электронная
432
печатная A5
401
12+
Время

Бесплатный фрагмент - Время

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-3690-4
электронная
от 432
печатная A5
от 401

Тебя бы жизнью я назвал

Не описать твою красу,

Тебя вознёс бы до святыни!

Согреть бы душу мне твою

Огнём, пылающим в лавине.


Влюблённым небо жизнь дало,

На нём звездой сияешь ты,

Младая кровь во мне кипит,

Олицетворением мечты.


В душе любимой свить гнездо,

Такая власть мне не дана,

Уткнуться в уголочек сердца,

Чтоб смыла скорбь мою волна.


Укрыло бы головой нас счастье,

И страсть как молнии удар,

Твоё дыханье жизнь дало бы,

И стала бы ты моей Гюльзар!


Простор бескрайний нас манит,

Невзгоды, беды — нипочём!

Коль улыбаются глаза,

Дороги жизни мы пройдём.


Жить будет вечно в нас любовь,

Сжигая пламенным огнём,

Приобретёт мир новый смысл

Для Фахраддина, в нём самом!

У каждого, говорят

У каждого, говорят, своя звезда,

А ты — звезда в моём светиле,

С тобою и зимой весна,

Вселяешь дух, давая силы.


По листопаду медленно ступаю,

Ветви голые плачут росой,

Белым цветом глядит алыча,

Дух вселяешь зимой и весной.


Белеют издали гор седых вершины,

Схож с белизной их любимой лик,

И этот зимний сад цветущий

Зелёный вихрь в душе поднял на миг.

Годы летят

Годы летят, давно уж не виделись.

Думал, изменилась, постарела совсем,

Встречей с тобой я вновь очарован, —

Красоту сохранить удаётся не всем!


Глаза пылают огнём, как и прежде,

Родинкой багровой сияет щека,

А губы! — мёд майский, сладкий, янтарный,

Волосы сложены букетом цветка.


Резвое тело играет в такт стану,

Её не обнимет чужая рука.

У стрелы твоей я давно на прицеле,

Твой образ в душе засел навсегда!

Гарабах мой, Гарабах

Возраст твой не счесть годами,

И боль не выразить словами,

Писк тихий мельниц жерновов,

Сказочный цветник садов.


Ласкает всех Азербайджан,

Красотой Шуши всякий пьян,

Подвергся грабежам не раз,

От боли плачет и Араз.


Опустошён Агдам весь райский,

И Физули наш в боли адской,

Пал Джабраил, опустошён,

Всё это видим страшным сном.


Пылал в огне и Зангелан,

И Губатлы огню предан,

Кельбаджарцы и лачинцы,

Не пали духом наши братцы.


Не пережить нам это горе.

Стёрт Ходжалы, там крови — море,

И тучи слышат вопли, стон,

Проклятьем враг наш заклеймён.


В Ханкенди ханов не осталось,

В жилах крови не осталось,

Не пал и камень из небес,

Куда ни глянешь — трупов лес.


В плену невесты, дети, жёны,

И пожилые стали пленны,

Позор такой не пережить,

Задета честь, как с этим жить?


В Топхане же коней умчали,

Враги рай новый изучали,

Рука хватала, что зрело око,

«Друг» оказался дальнозорким.


Джорус, Кафан, Гёйчу видали?

Гора Веди в туманной дали,

Среди цветов Даралаяз,

И Зангезур — очагов вяз.


Ирвангулу тот Ириван

Оставил боль в наследство нам,

Неблагодарный Ереван,

Агрессором всеми признан.

Любовь

С чашею весов схожа любовь,

Одна чаша твоя, другая — моя,

Расстроилось всё, нарушен баланс,

Одна чаша полна, другая — твоя.


Любовь — пламени жгучий огонь,

В душе рождающая сильную страсть,

Любовь — это сила, крушение, мощь,

Болезни душевной особая власть.


Любовь — не мода, обычай, обряд,

Любовь — это сердце, души естество,

Любовь — часть неба, светило, звезда,

Любовь — единенье, дар Божества!

Средь звезд

В движении белых облаков,

Узрел твой образ в ярком свете,

Мечта ль моя взлетела в небо,

Разлившись в вышине сонетом.


Недосягаема всегда,

Среди светил звездой сияешь,

Твоим я лоском восхищён,

На землю блеск ты излучаешь.


Лечу сквозь время за тобой,

Зажжён огнём я вдохновенья,

«Увы! Не лётная погода» —

Мне шепчет ветра дуновенье.

В день весенний

В этот миг, в весенний день

С тобою бы под вязов тень,

В объятиях одной мечты,

Пусть всё во сне, но только ты!


Ещё не время, не спеши

Томленьем жаждущей души,

Давай продолжим свой полёт,

Сдувая с лепестков налёт.


И мы, витая в облаках,

С зари росою на губах,

Несёмся к мысу на волне,

Где осень плачет по весне.

Время

Осени грустной золотая пора,

Обилие фруктов несут со двора,

Душистая дыня ароматом пьянит,

Зерно янтарное в колосьях пестрит.


