электронная
43
печатная A5
350
16+
Время Солнца

Бесплатный фрагмент - Время Солнца


5
Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-6397-9
электронная
от 43
печатная A5
от 350

Молодым людям возраста Христа посвящается




Не иди по течению, не иди против течения,

иди поперёк него, если хочешь достичь берега.


Китайская мудрость

День первый

Пятница, тринадцатое

1. Триггер

Пятница тринадцатого ноября две тысячи девятого года выдалась солнечная и тёплая. Выпавший накануне первый снег растаял за ночь, словно нелепое недоразумение, не оставив и следа. Газоны снова были зелёными, а асфальт сухим и местами даже пыльным.

В начале одиннадцатого часа по улицам Бруклина катил серебристый джип «тойота фораннер». За рулём сидел рослый, короткостриженый мужчина средних лет. Его грубое, квадратное лицо было перекошено гневом. Он прижимал к уху мобильник и разъярённо кричал:

— Почему я должен вам верить?! Он похитил мою семью!!

Телефон зажужжал убедительно-вежливо: «Пожалуйста, сохраняйте спокойствие! Мы поможем вам спасти…»

— Да пошёл ты!!! — мужчина яростно швырнул мобильник, и тот разлетелся на части, оставив паутину трещин на лобовом стекле.

Рука заныла от боли. Глянув на правое предплечье, туго перетянутое бинтом прямо поверх одежды, мужчина досадливо повёл головой: сквозь повязку проступило тёмно-красное пятно.

— Чёрт, чёрт! — он безнадёжно стучал левой ладонью по рулю. — Не хотел же я его убивать! Не хоте-ел!!

Сердце разрывалось от отчаяния. Мысли путались, налезая друг на друга. Ещё вчера всё шло по плану. Ещё вчера! Он исступлённо стискивал зубы, поглядывая на дисплей электронных часов.

Въехав на просторный мост большой развязки, он обнаружил в зеркале заднего вида две пары светлых точек, стремительно набирающих яркость. Ими оказались зажжённые фары двух антрацитово-чёрных джипов, мчащихся бок о бок, будто наперегонки.


Мужчина взял правее, чтобы пропустить их, но почему-то они, поравнявшись с «фораннером», сбавили ход и не спешили его обгонять. Это были BMW X5 и «джип чероки».

Мужчина хмуро покосился в сторону.

— Какого хрена! — злобно процедил он сквозь зубы.

Тонированное стекло «чероки» опустилось, и за ним обнаружился опасного вида человек с глубоким шрамом на щеке. Властным жестом он указал на обочину. Тем временем X5 вырвался вперёд, круто подрезал обе машины и стал плавно притормаживать перед «фораннером».

— Какого хрена!! — взревел мужчина, бешено вращая глазами.

Он резко закрутил руль вправо и с силой дёрнул рычаг ручного тормоза. Колёса пронзительно завизжали, и машина, кренясь, почти развернулась на всём ходу, но не вписалась и врезалась в фонарный столб. Занос усилился, и в следующее мгновенье джип со страшной мощью швырнуло левым боком в ограждение. От двухтонного удара верхняя труба перил — тонкая и лёгкая — проломилась, и машина плавно, как в замедленном видео, перевалилась через нижнюю, массивную трубу, веером рассыпая осколки стекла.

Выписывая в воздухе сложный пируэт, «фораннер» полетел вниз, на боковую одностороннюю дорогу нижнего уровня развязки. Гулко ударившись об асфальт и перекатившись через крышу, джип снова встал на колёса и вжался левым боком в бетонный забор.

Рулевая подушка безопасности выстрелила ещё на мосту. В глазах мужчины завертелось, словно он очутился в кресле умопомрачительного аттракциона. Потом хрустнуло в плече и рёбрах, сбилось дыхание, что-то обожгло лицо. Нечеловеческим усилием воли он удержал себя в сознании.

Когда удары прекратились и всё стихло, мужчина несколько секунд лежал неподвижно, уткнувшись лицом в белую ткань, обильно заливающуюся горячей алой кровью. В эти мгновения он ощутил невероятную тишину. Казалось, мир погрузился в невесомое белое облако. И сквозь это безмятежное облако багровыми всполохами пробивалась обжигающая сознание мысль: «Время!»

