электронная
160
печатная A5
548
18+
Время — назад

Бесплатный фрагмент - Время — назад

Все главы

Объем:
244 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1808-4
электронная
от 160
печатная A5
от 548

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Время — назад

Работа — дом, дом — работа. И так по шесть дней в неделю, пятьдесят две недели в году. Не жизнь, а какое-то бессмысленное, однообразное, унылое существование. Душный, неуютный кабинет. Строгий, вечно орущий по любому поводу (и без повода), начальник. Маленькая по московским меркам зарплата. И практически нулевые шансы карьерного роста. Не о таком будущем я мечтал в детстве. Но судьба, видимо, решила распорядиться по-своему.

А ведь как всё хорошо начиналось. В детстве я был умным, талантливым ребёнком. Ну, почти вундеркиндом. Хорошая семья, хорошая школа, отличные оценки, победы на олимпиадах по физике и математике. Затем золотая медаль, выпускной вечер и совсем неплохие перспективы на будущее. Я иногда думаю, где и когда я успел облажаться? В какой момент жизни свернул не на ту дорожку, после чего всё пошло наперекосяк? Может, когда после школы, из-за одной-единственной ошибки провалил экзамен в МГУ им. Ломоносова? Или когда расстался с дочкой нашего соседа, ныне влиятельного бизнесмена Старославского? А, может, это случилось, после того, как из множества вариантов я умудрился выбрать работу, не сулившую ни карьеры, ни уважения, ни достатка?

Вот я и остался у разбитого корыта. Я Антон Антонович Авоськин работаю младшим бухгалтером в страховой компании Росгарантия. Долгие часы напролёт я монотонно перекладываю с места на место стопки бумаг и до тошноты, до одурения считаю и пересчитываю бесконечные ряды цифр. После работы я спускаюсь в метро и еду домой в свою маленькую убогую квартирку на окраине Москвы к сварливой некрасивой жене, которую ненавижу всем сердцем. Каждый вечер она долго и уныло пилит меня, что приношу домой мало денег, что уже двадцать лет сижу на одной должности, и что я вообще по жизни — последний лох и неудачник. А я просто молчу. Молчу и ем, приготовленный ею, кислый мерзкий борщ, затем смотрю по телику вечерние новости и ложусь спать. А на следующий день всё повторяется заново.

Так, наверное, могло продолжаться вечно, если бы не одна удивительная встреча, в одно мгновение перевернувшая всю мою жизнь. Я часто думаю, каковы были мои шансы в тот день столкнуться с этим человеком в огромном, двенадцатимиллионном городе? А может, это вовсе не было случайностью? Может, это он сам нашёл меня? Я теряюсь в догадках. Тому, что произошло сложно дать простое, логическое объяснение.

История моя началась ранней весной. Честно говоря, терпеть не могу эту пору года. Когда на газонах тают остатки грязного снега, над головой пригревает яркое солнышко, а на улицах появляется много красивых женщин, меня вдруг накрывает невыносимый, жуткий депресняк. Именно тогда я почему-то так остро ощущаю себя несчастным, потерянным и никому не нужным неудачником. А ещё в начале марта мне каждый год приходится отмечать свой день рождения. Глупый, тоскливый праздник. Каждый раз чувствуешь себя ещё на год старше и с грустью осознаёшь, что времени изменить проклятую жизнь осталось ещё меньше. Кризис среднего возраста… блин. Круглая дата, и лишний повод почувствовать всю ничтожность и бессмысленность своего существования. Сорок лет — это такая большая жирная черта. Рубеж, перейдя который, вдруг осознаёшь, что всё лучшее в твоей жизни осталось далеко позади. Отныне и до глубокой старости я буду всё так же в должности младшего бухгалтера ходить на работу, получать там постоянный нагоняй от шефа, затем возвращаться в свою маленькую грязную квартирку, есть мерзкий кислый борщ и слушать бесконечное нытьё своей жены Зойки о нехватке денег, протекающих кранах и перегоревших лампочках. Больше всего было обидно, что мой возраст и близко не соответствует моему жизненному статусу. К этому времени все нормальные мужики уже успели построить или купить дом, вырастить детей и добиться уважения окружающих. У меня не получилось. Сам виноват. Видимо, плохо старался.