Короткие дни и ранний закат,

Жеманству придали особый азарт,

Вечером поздним, возвращаясь домой,

Басни плетутся с особой игрой.


Жизнь обычная мимо мелькнула,

Гостей в этом мире не счесть, — навалило,

Не годится дом без друзей никуда,

Не покидайте мир, друзья, без следа.


Когда вдохновенье порою уходит,

Сердце в волненье ничто не приводит,

Не спрашивай кто, когда, почему,

Давшему жизнь, и забрать суждено.


Фахраддин Мейданлы, не старайся уж очень,

Время не вернётся, если захочешь,

До неблагодарных нет тебе дел,

Пора подковывать всех лошадей.

На ветке цветка

Дела то по маслу, то никак не идут,

На ветке одной и шип, и бутон,

Один жаждет крови, другой отдаёт,

Один ненавидит, дугой же влюблён.


Найти место в жизни не просто, мой друг,

Познать в делах себя, призванье найти,

Коль чист человек, он ясен как день,

С ним вместе по жизни нетрудно пройти.


В тёмной душе не может быть света,

Потухший родник не наполнить водой,

Гуляка гуляет и до рассвета,

В потёмках, ища тропинку домой.


Славны одни в начинаниях хороших,

Болтунам вопреки правдивы, честны

Другие и в богатстве нищи душой,

Завидуют бедным, их пожитки скудны.


В делах у одних изъяны, ошибки,

Другим нет препятствий, под силу им всё,

Ничто то богатство, коль живёшь в нищете,

Спишь под одеялом, что залатано всё.


Сухие поленья разгораются быстро,

Распадается вмиг отряд без главы,

Хлеба кусок с другом делит иной,

О тебе ж ни слова, ни хорошей молвы.


Запах веретена улетает в окно,

Оно вертится, нить, собирая в моток,

Мера аршин из доски деревянной,

Не порезала бы белой нити клубок.


С годами посуда темнеет порой,

Вечером отару встречает хозяин

В стойле он ищет лоток питьевой,

С жизнью смирившись, всеми доволен.


Фахраддин не мирится с ложью никак,

Всегда справедлив, он к Богу — лицом,

Жизнь так устроена, что каждый из нас,

Предстанет пред истиной, будь то лжецом.

ИНЫЕ ЗВЁЗДЫ ОСЛЕПИТЕЛЬНЫ


Есть яркие звёзды, что слепят глаза,

Есть тусклые, что не светят совсем,

Есть чувства, их пламень душу сжигает,

Есть души, чьи чувства холодны нам всем.


Есть свет, что освещает далёкий твой путь,

И свет, что едва уныло мерцает,

Есть глаза, освещают любое лицо,

И взгляд, от которого всё погибает.


Есть огонь, чьё пламя согревает очаг,

И огонь, что сжигает всё в пепел дотла,

Родина — колыбель, святость нас всех,

Без неё нет солнца, а значит — тепла.


Светлым утром сменяется каждая ночь,

Мрак, темнота уходят от нас,

Все наши надежды связаны с Богом,

К влюблённым тянется луч как алмаз.

Говорят

Все говорят, что мир наш двухцветный:

Один цвет белый, чёрный — другой.

Откуда же вокруг обилие красок,

Сменяет друг друга своей пестротой?


Люди, почему-то, смотрят на мир

Просто, отвлеченно, очень абстрактно,

В радуге семь прекрасных цветов,

Кто назовёт их все достоверно?


Три цвета дают величавую пышность,

Нашему флагу, покорившему мир,

Испокон веков злейший наш враг,

Неравнодушен, флаг наш, — кумир.


Не счесть оттенки прекрасных цветков,

Белые, красные и жёлтые розы!

Соловей, меняющий краски свои,

Сплетает венок в разноцветные косы.


С чем сравнить, милая, цвет твоих глаз,

Мой взор, заглянув, любовь там найдёт,

Господь упаси, пылающий взгляд,

Что огнём, бушующим землю сожжёт.

Любящие не стареют

«Тебе пятьдесятпять, а ты молод и свеж» —

В шутку порой друзья говорят

Тот всегда молод и не стареет,

Кто радость с народом делит и рад.


Нет хуже обиды — поэта лишить

Бумаги, пера, не дать ему слова,

Чувства поэта бесценны, друзья,

В бой рвётся с пером он снова и снова.


И если по миру пожар иль потоп,

Заботы вечные да серые дни,

Улыбайтесь люди, любите всегда,

Жизнь и любовь нам один раз даны.

День рождения

Любимый праздник — день твой рождения,

Ждал с нетерпеньем, особой тоской,

Забыв всё на свете, шутил и смеялся,

Сейчас одинок, лишь в мыслях с тобой.


Выбирал подарок ни день и не месяц,

С особым волнением их подбирал,

Походило на свадьбу это веселье,

День светлый вокруг друзей собирал.


Гладил волосы нежно и долго,

Бабочкой, мягко касаясь цветка,

Хотелось бы очень, чтобы однажды

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 401