электронная
Бесплатно
печатная A5
529
12+
Времена Солнцелуния

Бесплатный фрагмент - Времена Солнцелуния

Книга 1: Златоглазка

Объем:
326 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0053-9250-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 529
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Посвящается «особенным» детям, которые

не меньше других заслуживают счастья.

1 часть. Солнечное королевство света

Солнце и луна, как звёздные божества, всегда любили быть в центре внимания, и не желали уступать своё превосходство. Время пошло светилам навстречу, поделив сутки между ними на день и ночь, где каждый стал полноправным хозяином. С тех пор в светлое время суток правило солнце, озаряя всё вокруг своим сиянием и даря тепло, а в ночное время его сменяла, появившаяся на звёздном небе луна.

Солнечный день и лунная ночь, они такие разные, словно две противоположности единого целого. В то время, когда господствует свет и на небе ослепительно светит солнце — всё вокруг оживает, наполняется энергией, мир становится цветным и красочным. А под покровительством ночи выступают тени, в мерцании луны даже самые яркие предметы кажутся чёрно-белыми, жизнь мгновенно замирает, воцаряется спокойствие и одолевает грусть.

Так повелось ещё издревле, на свете по соседству расположилось два королевства: солнца и луны. И они подобно звёздным светилам разделили между собой время правления на Земле, одно повелевало жизнью белым днём, другое чёрной ночью.

В Солнечном королевстве всегда было светло, и никогда не видели ночи. Там в Янтарном дворце жила прекрасная королева Аврора. Она была не только необычайно хороша собой, но и очень мудра и справедлива. Освещённый солнцем дворец считался одним из самых удивительных и величественных сооружений на свете. Являясь ещё и очень древним, он сочетал в себе множество архитектурных стилей, так как на протяжении всего времени достраивался разными правительницами.

Дворец со стрельчатыми сводами был построен из очень редкого белого мрамора, наружный фасад привлекал взгляды вытянутыми заострёнными арками, сложным орнаментом и скульптурами из лепнины. Многочисленные верхушки устремлённых по вертикали башен, украшенные взлетающими ввысь остроконечными шпилями, были покрыты золотом и, сверкали на солнце так ярко, что виднелись издалека. Земные люди не могли долго смотреть на них и прикрывали глаза, боясь ослепнуть. В определённые часы дня, свет позолоченных солнцем верхушек башен отражался на белоснежных стенах дворца, превращая его в сияющее чудо.

Внутри находилось множество залов, комнат, коридоров и мраморных лестниц. Главным считался, конечно, янтарный тронный зал, размещённый в одной из больших башен. В честь него и сам дворец получил название «янтарный». У помещения был высокий сводчатый потолок. Солнечный свет освещал его внутреннее убранство через огромные витражные окна, расположенные в стенах зала и башне. Сюжеты оформленных цветным стеклом витражей были наполнены глубокой символикой, отчего напоминали живописные картины. В готических окнах дворца находили отражение не только исторические события из жизни правителей, но также проскальзывали мистические сцены.

Отделку потолка и стен верхнего и среднего уровней тронного зала, дополняла цветная стеклянная мозаика. Причём сверху на мозаике использовалось стекло золотых оттенков, что олицетворяло солнце, на среднем уровне — голубых, воплощающих в себе небо.

Но изюминкой зала, конечно, считалась янтарное убранство. Стены нижнего уровня, украшенные янтарным панно, богатым на всевозможные оттенки от молочно-белого, слоновой кости, жёлтого, золотистого, оранжевого и до красного, поражали воображение. Их разбавляла мозаика из драгоценных камней. Янтарь, освящённый солнцем через витражные окна, смотрелся необыкновенно и мог впечатлить самого искушённого любителя красоты, а благодаря богатству природных оттенков превосходил по великолепию даже чистое золото. Живописный наборный паркет на полу гармонично дополнял очарование тронного зала.

Тот, кто попадал туда впервые, застывал как вкопанный при виде всей этой красоты. На почётном месте стоял трон королевы. Он был сделан из самого большого цельного куска янтаря, одна только спинка достигала трёх метров в высоту. На самом деле янтарём считался вовсе не камень, а окаменевшая смола хвойных деревьев, возраст которой достигал многих тысяч лет. Согласно древней легенде, к созданию трона не прикладывал руку ни один мастер, а кусок окаменелости опалил последний из драконов. Обожжённая поверхность янтаря оплавилась в виде своеобразных узоров, поэтому, казалось, трон украшен изысканной резьбой.

Во дворце насчитывалось великое множество спален и других комнат, оформленных в разных стилях и обставленных барочной мебелью. Помимо тронного зала, особенной популярностью у обитателей дворца пользовались королевские и женские покои, морской обеденный, танцевальный и фарфоровый залы, зеркальная галерея и библиотека. Потолки многих помещений были расписаны фресками, отображающими разные сцены и периоды жизни предыдущих властителей, стены украшены резьбой и росписью.