Юбилей мой отметили дома. В гости Зойка пригласила лишь своих туповатых подруг. Она даже не сочла нужным узнать моё мнение по этому поводу. Вот, тварь… Она всегда так поступает. Ещё один отличный способ меня унизить. Мол, она в доме хозяин, и такие вопросы решает без моего участия.

Сомнительное это удовольствие, провести свой день рождения в компании стареющих домохозяек и слушать их бесконечные разговоры и телесериалах, магазинах, соляриях и проведённых отпусках. Меня там вообще не замечали. Целый вечер я тихонько сидел в углу и ждал, когда всё это закончится. Вот тебе и весь праздник… блин.

На следующий день на работе меня даже никто не поздравил. Там я тоже был невидимкой. Маленький серый человек, который часами напролёт сидит за своим столом и десятки раз перепроверяет одни и те же счета, отчёты и квитанции. О моём юбилее вспомнил только шеф, когда орал на меня в конце рабочего дня. Сказал, мол, тебе Авоськин уже за сорок перевалило, а ты, как был дураком, так и остался. Меня это задело. Очень сильно задело. Сам не знаю, почему…

С работы я пришёл весь взвинченный и раздражённый. А тут ещё Зойка с порога начала донимать своими дебильными упрёками. Мол, один её бывший кавалер стал директором крупного банка, а другой купил виллу на Лазурном берегу. Вот, дура лживая. Сколько же в ней дешёвых понтов? Раздражение и злоба всё сильней давили на моё сознание. Ты на себя в зеркало посмотри, мышь серая! Кому ты вообще такая нужна? Знаю я твоих бывших кавалеров. Сплошные пьяницы и уголовники. Вот я, в своё время, действительно был знаком с девушкой, лицо которой нынче мелькает на всех телеканалах. Певица, телеведущая и просто красавица Вика Старославская. Когда-то она жила по соседству, а теперь мы с ней находимся в разных мирах. Зойке до её уровня, как до Луны раком. Впрочем, я её этим никогда не упрекал. Зачем зря ворошить прошлое. Мы с Зойкой вообще редко нормально разговариваем. Точнее, говорит в основном она, причём на повышенных тонах, а я обычно молчу. Промолчал я и в этот раз. Тихо ушёл в другую комнату, чтобы не слышать её бессмысленный бубнёж.

Я часто думал, а было ли у нас вообще с Зойкой хоть что-то хорошее в совместной жизни. Хоть какие-то приятные и счастливые мгновения. Пытался, но всё никак не мог вспомнить. Каждый прожитый с ней день был похож на все остальные. Всё серо и буднично. Никакой, блин, романтики. А ведь знал я её с самого детства. Учились в одном классе, хотя практически не общались в то время. Затем она надолго уехала из Москвы в какой-то город Мухосранск, Мухосранской области. Вновь увиделись мы только через пятнадцать лет на вечере встречи выпускников. К тому времени из всего класса мы остались единственными, кто не обзавёлся семьёй. Сели рядом в ресторане. Как-то незаметно разговорились, как-то незаметно потом начали встречаться и как-то незаметно создали что-то похожее на семью. Всё как-то незаметно. Всё как-то буднично и обыденно. Никаких страстей или ярких эмоций. Хоть убей, не припомню, когда первый раз пригласил её на свидание, как знакомился с её родителями и как делал ей предложение. Даже свадьба у нас была не как у всех нормальных людей. Вместо шумного праздничного застолья, скучные семейные посиделки. Тот день, кстати, я тоже почти забыл. Вот, жизнь проклятая…

С тех пор прошло больше десяти лет. Сам удивляюсь, почему мы до сих пор вместе. Наверно, просто по привычке. Я просто привык каждый вечер видеть её на кухне в старом халате и стоптанных тапочках. Привык к её вечно недовольной физиономии, разбросанной по полу, одежде и недоразвитым подружкам. Привык каждый месяц отдавать ей зарплату, а взамен получать лишь кислый борщ и бесконечное занудное нытьё по любому поводу.