Мужчина поднял лицо, ободранное в кровь кусочками стекла, и шумно потянул в себя воздух, но надрывно закашлялся, харкая кровью. Переломанные рёбра острыми клыками впились в лёгкое. Вывернутая ключица топорщилась бугром, и левая рука повисла плетью.

Отщёлкнув ремень, мужчина обнаружил слева от себя бетонную стену и попытался перебраться на пассажирское сиденье, но охнул от боли, едва не потеряв сознание: ноги оказались намертво зажаты деформированным корпусом. Как же так? Неужели это конец? Ему не выбраться отсюда! И не наказать подонка. Но ведь он не может проиграть! Никак не может!

Из джипов повыпрыгивали брутальные парни и сгрудились у перил. Несколько секунд они оценивали обстановку, затем кто-то гаркнул: «Едем!!», и парни бросились обратно к машинам. Взвизгнув колёсами, джипы сорвались с мест.

Проехав метров сто, X5 вдруг остановился. Задняя правая дверь распахнулась, и на дорогу спрыгнул огненно-рыжий молодой человек в тёмном пиджаке. Надменно глядя перед собой, он зашагал назад.

— Эй, любопытный! — с раздражением крикнул он и пренебрежительно махнул сухонькому седому старичку, остановившему «шевроле» у разрыва перил. — Проезжай! Пошёл, пошёл!

X5 вновь рванул вперёд, набирая сумасшедшую скорость.


— Вы живы? — какой-то худощавый парень пытался открыть замятую дверь «фораннера» и с тревогой смотрел на истекающего кровью водителя.

Мужчина разомкнул веки и зашевелился. Неужели небеса сжалились над ним? Неужели есть ещё надежда спасти самое ценное?! Он несколько секунд напряжённо вглядывался в лицо парня. Темноволосый, скуластый. Прямые широкие брови, умные карие глаза. Кажется, на него можно положиться. Но, чёрт возьми, разве есть сейчас выбор?! Ведь каждая минута на счету!

— Помоги мне, — прохрипел мужчина и снова зашёлся кровавым кашлем.

— Да, конечно! — парень суетливо шарил в карманах.

— Срочно! — мужчина, морщась от боли, дотянулся до бардачка и достал небольшую сумочку-борсетку из бурой кожи. — Это очень важно!

Опустив сумочку на пассажирское сиденье, мужчина застрочил скороговоркой:

— Здесь пакет с документами. Отвези его к аэропорту Либерти. Нужно успеть до одиннадцати часов! Адрес внутри… Деньги оставь себе… Всё, беги! Как тебя зовут?

— Бек, — парень проворно нажимал на клавиши телефона. — Сейчас вызову скорую…

— Бек!! — отчаянно закричал мужчина, чувствуя, как несколько кусочков стекла, впившихся в щеку, отваливаются, обнажая новые кровавые ручейки. — Моя семья в опасности! Жена и двое детей! Они погибнут из-за этих чёртовых бумаг!! Прошу, помоги мне! Не позднее одиннадцати!

Из мобильника парня донёсся приятный женский голос: «Алло, служба спасения!»

И в этот самый миг сверху раздался гневный окрик:

— Эй! Отойди от машины!

Бек обернулся. Мужчина, выгнув шею, скосил глаза кверху. Стоящий у края моста парень в тёмном пиджаке надменно смотрел на Бека из-под рыжей копны волос.

— Отойди от машины! — угрожающе повторил рыжий, просовывая руку под пиджак.

— Быстрее!!! — страшно заорал мужчина, чувствуя, как вздуваются вены на шее и висках, и вдруг задёргался в конвульсиях. Его захлестнула адская, неистовая боль.

Бек убрал телефон, сунул руку в окно и сгрёб сумочку.

— Стой!!

Сверху хлопнули подряд два выстрела, и пули звонко пробили серебристое крыло. Последнее, что отпечаталось в меркнущем сознании мужчины, роняющего голову на грудь, — стремительная фигура Бека, гепардом бегущего под мост.

2. Неделей ранее

Бек долго бежал в сумерках по узкому переулку, пока вдруг не очутился посреди безлюдной площади, над которой полыхали яркие фонтаны фейерверков. Впереди возвышалась огромная рождественская ёлка, мигающая цветными огоньками. От многочисленных салютов пахло гарью, как в новогоднюю ночь.

