электронная
300
18+
Всадник из льда

Бесплатный фрагмент - Всадник из льда

Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-3745-5

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая: Авария

— Лу, ну наконец-то, привет, проходи. Мы тебя уже заждались. — Сказал я, открыв входную дверь.

— Дэймон, извини. Пришлось задержаться.

— Ты снова покрасила волосы? Тебе идет. — Сказал я, закрыв за Лу дверь.

— Тебе правда нравится? — Застенчиво спросила она.

Лу всегда любила эксперименты со своими волосами, сейчас она покрасила их в вишневый цвет, который ей идет как никогда.

Она выглядела как всегда — превосходно. Лу была стройной, не высокого роста девушкой. У нее было кругловатое лицо с тонкими губами, большими голубыми глазами, и маленьким, аккуратным носиком, который мне так нравился. Лу всегда была веселой и озорной девушкой, я никогда не выдел что бы она грустила, она постоянно улыбалась. На ней были одеты темные штаны и белая курточка.

Скажу вам по секрету — я безумно ее любил. Это была любовь с первого взгляда. Моя первая любовь. Но как бывает в большинстве фильмов и историй — она не догадывалась об этом, и воспринимала меня как друга. Мы больше были похожи на брата и сестру — всегда рядом, всегда вместе. Даже мои родители воспринимали ее как «свою»…

— Здравствуй Лу, — неожиданно вышел из комнаты мой отец, — ты готова к пикнику?

— Здравствуйте Маркус, всегда готова. — Задорно ответила Лу. Немного помолчав, она спросила. — А где Амелия?

— Она на кухне, — сказал я, помогая Лу снять ее курточку, — если хочешь, можешь пойти, помочь ей.

Лу пошла на кухню к моей матери, а я посмотрел на отца и увидел его улыбку. Он выглядел необычайно счастливым. Моему отцу на тот момент было сорок пять, у него была не большая лысина и местами проступала седина. У него было овальное лицо с тонкими губами, носом с горбинкой и глазами, как я их называл «хамелеонами», они менялись у него с зеленого цвета на карий, и, наоборот, в зависимости от настроения. Именно от отца я унаследовал такие глаза. Мой отец был добрым, веселым, и целеустремленным человеком, он никогда не унывал и не опускал руки, и не позволял мне делать этого.

Я улыбнулся ему в ответ. Он подошел ко мне и похлопал по плечу:

— Идем, пора грузить вещи для пикника в машину.

— Угу, — сказал я, мы пошли во двор, где стояла наша машина. На улице шел дождь, но я знал, что он не помешает устроить нам пикник в нашем загородном доме, куда мы и собирались.

Мы уже почти все загрузили в машину, остался только мангал, который стоял возле машины, как вышли Лу с моей матерью. Они несли самое главное для пикника, по версии отца — мясо, и в этом я полностью с отцом согласен, ведь какой пикник без мяса.

У моей матери было очень красивое имя — Амелия. Ей подходило это имя, ведь в свои сорок два она выглядела очень молодо и привлекательно. Она была женщиной невысокого роста с длинными рыжими волосами, прямым лицом и пухлыми губами, у нее был небольшой, прямой нос и карие глаза. Моя мать была хорошей, доброй женщиной. Лу иногда мне напоминала мать, ведь она была такой же веселой и озорной.

Отец засунул мангал в багажник, и мы отправились в путь.

Я был за рулем. Из-за дождя дорога была скользкая, и поэтому трудно было вести машину. В зеркало я увидел, как едущую сбоку машину занесло, и она начала вилять по дороге, и хотел свернуть в сторону, что бы избежать столкновения, но не успел.

Автомобиль несло прямо на нас. Он врезался на полном ходу нам в заднее крыло, из-за чего наш автомобиль развернуло, и мы вылетели на встречную полосу.

Я слышал крики родителей, и лучшей подруги. Видел, как прямо на нас на высокой скорости несся грузовик. Но ничего не мог сделать. Машина не слушалась меня. Грузовик приближался к нам очень быстро.

Повернув голову в сторону отца, который сидел на переднем сидении, увидел его испуганный взгляд.

УДАР!!!


Кругом было темно, ничего не было видно. Я был оглушен громким звуком, звоном металла. Не знаю, как это описать. Такое чувство, будто много металла упало возле меня с большой высоты. Слышал крики, и звук сирены. И вдруг все стихло.

