электронная
288
печатная A5
556
16+
Время стрекозы

Бесплатный фрагмент - Время стрекозы


3.7
Объем:
446 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-8149-0
электронная
от 288
печатная A5
от 556

Пролог

— Элис, нужно уходить отсюда, иначе мы все погибнем, — истошным голосом кричала Ани, но я лишь видела, как шевелятся ее губы. Мир вокруг рушился, а я никак не могла это осознать и вернуться к реальности.

Каменные глыбы катились на нас, угрожая оставить наши тела навсегда захороненными в этой горе. Я смотрела на ее лицо, полное отчаяния. Только сейчас она начала осознавать всю опасность своего решения отправиться со мной. Какой глупый ребенок. Какая же глупая я. Почему я согласилась на уговоры этого подростка? Почему я еще тогда, в гостинице, не взяла ее за руку и не отвела к ее отцу? Если она погибнет, я не смогу себе этого простить. Никогда! И вина за то, что я не смогла ее уберечь, по глубине может сравниться разве что с виной перед человеком, которого я подставляю уже не в первый раз.

В стороне от Ани и Кевина я увидела Джона, стоящего, облокотившись одним плечом на скалистую черную стену. Он был очень спокоен, несмотря на все происходящее вокруг нас, а уголки его губ приподнимались в легкой улыбке. Его синие глаза пронизывающе смотрели на меня. Человек, чья жизнь висит на волоске из-за моих действий уже в сотый раз, был настолько во мне уверен, что и я сама ненадолго перестала в себе сомневаться. Если мне суждено остаться здесь навсегда, то я буду знать, что все было сделано не зря, я проделала непростой путь, и то, что спустя столько лет я снова смогла встретить его, было огромным подарком Вселенной.

— Джон, прости меня, я снова тебя подвела, — подумала я, но вымолвить не смогла ни слова. В этот момент черная плита с высеченной пентаграммой начала трескаться под нашими ногами. Огромные валуны с острыми краями вздымались, устрашающе нависая над головой, другие, наоборот, начали уходить вглубь Карны.

Секунда… Две… Три… И Солнце стало трудно различимо за столбом поднявшейся черной пыли. Четыре… Пять… Будто сама Земля стала уходить из-под моих ног.

— Какая же я все-таки самоуверенная дура.

Шесть… Семь… Я в последний раз взглянула в глаза Джона. Он уже не был так спокоен, как несколько мгновений назад. Он в два огромных шага преодолел половину расстояния, разделяющего нас, чтобы оттащить меня с разрушающейся плиты, но было слишком поздно.

Время замедлилось. Восемь… Девять… Кромешная темнота и тишина. Все закончилось. Я снова умерла?

Часть первая

Глава 1. Дом, который построил Вик

— Элис, ты проводишь меня? — донеслось из гостиной. Это был Вик, он уже успел собрать необходимые вещи для двухдневного семинара в Бельгии и стоял посреди комнаты со своим коричневым винтажным чемоданом, наличием которого очень гордился, будто этот чемодан принадлежал когда-то самой королеве Елизавете.

Мы с Виктором познакомились пять лет назад, когда я только начала свою карьеру в «Камерсит». Вик был на семь лет старше меня. Он не принадлежал к числу красавцев, в которых обычно влюбляются молоденькие девочки. Но в нем было что-то завораживающее, ведь проблем с наличием женщин возле себя он никогда не испытывал. Я стала его второй женой. Его первый брак распался при весьма странных обстоятельствах, в которых я так и не смогла до конца разобраться. Но в том факте, что он до сих пор испытывал к своей первой супруге, с которой они были знакомы еще с детства, романтические чувства, не было никаких сомнений. Жаль, что я узнала об этом слишком поздно.

У него было немало лишнего веса. Меня это нисколько не смущало, он же, напротив, явно стеснялся своей фигуры. Я помню, когда мы отдыхали с друзьями на берегу озера, он во время купания не снимал футболки в надежде, что она как-то поможет скрыть его жировые складки. Прямо же он так ни разу и не признался, что лишний вес для него — проблема. Недовольство собственной фигурой он пытался компенсировать, выбирая в пару девушек модельной внешности. На момент знакомства я вполне соответствовала его основным критериям, но, когда я набрала около десяти килограмм, он не упускал возможность съязвить по этому поводу: «– Элис, принеси, пожалуйста, электронное фортепьяно. Я хочу увезти его в загородный дом. — Но оно же тяжелое. Как я его подниму? — Ну ты же такая сильная!» — и своим телом он попытался изобразить то ли борца сумо, то ли обычный бельевой шкаф.