Внешняя территория Янтарного дворца тоже впечатляла. На главных воротах, ведущих во владения и сделанных из чистого золота, было изображено солнечное светило, украшенное живописными орнаментами. На площади перед дворцом стояли белоснежные мраморные скульптуры, запечатлевшие образы прошлых поколений, их лица были увековечены в камне, а у части позолочены волосы.

Исключительным местом считался дворцовый парк. Королевским особам нравилось гулять в садах, оранжереях, любоваться на удивительно украшенные фонтаны, статуи, цветочные клумбы и фигурно подстриженные кустарники.

В ясном государстве правление всегда передавалось по женской линии от матери к дочери. Отличительной чертой наследницы являлся отпечаток солнечного светила, девочка рождалась с волосами цвета чистого золота и веснушками на лице, сияющими даже при дневном свете. Таких детей называли «поцелованными солнцем», и в дальнейшем они вместе с остальными дочерьми проходили через церемонию Посвящения, где определялась их судьба. Истинной наследницей королевы солнечного света могла быть выбрана только одна из дочерей, но обычно эта роль выпадала именно поцелованному солнцем ребёнку.

У королевы Авроры появилось на свет десять детей и все девочки. При рождении пятой, Смотреи, а так называли при лучезарном дворе нянь, занимающихся воспитанием королевского потомства, разглядели в ней, наконец, все признаки наследницы. Девочка имела золотой пушок волос на голове, он сиял подобно драгоценной короне. Дочь назвали Люция, что означало сияющая.

Маленькая солнечная принцесса росла замечательным ребёнком, отличалась послушанием и смышлёностью. Когда девочке исполнился один год, на её лице появились веснушки, словно позолоченной пылью посыпали. Без сомнения, Люция выделялась среди сестёр внешностью. Её шелковистые волосы сияли подобно золоту, когда у остальных преобладали более спокойные солнечные, светло-жёлтые и даже рыжие оттенки. У четырёх старших девочек тоже были веснушки на лице, но они смотрелись маленькими светлыми или тёмно-жёлтыми пятнышками, тогда как у наследницы переливались и сверкали подобно драгоценностям.

Хотя до церемонии Посвящения было ещё далеко, но уже ни у кого не возникало сомнений, что юная Люция — будущая королева солнечного света. Поэтому к ней сразу установилось особое отношение, как к наследнице. Девочке предстояло пройти специальное обучение, отличное от остальных сестёр. За ней более пристально следили Смотреи — королевские няни. Не всё то, что разрешалось другим дочерям, дозволялось делать ей. В приоритете всегда была безопасность златовласой принцессы. Если в игре спотыкаясь, падала любая из сестёр, никто не делал из этого трагедию. Но стоило Люции просто запнуться, как с охами и вздохами сбегался весь королевский двор, и не забывали позвать даже лекаря.

Наследнице отвели почётное место в тронном зале и за обеденным столом в трапезной. А во дворце и на прогулке её постоянно сопровождали служанки. Но, несмотря на превосходство, полученное ею при рождении, девочка первое время старалась не задаваться и не преуменьшать достоинств своих сестёр.

Через несколько лет во дворце произошло ещё одно важное событие. У королевы Авроры родилась седьмая дочь, и она тоже оказалась златовласой. Только у ребёнка, в отличие от принцессы Люции, уже при рождении наблюдались светящиеся веснушки на лице, словно позолоченные звёздочки.

— Ещё одна поцелованная солнцем девочка! — обрадовалась королева-мать. А потом она обратилась к старшей Смотрее: — Но разве такое возможно, что наследниц сразу две?

— Нет, ваше золотовеличество, наследница всегда одна, — Смотрея, напротив, была не сильно удивлена и явно что-то не договаривала.

Няня, улыбаясь, смотрела на ребёнка с короной золотых волос на голове, но в глазах отражалась глубокая печаль, будто её беспокоила судьба девочки. Королева-мать, казалось, не заметила реакции Смотреи. Аврора любовалась своей дочерью, которая для неё сейчас была пока лишь маленьким ангелочком, а не титулованной особой.

— Я назову тебя Аурелия, из-за золотой пыли на лице, что означает золотая, — провозгласила королева.

Но вот уже вечером того же дня к правительнице пришёл главный лекарь в сопровождении старшей Смотреи. У них были скорбные лица, и они избегали глядеть королеве в глаза. Аврора сразу поняла, что это вестники плохих вестей и её сердце сжалось.

— Мне очень жаль, моя королева, но маленькая принцесса Аурелия родилась с весьма редкой и тяжёлой болезнью, — дрожащим голосом поведал главный лекарь. — Боюсь, она подобно свечке, недолго сможет радовать вас своим светом. Вам не стоит к ней привыкать…

— Что вы такое говорите про мою дочь? — возмутилась Аврора. — Вы уверены?