Остановившись, Бек оглянулся и обнаружил, что его уже никто не преследует. И тут перед ним вырос человек с накинутым на голову красным капюшоном. Он стоял, широко расставив ноги, и держал руки в карманах брюк.

Бек скрипнул зубами и сжал кулаки. Он не мог разглядеть скрытого капюшоном лица и опустил глаза на башмаки, измазанные глиной, — крепкие, на высокой подошве. «Всё ждёшь, когда кто-нибудь прочтёт твой напыщенный опус?» — насмешливо бросил человек. «Жду», — буркнул Бек сквозь зубы. «Ну, жди, жди-и-и…» — зловеще рассмеялся незнакомец, растворяясь в дыме петард…


Будильник телефона сработал в 5:00.

Бек резко сел в кровати и взъерошил волосы. Сердце сжалось в холодный комок. Он поднялся с постели и отключил сигнал вибрирующего на столе мобильника.

Нелепый сон оставил мерзкое послевкусие. Бек упал на кулаки и стал исступлённо отжиматься, пытаясь разогнать застывшую в жилах кровь. Но тщетно — вкус горечи, прилипший к языку, не отпускал. Бек открыл шкаф, наспех оделся и поспешил на улицу.


Он бежал по набережной Гудзона. До рассвета было ещё далеко, и небоскрёбы Манхэттена ярко светились с противоположного берега. Несмотря на ранний час, на улицах было оживлённо — уже вторая волна работающих спешила по делам.

Бек глубоко вдыхал прохладный утренний воздух и резко выдыхал его короткими свистящими порциями, выбрасывая перед собой то один, то другой кулак. Спазмы постепенно отступали.


Вернувшись домой, он увидел на кухне колдующего над плитой длинноволосого Андрея, с которым делил апартаменты. Андрей, чем-то смахивающий на Курта Кобейна, приехал в Штаты из Москвы ещё в прошлом году и работал в мувинговой компании. Благодаря ему Бек имел возможность время от времени калымить нештатным грузчиком. Вот и сегодня они встали пораньше, чтобы осилить хороший заказ.

— Привет, чувак! — тряхнул волосами Андрей, помешивая что-то на шипящей сковороде. На нём была гранатовая майка с принтом группы Nirvana. — Куда это ты выходил?

— Привет, — Бек поднял ладонь, проходя в ванную. — Так, подышать…


Подставляя сильное, жилистое тело под тёплые струи воды, он задумчиво смывал вместе с потом остатки дурного сна. Доктор был прав. Уже больше трёх месяцев Бек не принимает лекарство, но побочные действия до сих пор не исчезли. Яркие, необычные сны всё ещё приходят к нему. Однако родители так и не вернулись.

Бек прошёл в свою комнату и стал одеваться. Наваждение улетучилось. Он ощутил облегчение, и доброе предчувствие проникло в душу. Сев к столу, он включил ноутбук. Дождавшись загрузки, открыл электронную почту и обнаружил письмо от отправителя The Creative Grant. Бек обрадованно улыбнулся. Предчувствие не обмануло.

Раздался стук. Дверь приоткрылась, и в проёме появилась рокерская шевелюра Андрея.

— Чувак, завтрак готов! — бодро сказал Андрей. — Выходим через двадцать минут.

— Окей, иду, — бросил Бек через плечо.

Дверь закрылась. Потерев ладони, Бек щёлкнул курсором по письму. И стал читать с замиранием сердца, не веря написанному:

Представленный тобой логлайн звучит многообещающе: «В руки молодого человека попадает необычный документ, за которым охотятся очень серьёзные люди…». Кроме того, синопсис, который ты написал, получился весьма интригующим. Но неполным. В нём не раскрыта основная идея. В случае победы его нужно будет доработать. Мы рады сообщить, что ты успешно прошёл первый отборочный тур!

Рот его раскрылся в изумлении, и Бек продолжил читать взахлёб:

Твои шансы многократно возросли! Следующий этап — тестирование. Оно состоится в пятницу, 13 ноября. Начало в 11 часов. Желаем удачи!

Ошалело улыбаясь, Бек смотрел сквозь монитор.

Три месяца в Америке пролетели как во сне. Временами он верил в успех, вспоминая пророчество Валы и предсказанные ею знамения, сбывшиеся самым невероятным образом. Но бывали дни, когда кто-то мерзкий и противный нашёптывал, что всё это бред и Бек придаёт слишком большое значение всякого рода случайностям.