Постепенно, за четыре года брака, наш союз перешел от безусловной любви к сожительству безответственного мужчины и женщины с низкой самооценкой. Его традиционный поцелуй на прощание — единственное, что осталось от тех приятных романтических мгновений в самом начале нашего романа.

— Элис, ты меня слышишь? — вновь донёсся нервный голос Вика. — Я опаздываю.

— Я уже здесь, извини, — запыхавшись, ответила я. — Когда ты вернешься?

— Я буду завтра вечером, ближе к семи.

— Может, поужинаем вместе? Мы давно не проводили время наедине, — с улыбкой спросила я.

— Да, неплохая идея. Ну все, до завтра! — он в спешке поцеловал меня в щеку и направился к выходу.

Мы жили в просторной квартире в северной части Лондона. Это была его квартира, я переехала в нее, когда мы поняли, что все свободное время проводим вместе, значит, жить по отдельности — бессмысленное и дорогостоящее занятие.

Когда он пригласил меня к себе впервые, я заметила, что интерьер был весьма лаконичен и выдержан в современном стиле. Но при этом чего-то не хватало, будто здесь живет человек абсолютно безликий, лишенный ярких черт характера, которые обычно имеют свойство выражаться в предметах интерьера. Атмосфера полного спокойствия и скуки.

За четыре года моего пребывания здесь мало что изменилось. Любые мои попытки внести свои коррективы либо игнорировались, либо срубались на корню. Стены так и оставались светло-бежевого цвета, впрочем, как и диван, и занавески, и даже кошка, некогда жившая в этой квартире, была того же цвета, что и все остальное. Ничего яркого, ничего выбивающегося из общей структуры. Одни сплошные правила и ограничения. И этим правилам теперь следовала и я, причем сама того не замечая.

Каждый день я ощущала себя будто не в своей тарелке. Все было прекрасно в понимании среднестатистического жителя планеты: огромная квартира, автомобиль, за руль которого я садилась в исключительных случаях, сначала высокооплачиваемая работа, а теперь и вовсе возможность не работать и при этом ни в чем себе не отказывать, шикарные наряды и украшения. Да любая девушка просто мечтала бы оказаться на моем месте! А вот я мечтала сбежать, ну или уснуть и не проснуться. Для меня в данный момент времени это было одно и то же.

Проводив Вика, я направилась на кухню, чтобы заварить себе крепкий чай.

— Нет, так больше продолжаться не может, нужно что-то делать, — несмотря на то, что внешне у нас все было прекрасно, я регулярно испытывала депрессию, словно внутри меня образовалась пустота, которую я изо всех сил пыталась чем-то заполнить, но ничего не выходило. Свое состояние я никак не могла объяснить.

Я пыталась вернуть нашим отношениям былую романтику, но за последние два года все становилось только хуже.

«Виктор, дело во мне? Что не так?» — этот вопрос я задавала ему все чаще и чаще, но в ответ получала лишь: «Я не знаю».

Я стала набирать номер на телефонной трубке. После пары гудков я услышала:

— Алло.

— Мам, привет, — тихо сказала я.

— Привет. По твоему голосу я слышу, что ты опять расстроена. Что случилась? — сонным голосом ответила она.

— Мама, я так больше не могу. Это невыносимо, — сказала я, ища поддержки в ее лице.

— Ну а что ты хочешь? Уйти от него? Ты же понимаешь, что если ты уедешь, обратно, вероятнее всего, тебя никто не примет, если ты вдруг передумаешь. Ты готова к этому?

— Я не знаю. Я всегда думала, что проживу счастливую семейную жизнь с одним-единственным человеком. Но таких отношений, которые у нас сейчас, я больше не вынесу.

— Каких «таких» отношений? — в голосе мамы я совсем не слышала поддержки. — Элис, это обычная семейная жизнь. Все так живут. Рано или поздно романтика заканчивается. Быт никто не отменял. Прекрати уже, наконец, витать в облаках. Спускайся на землю. Вам с Виктором уже давно пора завести детей, может, тогда у тебя будет меньше времени на пустые размышления.