Я очнулся в темноте, и не понимал, где нахожусь. Чувствовал, что лежу на чем-то мягком.

Мне хотелось пошевелиться, но так и не удалось этого сделать, я не чувствовал своего тела.

Вдруг, услышал чей-то голос, это был явно мужской голос. Он звал меня, слышал, как он произносит мое имя. Но я не узнавал этот голос, он был для меня не знаком. Но он был не один, рядом слышались еще и женские голоса, они что-то говорили, но мне было не разобрать что именно.

Я отключился.

Спустя некоторое время, я вновь пришел в себя, и в этот раз все же смог открыть глаза. Все было размыто. Рядом был какой-то силуэт.

— Дэймон… Дэймон, ты слышишь меня? Дэймон…

По голосу было понятно, что это был тот самый мужчина, которого слышал ранее.

Я попытался ему что-то ответить, но не смог этого сделать. И снова отключился.

Я очнулся, мне снова удалось открыть глаза, и в этот раз смог рассмотреть, где нахожусь. В глазах так же все плыло, но на этот раз не так сильно.

Рядом что-то пикало, я попытался поднять голову, но шея сильно болела, и что-то было у меня на шее, что мешало мне повернуть голову на бок. Но кое-как смог осмотреться, я был в больничной палате. В палате я был один. Внезапно в дверном проеме появился мужчина в белом халате, это был врач. Спокойным шагом он подошел ко мне.

— Дэймон, ты очнулся? — удивленно произнес он, — как ты себя чувствуешь?

— Не очень. — Прохрипел я.

— Ты помнишь, что с тобой произошло?

— Машина… Дождь… Пикник… — казалось, я просто говорю какие-то не связные слова в произвольно порядке, — Отец… Дорога.… Еще одна машина… Удар… Темно… — у меня бешено билось сердце, будто вот-вот выскочит из груди, перед глазами проносились отрывки той аварии. Мне было тяжело дышать. –Где я?

— Тихо, Дэймон, успокойся. — Спокойным и успокаивающим голосом говорил врач, — вы попали в аварию, вы врезались в грузовик.

— Какой сегодня день? — Я знал, что это глупый вопрос, но все же мне хотелось его задать.

— 18 июля, — Спокойно ответил он, — ты был без сознания почти две недели.

— Что с родителями? Что с Лу? Они живы? — Именно эти вопросы волновали меня больше всего.

— Да, они живы, но они в очень тяжелом состоянии, — С грустью произнес он.

— Что с ними?

— Сейчас не время об этом говорить, — все также спокойно говорил врач. — Тебе нужно отдохнуть.

Он сделал мне какой-то укол, и мне захотелось спать.

— Кто вы? Как вас зовут? — Я не знал, как зовут этого врача, ведь он так и не представился.

— Я — мистер Роули, — сказал он, выходя из палаты.

Вскоре я уснул. Лишь через несколько днеймне сообщили, что мой отец находится в глубокой коме, что у матери множественные переломы, и она вряд ли сможет ходить, а у Лу поврежден позвоночник, и она парализована ниже шеи.

Да, честно говоря, я тоже был не в лучшем положении. У меня было сломано несколько ребер и рука, поврежден позвоночник, и парализован ниже пояса.

Я был в отчаянии. Во всем случившемся, винил только себя. Ведь если бы я смог как-то сманеврировать, мы бы не врезались в грузовик. Если бы не так быстро ехал, нас бы так сильно не занесло. Если бы был осторожней и внимательней, ничего бы не было. Эти мысли не давали мне покоя. Я постоянно об этом думал, и днем, и ночью. Хотел все это как-то исправить, но что я мог сделать? Я бы все отдал, что бы исправить это. Я не мог спать по ночам из-за всех этих мыслей, и мне постоянно давали снотворное, что быуснуть.

Глава вторая: Сделка

И вот в очередной раз я уснул после приема снотворных. В этот раз мне приснился довольно странный и до жути реалистичный сон. По крайней мере, думал, что это сон.

Я оказался в каком-то странном месте, там было мрачно и все в тумане. Видел какие-то скалы, вокруг виднелись огромные глыбы льда. Лед был везде. Было очень холодно, и я буквально дрожал от холода. Я не был прикован к постели. Встав, сделал пару шагов, но поскользнулся на льду и упал. Мне было очень страшно.