Интересно, на что Зойка тратит все мои деньги? Ведь питаемся мы только её фирменным борщом, вареной картошкой, чёрствым хлебом и самым дешёвым чаем. Да и в квартире из всей «роскоши» лишь старый телевизор, перекошенная мебель да пожелтевшие обои. Может, Зойка себе любовника завела? Может, приплачивает какому-нибудь молодому альфонсу-культуристу, чтобы не замечал её серой кожи, редких волос и «потрясающей» фигуры? Хотя, вряд ли. Всё это не в её стиле. Слишком скучный и ленивый это человек, для таких приключений. Однако деньги всё равно куда-то утекали, словно в чёрную дыру. Просто интересно становиться. Вот, блин, где задачка для бухгалтера с двадцатилетним стажем.

Я пошёл в гостиную, и Зойка за мной следом. Я на кухню, и она туда же. Как всегда, в своём старом мешковатом халате и с бигудями на голове. Как-то она меня начала раздражать в последнее время. И чем дальше, тем сильнее. Но я пока терплю…

— Авоськин, ты бы хоть соизволил мусор вынести.

Я сделал вид, что не услышал. Молча открыл холодильник, с грустью посмотрел на пустые полки, затем закрыл и двинулся к газовой плите. А злость и нервозность уже вовсю бурлили внутри меня. Вот, дожил… блин. Мусор ей вынеси. Сама бедняжка, видимо, очень устала, просматривая телесериалы и часами болтая с подружками по телефону. Ах, да… совсем забыл, моя «ненаглядная» сегодня ещё борщ пол дня готовила. Протянув руку к кастрюле, я снял крышку и заглянул внутрь. В нос ударил запах десятков неопознанных ингредиентов. Прям, вся таблица Менделеева. И где она только берёт эти рецепты? Может, на старость лет, отравить меня хочет?

— Зоя, а почему ты никогда ничего не готовишь кроме своего борща?

В ответ она лишь злобно сверкнула глазами.

— Если не нравится, иди по ресторанам питайся! Совести у тебя нет! Бегаю тут перед ним, стараюсь, а он приходит на всё готовое, и чем-то недоволен! Лучшие годы этому мерзавцу отдала. Да кому ты вообще такой нужен?!

И тут я не выдержал.

— Хватит, уже… Надоело… Видеть тебя больше не могу! Десять лет ты мою кровь пила. Всю зарплату тебе отдавал, а ты даже нормальный обед не можешь приготовить. Ждёшь, когда я приду с работы, и ведро с мусором вынесу. Зачем ты мне вообще нужна? Всё что ты умеешь — это пилить меня на каждом шагу. Ни разу слова от тебя хорошего не услышал. И не говори, что потратила на меня лучшие свои годы. Без меня ты вообще до смерти сидела бы в старых девах.

Зойка явно не ожидала от меня такого ответа. Это был шок. За минуту она несколько раз переменилась в лице. Сначала побледнела, затем — покраснела, потом снова побледнела и снова покраснела. Хотела что-то сказать, но не могла найти нужные слова. Сложно ей было поверить, что муженёк-подкаблучник способен на такой бунт. Под конец её всю перекосило и сморщило. Думал, она сейчас расплачется или вцепится мне в лицо своими когтями. Но вместо этого Зойка вдруг развернулась и побежала в гостиную. Слышал, как она распахнула дверцу шкафа и начала паковать в чемодан свои вещи. Я остался на кухне. Поставил на плиту чайник, засыпал в кружку заварку и принялся ждать, когда всё это закончится. Уходя, моя «ненаглядная» на секунду остановилась и смерила меня взглядом полным ненависти и презрения.

— Пожалеешь ещё, Авоськин. На коленях ко мне приползёшь.

Я больше не стал спорить. Ещё через секунду Зойка выбежала из квартиры, громко хлопнув за собой дверью. Я остался один. Просто сидел на диване и пил чай. Сначала я чувствовал лишь растерянность, затем спокойствие и, наконец — блаженство. Сколько лет я был лишён такой роскоши — просто сидеть на кухне и наслаждаться тишиной.