Но вот первый рубеж успешно пройден. Шансы многократно возросли, а это значит, что ставки выросли, и Бек ощутимо приблизился к заветной цели!

Вала оказалась права. Та встреча изменила его жизнь. Она разделила её на до и после.


В этот день Бек купил на распродаже тёплый тренировочный костюм, чтобы отныне каждое утро выходить на пробежку, и стал с нетерпением и опаской ждать тринадцатое число…

3. Светлый путь

Наконец наступила назначенная пятница. Бек катил по улице на огненно-красном «форде» семейства «мустанг» в прекрасном расположении духа.

Его лицо озаряла светлая улыбка. Ночью, во сне, он явственно ощутил присутствие отца. Впервые за все эти долгие месяцы! Это был добрый знак, очень важный для Бека сон в руку. Тем более сегодня, в очередной судьбоносный день, когда ему предстоит новый этап борьбы за грант.

Классическая мелодия «Нокиа» вывела его из приятной задумчивости. Он выудил из кармана телефон и поднёс к уху.

— Чувак, оплату будут выдавать ближе к обеду! — раздался жизнерадостный тенор Андрея. — Так что подгребай к офису.

Часы на панели показывали 10:08.

— Тестирование начнётся в одиннадцать, — отозвался Бек. — Пожалуй, успею.

— Сегодня есть большая заявка на вторую половину дня, — сообщил Андрей. — Работы до полуночи, а то и больше…

— Я участвую! — обрадовался Бек.

— Это не всё, — продолжал Андрей. — На выходные вывалилось много заказов…

— Я в теме!

— Хорошо, — сказал Андрей. — Только учти, что ни в субботу, ни в воскресенье свободного времени не будет.

— Это радует. — Бек улыбнулся. — Time is money!

Он убрал телефон и свернул под мост.

Позади на асфальт с грохотом упал и перевернулся серебристый автомобиль. Бек поднял глаза на зеркало и остановил машину. Обернулся в кресле и застыл на несколько секунд в оцепенении — увиденное походило на кадры зрелищного фильма.

— Что за хрень! — Бек недоумённо сдвинул брови.

На обочине односторонней дороги, с которой он только что свернул, за оседающим облачком пыли, прижавшись к бетонной стене, стоял разбитый «фораннер». Бек заглушил двигатель, вышел из машины и поспешил к «фораннеру», переходя с быстрого шага на бег. Сверху раздался зычный окрик:

— Едем!!

Выбежав из-под моста, Бек поднял голову и увидел парней, спешно садящихся в чёрные джипы, которые тут же рванули прочь.

Дальнейшее произошло очень быстро. Бек хорошо запомнил окровавленное лицо мужчины, отчаянно просящего о помощи, спесивый взгляд рыжеволосого парня и леденящие душу звуки выстрелов с моста.


Прыгнув с сумочкой в машину, Бек запустил двигатель и вдавил до упора педаль. Прямо на ходу он повторно дозвонился в службу спасения и сообщил о происшествии.

Проехав с милю, он притормозил у обочины и стал выгребать из тесной сумочки её содержимое. Внутри оказался плотный прямоугольный свёрток, туго обмотанный чёрным скотчем, кипа стодолларовых купюр и замаранный кровью бумажный клочок. Бек развернул бумагу и прочёл неровную запись:

«Hotel Bright Way 206 Alex Kaiser».

                                                    ***

Он издали увидел яркую, рубиновую надпись Bright Way над компактным малоэтажным зданием.

Не доехав до отеля метров сто, Бек обрадовался, обнаружив свободное местечко у аллеи, и быстро припарковал машину.

Вбегая в холл, он налетел на выходящего навстречу щуплого блондина лет сорока пяти в плаще и очках. Блондин выронил из рук небольшой портфель.

— Простите, сэр! — Бек в один миг поднял портфель и протянул блондину.

Брюнет с бакенбардами, развалившийся на кожаном диване в дальнем углу и говоривший по телефону, бросил на Бека цепкий взгляд. Бек покосился на девушку-консьержа, сидящую за ресепшном, и, минуя лифт, поспешил к лестнице.