— Не бойся. — Кто-то сказал за моей спиной.

Я обернулся. Туман рассеялся, и вдалеке виднелась чья-то фигура. Это был мужчина с тростью, он быстро приближался. Трость была ему ни к чему, ведь он не шел… Он парил. Он парил надо льдом…

Меня охватил ужас, я пытался убежать, но все время падал.

— Куда же ты? — С насмешкой спросил он. — Ты не сможешь отсюда убежать, если я этого не захочу.

Я снова обернулся, он стоял рядом. Это был старик в строгом, деловом костюме, с длинными седыми волосами, зачесанными назад. Он выглядел как-то странно, на вид, ему было лет пятьдесят, на его лице было несколько морщин, но оно было бледное как у мертвеца. В руках он держал трость, на рукояти которой был изображен череп. Также у него на среднем пальце левой руки был большой черный перстень.

От него исходил непонятный холод.

— Здравствуй, Дэймон. — Его голос звучал спокойно и мрачно, от его голоса у меня перехватывало дыхание.

— Кто вы такой? Что вам от меня нужно?

— Не волнуйся. Я пришел, что бы помочь тебе и твоим близким. — Его голос звучал так же мрачно, и от этого мне было не по себе.

— Как… каким образом? — С трудом выговорил я.

— Очень просто. — С легкой насмешкой сказал старик. — Я могу сделать так, что ты и твои родители, вместе с Лу, поправитесь в ближайшее время, и не останется никаких следов от полученных травм. Вы все будете ходить, и наслаждаться жизнью. — Спокойно продолжил он.

— Это не возможно! Этого никто не может сделать! — Вырвалось у меня.

— Возможно. И я могу сделать это, поверь мне.

— Я тебе не верю!

— Это ведь ты виноват в случившемся, не так ли? — С какой-то мрачностью и насмешкой говорил он. — И ты сам говорил, что все бы отдал, что бы исправить все это. Так доверься же мне, дай мне помочь тебе. Только благодаря мне, ты сможешь все исправить. А взамен мне нужен лишь один пустяк.

— Так ты дьявол?

— У меня много имен, но можно сказать и так. — Не много помолчав, он добавил — Но ты можешь называть меня Люциус.

— Ты, правда, сделаешь это?

— Не сомневайся.

— Что ты хочешь взамен?

— Всего лишь пустяк — ТЕБЯ! Ты будешь мне должен, и когда мне понадобится помощь, я приду к тебе, за своим долгом.

Я не знал что ответить, я был в растерянности, с одной стороны здоровье родных и близких мне людей, а с другой — сделка с самим дьяволом.

— Я тебя не тороплю. Подумай хорошо над моим предложением. Я еще приду к тебе в скором времени. — Его голос был также мрачен и спокоен, от него у меня по-прежнему бегали мурашки по коже.

Я проснулся в холодном поту, надеясь, что это был всего лишь сон. Весь день я думал, был ли это просто сон, или же это было реальностью, и как бы поступил, если бы это было реально.


Прошло всего пара дней после того ужасного сна, но я никак не мог его забыть, и постоянно думал о нем. Снова наступила ночь, я пытался уснуть, но вдруг почувствовал, как холод заполняет палату, почувствовал чье-то присутствие. Открыв глаза, увидел его. Его — старика из сна. Он был реален. Он стоял возле моей кровати и смотрел на меня.

У меня чуть было сердце не остановилось от испуга. Я хотел крикнуть, но не смог произнести ни звука и был полностью парализован. А старик продолжал стоять, и смотреть на меня. Мне было не по себе от его взгляда.

— Здравствуй, Дэймон. — После долгого молчания, произнес он. — Ты подумал над моим предложением?

Внезапно с меня спало оцепенение, и я смог пошевелиться.

— Да, согласен. — Ответил я, неожиданно даже для самого себя. Видимо я действительно этого хотел.

— Отлично. — Сказал он, и достал из пиджака какой-то свиток. Он развернул его, и протянул мне. — Тогда тебе просто нужно поставить здесь свою подпись.

Это был договор, который я должен был подписать ради отца, матери, и Лу. Договор был похож на старый, потертый лист бумаги.