Видимо, ссора с Зойкой и запустила ту самую цепочку случайных событий, мгновенно перевернувших мою прежнюю жизнь. В тот вечер у меня было слишком хорошее настроение, чтобы сидеть дома. Поначалу я думал просто пройтись по городу. За последние десять лет я почти никуда не выходил, кроме работы. И на всякий случай взял из шкафа заначку в три тысячи. Затем спустился на лифте, сел в первый попавшийся троллейбус и закрыл глаза. И на душе такое спокойствие. Какой же это кайф — ехать куда-то без цели по вечерней Москве. Сколько лет я не мог себе этого позволить. Зойка ведь всегда устраивала скандалы из-за любой моей незапланированной отлучки. Странная она женщина. Всегда говорила, что я худший муж на свете, но при этом умудрялась ревновать меня ко всему, что движется. А теперь я, наконец, от неё избавился. Поверить не могу в такое счастье. Еду, куда хочу. Делаю, что хочу. И вот я откинулся на спинку сиденья, смотрю в окно, а сам весь сверкаю от счастья. Улыбка до ушей. Напеваю под нос какую-то дурацкую попсовую песенку. Люди в троллейбусе уже начали как-то странно на меня коситься. А мне на всё плевать. У меня сегодня праздник. Блин… за последние десять лет я совсем забыл свой родной город. Почти никуда не хожу и нигде не бываю. Дом — работа, работа — дом. Вот, жизнь проклятая…

Из троллейбуса я вышел на ближайшей остановке. Электрозаводская улица. Сто лет уже здесь не был. Двинул в первый попавшийся кабак, с поэтичным названием «Душевный разговор», уселся за стойку и заказал себе рюмку водки. Рядом ещё сидел какой-то пьяный мужичёк с грустными глазами. Постепенно разговорились. Оказался бывшим гаишником, недавно уволенным за взятку. Смешной такой. Всё жаловался на свою тяжёлую жизнь и несправедливую судьбу. Типа, он честный мент, отдавший лучшие годы службе Отечеству. Ну, подумаешь, взял один-единственный раз денег у хорошего человека. Все теперь так делают. А чем он хуже остальных?

Короче, вечер пролетел незаметно. Из кабака я вышел где-то в половине первого, уже в изрядном подпитии. Сразу было двинулся к автобусной остановке, но там как назло стояли два полицейских. Тихонько сам про себя выругался и повернул в другую сторону. Не хватало ещё сегодня получить штраф за нахождение в нетрезвом виде. Следующую остановку мне также пришлось обойти стороной. Там заседала компания местных гопников. Грубый смех, вызывающие жесты, мат и полублатная речь. Почему-то полиция их не замечала. Я снова тихонько выругался и пошёл дальше. И что это за день такой? Видимо, не судьба мне сегодня уехать домой на общественной транспорте.

А тут ещё в кармане зазвенел мобильник. Я почему-то сразу вспомнил о Зойке, но это была не она. Это намного хуже. Звонила её мама. Приложив трубку к уху, я услышал её дикие истеричные вопли.

— Подонок ты, Авоськин! Совести у тебя нет. За что Зойку обидел? Сидит бедная в слезах, не может успокоиться. Я ей давно говорила, чтобы тебя бросала. У неё ведь кавалеров — море, и каждый из них — не чета тебе, неудачнику. А ты, ирод, кому теперь нужен? Сдохнешь, как собака в одиночестве…

— Марь Ивановна, — я вдруг перебил её на полуслове, — Сделайте мне одолжение… никогда больше не звоните на этот номер. Не присылайте мне СМС, не пишите мне в Одноклассниках, не здоровайтесь со мной на улице и даже не думайте обо мне. Просто забудьте меня. Вычеркните навсегда из своей жизни. Я сделаю то же самое. Завтра я пойду в загс и подам на развод с вашей дочкой. Как вы мне обе уже надоели…

Марь Ивановна явно была в шоке. Пару минут даже не знала, что ответить. Просто молчала и тяжело сопела в трубку. Я отключил телефон и сам про себя тихо рассмеялся. Всегда мечтал послать подальше проклятую змею-тёщу. А потом на меня вдруг такая тоска нахлынула. Если разобраться, то она была совершенно права. Я ведь и, правда, никому теперь нахрен не нужен. Маленький, бедный, серый человек, уже перевалило за сорок. Я ведь далеко не красавец и не миллионер какой-нибудь. Дорогие особняки не покупаю и на яхтах не плаваю. Жизнь прошла впустую. Молодые, гламурные дурочки уже точно не будут штабелями падать у моих ног. Страхопудина Зойка — это, пожалуй, единственная подходящая жена, для такого, как я. Большего я не достоин. Вот жизнь проклятая!

