электронная
180
печатная A5
294
18+
Время и_стекло

Бесплатный фрагмент - Время и_стекло

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4745-8
электронная
от 180
печатная A5
от 294

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Твое неиспользованное Ч (э)

«…Ах, Геральдина, дорогая моя, Геральдина, Что ж ты так скурвилась, сука…»

Письмо князя Б. графине П.


«Схожесть» неверное слово, но первое что приходит на ум.»

Ч. Паланик

…год назад ты называла меня странно-нежным в твоих устах словом «креативщик»… сейчас я с такой же радостью называю себя цифровым мусорщиком… ибо так оно и есть… мы плодим террабиты, по сути дела не нужной информации…

05/08/2004 — 26/10/2004

Я хочу чувствовать губы твои растрескавшиеся на соленом ветре, трогать пальцами их своими дрожащими, чувствуя как ты чуть вздрагиваешь от каждого прикосновения к твоим трещинкам, морщишься, но сказать ничего не можешь… Ибо лепестки твоих некогда мягких губ огрубели в этой ужасной стране, где ветер с океана значит куда больше чем мои слова тебе…

Я хочу смотреть в твои бездонные глаза цвета неба со сливками, с опаленной вереницей ресниц… Пальцем повторять изгиб твоих бровей, и чуть задерживаться там где самый краешек, чувствуя, что буквально вот рядом на виске томно пульс твой стучит…

Я хочу трогать пальцы твои с пергаментной кожей, сквозь которую я могу часами любоваться, как звезды на небе предательски лижут спину луны. Пальцы твои такие нежные тем ни менее, с острыми сволочными ноготками, которые ты так любишь впивать в свою ладонь…

Я хочу слышать голос твой, с бархатно прокуренной хрипотцой от ночных не бдений, от ночных странствий по ту сторону. Хочу упиваться им как амброзией, а ты будешь смеяться, глядя на мои восторженные эмоции нелепо вырисовывающиеся на скомканном лице…


Когда сидишь в небольших кафешках, с обязательным видом на главную улицу. Там узорные салфетки. Так же очень удобно писать на салфетках. Такие что из-за аляпистого рисунка совершенно нет места для записей. Ты выкраиваешь каждый кусок, уменьшая свой почерк до безобразия. До того момента, когда сам не сможешь разобрать, что ты написал. Это индивидуальность. Это издержки таланта. Это регалии твоего дара. Салфетки придется сторожить, что бы официантка в униформе заляпанной подозрительно жирными белыми пятнами не унесла салфетки (Получи сдачу).

Ухмыляясь, она принесет нам чуть в мутных пятнах бокалы с вином… Она будет утверждать что это 84 год… лучшее вино… (mon ami, сделай себе пометку в твоем дневнике, в 84 году в Италии был чудный неурожай винограда) ….

И вот мы, улыбаясь другу-другу и пряча смущенно взгляды будем пить это псевдовино, смотреть в окно на горожан, делая попутно сбивчивые замечания. Гладить друг друга по руками, так, едва ли касаясь… И еще мы будет просто молчать…

Больше мы не увидимся, но ни я не ты еще не знаешь этого… Я обязательно позвоню тебе завтра, а ты мне снова напишешь письмо… Мы встретимся в очередной кофейне (я все еще помню твою нелюбовь к ресторанам) … Но это будем уже наверное не мы… Выйдя из этого убого заведения я буду суетно прятать по карманам исписанные салфетки…. А ты подаришь мне диктофон… Это чудное изобретение… Это мерзкое устройство, срабатывающее на голос… Это исчадие технической мысли… Panasonic RR-US360. Цифровой диктофон. Цвет серебро… LCD экранчик… 480 минут моего живого голоса…

Порой этого так мало, что прежде чем что то записать начинаешь думать, а стоит ли… Выбирая собственные мысли, забываешь их….

Это твой первый подарок… С улыбкой ты смотришь на торчащие из кармана салфетки…

Твой последний подарок… Остальные я буду покупать себе сам…. И диктофоны то же…

И так любимую тобой кроваво алую рубашку…

И серые штаны…

И сигары…

И кофе…

Все…


Тем, кто все еще собирается читать дальше…

Бросайте это дело… Нет нужды разбираться в хаотичных мыслях неизвестного вам человека. К чему вам это все? Зачем? Спрашивали ли вы себя когда-нибудь об этом? Задумывались? Или врожденное любопытство не дает покоя… Хочется утолить жажду информации…. А надо ли… Может стоить сходить на улицу. Выпить напитка в неизвестном вам до селе баре (можно на брудершафт….с барменом… с уборщицей….). Сходить на кухню и почистить картошки…. А может пожарить яичницы…. Или сделать сэндвич, попутно убив тапком таракана… Может просто сходить в туалет, прихватит прошлогодний гороскоп, где вам обещали крупный денежный выигрыш и повышение по службе… (хотя вас наверное уволили… или может украли бумажник) … Примите ванну, душ в конце концов, но не читайте дальше…. Есть вещи которые в настоящий момент намного важнее набора не вовремя поставленных запятых, букв, цифр… Неумело сложившихся мыслей……. Есть вещи….