— Ай! — Вскрикнул я, чем-то уколовшись. Капля крови упала на договор.

— Этого достаточно. — Улыбаясь, сказал старик, и выхватил из моих рук договор, — Вот и все. Жди, я приду к тебе. А пока постарайся обуздать свою новую силу.

— Какую силу? — Я смотрел на него удивленным и непонимающим взглядом.

— И запомни, теперь ты — ВСАДНИК ИЗ ЛЬДА!!! — Грозно и в тоже время с улыбкой сказал старик, и исчез из палаты. Он просто растворился.

Глава третья: Перемены

Я проснулся, думая, что все это был очередной жуткий сон. Как же я ошибался.

— Доброе утро, Дэймон, — В палату вошел мистер Роули. — Как ты себя чувствуешь?

— Намного лучше, чем вчера. — Это была правда, я намного лучше себя чувствовал, был полон сил.

— Это очень хорошо. — Улыбнулся мистер Роули. — Я к тебе с хорошей новостью.

— Какой?

— Твой отец, он вышел из комы. И сейчас он в сознании.

Я не мог поверить своим ушам. Старик говорил правду.

— Я могу его увидеть?

— К сожалению, нет, он еще очень слаб.


Прошло совсем немного времени, когда мне сообщили, что Лу пошевелила рукой, а это значит, что есть надежда, что она снова сможет двигаться. Переломы моей матери, на удивление заживали очень быстро, и как сказали врачи — она снова сможет ходить. Отец пришел в себя после глубокой комы, и быстро проходил реабилитацию. Мой паралич тоже прошел, я вновь мог шевелить ногой, но только пока одной, левой.

Я не мог во все это поверить, думал, что до сих пор сплю. Но это был не сон. Отец, мать, Лу, я, мы все стремительно выздоравливали. Не один врач не мог этого объяснить, никто не мог полностью в это поверить. Люциус не обманул меня. Но тогда я еще не знал, какую цену за это заплатил…

Все были, откровенно говоря, в огромном шоке. Спустя всего два месяца, мы все были выписаны из больницы. Все были полностью здоровы. Наша жизнь вновь налаживалась.


Прошло два с половиной года после той аварии. У нас много чего произошло и изменилось. Родители продали старую квартиру и купили новую, в другом районе. Я купил себе квартиру и стал жить отдельно от родителей. Но далеко мне от них уехать не удалось, ведь моя квартира была в том же районе что и квартира родителей, хотя я и не хотел далеко уезжать от них.

Полтора года назад, в баре я повздорил с одним парнем, Ноланом, я выбил ему зуб, а он мне разбил нос. И что самое интересное, после того случая мы стали лучшими друзьями.

На тот момент мне было уже двадцать два года, а Нолану двадцать пять.

Нолан был одним из тех парней, которых называли «казанова» и «сорвиголова». Нолан довольно крепкий и высокий парень, с длинными, прямыми волосами, которые доходят почти до плеч, прямым носом и серыми глазами, в которых можно было увидеть веселье и озорство, но иногда и злость. Кому-то он мог показаться неуравновешенным психом, а кому-то веселым и добродушным человеком. Глядя на него не возможно было сказать какой он, добрый или злой, псих или просто веселый человек, он был и тем и другим, для каждого разным.

А еще Нолан был фокусником, но фокусы он показывал только нам, больше всего он любил показывать фокус с исчезновением какого-нибудь предмета у кого-нибудь из кармана. Он мог не заметно стащить у кого-то бумажник, снять часы с руки или цепочку с шеи. Скажу сразу, он не занимался воровством, ему нравилось оттачивать свои навыки на мне, он просто обожал дразнить меня, незаметно что-то стащив у меня из кармана.

А пять месяцев назад Лу познакомилась с одним парнем, Джейсоном, и они начали встречаться. Она познакомила нас, и мы тоже с ним сдружились, хотя честно говоря, я почему-то недолюбливал Джейсона, не могу этого объяснить, но что-то с ним было не так.

Джейсон был парнем среднего роста и худощавого телосложения, с короткими, черными волосами, большими карими глазами, резко выделяющимися на лице. Лицо его было бледное, со впалыми скулами, с тонкими губами, и тонким, удлиненным носом.