— Ладно, пока. Созвонимся еще позже, — коротко ответила я и, не дождавшись ответа, бросила телефонную трубку. Продолжать этот разговор мне хотелось меньше всего, а ждать поддержки от семьи больше не представлялось возможным. Заводить детей тогда, когда уже посещают мысли о разводе, — вообще неразумно. Дети никоим образом не укрепят брак, более того, они будут естественным катализатором для его разрушения. Ведь именно с появлением детей оголяются все самые худшие черты человека, которые он так усердно пытался скрыть.

Последнее время я начала избегать общения не только со своими родственниками, но и с друзьями. Я просто не знала, как ответить на вопрос: «Как дела?» Врать я была не большим мастером, а сказать правду вроде: «Мой муж не появляется дома, а когда все же приезжает, то обходит меня стороной, будто я просто мебель в его квартире; все чаще он засыпает в другой комнате, под предлогом сильной усталости от работы; и вообще, мне кажется, что у него другая», — не было никаких сил. Я сама себе боялась в этом признаться, не говоря уже о своих подругах.

***

Вечером, зайдя в его кабинет, чтобы вернуть все разбросанные им по квартире книги на свои места, а их набралась весьма увесистая стопка, я заметила, что он забыл выключить ноутбук.

— Элис, не смей этого делать! — твердила я сама себе, но руки уже были на клавиатуре.

Пара секунд — и я открыла его личную страницу в Facebook.

— Элис… — кричал мой внутренний голос, но меня уже было не остановить.

Я всегда знала, что читать чужие письма — один из самых страшных грехов. Но я никак не могла противостоять своему странному стремлению. Словно я сама очень сильно надеялась, что обязательно что-нибудь найду.

Я открыла личную переписку и поняла, что в данный момент он с приложения на телефоне общается со своим другом. Трясущимися руками я развернула последнее сообщение и прочла: «Я сейчас на банкете по случаю завершения первого дня семинара. Здесь много симпатичных девушек. Я себе уже выбрал одну длинноногую брюнетку — Элен. Она настолько глупая, что разговаривать мне с ней почти не о чем. Она даже не разу не слушала Криса де Бурга, представляешь? Еще к тому же и курит. Да и Бог с ней. Мне хватит десяти минут, чтобы уговорить ее подняться ко мне в номер».

В моих глазах потемнело. Я соскочила с места и пулей выскочила из кабинета, словно через пять секунд он должен взорваться, а меня может завалить обломками книжных полок и этого чертова ноутбука. Добежав до спальни, я прыгнула в постель и накрылась тяжелым одеялом с головой в надежде, что оно скроет меня от реальности происходящего. Сердце с бешеной скоростью билось в висках. Я пыталась успокоить себя и заснуть. Но, пожалуй, сейчас это было самое трудное, а скорее даже — невозможное.

— Неужели это действительно происходит именно со мной? — задавалась я вопросом, периодически всхлипывая и шмыгая носом. — Я ведь все делала правильно. Я так сильно старалась быть идеальной и любить его как можно сильнее.

Ближе к пяти утра, когда первые лучи утреннего солнца начали лениво пробиваться сквозь занавески, я наконец заснула и проспала до самого обеда.

Глава 2. Психологи знают все?

Когда я проснулась, то не сразу поняла, сколько сейчас времени и который день, но спустя секунд пять ко мне вернулись воспоминания о событиях вчерашнего дня, и горечь разочарования снова заполнила мое сердце.

— Нужно позвонить доктору Конору, возможно, у него найдется сегодня свободное время, чтобы принять меня.

Я набрала номер своего психотерапевта, которого посещала последний месяц. Вик, конечно, ничего об этом не знал.

— Доктор Конор, это Элис. У вас есть сегодня свободная минутка? Я бы хотела встретиться и кое-что обсудить.

— Да, Элис, — послышалось из телефонной трубки, — вам повезло. Один мой клиент не сможет сегодня приехать, так что через час я буду свободен.

— Отлично, тогда до скорого!