Взбежав на второй этаж, он засеменил по коридору, скользя глазами по табличкам. Дверь с номером 206 оказалась в дальнем конце и была чуть приоткрыта.

Неприятное предчувствие остро кольнуло грудь. Бек огляделся и постучал. Никто не отозвался. Он толкнул дверь и осторожно вошёл внутрь.

За расстеленной кроватью светлело витражное окно. Совсем недавно в уборной распыляли освежитель воздуха. Тишину уютной обстановки нарушил гул самолёта. Номер оказался пуст.

Бек с досадой посмотрел на наручные часы. Он опоздал на четыре минуты.

— Ч-чёрт! — Бек поспешил обратно.

Спустившись к ресепшну, он показал девушке бумажку:

— Пожалуйста, помогите мне! Я ищу этого человека.

Улыбнувшись, девушка прочла записку и кивнула на двери:

— Вы столкнулись с ним при входе пару минут назад.

Бек бросился к выходу. Краем глаза он отметил, что брюнет, всё так же сидящий в углу на диване и разговаривающий по телефону, с интересом поглядел ему вслед.

Бек бежал по тротуару и вертел головой, ища глазами блондина в плаще.

Добежав до аллеи, где стоял его «мустанг», он увидел людей, суетящихся над лежащим на асфальте человеком. Бек остановился в замешательстве, и страшная догадка обожгла сознание.

Это был тот самый блондин! Он лежал на животе, в луже крови. Над ним склонился парень индейской внешности. Пышная женщина с пунцовыми щеками обеспокоенно прижимала к уху телефон. Небритый и взлохмаченный исполин неопрятного вида потрясённо взмахивал руками:

— Он стрелял в упор! Прямо в сердце!

Парень-индеец присел на корточки и положил ладонь на шею блондина.

— Алло, нам нужна скорая! — взволнованно кричала женщина в мобильник. — Алло!

— Полиция нужна, а не скорая, — мрачно промолвил индеец, снимая ладонь с шеи блондина. — Он мёртв.

Бек с ужасом смотрел в полураскрытые глаза убитого. Казалось, на лице его застыло брезгливое разочарование — то ли прожитой жизнью, то ли нелепой смертью.

Люди подходили с разных сторон. Опомнившись, Бек пошёл к машине. Стараясь не привлекать к себе внимания, спокойно сел за руль и завёл двигатель. Лишь свернув за угол, он дал газу и понёсся прочь от этого злополучного места.

                                                   ***

Вынырнув из тоннеля Холланда, Бек, нарушая скоростной режим и рискуя нахватать штрафных тикетов, помчал машину по Кеннел-стрит к мосту Манхэттен. Его бросало в холодный жар от одной только мысли, что тестирование уже идет полным ходом.

Взмокший от напряжения, Бек за рекордно короткое время добрался до здания школы The Creative Grant и лихо подрулил к будке вахтёра. Он опустил стекло и поздоровался с женщиной в униформе, мысленно прося её: «Пожалуйста, поторопитесь, мэм!». Женщина с улыбкой воскликнула: «How are you?» и нажала кнопку пульта. Медленно поднялся красный шлагбаум, открывая въезд в паркинг.

Бек бросил машину на первом попавшемся месте и метнулся к лестнице из красного гранита. Он опоздал почти на час, и это его изрядно раздражало. Почему именно в такой важный день, с горечью думал он, на его голову свалилась с неба чужая проблема? И какого же хрена он попёрся в этот чёртов отель? Ведь передать сумочку всё равно не удалось!

Подходя к нужной аудитории, Бек услышал доносящийся из-за приоткрытой двери голос ментора Брауна:

— В этом году наш фонд выделяет двадцать грантов для иностранных соискателей. Из двух с половиной тысяч первоначальных претендентов вас осталось лишь восемьдесят. А сегодняшний рубеж осилят только сорок человек.

Бек постучал и вошёл. Ментор Браун — высокий элегантный мужчина с заметной проседью в волосах, стоящий неподалёку от двери, удовлетворённо улыбнулся.

— А вот и наш опоздавший! — радостно объявил он. — Проходите, не теряйте времени!

Ментор указал на бумаги, лежащие на его столе:

— Но прежде возьмите ваше тестовое задание.

Бек прошёл к столу ментора, взял бланк со своим именем и направился к одному из свободных мест.