Погружённый в свои невесёлые мысли я даже не заметил, как рядом остановилось такси. Старенькая помятая девятка зелёного цвета. Я даже номер запомнил с двумя четвёрками в начале. С этого момента всё и началось. И угораздило же меня именно в тот вечер, именно в это время, именно в этом месте сесть в эту странную машину. Вся моя жизнь после этого пошла кувырком. А ещё говорят — чудес не бывает. Но тогда, разумеется, я ничего не заподозрил. Шаткой походкой я подошёл к окошку и кивнул водителю.

— Здрасте. Мне бы сейчас домой добраться. Семёновский переулок, дом шесть.

— Конечно, доберёмся, молодой человек. Прошу садитесь.

Таксист приветливо улыбнулся и отворил передо мной заднюю дверцу. Странный он был какой-то. Мужчина лет шестидесяти в строгом костюме, с седыми волосами и аккуратной бородкой. Больше похож на учителя философии или доктора наук, чем на простого водилу. Но тогда я не придал этому большого значения. Просто уселся на заднее сиденье, откинулся на спинку и закрыл глаза.

— Кстати, сколько с меня?

— Триста рублей.

Я достал из кармана и внимательно пересчитал имевшуюся наличность.

— Вот блин… Простите, но у меня только двести тридцать четыре. И дома ничего нет. Какой позор… Может вам денег на телефон сбросить со своего номера?

Водитель лишь спокойно покачал головой.

— Ни о чём не волнуйтесь, молодой человек. Этого вполне достаточно.

В эти секунды мне стало так паршиво на душе. Снова почувствовал себя последним лохом и неудачником. Это надо же… Двадцать лет я отдал своей работе. Ничего себе не покупаю. Не пью, не курю, питаюсь одной баландой, и всё равно к сорока годам не собрал денег, чтобы расплатиться с таксистом. В карманах пусто, а до следующей зарплаты ещё жить на что-то надо.

— Вот судьба проклятая…

— Простите, вы что-то сказали?

— Говорю, жизнь у меня очень тяжёлая.

Водитель обернулся и смерил меня спокойным внимательным взглядом.

— Почему вы так решили?

Несколько секунд я собирался с мыслями, а затем вдруг взял и выложил незнакомому человеку обо всём, что наболело за долгие годы. Рассказал о работе, которую ненавижу всем сердцем, про начальника-хама, про нехватку денег, маленькую квартирку и кислый борщ. Рассказал о бесцельно прожитых годах, о том, что жена у меня — дура, а тёща — дура в квадрате. Ещё вспомнил о своём детстве, о школьных наградах по физике и математике, заваленном экзамене в МГУ им. Ломоносова и массе других упущенных возможностей.

Водитель выслушал меня до конца, а затем вдруг так спокойно спросил:

— Если бы у вас появился шанс отмотать время, что бы вы изменили в своём прошлом?

— Да, практически всё.

— Ну а в первую очередь?

Я задумался. Даже самому интересно стало. Мой попутчик явно умел поддержать беседу. Именно это мне сейчас и нужно больше всего. Хотелось просто выговориться. Хотелось выплеснуть наружу все свои проблемы и переживания. Может, станет немного легче.

— Знаете, в восемнадцать лет я по глупости провалил экзамен в престижный университет. Если бы закончил его, то смог бы получить хорошую работу, а затем быстро подняться по карьерной лестнице и заработать много денег. Сами понимаете, что деньги в наше время — это всё. Это красивая жизнь, красивые женщины, хороший дом, нормальные друзья, уважение и даже крепкое здоровье.

— А если бы кто-то помог вам вернуться назад и исправить старую ошибку. Что бы вы на это сказали?

— Я бы хотел в это верить. Но сожалению не могу. Понимаете, я сам физик по образованию и убеждённый материалист.