Доктору Конору на вид было пятьдесят пять лет, он был невысокого роста, имел седые волосы и носил очки в черной оправе. Раньше он работал в психиатрической клинике, но последние десять лет вел только частную практику. Однажды он рассказал мне, почему так резко сменил направленность своей деятельности: они поспорили с директором. Доктор Конор был тогда его заместителем. Директор наотрез отказывался рассматривать точку зрения Конора, и доктор из гордости уволился, разрушив не только профессиональные, но и дружеские отношения. Спустя пару лет после той ссору директор клиники скоропостижно скончался, и теперь Конор никак не может простить себе того юношеского максимализма, хотя юношей он, конечно, не был. «Не нужно на эмоциях портить отношения, ведь никогда не знаешь, что может случиться завтра», — говорил он.

Я попыталась в спешке привести себя в порядок, но, подойдя к зеркалу, поняла, что это будет практически невозможно. Мое лицо отекло, а на щеке отпечатались складки собравшегося в комок одеяла.

— Элис, ты, по-моему, вчера устроила потоп из собственных слез. Нужно узнать у соседей, что живут под нами, не затопила ли я их.

***

Ровно через час я была у дверей, что вели в кабинет доктора. Дверь была весьма внушительных размеров, выполненная из цельного красного дерева. Видимо, Конор неплохо зарабатывал, ведя частную практику.

Стук.

— Войдите, — послышалось из кабинета.

В предыдущие наши с ним встречи я была весьма неуверенная, как в себе, так и в решении обратиться за помощью к психотерапевту. Сегодня же все было наоборот. Я резко дернула ручку и, будто дикая хищная кошка, ворвалась в кабинет.

— Элис, что у вас случилось? — спросил Конор, осматривая меня с головы до ног и одновременно жестом правой руки предлагая присесть в белое кожаное кресло, стоящее напротив него. Он явно был озадачен причинами моего столь необычного поведения.

Белым было не только кресло, но и все в этом кабинете. От чего по моему телу пробежала словно морозная дрожь, заполняя чувством неудобства и неоправданного холода.

— Доктор, я так больше не могу, я хочу подать документы на развод, — я решила сразу озвучить свое желания без лишних предисловий.

— Не торопитесь. Такие решения не принимают на эмоциях. Расскажите мне все по порядку. Может, вы хотите чаю? — спокойным мелодичным голосом спросил Конор.

— Нет, благодарю, — немного остыв, произнесла я. — Вчера вечером я узнала, что он мне изменяет.

— Как вы это узнали? — доктор слегка наклонился ко мне так, что я смогла разглядеть морщинки в уголках его глаз.

— Мне стыдно в этом признаться, но я прочла его переписку с другом, где он рассказывал, что собирается уединиться в номере с девушкой, с которой познакомился вчера на семинаре. Я так и знала, что когда-нибудь этот момент настанет. Все мои попытки оживить наши отношения ни к чему не привели.

— Элис, не факт, что он действительно вам изменил. Возможно, он так и не решился на измену, а может быть, он просто хвастался перед своим другом. Между мужчинами часто ведутся подобные бестолковые беседы. Вы сейчас пытаетесь додумать историю и бессознательно придаете драматизм на пустом месте, — пальцы его рук собрались в замок, будто вопрос, по которому я к нему обратилась, только что решился. — Да и к тому же измена — еще не конец.

После этих слов возникло ощущение, что меня окатили с ног до головы ледяной водой. Но вслух я лишь тяжело вздохнула.

— Честно говоря, это мало что меняет. Я стараюсь следовать вашим советом, но наши взаимоотношения не стали лучше. Они стали только хуже. И даже если он мне все-таки не изменил, вопрос о разводе для меня остается открытым.

— Элис, мне кажется, стоит разобраться не в отношениях с вашим супругом и даже не в его поведении, а в вас.

— Что вы имеете в виду? — удивилась я.

— Люди, которые присутствуют в нашей жизни, являются лишь отражением той или иной грани нашей собственной личности и стремлений. Каким-то образом вы сами, не осознавая того, притянули в свою жизнь именно этого человека, — попытался объяснить доктор Конор свое предположение. — Я ничуть не пытаюсь оправдывать поведение вашего мужа и его холодность по отношению к вам. Но все же давайте будем следовать определенному порядку. Расскажите мне о вашей личной жизни, не только с супругом, но и о той, что была до него.

— Что вас интересует? У меня была вполне обычная жизнь. За мной мальчики начали пытаться ухаживать, когда мне было еще пятнадцать лет. А в семнадцать у меня появились первые серьезные отношения, на мой взгляд.