Я помогал им. Хоти полиция так не считает. Но я им помогал, оказывал неоценимую услугу. Они теперь где то там, на чертовых небесах смотрят тоскливо вниз, держа двумя пальчиками миниатюрные чашечки с дымящимся кофе и жеманно оттопырив мизинец. Сидят и смотрят на меня, ставят ставки, кидают вниз облачные самолетики из скомканных благодарностей за оказанную помощь… Слабые. Слабые. Слабые. Самоубийцы… Хотя мне тяжело назвать их самоубийцами, если человеку помогают покончить с жизнью, слово самоубийца не совсем правильное… Эвтаназия? Нет… Они просто просили помочь им умереть… Они наивные мечтатели с раком крови, опухолями всевозможных органов… они впадающие в панику от собственной жизни, они сами говорили мне как хотят умереть… Я был их спасителем. Я забирал их страх, а в обмен давал им билет на лучшие облачные места…

Кофе бесплатно… BONUSPACK — сахарное печенье…

А они были фантазерами… Даже смерть им представлялась неким художественно-фантазийным действом… Они словно в меню выбирали для себя как бы им лучше умереть, под каким соусом. А что будет на гарнир… А свежий ли десерт… Адская кухня.

Плача и тяжело дыша в телефонную трубку… Шептать мне свои последние фантазии….

С улыбкой на губах. Пожалуйста… Только не плачьте… Сейчас будет чуть-чуть больно…

Сидящим на унитазе. Хорошо, постарайтесь не тужиться…

Лежащим в ванной. Нет проблем… Подержите вот этот фен…

В автомобильной пробке… Как пожелаете… Выпейте вот это кофе… Странный привкус?

В кинотеатре… Все устроим… Вот ваш поп-корн…

Последний захотел повеситься… Кусок веревки… Мыло Ducky Bath Time… Детская коллекция… Пенится… И нет слез… Это пригодится когда съедутся родственники…

Не знаю что побудило меня… Последнему счастливцу я вложил в рот свою визитку… Он висел, слегка раскачиваясь на ажурной люстре…

Прошло уже больше 5 минут… Искусственное дыхание ему уже не поможет… Язык вывалился и слюна капала на грудь… Штаны намокли от мочи… Странно что не произошло опорожнение кишечника… Визитка постоянно выпадала из рта… Слюна начала пропитывать картон… Я пытался сжать челюсти, непослушные теперь уже мышцы не хотели держать их… Я запихал ее за щеку… Пусть теперь они все узнают… Звонят… И строят догадки… Вымышленное имя… Указан телефон некоего брачного агентства… «La luna azul y sus niños»… Они любят странности… Они любят шокировать себя необычными открытиями… Они любят разгадывать тайны… Сыщики правды… Они…


Порой из моего рта вырываются слова, совсем неизвестные мне, незнакомые, не понятные… но не удивляюсь даже этому, как само собой все… слова так слова, пугают быть может иногда… такое чувство создается, что моя прошлая реанкарнация допустила system error при копировании, и что то в определенный момент, как это обычно бывает, пошло не так, теперь вот сидит внутри меня кусок моей прошлой, черти какой жизни и смотрит моими глазами, mon ami, на наш мир, столь страшный для него, что изо рта моего вылетают незнакомые слова, для нас… страшные быть может проклятия, а может просто удивление такое вот выражается… все бы хорошо если бы не завистливые взгляды прохожих, случайно навостренные чужие уши, ненавязчиво подстерегающая чужая память… повторить ведь смогут слова мои, и повторят, в чем я уверен процентов так на 150… народ у нас любопытный пошел, mon p [e] tit, до ужаса просто, как попугаи повторять будут…. Просто случайно услышанное от меня красивое слово, для их квадратного языка… черствого, который через много лет будет считаться мертвым….