Лекарь рассказал опечаленной матери, что у девочки каменная болезнь. При ней ухудшение состояния обычно протекает стремительно, и в один прекрасный день, находящийся не за горами, принцесса перестанет двигать сначала ручками и ножками, потом замрёт всем телом, а в конце не сможет вздохнуть и словно окаменеет.

— Разве вы не можете вылечить её? — в ужасе спросила королева.

— Эта болезнь неизлечима, ваше золотовеличество, — лекарю нечем было успокоить новоиспечённую мать.

Оказалось, очень часто в королевской семье рождалось сразу две принцессы поцелованные солнцем. Однако к несчастью, у одной из них всегда оказывались признаки каменной болезни. Потом очень осторожно лекарь добавил, что, к счастью, основной наследнице подобный недуг не угрожает. Эта новость совсем не успокоила королеву-мать, она попросила позвать к ней короля, а всем остальным выйти из покоев.

Сердце матери не смирилось с ужасным пророчеством. На следующий день во дворец созвали на совет лекарей, в том числе из соседних королевств. Правительница пообещала несметные богатства тому, кто найдёт и привезёт средство для юной принцессы Аурелии, которое поможет ей справиться с каменной болезнью.

Но лекари знали, такого средства не существует. Среди посвящённых ходили слухи, как давным-давно каменную болезнь в качестве заклятья наслал на весь королевский род злой колдун, и с тех пор она поражала девочек солнечного семейства сразу после рождения или в год совершеннолетия.

И вот болезнь действительно проявила себя стремительно, как ранее и говорил главный лекарь, Аурелия сначала перестала двигать одной ручкой, потом другой. На третий день у неё окаменели ножки. И когда королева и король с замиранием сердца ждали уже непоправимого, слуги доложили о прибытии из далёких земель лекаря.

— Сказал, его зовут Евандер, он привёз лекарство для юной принцессы Аурелии.

Королева Аврора потребовала немедленно его пропустить.

— Я успел, ваше золотовеличество? — первым делом спросил прибывший, ему ответили утвердительно.

Дорожный плащ путника весь покрылся пылью, а его лицо было изнемождённо. Евандер сообщил, что ехал в Солнечное королевство без остановок семь дней и ночей. В дрожащих руках он держал бутылочку со спасительным средством для маленькой принцессы. Но гвардейцы и близко его не подпускали к правительнице, и главный лекарь выразил сомнение в отношении незнакомого гостя.

А королева Аврора взглянула в глаза Евандеру и, увидев в них отражение доброты и сострадания, быстрым шагом подошла к нему и сама взяла из его рук долгожданное средство.

— Там живая вода с древнего источника, — объяснил лекарь Евандер. — Несколько капель нужно дать выпить её золотовысочеству.

В это время ребёнок в колыбели начал плакать, его разбудил шум. Королева вручила лекарство Смотреям. Но самая старшая из них, прежде чем дать выпить воды юной принцессе, сбрызнула несколько капель ей на ножки. И произошло чудо, они через мгновенье задвигались, а девочка перестала плакать и улыбнулась. Тогда Смотрея торопливо дала принцессе выпить несколько капель из бутылочки.

Привезённое лекарство, а, вернее, живая вода, помогла Аурелии, скованность её прошла, девочка снова начала двигаться, как раньше. Только после этой истории у неё на левой кисти руки остался тёмный след. Потемнение на коже стало своеобразным напоминанием о том, как однажды каменная беда схватила её за руку, но ей удалось вырваться.

Но Евандер вынужден был предупредить королевскую особу, что живая вода не в состоянии полностью исцелить юную принцессу, она только поможет бороться с некоторыми проявлениями её недуга. Главный лекарь с ним согласился, с сожалением добавив, что каменная болезнь останется с ней навсегда, и, по его печальному прогнозу, девочка не разменяет и одного года.

Но у королевы, невзирая на страшное пророчество, появилась небольшая надежда. Аврора готова была щедро вознаградить лекаря Евандера за своевременно привезённое чудодейственное средство, но тот отказался от преподнесённых даров. Тогда его оставили при дворе, назначив помощником главного королевского лекаря. Аврора распорядилась взять под охрану древний источник живой воды, чтобы Аурелия была ею всегда обеспечена.

Вопреки неблагоприятным предсказаниям лекарей, и, к их удивлению, принцесса Аурелия жила дальше, росла и развивалась, радуя своих родителей и окружающих. Так минуло шестнадцать с лишним лет, девочка превратилась в красивую девушку. Она, как восхитительный солнечный лучик, привлекала к себе всё внимание, где бы ни появлялась. Принцесса была ослепительно прекрасна и очаровательна. Притом ей даже не нужно было так нарядно одеваться, как сёстрам.