— А из-за чего вы прекращали ваши отношения?

— Ну практически все заканчивались по одной простой причине — мужчины начинали требовать все больше и больше внимания от меня, думали, что я их собственность, что у меня не может быть никаких других интересов, начинали страшно ревновать меня. Они караулили меня возле дома, следили за мной, запрещали общаться не только с другими мужчинами, но и с моими подругами. Они ревновали меня даже к моей работе. Я поначалу терпела и пыталась объяснить свою позицию, в какой-то момент терпение заканчивалось, и я уходила от них. Но какое отношение это имеет к Вику, он-то себя так не ведет? А как раз наоборот.

— А Виктор к вам всегда был так холоден, как вы описываете?

— Нет, конечно. Раньше у нас были замечательные отношения. Но однажды у нас в офисе появился новый сотрудник, который обратил на меня внимание. Мы очень много общались с тем парнем, разумеется, как приятели, не более. Вик тогда очень сильно ревновал, мне даже показалось, что он хочет с ним подраться. В общем, все шло по отработанному годами сценарию. Я попыталась ему объяснить, как это делала ранее, что ему нет смысла переживать и ревновать. Он успокоился, по мне, так даже чересчур. С того времени он очень холоден ко мне. Он не ругается со мной, что не может не радовать, но такое впечатление, что ему на меня наплевать, — с досадой заметила я.

— Элис, а эта ваша внутренняя пустота, о которой вы рассказывали ранее, она появилась только недавно — в отношениях с вашим настоящим супругом, или вы и раньше замечали ее присутствие?

Я задумалась. Мне казалось, что только в браке с Виком это неприятное чувство стало посещать меня, но потом я вспомнила и остальные случаи, происходившие ранее. Более того, эта пустота была не результатом неудавшейся любви, ведь она была даже тогда, когда романтические отношения меня совсем не интересовали. Я все время была чем-то недовольна, но никогда не могла сама для себя сформулировать, чем именно. У меня было все, о чем я могла мечтать, но присутствовало чувство, что не хватало чего-то очень важного.

— Теперь мне все ясно, — сказал довольно улыбающийся Конор, не получив ответа на свой вопрос, но поняв все по хмурому выражению моего лица.

— Что именно? Вы можете мне объяснить? — я надеялась, что доктор сможет пролить свет на тайну причин моего состояния.

— Элис, я обычно стараюсь избегать подобных заявлений, чтобы клиент не подумал, что я его обвиняю. Но вы девушка умная и должны меня понять. Во-первых, я считаю, что вся проблема в вас, — он сделал решительный жест рукой в мою сторону. Я же от удивления вжалась в кресло. — Вы подсознательно избегаете близости и любви. Как только отношения доходят до определенной стадии, вы сначала отстраняетесь, а потом вовсе сбегаете. Вы боитесь почувствовать зависимость от мужчины, боитесь испытывать к нему чувства. А может, и не боитесь, а действительно просто не можете — не можете испытывать любовь. Вам не нужен был ни один из тех мужчин, что у вас были. С ними вы проводили время просто по привычке. Когда они выводили вас настолько, что вы уже не могли терпеть их общество, вы находили нового мужчину. И история повторялась вновь.

Но они вели себя так, потому что подсознательно понимали, что ничего не значат для вас, что вы их не любите; они устраивали вам сцены ревности, потому как таким образом пытались оттянуть момент вашего ухода.

С Виком все было точно так же. В какой-то момент вы оттолкнули его, и ваше внимание занял новый сотрудник. Пусть вы и общались как друзья, но про супруга вы забыли. Тогда Виктор подсознательно понял, что лучше держать вас на небольшом расстоянии, чтобы вы и вовсе не сбежали. Таким образом он поддерживает в вас небольшой огонь чувств к нему. Пусть и совсем не глубоких.

Я уверен, что вы так никого и не смогли полюбить в своей жизни. А каждыми новыми отношениями вы пытались заполнить пустоту, что внутри вас. И, скорее всего, вы избегаете саму себя, своих мыслей. Так что отсюда следует второй вывод: эта ваша пустота вызвана совсем не какими-то моментами личной жизни, а вашим внутренним миром.