Мне нравится ночами улыбаться… Строить рожицы монитору… Стучать кофейно по клавишам, когда мы оба устали, пить коктейли перед последним рейсом… Оставлять свои следы на пыльных, ночных проспектах… Уходить в никуда, что обязательно возвращаться другой стороны… Ищи меня там… Только может уже не столь важно…


Кстати, так любимый тобой потаенный Sergio довольно странно относится к грозе… Я вспомнил это, лишь потому, что небо придирчиво заливаясь серыми тучами смотрит на меня дырами в облаках.. Вспомнил потому, что ветер донес до меня отголоски далекого грома… Где то сейчас дождь (выходя из дома не забывай зонтик).

После грозы с громом (запомни на будущее этот момент) он выливает все молоко, которое находится в доме, постоянно повторяя, что из-за чертовой грозы молоко прокисает. Странный ход, должен заметить. Связи я не вижу ни какой — между грозой и молоком, между прокисанием и приторным порой запахом свежести смешанной с запахом озона… На мой вопрос, от чего не портится молоко в супермаркетах, Sergio, одаривая меня удивленным взглядом, отвечает «А, хуй его знает». Вот так вот коротко. Вот так вот ясно. Как точка. Большая и жирная. Сказал…

Единственное, что остается все-таки в душе какой-то черствый осадок, вечно гудящий в нейтронных завитках мозга вопрос — «Что есть хуй?»… И почему именно он все знает…

Может Хуй — есть Бог. Может истинное имя Бога звучит именно так, а не иначе. А мы грешные (считай — представители всех конфессий, а так же многочисленные армии Свидетелей Иеговы, ополченцы бесконечных церквей и прочие представители интерпритационной библии) на иконах малюем то что ни когда ни кто не видел… Наивно что то придумываем… Предполагаем… В таком случае старик Фрейд все таки прав — миром действительно правит фаллос… Ты наверное усмехаешься сейчас… Ты наверное сейчас начала думать совсем о другом… Фрейд предполагал и это тоже…


Самоубийцы… Почему то вспомнилось искусственное дыхание… На курсах младших медицинских работников нас учили как правильно давить… Давали слушать записи, где среди шорохов и сбивчивого дыхания инструктора, можно было расслышать как трещат ломающиеся ребра… Дыхание… Искусственно… Спасение жизни… Странно но манекены всегда мужские… Как же тогда выглядит искусственное дыхание для женщин… Вдох… Выдох… Вдох… Левая грудь… Вдох… Правая грудь… Выдох… Вдох… Выдох… Вдох… Левая грудь… Вдох… Правая грудь… Чувствуешь, как начинают соскальзывать вспотевшие ладони… Надо научиться гасить возбуждение… Ты спасаешь человека… Левая грудь… Торчащий в небо сосок… Во рту появилась пошлая слюна… В голове включились диафильмы с кама-сутрой… Правая грудь… Выдох… Возбуждение…

Спасайте человека… Возбуждение… Писк на мониторе…. Возбуждение… Мы потеряли ее… Возбуждение…. Потные ладони… Мертвая левая грудь… Вдох… Мертвая правая грудь… Выдох…. Возбуждение…. Писк…


Как ты любишь, я постоянно вот уже какое-то время, или промежуток времени (ты всегда употребляешь именно это словосочетание, пытаясь описать какой то неопределенно-неосознанный участок жизни) курю эти вредные для наших хилых тел табачные палочки…

Наивность моя, впитанная с твоими секрециями, с твоей кровью, словами и мыслями позволяет иногда участвовать в неких массовых развлечениях табачных корпораций. Становится очередной пешкой в бесконечно спонтанных шабашах этих монстров производящих легальный яд… Все просто, как ты и любишь. Собираешь пачки, заполняешь анкеты, отправляешь, ждешь… Куришь и ждешь… С какой то инстинктивной надеждой на хоть какой то приз.

На хоть какое-то поощрение твоих страданий…

На хоть какой-то клочок сбывшейся мечты…

На хоть что-то…

Ты получаешь… Ты сияешь от радости, тут же закуривая новую сигарету… Никотин и радость слова синонимы, у них один корень… не видимый синтаксис… не вербальная орфография…

Казенное письмо. В уголке цветной brand… Так надо.. Адрес получателя на таких письмах обязательно распечатан на принтере, писать от руки слишком унизительно, но ни сколько не трудоемко… Корпоративный стандарт… Культура мегаполисов. Почтовый mainstream. Ни каких помарок и чернильных клякс… Нет… Корпорации не экономят на людях… Корпорации экономят на картриджах… Заметь краску еле видно…. Экономная печать… Достижение… Прогресс….