— Зря вы так говорите, молодой человек, — Водитель вдруг остановил машину, после чего обернулся и спокойно посмотрел мне в глаза, — Раньше люди верили, что Земля плоская и покоится на спинах трёх китов. С тех пор мало что изменилось. Современная наука по-прежнему не в силах объяснить всех законов природы. Наш мир огромен и многогранен, а мы знаем о нём лишь ничтожную часть.

Дослушав до конца, я с подозрением покосился на своего странного попутчика.

— Кто же вы такой, на самом деле?

— Учёный, психолог, экстрасенс… таксист. Всего понемногу. А ещё я человек, который помогает отчаявшимся душам изменить свою жизнь. Если хотите, помогу и вам. Просто закройте глаза и мысленно вернитесь в тот момент своего прошлого, который хотите исправить. Сосредоточьтесь. Постарайтесь вспомнить любую мелочь. Это сейчас очень важно.

— Ну, ладно…

Я действительно закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Только не надо думать, будто Антон Авоськин наивный идиот, готовый поверить в путешествия во времени. Нет. Как-никак, я технарь и убеждённый материалист. Меня такими сказками не проймёшь. Зато я знал, что похожим способом многие психологи помогали своим пациентам. С помощью гипноза мысленно возвращали их в прошлое и навсегда избавляли от старых фобий и комплексов. Мне это не помешает. Может, с завтрашнего дня и правда начну новую жизнь.

— Э… извините, а это ничего, что я сейчас немного выпивший?

— Ничего, молодой человек. Были в моей практике случаи и посерьёзнее.

— Тогда, начнём…

И тут я вспомнил себя восемнадцатилетним. Вот я сижу за партой и сдаю вступительный экзамен по математике в МГУ. Как же всё реально, блин. Словно на самом деле попал в прошлое. Вот я уже решил последнюю задачку и собрался отвечать перед экзаменационной комиссией. Я был спокоен и уверен в своих силах. Я тогда ещё не знал, что в расчёты мои вкралась одна маленькая ошибка. Ещё минута, и линия моей судьбы навсегда свернёт не в том направлении. Я с треском провалю экзамен, буду учиться в другом, куда менее престижном универе, и в итоге, вместо хорошей должности, всю жизнь проработаю младшим бухгалтером в Росгарантии.

Так не годится. Я несколько раз тщательно проверил свои записи, пока не нашёл, наконец, злополучную ошибку. Надо же… оказывается, запятую дроби не там поставил. Такая мелочь, а в итоге — вся жизнь наперекосяк. Всего несколько минут у меня ушло на то, чтобы пересчитать решение и вывести новый результат. А затем я вышел к доске и без запинки рассказал весь материал. Придраться было не к чему. Мужчина из экзаменационной комиссии лишь внимательно посмотрел на меня и одобряюще покачал головой.

— Вопросов больше не имею.

А затем перед глазами вдруг понеслись яркие прекрасные картинки моей новой жизни. Вот я прихожу на первое занятие в МГУ, вот отдыхаю где-то в шумной компании и получаю диплом. Вот устраиваюсь на работу, еду куда-то по Москве на дорогой машине и провожу переговоры с какими-то солидными дядьками. Неужели это всё про меня? С ума сойти можно. А затем всё резко померкло, и я увидел новый эпизод. Каким-то особым чувством я сразу понял, что это моё будущее. Даже сомнения не возникло. Я стою около кабака, в котором недавно пьянствовал и пристально смотрю в даль. Я стою здесь уже давно. Стою не первый день. Идёт сильный дождь. Я промок и простудился, но я даже не думаю уходить. В руке какая то фотка. Я всматриваюсь во все проезжающие машины, пока, наконец, не замечаю ту единственную, которую жду уже больше недели. Странно, но это та самая зелёная девятка, в которой я сейчас еду. В глазах моих появляется надежда. Я бегу следом. Бегу, не обращая внимания на лужи и уличное движение. Громко кричу и размахиваю руками, как безумец. Фотка по-прежнему со мной. Я лишь крепче сжимаю её в ладони, словно какое-то сокровище. Что это со мной? Зачем мне в будущем ещё раз встречаться с этим странным таксистом-психологом? Наконец, я подбегаю к его машине, открываю дверцу и сажусь на заднее сиденье. Но это ещё не всё. Оказавшись внутри, я дрожащими пальцами подношу фотку к глазам и последний раз внимательно смотрю на неё. Пытаюсь запомнить каждую деталь. Это теперь очень важно. От этого зависит вся моя дальнейшая жизнь…

Водитель оборачивается.