— Итак, — продолжил Браун, — у каждого из нас есть от рождения свой дар. У кого-то он в ногах, у кого-то в руках. Кто-то рождён, чтобы петь, кто-то — чтобы писать…


Когда все разошлись, Бек ещё минут сорок сидел над бланками в пустой аудитории. Он был глубоко признателен ментору Брауну, который терпеливо ожидал, пока Бек завершит работу. Но, с другой стороны, жутко нервничал и торопился, поглядывая на ментора, копающегося в бумагах. И оттого не был уверен, все ли вопросы теста он понял правильно.

4. Госпиталь «Крайст»

Красный «мустанг» плавно двигался в плотном потоке машин по тоннелю Линкольна. Размазанные блики габаритных огней и стоп-сигналов тянулись ярко-красным шлейфом по глянцево-белому кафелю стен и потолка.

Одной рукой Бек удерживал руль, а другой прижимал к уху мобильник.

— Подскажите, в какой он больнице? Госпиталь «Крайст»? Спасибо!

Бек убрал телефон и посмотрел на Андрея, развалившегося на пассажирском сиденье.

— Твоей вины нет, — развёл руками Андрей. — Ты не успел, и это к лучшему. Вернёшь бумаги и всё объяснишь…

— Его семья в опасности, — угрюмо ответил Бек.

— От тебя ничто уже не зависит, — покачал шевелюрой Андрей. — Так что не парься, чувак!


Спустя час парни стояли в коридоре больницы и разговаривали с медсестрой, держащей в руках небольшую папку.

— Его прооперировали, — сообщила медсестра. — Он без сознания, в реанимации. Запишите наш телефон.

— Как его зовут? — спросил Бек, доставая мобильник.

Медсестра заглянула в папку и прочла, запинаясь:

— Олег Ненашев.

— Надо же, — подмигнул Андрей Беку и поднял указательный палец. — Ненашев!

— Я так и подумал, — закивал Бек. — У него был русский акцент.


Выйдя из больницы, парни спустились с крыльца и направились к стоящему неподалёку «мустангу». Навстречу торопливо шагала миловидная девушка в красном плаще. Поравнявшись с Беком, она подняла на него большие, выразительные глаза и изумлённо вскинула изящные брови:

— Бек? Это ты?!

— Диана?! — в свою очередь удивился Бек.

— Я тебя даже без очков узнала! — Диана сияла от радости.

— Я давно не ношу очки. — Бек улыбнулся. — Что ты здесь делаешь?

— Работаю волонтёром от церкви.

— Слышал, ты уехала в Киев.

— Я уже третий год живу здесь… У брата…

— Диана! — послышался тоненький женский голосок.

— Иду-иду! — помахала кому-то Диана в сторону входных дверей и, обернувшись к Беку, лучезарно улыбнулась. — Мне надо бежать… Запишешь мой телефон?


Парни сели в машину. Бек запустил двигатель и передвинул рычаг коробки передач.

— А она ничего, — многозначительно промурлыкал Андрей, провожая глазами Диану, входящую в двери больницы.

— Училась на два класса младше, — сказал с улыбкой Бек.

— Заедем домой, переоденемся, — Андрей посмотрел на часы. — Оттуда рванём на заказ.

5. Кодекс

Андрей распахнул дверь в свою комнату и сделал приглашающий жест:

— Чувак, у нас есть десять, максимум двадцать минут.

— Мне понадобится нож, — сказал Бек, проходя мимо плаката с Джими Хендриксом и стоящей в углу гитары.

Он звучно расстегнул молнию борсетки и вытянул из неё прямоугольный свёрток, обмотанный скотчем. Следом посыпались доллары. Бек собрал их и сунул обратно в сумочку.

Андрей достал из ящика стола красный канцелярский нож и протянул Беку. Бек выдвинул лезвие, аккуратно вспорол свёрток по периметру и извлёк из него потёртую необычную книгу в тёмном кожаном переплёте. На обложке серебрилась крупная надпись из странных, архаичных символов, покрывшихся красивой патиной времени.

Бек раскрыл книгу. Она состояла из ветхих, пожелтевших страниц с тонкими красно-коричневыми прожилками в виде продольных и поперечных нитей. По страницам бежали неровные строчки текста, выведенного непонятными буквами с лицевых сторон. Обратные стороны листов кое-где пропитались чернилами.