Природа щедро наградила девушку. Её длинные волосы были подобно шёлковому злату, глаза цвета солнечного янтаря, веснушки на лице, словно россыпь сверкающей золотой пыли, а губы, как алый закат. Из-за необычного и очень редкого цвета глаз — янтарного, все во дворце начали называть её Златоглазкой. Хрупкая, но идеально сложенная фигура и запоминающиеся черты лица делали принцессу похожей на дивную статую. Своей красотой она не уступала сестре наследнице Люции. В дополнение девушка обладала нежным голосом, врождённой обворожительностью и добродушным характером. Она быстро стала любимицей всего двора.

Но из-за болезни принцессу не рассматривали в качестве претендентки на трон, а потому к ней не было такого пристального внимания, как к сестре наследнице. Сама же девушка проявляла значительный интерес к учёбе и управлению. Часто она, притаившись за балюстрадой балкона, наблюдала, как королева-мать ведёт приёмы в тронном зале.

Сестра-наследница, сидевшая на своём почётном месте, недалеко от правительницы, обычно с тоской посматривала на расписные витражи. Люция бы с удовольствием хотела оказаться в другом месте, например, вместе с остальными сёстрами в дворцовом парке на прогулке. Королевские обязанности утомляли её. Аурелия еле сдерживала смех, примечая, как сестра борется со скукой и не очень удачно прячет зевоту. Девушке же, наоборот, всё казалось весьма интересным: как королева ведёт встречи, общается с придворными, принимает и озвучивает решения по важным и не очень вопросам.

Но ещё более увлекательными Златоглазка считала занятия, на которых королева учила Люцию управлению солнечным светилом. Они проходили в парке на свежем воздухе. Правительница Аврора обычно выбирала время, когда солнце закрывали воздушные белые облака. Сёстрам не запрещалось присутствовать на таких мероприятиях, но редко кто-то, кроме Златоглазки, проявлял желание понаблюдать за происходящим. Остальные сёстры считали, раз им не дано судьбою быть наследницами и повелевать солнечной стихией, значит смотреть, как это делают другие — бесполезная трата времени.

Только Аурелия так не думала. Ей было любопытно, как всё устроено, и что делает королева, управляя солнцем. Сначала правительница только на своём примере показывала всё действие. Она вставала в свободную расслабленную позу, приподнимала руки, поворачивая ладонями кверху, и обращала к небу лицо.

— Необязательно взывать к солнцу вслух, ты можешь делать это мысленно, — говорила Аврора, поправляя локон золотых волос, выбившийся из причёски. — Просто представь, как солнечные лучи проступают сквозь облака, и начинают пригревать тебе ладони. Так ты покажешь к чему стремишься. Позолоченной солнцем королеве и её истинной наследнице для управления дневным светилом не нужны специальные обряды или амулеты. Всё, что тебе требуется — это установить связь с ним. Сейчас можешь только смотреть и слушать, но после совершеннолетия уже получишь возможность попрактиковаться в этом мастерстве сама.

Королева Аврора улыбалась, смотря наверх, излучая при этом невероятную энергию, и показывалось солнышко, потеснив белоснежные облака. Веснушки начинали блестеть на лице правительницы ещё больше, переливаясь в солнечном сиянии, как россыпь бриллиантовой пыли, превосходя по красоте драгоценные камни на её короне.

Такие уроки стали ещё интереснее, когда совсем недавно Люция достигла совершеннолетия. Теперь на занятии королева предоставляла ей возможность самостоятельно попрактиковаться в управлении. Златоглазка обычно размещалась чуть поодаль, чтобы не смущать своим присутствием сестру. Она знала, как наследница не любила, когда были свидетели её неудач. А ведь с первого раза действительно у принцессы ничего не получилось.

— Не нужно так напрягать лицо, Люция, — советовала правительница, смотря на покрасневшую от усилий дочь. — Расслабься, почувствуй связь с солнечным светилом, и всё получится само собой.

«Ну же, Люция, ты сможешь!» — мысленно поддерживала Златоглазка сестру и во второй день её практики. Аурелия обратила лицо к солнцу, в её янтарных глазах отразилась надежда. «Пусть у сестры всё получится!» — подумала она улыбнувшись. И действительно, вышло, наконец, солнце. Люция победно вскрикнула, широко распахнув голубые глаза, правительница Аврора сдержанно похвалила наследницу. В такие моменты внешнее сходство между матерью и дочерью особенно бросалось в глаза. Королева и Люция будто смотрели друг на друга через зеркало времени. Златоглазка также порадовалась за сестру.

— Вскоре мы перейдём к более сложным задачам, — пообещала королева. — Ведь солнце дарит всем не только свет и тепло, благодаря ему есть жизнь на земле.