— Вам куда, молодой человек?

— Назад в прошлое. Так никуда не годится. Дайте мне новую жизнь…

После этого я очнулся. Несколько минут просто приходил в себя, после чего поднял голову и с удивлением осмотрелся по сторонам. Я по-прежнему ехал на заднем сиденье машины, вот только… машина была уже другой, а за рулём, вместо пожилого джентльмена в костюме, сидел молодой кавказец в спортивных штанах и кепке. Что за чертовщина такая…

— Простите, но вы кто?

— Ну, точно нэ Фылып Киркоров. Таксыст я.

— Как я здесь очутился?

Водитель на секунду обернулся и смерил меня цепким, подозрительным взглядом.

— Ты вышэл из ночного клуба и попросыл подвэсти. Что, савсэм ничэго нэ помниш?

— Похоже, да.

Больше я не стал задавать вопросов. Вместо этого попытался сосредоточиться и восстановить в памяти всю хронологию событий. Видимо тот первый таксист навёл на меня какой-то гипноз. Он явно спец в этом деле. Такие реальные картинки засунул в мою голову. Чуть сам не поверил. Видимо, под действием этого самого гипноза, я вылез из его машины и зашёл в ближайший ночной клуб. Там немного потусил, после чего снова выбрался на улицу и сел в другое такси. Бред какой-то… Версия конечно дурацкая, но ничего лучшего на тот момент я не мог придумать.

По радио ещё передавали какие-то новости. Краем уха я слышал лишь отдельные слова и фразы. Говорили что-то о страховом бизнесе Москвы и в частности о моей родной компании. Мол, Росгарантия в последнее время стремительно расширяется и на днях поглотила очередную мелкую компанию. Если так пойдёт и дальше, то через полтора-два года она имеет всё шансы вырваться в безусловные лидеры. Что за чепуху они несут? Насколько я помню, Росгарантия всегда волочилась в хвосте прогресса, а последние несколько лет и вовсе стояла на грани банкротства. Что-то здесь нечисто. Что-то очень странное вокруг меня сегодня происходит.

Я, наверное, ещё долго мог размышлять о компании Росгарантия и своих нынешних нелепых приключениях, но тут машина остановилась. Я робко выглянул в окно. Какой-то совершенно незнакомый район. По всей видимости, элитная окраина Москвы. Большие красивые особняки, высокие заборы и аккуратные дворики.

— Куда ты меня привёз?

Таксист начал терять терпение.

— Куда прасыл, туда и прывёз. Хватыт глупых вопросав. С тэбя пяцсот рублей.

Я растерянно потянулся к карману, достал оттуда пухлый бумажник и молча отсчитал нужную сумму. После этого вышел из машины и как олух замер посреди тротуара.

— Что я вообще здесь делаю?

Прежде чем уехать, таксист ещё раз мельком взглянул на меня и неодобрительно покачал головой.

— Савсэм с ума посхадыли, наркаманы чёртавы. Память ужэ тэряют. Куда страна катытся.

Оставшись наедине, я ещё раз внимательно осмотрелся. Странно, но это место мне показалось знакомым. Особенно дом напротив. Как будто с этим местом была связана какая-то важная часть моей жизни. А может, у меня это… крыша поехала. Тронулся рассудком, бедняга, от счастья, что с Зойкой расстался. Я подошёл к массивным железным воротам и заглянул внутрь. Просторный двухэтажный особняк с большими окнами, шикарным балконом и белоснежными колоннами. Нет, не мог я здесь быть раньше. Бедолаге вроде меня нужно двести лет работать, чтобы на такое жильё собрать.

И тут я, как бы случайно, обратил внимание на свою одежду. Что, блин, за чертовщина?.. Почему вместо старого пиджака и мятых брюк, на мне надет элегантный костюм тройка из дорогого материала? Плюс, в кармане бумажник, битком набитый деньгами. Что за странный день такой? Неужели сегодня под гипнозом я мог кого-то ограбить?