— Древний манускрипт, — догадался Бек.

— Это папирус! — обрадованно вскрикнул Андрей. — Папирусный кодекс! Был изобретён в Египте.

Он улыбался так, словно получил баснословные чаевые.

— Когда-то в древности люди перешли с громоздких и тяжёлых глиняных табличек на папирус, — говорил он, захлёбываясь от азарта. — Папирус сворачивали в свитки. Но свитки были неудобными и недолговечными…

— Ты хорошо осведомлён, — с улыбкой заметил Бек.

— Как-то в универе писал курсовую, — сказал Андрей и продолжил с запалом. — Люди нашли простое и оригинальное решение! Они стали вырезать из папируса листы одинаковых размеров, сгибали их пополам и сшивали на сгибах небольшими стопками — получалась тетрадь. Затем они соединяли несколько тетрадей в одну книгу. И называли её кодексом. Кодекс оказался вместительнее и долговечнее свитков. И гораздо удобнее их — как для письма, так и для чтения, не говоря уже о хранении и перевозке.

Андрей поднёс рукопись к лицу, прикрыл глаза и с наслаждением втянул её запах.

— Пахнет древностью, — мечтательно выдохнул он.

— Из-за этого кодекса чьи-то жизни в опасности, — мрачно промолвил Бек.

— Смотри! — Андрей ткнул пальцем в текст, и Бек увидел среди незнакомых символов явственно выделяющееся слово «космос».

— Удивительно! — Бек приоткрыл рот.

— Ничего удивительного, — деловито отозвался Андрей. — Слово «космос» пришло в русский язык из греческого. В Египте до сих пор находят рукописи на греческом языке.

Парни заворожённо разглядывали рукопись, аккуратно перелистывая страницы, и обнаружили это слово в других местах.

— Похоже, тут не только греческие буквы, — заметил Бек, вглядываясь в текст.

— Скорее всего, это какой-то смешанный язык, — заключил Андрей и вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. — Игорь! Нам поможет Игорь!!

Бек вопросительно посмотрел на Андрея.

— Мой питерский дядя, — пояснил Андрей. — Востоковед… Отправим ему копию рукописи!

                                                    ***

Они наспех отсняли несколько первых страниц на лазерном сканере Андрея, и тот отправил дяде письмо.

Переодевшись в рабочую одежду, парни выехали на вечерний заказ.

Домой они вернулись к часу ночи. Помылись и сразу завалились спать, чтобы завтра снова выйти на работу.

Как и обещал Андрей, суббота и воскресенье выдались жаркими. С раннего утра и до поздней ночи парни выполняли одну заявку за другой.

День второй

Тринадцатый кодекс

6. Чужой

В кабинете Джима Нортона, специального агента криминального следственного отдела ФБР, было светло и уютно. Утреннее солнце щедро вливалось сквозь незашторенные окна, наполняя помещение тёплым янтарным светом.

Джим Нортон, широкоплечий пятидесятилетний мужчина с массивной, выступающей от неправильного прикуса нижней челюстью, сидел за рабочим столом и говорил по телефону:

— Я не знал об этом. Я только что вернулся из Мэриленда… Держите меня в курсе.

Напротив Нортона сидел агент Зильбер — чуть пухлый, но весьма подвижный тридцатитрёхлетний парень с проницательными, смеющимися глазами небесного цвета и высоким сократовским лбом, увенчанным короткой причёской из кудрявых русых волос. Перед Зильбером на столе лежала оранжевая папка.

Убрав телефон, Нортон взглянул на Зильбера.

— Олег Ненашев, — заговорил Зильбер, передвигая папку по столу. — Шестьдесят девятого года рождения. Выходец из России, обладатель грин-карты. Снимает домик на Брайтон-Бич, где он известен под прозвищем «Чужой».

Нортон придвинул папку к себе и вынул из кармана очки.

— Женат, двое детей, — продолжал Зильбер. — Управляет торговой сетью «Всё для автомашин». Часто летал со своим боссом — Брониславом Старых — в Мексику. В прошлом году погорел от последствий ипотечного кризиса и задолжал двести тысяч долларов криминальному бруклинскому дельцу по прозвищу Рамзес.

Нортон нацепил очки на нос, раскрыл папку и стал читать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 43
печатная A5
от 350