Сейчас мы дружим одной компанией: я, Нолан, Лу и Джейсон.

Лу стала жить с Джейсоном в его квартире, у них все хорошо, и я искренне был рад за них.

Но как говориться, не все может быть гладко….

Глава четвертая: Джейсон

Я как обычно лежал на кровати у себя в комнате и смотрел телевизор, как вдруг раздался телефонный звонок. Встав с кровати, яподошел к телефону, звонила Лу.

— Привет Лу.

— Привет, мы можем встретиться? — Она говорила чуть не плача, она была явно чем-то расстроена.

— Что случилось? Почему у тебя такой голос?

— Ничего не спрашивай, просто ответь — мы можем встретиться? — Лу сильно нервничала, ее голос дрожал.

— Да, конечно. Где и когда?

— Через полчаса в нашей кофейне.

— Хорошо, я буду тебя там ждать.

— Спасибо, для меня это очень важно. — После этих слов Лу бросила трубку.

Я положил телефон на тумбочку и начал быстро собираться, я оделся буквально за пару минут и был уже готов выходить из квартиры, как мою голову заполнили мысли о Лу. Я стоял у входной двери и думал, что же все-таки произошло, и почему у нее был такой встревоженный и взволнованный голос.

Я так простоял минут десять, пока не пришел в себя и не посмотрел на часы. Я уже опаздывал. Быстро выбежав из квартиры на улицу, поймал такси. Хоть наша кофейня находилась всего в паре кварталов от моего дома, я бы не успел дойти до него пешком вовремя.

За пару минут мы доехали к месту встречи, и, рассчитавшись с таксистом, я зашел в кофейню. Но Лу еще не было, и поэтому сел за свободный столик и заказал себе горячий шоколад. Эта кофейня была любимым нашим с Лу местом, здесь было уютно, и был приятный интерьер. А еще здесь готовили превосходный горячий шоколад и любимые круассаны Лу, с вишневой начинкой. Мы постоянно ходили в это место. Это было наше место.

Я прождал Лу около тридцати минут, но ее все не было, и тогда решил набрать ее. Я достал свой телефон и набрал ее номер.

— Алло, Лу ты где? — После долгих гудков Лу, наконец, ответила.

— Я уже подхожу. — Голос Лу звучал очень мрачно, и она сразу бросила трубку.

Я сразу понял, что что-то не так и решил выйти на улицу встретить ее. Я вышел, и, осмотревшись, увидел еле передвигающуюся Лу, она шла очень медленно, опустив голову и дрожа от холода. Была зима, и на улице было довольно прохладно.

Я подбежал к Лу и обнял ее за плечи.

— Лу, что с тобой? Что случилось? — Я наклонился к ней и посмотрел ей в лицо, она была вся в слезах и еле сдерживалась, что бы ни разревется.

— Давай зайдем сначала в кофейню, я сильно замерзла. — Сквозь слезы сказала она. Я снял свою куртку и одел на нее. И прижав Лу к себе, мы молча пошли в кофейню.

Войдя в кофейню, мы сели за столик, за которым я сидел пока ждал Лу. Я позвал официанта и заказал для Лу ее любимый горячий шоколад с зефиром. Лу долгое время молча сидела и смотрела на меня, и когда ей принесли шоколад она, наконец, заговорила.

— Спасибо что ты пришел. Мне больше не с кем было об этом поговорить. — Лу еле сдерживала слезы, ее голос дрожал, в ее глазах виднелись горечь, боль и печаль.

— Так что же случилось?

— Джейсон…

— Что Джейсон? Он обидел тебя?

— Нет. Он… — Лу не договорила, по ее щекам потекли слезы, и она опустила голову.

— Что «он»? С ним что-то случилось? — Я смотрел на нее и не понимал что происходит, никогда не видел Лу такой несчастной.

— Он болен. Сильно болен. — После этих слов Лу окончательно разревелась.

— Лу успокойся. — Я подсел к ней и обнял за плечи. — Ты можешь все мне рассказать.

Лу держала в руках чашку с горячим шоколадом, она вся дрожала и ревела. Девушка, которая всегда улыбалась и смеялась, которую я никогда не видел грустной, сейчас сидела возле меня, уткнувшись лицом в мое плечо, и ревела изо всех сил. Я пытался ее всячески успокоить и как-то утешить, но мне это никак не удавалось.