Люция после таких занятий жаловалась сёстрам, что у неё совсем не остаётся свободного времени. А Златоглазка на это не сетовала, она всё успевала. Вероятно, благодаря тому, что предпочитала не засиживаться в общих женских покоях. В этом девичьем рае принцессы постоянно прихорашивались, выбирая наряды, делая причёски, вели незатейливые беседы и сплетничали. Аурелия обычно приходила ненадолго, там было слишком людно и шумно.

Многочисленные служанки в женских покоях помогали девушкам переодеться и сделать причёски. Златоглазка же пренебрегала некоторыми условностями. Например, она считала слишком утомительной смену нарядов в течение дня. Принцессы по несколько раз в день меняли одежду. До обеда они носили утренние платья светлых оттенков, отличающихся свободным кроем. Потом приходило время для облачения в дневные одеяния из сатина или шёлка, иногда дополненные шляпками, в них они выходили из дворца на прогулку. В вечернее время более броско и нарядно смотрелись платья из бархата, парчи с вышивками из золотых и серебряных нитей, или шёлка с кружевом. Если утренние и дневные наряды королевских модниц были разной длины, то вечерние варианты достигали пола. А вот шлейф на одеяниях, добавляющий торжественности, полагалось носить только королеве и Люции.

Над причёсками солнечных девушек трудился целый отряд служанок: им заплетали косы, накручивали локоны, сооружали сложные пучки на голове, украшали всё бантами, цветами, маленькими налобными фероньерками, или даже жемчугом. Золотые украшения, согласно традиции, разрешалось одевать лишь правителям и наследнице престола, поэтому юные принцессы предпочитали жемчуг или драгоценные камни по особым случаям.

По сравнению с сёстрами Златоглазка любила одеваться скромно. Она обычно выбирала неброские платья светлых оттенков: бежевого или крем-брюле. И причёски предпочитала самые простые. Одним из любимых вариантов были слегка завитые локоны, частично собранные сзади и украшенные цветком или бантиком, сооружённым из плетёных волос. Или же девушка просила служанок сделать причёску из аккуратно уложенных кос.

И, конечно, Златоглазка всегда одевала на волосы тонкий светлый золотой обруч. Ободок смотрелся очаровательно и напоминал утончённую тиару. Сама королева Аврора подарила это украшение Аурелии, сделав для златовласой дочери исключение из правил. Но это был не единственный подарок от матери. Ещё она одела девушке на шею подвеску с кулоном-сосудом из янтаря с тайником, в котором хранилась живая вода. Златоглазка никогда с ним не расставалась по жизненной необходимости и другие украшения предпочитала не носить.

А также обязательным атрибутом любого наряда Златоглазки была короткая кружевная или атласная перчатка на половину кисти, оставляющая открытыми пальцы. Девушку приучили её носить только на левой руке, прикрывая от любопытных глаз потемнение на коже — след от проявления каменной болезни.

Рядом с разнаряженными сёстрами, златовласая девушка должна была выглядеть очень скромно, но ей, наоборот, удавалось выделяться, чем она приводила их в недоумение. Тем не менее сёстры не завидовали Златоглазке, а относились к девушке с теплотой. Они всегда тянулись к ней за советом, или просто за добрым словом. Также было и сегодня.

— Златоглазка, как тебе кажется, на прогулку в парк мне лучше надеть бирюзовое платье или цвета морской волны? — спросила её самая старшая сестра Селеста.

— Но разве они не одинакового цвета? — ответила вопросом девушка, вызывая весёлый смех сестры.

— Конечно, нет! Бирюзовый между голубым и зелёным. А морская волна отливает синим и серым.

— Ты выбери то, что тебе больше нравится, — сказала Аурелия.

— Златоглазка, глянь, какие башмачки лучше смотрятся с моим платьем из цветной кожи или бархата? — пристала самая младшая сестра Лучезара.

— И те и другие очень красивые, — заверила её девушка.

— Какое украшение мне выбрать на волосы, Златоглазка? — поинтересовалась одна из близняшек Кира. — Фероньерку с изумрудом или рубином? А может ещё надеть ожерелье?

— Просто закрепи на шее нитку с жемчугом, а в волосах живой цветок, — посоветовала ей девушка.

Вскоре разговоры о платьях и украшениях надоели златовласой принцессе, а от запаха духов начало щекотать в носу, и она незаметно покинула женские покои.

Аурелия очень любила побродить по цветущему саду дворцового парка с редкими видами растений и по аллее фонтанов, где каждый был своеобразным произведением искусства, а территорию украшали подстриженные деревья. Или прогуляться по розарию с витающими в воздухе невероятными ароматами цветочных композиций. Но самым излюбленным местом принцессы был малый искусственный лебединый пруд, куда она и отправилась в этот день после полудня.

Туда девушка всегда ходила короткой дорогой через зелёный лабиринт. Она настолько хорошо знала этот путь, что могла пройти его даже с закрытыми глазами. Выровненные живые растения образовывали стены, а все запутанные тропинки были оформлены своеобразными деревянными решетчатыми переходами фантазийной резной формы с полукруглыми арками.

