь и я герой,

И сил даёт хмельной порыв.

Майский дождь

Для весенней грозы буйный ветер попутчик,

В сером цвете контрастом дома за окном.

Золотистым зигзагом прострочены тучи,

В детский бубен играет хохочущий гром.

Молодая листва очень хочет напиться,

На бульварах раскрылись этюды зонтов.

Майский дождь умывает усталые лица,

Растворяя тревоги в потоках ручьев.

Городские кварталы вздохнули озоном,

Засверкали железом отстиранных крыш.

И глазами, как небо глядит восхищенно

В зеркала на асфальте убежавший малыш.

Письмо А. С. Пушкину

Я с Вами родилась в одно число,

Когда весна переходила в лето.

При Вас ещё носили эполеты

Теперь уже забытые давно.

Молились люди Богу и Царю,

Вам пела песни старенькая няня.

За то, что на Земле Вы жили с нами,

Я искренне судьбу благодарю.

У юношей влюблённость в идеал,

Лицейские друзья, стихи и речи,

То, что теперь зовётся словом «вечер»,

Когда-то называлось словом «бал».

Я в детстве так любила Вас читать,

Летящий слог запоминался сразу,

Лишь в зрелости, знакомые мне фразы,

Я с новым смыслом стала постигать.

Вы были просто гений средь других,

Ах, если б, если б только не мешали!

Покрыты сказки ворохом вуалей

И ждут, когда народ постигнет их…

Прозрачная накидка так легка,

И манит приоткрывшаяся тайна…

Одно число, конечно, не случайно,

Но очень жаль, что разные века.

Мысли в день рождения

Не жаль прожитых многоточий

И запятых совсем не жаль,

Я растворяюсь между строчек,

Как растворяется печаль.

Но жаль не сделанных признаний,

Незамкнутых объятий круг,

Из дневника воспоминаний

Потерянный когда-то друг.

Ещё ступенька

Ещё ступенька. Зябко на ветру.

Пойти назад пока ещё не поздно?

Твердь под ногами, где-то там, внизу,

А сверху только звёзды, звёзды, звёзды…

Нет никого, ни близких, ни друзей,

Они у предыдущего порога,

Там было легче или веселей.

Опять дорога, тянется дорога…

На ней ни вех, ни старой колеи,

Начала нет и нет обрыва, края,

Я на земле рожденная в любви,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A4
от 876