Я пытался успокоить Лу и думал, что же случилось с Джейсоном, ведь мы не виделись около двух месяцев.

Мы так просидели минут пятнадцать, и Лу начала немного успокаиваться. Когда Лу более-менее успокоилась она начала говорить.

— Я не хотела тебе об этом говорить, но в последнее время Джейсону было очень плохо и мы обратились в больницу… — Лу замолчала. Не много помолчав, она продолжила. — И у него обнаружили опухоль в мозгу. Это рак Дэймон! — Лу снова разревелась.

— Что!? Что ты сказала!? Рак? — Я был очень удивлен, когда услышал это. И тогда понял, почему Лу была в таком состоянии. Я тогда сам побледнел, и не мог поверить своим ушам. — Что говорят врачи? Они могут ему помочь?

— Нет, опухоль не операбельна. — Лу пыталась говорить сквозь слезы. — Врачи говорят, что с помощью химеотерапии он протянет еще не больше полугода. — Она снова уткнулась мне в плечо. Я прижал ее сильнее к себе и пытался как-то успокоить, я сам не мог поверить в это и потерял дар речи.

Кое-как я все же смог ее успокоить, после чего мы просидели в кофейне еще около часа, все это время говорили о Джейсоне. В конце концов, мы решили поехать к нему в больницу.

Лу была уже более-менее спокойной, она говорила, что благодаря мне она чувствует себя спокойнее. И по пути в больницу мы решили рассказать о Джейсоне Нолану.

Мы ехали на такси к Джейсону, когда я решил позвонить Нолану. Он долго не брал трубку, но после долгих гудков Нолан, наконец, ответил.

— Привет Нолан.

— Привет. Ты что-то хотел?

— Да, нам с Лу нужно с тобой поговорить.

— О чем? — По голосу я понял, что Нолан пьян. Мы любили с ним выпить не много пива в баре по субботам, но не до такой степени, до которой сейчас напился Нолан. Он так пил очень редко, но пил только тогда, когда у него были какие-то неприятности, и пил он всегда один. Я видел его в таком состоянии несколько раз, и знал, что у него что-то случилось, но он не признавался ни в чем, говорил, что у него все нормально. И сейчас он снова напился, а это значит, что у него снова что-то стряслось.

— Что случилось? Почему ты опять пьян?

— С чего ты взял, что что-то случилось?

— Потому что ты так напиваешься только тогда, когда у тебя неприятности.

— Ты хотел со мной о чем-то поговорить. О чем?

— Мы с тобой еще поговорим на эту тему. Ты сейчас можешь приехать в центральную клинику?

— Зачем?

— Просто вызови такси и приедь в клинику, я тебе потом все объясню.

— Ладно, минут через тридцать буду, только пиво допью. Какой кстати корпус?

— Никакого пива, сейчас вызываешь такси и едешь в клинику ко второму корпусу.

— Подожди… — Нолан замолчал и что-то начал мычать, и секунд через пять он снова заговорил. — Второй корпус это ведь онкология. Что случилось? — по голосу я понял, что он немного протрезвел.

— Потом узнаешь. Жду в клинике через двадцать минут. — После этих слов я бросил трубку.


Когда мы приехали в больницу нам сказали, что Джейсон в данный момент находится на процедурах, и что бы мы подождали в коридоре.

В коридоре мы просидели минут десять, и вдруг увидели, как к нам идет, точнее, бежит весь взъерошенный и запыхавшийся Нолан. Он выглядел ужасно, на его лице виднелась недельная щетина, он выглядел так, будто всю неделю пил.

Он подбежал к нам и запыхавшимся голосом начал говорить.

— Что… случилось? Что вы здесь делаете? — Нолан был ужасно пьян, от него сильно несло алкоголем.

— Сядь и успокойся. — Я встал и указал ему на сидение.

Нолан сел и отдышавшись снова начал говорить.

— Зачем вы здесь и зачем попросили меня сюда приехать?

— Нам нужно с тобой поговорить. — Вдруг заговорила Лу. До этого она просто сидела и смотрела в одну точку в противоположной стене.

— О чем?

— О Джейсоне… — Лу замолчала на несколько секунд. — Он… — Лу снова замолчала, потому что увидела, как медсестра выкатывала Джейсона на инвалидной коляске из палаты, и направилась к нему.