— Но…

— Дослушайте меня, пожалуйста, до конца, — остановил меня Конор. — Я думаю, вашу проблему можно решить, но это не так быстро, как вам хотелось бы. Мы продолжим с вами разбираться во всем, а пока нужно попытаться сохранить этот брак и восстановить теплоту между вами. Возможно, если вы сможете понять себя, вы сможете по-настоящему полюбить своего мужа. И он автоматически перестанет вести себя отстраненно. А сейчас Вик, специально или нет, занял позицию, которую раньше занимали вы. Таким образом он держит вас в постоянном напряжении, чтобы вы не заскучали и не расстались с ним, как со всеми остальными. Вы оказались на эмоциональном «крючке». Постарайтесь с него слезть. Возможно, понадобится время. А пока займитесь собой, сходите за покупками, отдохните. Подумайте о себе. Теперь вы понимаете, что ваш супруг не виноват, и вы тоже. Мы разберемся, в чем причина, и сохраним ваш брак, не волнуйтесь!

— Хорошо, доктор. Спасибо вам!

***

Выйдя из здания, в котором находился офис доктора Конора, я остановилась на лестнице. Передо мной по улице то в одну, то в другую сторону мчались автомобили. Все куда-то спешили. Возможно, та белокурая женщина в минивэне сейчас торопилась забрать своего сына из школы, а тот мужчина — брокер, мчался на деловую встречу.

Мою голову заполняли слова доктора: «…и, скорее всего, вы избегаете саму себя» и «ваша пустота вызвана вашим внутренним миром». Но что это означало?

Глава 3. Открытие двери, ведущей в неизбежность

У меня оставалось около семи часов до возвращения Виктора с семинара. Мой внешний вид после вчерашней истерики оставлял желать лучшего. Темные опухшие круги под глазами меня могли выдать. Нужно успеть привести себя в порядок за это время. Странное, конечно, желание, я не успела привести себя в порядок за пять лет, а тут какие-то семь часов, но деваться было некуда. Я очень хотела восстановить отношения с супругом и свое психоэмоциональное состояние, поэтому моей решительности не было предела.

Буквально в двух кварталах от офиса доктора Конора я набрела на неплохой салон на Перси-стрит. Следующие пять часов были как в тумане. Я никогда за такое короткое время не получала настолько огромное эстетическое удовольствие. Из меня сделали просто божественную красотку. Я даже на какой-то момент подумала, что зря столько времени себя корила за то, что недостаточно хороша. Была б моя воля, я осталась бы жить в этом салоне.

Мне сделали идеальный маникюр, покрыв ногти лаком цвета вечернего неба, и уложили волосы мягкими крупными волнами, как у голливудской звезды. Я всегда относилась с повышенной требовательностью к собственной внешности и, конечно, всегда была недовольна тем, как я выгляжу. Но сегодня все было идеально. Я почувствовала себя, как никогда, женственной, хотя своим умом так и не разобралась, что в действительности представляет собой настоящая женщина. Неужели это наряды, маникюр и красивая прическа? Должно быть еще что-то.

Пока я была в салоне, я успела заказать ужин на дом, сегодня готовить самой у меня не было ни сил, ни желания.

Итак, к вечеру все готово, а у меня остается еще свободный час.

Пока я рассуждала, чем занять себя в этот час, я набрела на очень странный магазинчик. В любой другой день я вряд ли бы захотела заглянуть в подобное место, но не сегодня. Что-то тянуло меня.

— Элис, зайди, — прошептал внутренний голос.

Мои ноги медленно переступали, направляя меня к старой двери магазина. Мне даже показалось, что я услышала легкую и очень нежную мелодию. Будто колыбельная, она успокаивала меня после сложных двух дней. Если бы я задержалась у входа еще на пару минут, то люди, проходящие мимо, наблюдали бы девушку, одиноко танцующую под неслышимую музыку.

Название у магазина было весьма странное — «Дом». Он разительно отличался от всех магазинов, что я видела на этой улице, да и, пожалуй, от всех магазинов, что я видела за свою жизнь. У него была старая деревянная вывеска с фресками, невысокое крыльцо. Я поднялась и неуверенно дернула за холодную ручку медного цвета. Внутри меня возникло странное ощущение безысходности. Будто только что я сделала самый главный выбор в своей жизни. И пустота на секунду разжала свои тиски, сдавливающие меня изнутри. Но ведь я всего лишь решила заглянуть в странный магазинчик.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 556