Спешно разрываю конверт, давясь прогорклым эспрессо… Улыбка размазывает губы по лицу. Я с гордостью смотрю в окно, как будто за ним собралась толпа зевак и все с нетерпением ждут когда я покажу им, что мне прислали… Я открываю окно и высовываюсь на половину размахивая маленькой картонкой.

27 этаж…

Здесь нет зевак…

Птицы не в счет…

27 этаж…

Лишь нескрываемая радость наедине со мной. Мне прислали Golden Card. Я почетный член общества любителей табачной корпорации… Золотой член… Снова Фрейд… (Снова про Sergio?)…


А еще все хотел тебя спросить, помнишь ли ты свои такие туманные вечно воспоминания… Помнишь ли ты так зачаровывающий тебя L’eau Par Kenzo… А легкий ветер из окна… И нескончаемые крики голодных чаек… Которые так режут твой нежный слух… Вносят дисгармонию в твое альтер эго… Заставляют творить чудеса…

Ma tendresse aggravée, ты стоишь в своей в своей комнате… обнаженная… как обычно с утра, морща носик пытаешься придумать что же тебе одеть, как доставить удовольствие своему телу на сегодняшний день… как облачить себя в достижение модельеров… Ты в раздумьях, а руки зная все заранее ласково и почти не касаемо начинают гладить тебя… слегка словно крылья бабочки пробегаясь по твоим так заветным местам…

Ты стоишь перед раскрытым шкафом придирчиво оглядывая вереницу модных текстильных аксессуаров жизни… Смотришь на модные лейблы… Ты становишься такой же как они…

Вздрагиваешь… Глаза удивленно распахиваются… Именно распахиваются… Эти твои океаны необузданной страсти… И знакомый Kenzo как невидимой рукой заставляет повернуть голову…

В углу на твоем любимом кресле (которое знает так много твоих тайн) снова сидит он… Ветер резко обрывает свою теплую песню, и штора в паническом бессилье плавно стекает вниз… Обнажая фигуру… Обнажая тело… Обнажая человека…. Говори… Я знаю что тебе просто нравится слово «обнажая»… можно перечислять обнажение бесконечно…

Смущенная прячешься за дверкой шкафа… Ты узнала эту алую рубашку… Алую… Хотя цвет определить так тяжело… Цвет крови. Да, скорее всего так сказать было бы куда точнее… Эти серые брюки… Скрывающие ноги, испещренные сотнями шрамов от всех известных войн… Эта приятная бутафория… Которая так нравится тебе… Выглядываешь из-за шкафа, тайком, урывками хватая кадры….Запоминая словно на фотопленку….

Этот гость постоянно приходит и сидит в твоем кресле… Он скоро станет частью тебя… Тебе ли не знать…

А пока…

Пока ты подглядываешь за ним из-за дверцы шкафа, хотя это он подсматривает за тобой, не стесняясь, открыто, нагло вроде бы даже… Но без оценивающего взгляда, просто взгляд человека, просто взгляд… просто….

Краснеешь…

В руках у него уже словно как в сказке или в приятном сне бокал коньяка и сигара зажата в зубах (правильнее сказать сигарилла, не путай больше никогда) … Пепел с нее исчезает не долетая до пола… Тебя не удивляет это… Так уже было…

Неловкость от сложившейся ситуации пропадает… Нагота прекращает смущать тебя, но выйти из-за дверцы ты не можешь… Хотя чувствуешь его взгляд даже через древесные волокна… Смотришь в зеркало перед собой, замечаешь как приятно кровь прилила к лицу, как приоткрыт твой рот, и чуть вздернутые губы обнажают полоску белоснежных зубов…

Руки медленно порхают в области твоих вдруг воспылавших гениталий… Мастурбация… Многие не считают это пороком…

Многие считают, что это грех…

Многие просто делают это…

Многим стыдно это признать…

Ты же просто доставляешь себе удовольствие. Как привыкла… Как тебе нравится… Как ты умеешь…

Чуть постанывая… Закусывая губу… Возбуждаясь, ловя обостренным слухом, шелест рубашки гостя, легкий звук когда он делает очередной глоток… Изредка выглядывая из-за двери, что бы просто убедиться что он здесь…

Это практически спектакль для него…

Это практически шоу…

Это практически не так…

Чувствуя как какая то волна начинает медленно накатывать на тебя, ты упираешься головой в дверцу… Холод зеркала вгрызается в кожу, лишь следы от испарины остаются на нем… Ты выглядываешь и застываешь так, на половину спрятав свое лицо за дверцей, наполовину показавшись гостью… Не в силах больше сдерживаться, ты начинаешь стонать чуть громче, глаза закрыты… Глазные яблоки закатываются как при глубокой фазе сна, в эти минуты ты можешь увидеть свой мозг… Ноги чуть подкашиваются, открывая рукам больше места для маневров… Мастурбационных маневров… Боевые действия по удовлетворению… Самоуничтожение… Самолюбовь…

Когда волна спадает… И появляются скрытые резервы сил, ты открываешь глаза… В чуть запотевшем зеркале ты видишь лишь черное пятно своего зрачка……. Бесконечно глубокое… Как звездное небо… Только звезд нет… Одна лишь пустота….