Я тоже направился к Джейсону. Лу побежала к нему и обняла, Джейсон был очень слаб, он сильно похудел и был очень мрачен.

— Как ты? — Мне было больно смотреть на Джейсона, я его просто не узнавал.

— А ты как думаешь? — Его голос звучал мрачно и зловеще. В последнюю нашу встречу мы с ним сильно поругались, и поэтому он был не особо рад тому, что Лу все мне рассказала и привела меня.

— Послушай, Джейсон, что бы между нами не было — это все в прошлом. Мне действительно жаль, что с тобой случилась такая беда, и я сильно переживаю за тебя. Когда Лу сказала что с тобой, я просто потерял дар речи.

— Спасибо. — Он протянул мне руку и посмотрел на меня, в свою очередь я протянул ему свою руку и посмотрел ему в глаза, в них не было ничего кроме печали и обреченности.

Нолан долгое время сидел и смотрел на нас, потом он встал и подошел к нам, он был в шоке, и, посмотрев на Джейсона, он сразу протрезвел.

— Твою же мать, Джейсон, как же так?

— Ну, как-то так. — Джейсон улыбнулся.

— Именно об этом мы и хотели с тобой поговорить. — Лу повернулась к Нолану и в упор посмотрела на него.

Когда Джейсона увезли в его палату, мы все рассказали Нолану. Он, так же как и я был в шоке.


Мы все время были возле Джейсона, помогали ему и поддерживали, как только могли.

Врачи все время твердили, что ему осталось не больше полугода, но мы не хотели в это верить, а может просто не хотели об этом думать.

И вот прошло уже полгода, а Джейсон все еще был жив, и к тому же стремительно шел на поправку. Никто из врачей не мог поверить в это, ведь как они говорили — это просто невозможно, такого они никогда не видели. Никто не понимал, как такое может быть, ведь опухоль в мозгу Джейсона рассасывалась сама собой.

Спустя полгода опухоль еще осталась, но она уже почти в четыре раза меньше, и Джейсону становилось лучше. И когда мы узнали об этом, мы все просто прыгали от счастья, а Джейсон и вовсе разревелся. Он просил у нас прощения, вот только за что? Он говорил, что очень благодарен нам и что в вечном долгу перед нами за то, что мы не отвернулись от него в такой момент и все время были рядом.

Глава пятая: Пробуждение силы

— За Джейсона? — Нолан поднял бокал с пивом и посмотрел на меня.

— За Джейсона. Пусть он быстрей поправляется.

— Согласен. — С этими словами Нолан поднес бокал ко рту.

Сегодня была суббота, и мы как обычно сидели с Ноланом в баре, и пили пиво. Я выпил не много, на много меньше, чем Нолан, но он все равно был трезвее меня.

— Ну что, еще по бокалу и домой? — Спросил Нолан.

— Нет, ты как хочешь, Нолан, но я не буду, и так достаточно выпил.

— Ну, тогда домой. –С немного пьяной улыбкой сказал он.

Нолан позвал бармена и рассчитался с ним, сегодня была его очередь платить за выпивку.

— Только мне нужно еще к родителям заскочить, забрать флэшку.

— Да без проблем, поехали, тем более нам по пути. И к тому же я давно уже не видел Амелию и Маркуса.

Мы вышли из бара и, поймав такси, поехали к моим родителям. Через десять минут мы приехали к их дому, и пока я рассчитывался с водителем такси, Нолан уже ждал меня возле двери подъезда. Мы зашли в подъезд, поздоровались с консьержем и на лифте поднялись на нужный этаж.

Мы вышли из лифта, и Нолан сразу указал мне на открытую дверь в квартиру родителей.

— Что за…? — Я был крайне удивлен, ведь родители никогда не оставляли дверь открытой.

— Может они просто забыли ее закрыть? — Спросил Нолан.

— Вряд ли. — Настороженно ответил я.

Мы аккуратно вошли в квартиру, было как-то подозрительно тихо.

— Мама, отец? — Крикнул я, но ответа не последовало.

Я стоял у входа, а Нолан не разуваясь, пошел дальше по коридору к комнатам.

Через несколько секунд я услышал странные звуки из спальни родителей. Не разуваясь, я пошел в спальню, и как только хотел войти в нее на моем пути стал Нолан.