Златоглазка чувствовала себя летящей птичкой в клетке лабиринта. Она бежала по коридору, расставив в стороны руки, при этом плавно ими двигая, словно пребывала в полёте. Девушка больше походила на сказочную ясную птицу с длинным хвостом, в качестве которого служили её развивающиеся при движении золотые волосы. Кремового цвета платье струилось на ходу, а когда на него рассеиваясь, попадали солнечные лучи через проёмы узорного деревянного тоннеля, принцесса превращалась в прекрасное виде́ние.

Добравшись до пруда, девушка уселась под тенью раскидистого дерева прямо на его изогнутый к земле ствол. Территорию украшали лиственные красавицы с необычными плодами в форме жёлтых колец. Златоглазка подняла несколько кругов, упавших на землю, одела их на руку и подолгу любовалась получившимися браслетами, которые, конечно, не могли соревноваться по красоте с изысканными королевскими драгоценностями, но выглядели весьма оригинально.

В воде кружили золотые рыбки, но главным украшением водоёма, конечно же, являлись белые лебеди, величественно плавающие по поверхности. Аурелия с удивлением осматривала тени от деревьев на земле. Они казались ей удивительными. «Неужели ночь ещё темнее тени?» — подумала девушка.

Принцесса, выросшая в Солнечном королевстве, где всегда был день, никогда не видела сумрака ночи. Конечно, она знала, что на Земле светлое время суток чередуется с тёмным, и солнце сменяется луной, но ей ещё никогда не доводилось там побывать вечером или в ночное время и увидеть это собственными глазами.

Иногда девушка, желая представить ночь, прикрывала веки и накрывала их руками, чтобы не проходил солнечный свет. Но эта была не совсем та темнота, которую хотелось понять. Ведь ночи освещает таинственным светом луна, а небо покрыто россыпью звёзд. Ещё она знала о Лунном королевстве, где всегда царит ночь. Как бы она хотела там побывать. Это место казалось ей мистическим и загадочным. Принцесса ещё не ведала, что скоро её мечта осуществится, после чего её жизнь изменится навсегда.

Когда златовласая девушка направлялась назад во дворец, в аллее фонтанов она повстречала своих сестёр. Королевские дочери забавлялись придуманной ими игрой и позвали Златоглазку присоединиться. Они предложили Аурелии ведущую роль, и когда девушка согласилась, бросились от неё врассыпную. Эта аллея славилась не только своими фонтанами, но и множеством мраморных статуй. И принцессы возле каждой из них замерли в искусной позе.

— Что я должна делать? — спросила у застывших сестёр Аурелия.

— Тебе нужно выбрать победителя, кто из нас лучше всех дополнил скульптуру.

Златоглазка направилась по кругу, обходя фонтан с изображением воина, борющегося с драконом, который из-за многочисленных брызг больше напоминал водяное чудовище. Аурелия поняла, что принцессы неслучайно выбрали эту часть аллеи, посвящённую героям. В королевской семье было десять детей, все девушки. Четыре самых старших, не считая наследницы, были уже на выданье, а в этом году после того, как Люция выберет жениха и примет предложение руки и сердца, и к ним разрешат свататься.

Старшая сестра выбрала саму статую из фонтана. Она стояла в театральной позе за спиной воина у границы воды и делала вид, что он защищает её от злого дракона. Селеста могла уже, как три года назад, успешно выйти замуж, но, согласно традиции, она имела возможность осуществить это только после брака наследницы. Принцесса отличалась добродушным нравом и всегда опекала младших девушек, став для них хорошей подругой.

Гелия принимала каменный цветок от мраморного принца, как символ преданности и высоких чувств. Девушка среди сестёр считалась самой рассудительной и нередко её высказывания ставили в тупик даже короля и королеву. Роксана расположилась с правой стороны от сидящего белоснежного юноши на троне, у себя в волосах на голове она закрепила жёлтый цветок, по-видимому, изображающий корону. Принцесса слыла́ романтичной особой, её самой большой страстью являлись цветы, и девушка знала почти все их названия.

Три старшие сестры Селеста, Гелия и Роксана были очень похожи. Красавицы имели белокурые волосы и голубые, как небо глаза. Златоглазка подумала, что с такой внешностью украшения совсем не нужны, но на сёстрах, разодетых в шёлк, виднелись подвески с драгоценными камнями, которые безуспешно старались сравниться с ними своей красотой.

Рыжеволосая и зеленоглазая Злата, что была только на год старше восемнадцатилетней наследницы Люции, заняла место у мраморного юноши, играющего на скрипке, она изображала кружение в танце. Примечательно, но эта хрупкая девушка с тонкой талией, копной огненных волос и в настоящей жизни была весьма одарена талантами. Принцесса увлекалась танцами и музыкой, и никто не мог превзойти её в искусстве вальсирования или игры на арфе.