Не знаю сколько времени я, как олух, стоял у чужих ворот и пялился в одну точку. А затем из дома показалась незнакомая женщина. Она сразу подбежала ко мне, заискивающе улыбнулась и поскорей открыла калитку. В глазах её читалась лёгкая тревога.

— Антон Антонович, у вас всё в порядке? Уже пол часа стоите на улице и не заходите? Вы словно не у себя дома. Может, ключ потеряли? Может, случилось что? А я вас в темноте сразу не узнал. Думала бродяга какой.

Промычав что-то невразумительное, я растерянно последовал в дом за этой странной незнакомкой.

— Простите, а вы собственно кто?..

Та сразу остановилась, побледнела. Потом медленно ответила дрожащим, испуганным голосом:

— Вы здоровы, Антон Антонович? Я же Маша, ваш домработница. Вы мне сказали сегодня задержаться, после того, как с женой поссорились. Когда Зоя Ивановна свои вещи забирала, то весь дом перевернула. Вот я и наводила порядок. Затем вы на пару часов куда-то уехали, а сейчас вернулись, и меня не узнаёте. Может вы заболели, Антон Антонович? Может, мне врача вызвать?

— Не надо врачей, Маша… Я сам во всём разберусь. Говоришь, это мой дом, а ты моя домработница?

— Да, Антон Антонович.

Я резко остановился. Перед глазами всё поплыло, а мозг, казалось, вот-вот взорвётся от избытка нахлынувшей информации. Значит, это случилось. Этот странный таксист на самом деле изменил моё прошлое. Нужно было сразу догадаться. Точнее, я догадывался, но мой разум до последнего отказывался верить в такую чушь. Я ведь технарь и убеждённый материалист, блин…

И тут в памяти, одна за другой, начали проявляться картинки из моей новой прекрасной жизни. Правда, чтобы собрать всю мозаику, пришлось немного напрячь извилины.

Интересно, за какие шиши я купил себе этот огромный дом?

Всё просто… взял кредит в банке, с которым очень быстро рассчитался. Зарплата у генерального директора Росгарантии совсем не маленькая. Плюс всевозможные серые доходы.

Стоп… выходит, в этой новой жизни я уже большой начальник, а не какой-то затюканный младший бухгалтер. Но когда я успел так быстро подняться?

Да, в принципе… я особенно не напрягался. С дипломом МГУ сразу получил хорошую должность и быстро сделал карьеру. В двадцать восемь я уже был первым замом, а в тридцать два — встал во главе Росгарантии. И именно я, всего за восемь лет, сумел превратить эту жалкую и разваливающуюся Шарашкину контору в одну из самых передовых компаний московского страхового бизнеса.

Как же я крут! Как у меня всё классно получается! Это тебе не младшим бухгалтером всю жизнь горбатится.

Погружённый в эти радужные мысли, я даже не заметил, как вслед за домработницей Машей вошёл в собственный дом. Вошёл и обомлел. Мама дорогая… такую роскошь до этого я мог видеть только в кино. Шикарная мебель, картины на стенах, старинная люстра, камин, плазменный телик на всю стену и уютный мини бар в углу. Дорого, солидно, красиво и удобно.

Вот, сейчас заживу, блин. Я уже не мог сдерживать своих чувств. Я лишь таращился по сторонам и громко безумно смеялся.

— Антон Антонович, с вами точно всё в порядке?

Моя домработница испуганно отшатнулась в сторону.

— Всё хорошо, Маша. Не обращай внимания. Мы это… собрались сегодня с друзьями, курнули какой-то дряни, вот у меня крышу и сносит. Сама знаешь, как я переживаю из-за ссоры с женой. Столько лет вместе, а тут она вдруг собрала вещи и куда то уехала. Каждую минуту о ней думаю. Нервы на пределе, аппетит пропал, вот я и решил немного расслабиться. Думал, поможет. Не помогает, блин…

Говорю о разлуке с «любимой», а у самого улыбка до ушей, и лицо сияет от радости. Маша напоследок как-то странно на меня посмотрела. А затем осторожно попятилась к выходу.

— Ну, я пойду?

— Конечно, иди. Отдыхай до завтра. Детишки уже наверно дома заждались. Всего хорошего и спокойной ночи.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 548