— Не ходи туда, не надо… — его голос звучал как-то странно, в нем присутствовали нотки страха и горечи, у него было мрачное лицо, таким я его еще не видел. Я сразу понял, что что-то не так.

— Что там такое? — Обеспокоенно спросил я.

— Не ходи…

Я с силой оттолкнул его и вошел в комнату, и сразу об этом пожалел.

На полу, возле кровати, лежали мои мать и отец. Они были мертвы. Они были убиты.

Мое тело обмякло, по щеке покатилась слеза. Я медленно подошел к их телам и упал на колени. Я ничего не мог сказать, мог только рыдать. Самые близкие мне люди, которые вырастили меня, которые всегда были рядом и всегда поддерживали меня — мои родители, теперь мертвы. Кто-то убил их.

Пока я стоял на коленях и рыдал, Нолан вызвал полицию. Он подошел сзади ко мне и положил руку мне плечо.

— Держись Дэймон, я с тобой. — С грустью произнес он, и от этого мне стало как-то легче.

— Кто? Кто? — С трудом повторял я.

— Держись…

— Кто-о!? — Я не смог больше сдерживаться, и закричал что есть мочи. Я просто поднял голову вверх и кричал.

Когда у меня уже не было сил кричать, я опустил голову и повернулся к Нолану, он стоял в углу и смотрел на меня.

— Что это было? — На удивление спокойным голосом спросил он. — Что с твоими руками?

Я сначала огляделся, практически вся комната была покрыта льдом, я не мог поверить своим глазам. Затем посмотрел на руки, и снова не мог поверить своим глазам, мои руки были покрыты льдом по локти. Я дернул правой рукой, и из кончиков пальцев вылетело что-то белое и светящееся, оно попало в тумбочку, которая стояла возле кровати, и она вмиг обледенела.

— Дэймон? — Нолан стоял в углу и смотрел на меня холодным взглядом.

— Нолан, что со мной? — Я медленно поднялся, и лед на моих руках стал исчезать, он, словно таял, и тогда я понял, что руки не были покрыты льдом. Они полностью были изо льда.

Внезапно в дверь постучали, Нолан подбежал ко мне и завел мне руки за спину. Как только он прикоснулся к рукам, вес лед в комнате исчез.

— Это полиция. Спрячь руки, и пока они не станут нормальными, не показывай их.


Мы сидели с Ноланом на кухне, вся квартира была наполнена полицейскими. Один из них подошел к нам.

— Расскажите, как все произошло? — Он обратился ко мне.

— Не трогайте его, он сейчас не в себе, спрашивайте меня. — Я и вправду был не в себе, и не мог ничего ответить, просто сидел и смотрел в одну точку. Тогда полицейский обратился к Нолану, и попросил все ему рассказать. — Что вам еще рассказать? Я уже все сказал другому полицейскому.

— А теперь расскажите все мне. — Спокойно попросил полицейский.

— Мы решили зайти в гости к Макрусу и Амелии Крайтон. Когда мы пришли, дверь была открыта, и когда мы вошли в квартиру, обнаружили их лежащими на полу. Они уже были мертвы.

Нолана еще долго расспрашивали о том, что случилось, но он был спокоен и отвечал на каждый вопрос. Затем нас забрали в участок, где допрашивали и меня. Мы пробыли в участке почти пять часов, после чего нам сказали идти домой.

Когда нас отпустили, я принял большую дозу успокоительного и находился в состоянии полного безразличия ко всему, я не испытывал никаких эмоций.

Мы вышли из участка, и неожиданно на меня со слезами набросилась Лу, она буквально повисла на моей шее и уткнулась лицом мне в плечо.

— Дэймон, мне очень жаль, что так произошло, я тоже их любила, они были мне очень дороги. — Я обнял ее в ответ. И сказал ей, что все будет хорошо, сейчас мне больше хотелось успокоить ее, ведь она действительно очень любила моих родителей. Лу была сиротой, и мои родители приняли ее как родную, они тоже ее любили, они постоянно о ней заботились. Повисев еще не много у меня на шее, Лу отошла, назад вытирая слезы — Если тебе понадобится какая-нибудь помощь, я всегда буду рядом.

— Спасибо.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.