А Силия, отличающаяся медовым цветом волос, выразительно изогнутыми бровями и носом с горбинкой, и рождённая в промежутке между наследницей и шестнадцатилетней Аурелией, позировала каменному художнику, притом наивно хлопая голубыми глазами. Только принцесса, как весьма сентиментальная и творческая натура, и сама умело рисовала пейзажи и портреты сестёр.

Увидев младших близняшек Киру и Клару, сидящих на мраморной белоснежной скульптуре коня позади воинственного каменного юноши, Златоглазка не сдержала улыбки. Девушкам явно было там тесновато, отчего их позам не хватало лёгкости и грации. Пшеничного цвета кудряшки выбились из пышных причёсок и лезли им в глаза, отчего лица сестёр немного исказились. Но поправить непослушные локоны девушки не имели возможности, ведь они изображали статуи и двигаться им не полагалось. Близняшкам такое бездействие определённо приходилось в тягость, ведь имеющим весёлый нрав принцессам, зачастую сложно было долго усидеть на одном месте. Солнечные сёстры всегда были очень энергичными и живыми, любили пошутить и пошуметь.

Самая младшая сестра четырнадцатилетняя Лучезара единственная имела русые волосы и карие глаза. Принцесса являлась весьма ранимой особой и очень быстро поддавалась чужому влиянию. Сначала Златоглазке показалось, что сегодня девушка воинственно настроена, раз предпочла сразиться с мраморным принцем, только в противовес его мечу она выставила розу на длинной ножке. Получилась своеобразная композиция, изображающая любовь и войну, имеющих такое разное оружие, как нежность и силу.

— Ну, кто победил? — поинтересовались близняшки, им не терпелось поскорее слезть с каменной лошади.

Златоглазка была под большим впечатлением, все принцессы отлично вжились в роль статуй и выглядели очень эффектно, особенно на фоне брызг фонтана, светящихся, как россыпь драгоценностей на солнце. Она отдала победу романтичной Лучезаре. Тогда девушки собрались в круг, они начали мечтать о будущей влюблённости. Каждая хотела, чтобы её жених был таким же привлекательным и мужественным, как мраморные статуи юношей.

— Мой принц будет самым умным! — проговорила Гелия.

— А избранник моего сердца высоким и сильным! — размечталась старшая сестра Селеста.

— Рисовать он будет только меня, — утверждала Силия.

— Буду танцевать целыми днями под его музыку, — воодушевилась рыжеволосая Злата.

— Я же стану правительницей другого королевства, — решила Роксана.

— А мы? Неужели будем колесить по свету за принцами-воинами и жить в палаточных городках среди солдат? — возмутились близняшки. — Ведь туда не возьмёшь много нарядов!

Остальные сёстры весело рассмеялись такому предположению. Они не могли представить Киру и Клару живущих без удобств и кочующих по миру.

Потом девушки переместились по аллее фонтанов чуть ближе к дворцу и оказались у каменной стены со стекающим с неё водопадом. А прямо посередине стоял фонтан круглой формы, представляющий природный мир с животными и птицами. Играющие со светом потоки воды изображали крылья дивного фламинго, гриву рычащего льва, уши и хобот мощного слона, и даже листву плакучего дерева посередине.

Теперь ведущую роль в игре заняла младшая сестра Лучезара, а Аурелии вместе с остальными девушками пришлось изображать мраморные статуи. Принцессы рассредоточились вокруг фонтана, встали на его парапет и приняли изящные позы. Златоглазка тоже хотела так поступить, но потом передумала. Она заметила прямо перед собой статую девушки, сидящую на парапете фонтана, с ногами, опущенными в воду. Та обнимала за шею гигантскую черепаху, по задумке скульптора проплывающую мимо. Неподвижная дива, как и некоторые другие женские статуи в королевском парке, была сделана из белого мрамора, а её длинные распущенные волосы позолочены.

Аурелия быстрым движением рук раскрепила свою причёску, позволив локонам упасть на плечи, сняла золотой обруч с волос и заняла место неподалёку от статуи на парапете фонтана. Она приобняла руками черепаху за панцирь, изображая похожую с мраморной девушкой позу. Теперь, казалось, будто две статуи держатся с разных сторон за морское создание.

Аурелия слышала, как Лучезара хвалила сестёр за удачное перевоплощение, а вот мимо неё прошла молча. Златовласая принцесса не дождалась её оценки и позже. Вместо этого девушки собрались в круг напротив Златоглазки, изображающей статую у черепахи, и принялись обсуждать, кто же должен победить. А потом Селеста вдруг спросила:

— А где же Златоглазка? Кто-нибудь видел, как она уходила?

Оказалось, никто ничего не заметил. Девушки по-прежнему не замечали замершую принцессу, пока ей это самой не надоело.