Как вокруг меня сейчас…. Как в отражении тебя……


Меня обвинили в моем романтизме, я никогда не считал себя таковым. Смотреть на звезды, моя псевдоиндивидуальность, это наверное хорошо. Нет, это хорошо. Когда ты один… когда ни кто не пьет сок твоей грусти, когда ни кто не делится с тобой сокровенными мечтами. В таком случае не надо чувствовать себя соучастником некоего действа. Отчуждать в себе волшебника. Смотреть на жизнь грязной собакой, которой дали три дня дополнительной жизни. (читай это как BONUSPACK). Смотреть на жизнь глазами бомжа, который болен сифилисом (занеси это в свой ежедневник). Смотреть на жизнь с любопытством ученого, покупая каждый раз более усовершенствованный микроскоп (думай в этот момент про себя, романтичная сволочь моя)…

Романтика… Я устал… Мне уже интересны рисунки ваших облаков. Я уже давно не провожал закаты. Я уже давно не встречал с тобой рассветы с кружкой душистого чая (твой мини рецепт: Душистый сбор №3, мята перечная, мята холодная, бергамот, три палочки гвоздики). Я уже давно….не болею твоей романтикой…


Письма. Для многих это так много значит. С развитием технологий надобность в пачканье бумаги отпала.

Так же нет необходимости разбирать почерк тех, кто нам близок.

Нет нужды тратиться на конверты.

На марки.

Не надо ходить на почту в дождливый день.

Не надо донимать почтальона вопросами «Где мое письмо?»…

Интернет стал главным сподвижником ленивых… Их сила в том, что написано после @.

Мы тоже пали в этой войне технологий. Мы тоже писали друг другу тысячи писем. Мы завалили свои почтовые ящики тысячами килобайт так необходимой нам информации. Можно подписать письмо как хочешь, назвать себя медвежонком. Написать с анонимного сервера, адресовав его тебе, романтичная сволочь моя…

Эта чертова виртуальность, люди делают с тобой, что хотят… Мы рабы доменов… Мы слуги @.

Я пытался бороться… Я только писал тебе письма… Получал ответы… Наслаждался тем что почтовый ящик радостно и возбужденно пух от новых килобайт информации….

Наливая кофе, обжигающее руки, я думал что оно согреет мою душу.. Садился в кресло и выключив свет, слизывал с монитора твои мысли, сочно стекающие с него, как свежий мед…

Я испытывал возбуждение перечитывая твои письма задом наперед… Строчку за строчкой. Впитывая как губка в себя каждый твой знак, каждую запятую поставленную тобой, каждое многоточие…

Раньше сжигали ненужные письма. Когда рвали с прошлым. Когда расчищали кладовки выбрасывая ненужный скарб. Письма сжигали. Клочки бумаги с уже ничего не значащими словами…

Ты выкинула весь компьютер. Нет нужды сжигать мои письма. Можно просто выкинуть компьютер. Целиком. В окно… 12 этаж… На дворе тепло и вечерне приятно. Зубами ты зажала сигарету. Твои мысли сейчас далеки от всего, ты берешь компьютер, бережно сворачиваешь провода. И выкидываешь его в окно.

7 этаж. Открытое окно. Кто-то так же как и ты курит почти вываливаясь из окна.

Ты ведь не хотела его убить?

Ты же просто сжигала мои письма…

А он просто курил… Высунувшись из окна…

Ты выкидывала компьютер. Этот акт вандализма для тебя так же свят как ритуальное убийство. Ты просто сжигала заменитель бумаги…

Теперь под окнами мертвое тело с размноженной головой. И осколки твоего компьютера.

Тебя найдут… Чуть позже… Ах эта твоя милая привычка украшать системный блок всевозможными цветастыми штуками. Последняя твоя розовая радость, маленький мишка… Нежно голубой… Такой же у тебя на ключах, как брелок… Ты называла их братьями… Тебя найдут.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 294