— Ну а как же моё преображение? — наконец, подала голос Златоглазка, развернувшись лицом к собравшимся сёстрам.

Видимо, Аурелия недооценила свою схожесть с мраморной девушкой. Она в светлой одежде и золотыми волосами настолько была похожа сзади на статую, что сёстры её и не заметили. Принцессы разом вскрикнули, им почудилось, будто скульптура ожила и заговорила. А некоторые даже бросились прочь от фонтана. Поняв, причину своего заблуждения, они вернулись, нервно смеясь.

— Твоё перевоплощение, Златоглазка, без сомнения, самое эффектное! — объявила Лучезара. — Ну и напугала же ты нас…

Потом подоспела одна из служанок и позвала принцесс переодеваться к вечерней трапезе. Все направились к дворцу, весело переговариваясь. Аурелия же задержалась у фонтана, она переодеваться, как всегда, не собиралась. Девушка планировала накинуть на своё кремовое платье чёрного цвета кружевную накидку, расшитую золотыми нитями с высокой стойкой-воротником, тем самым придав нарядный оттенок своему образу для ужина.

Прежде чем отправиться во дворец, Златоглазка села на парапет фонтана и ещё раз посмотрела на мраморную девушку. Она была сделана очень искусно, все линии лица и фигуры с особой точностью выточены в камне, что делало её похожей на настоящую принцессу, только окаменевшую.

— Может, ты тоже была охвачена каменной болезнью? — обратилась к ней Златоглазка, трогая застывшие позолоченные волосы. — А раньше была солнечной принцессой?

Аурелия вспомнила, как во дворце и на территории парка, она видела множество златовласых мраморных статуй девушек. Принцесса сняла с шеи янтарный кулон-сосуд и хотела несколько капель живой воды вылить на скульптуру, чтобы проверить свою фантастическую версию. Но неожиданно её окликнула Смотрея, пришедшая позвать девушку на вечернюю трапезу. Опаздывать было не принято, поэтому принцессе пришлось оставить свою затею со статуей и поторопиться во дворец.

В этот раз ужин проходил в морском зале. Аурелия наверняка бы опоздала, если бы Смотрея не захватила с собой её элегантную накидку. По дороге во дворец девушка в неё облачилась, и наряд заиграл по-новому, превратившись в более торжественный и подобающий случаю вариант. Волосы она собрала в пучок, закрепив сзади с помощью заколки, что протянула ей Смотрея, и не забыла про золотой обруч.

Только принцесса заняла своё место за столом между Силией и одной из близняшек, по традиции все рассаживались по старшинству, как в зал зашла королева Аврора, король и наследница Люция. Им были отведены особые почётные места во главе стола.

Аурелия очень любила ужинать в морском зале, это означало, что сегодня их ждали преимущественно рыбные блюда и морепродукты. Само оформление трапезной, выдержанное во всевозможных оттенках голубого и синего цвета, являлось достаточно своеобразным. За столом, сделанном из толстого стекла, и представляющего собой настоящий аквариум с нишами для удобного размещения ног, сидеть считалось сплошным удовольствием.

Рядом с тарелками проплывали рыбки, блуждали пузырьки воздуха, маячили водоросли, словно подводные кустарники, раскачиваемые порывами ветра. На столе даже посуда и приборы соответствовали обстановке, тарелки были оформлены в виде морских раковин с изображением кораллов и водоплавающих чешуйчатых жителей, а вилки больше напоминали трезубец подводного короля.

Стены зала украшали сцены из глубоководной жизни с участием её обитателей. Причём их внешний вид был специально видоизменён, а роль преувеличена. Например, осьминог запечатлён огромным чудовищем, затягивающим на дно корабли. Морские коньки выполняли роль обычных лошадей для всадников — подводных воинов, русалки танцевали в женских нарядах, кораллы и водоросли преображались в глубинный сад.

Большое внимание привлекали к себе увесистые люстры, сделанные в виде кораблей с развивающимися парусами, которые по своему назначению для освещения зала никогда не использовались. А в них не было совершенно никакой необходимости, так как в трапезной было достаточно светло благодаря многочисленным окошкам, расположенным в несколько рядов, через которые виднелось бесконечное небо. Тем не менее Аурелии нравилось представлять, что она находится на дне моря, и поднимая взгляд, видеть под потолком на поверхности воды корпуса кораблей, плывущих по волнам. Ещё ей даже начинало казаться, будто небо приобрело изумрудный оттенок, возможно потому, что в своей фантазии, девушка на него смотрела из толщи воды.

Когда произошла вторая смена блюд из морепродуктов, король Маний сделал объявление.

— Завтра во дворце мы ожидаем важных гостей.

После этих слов он выдержал многозначительную паузу. Златоглазка мельком взглянула на аристократический профиль короля Мания с видным подбородком и точёным носом. Его внешность практически не имела изъянов, но лицо не выражало совершенно никаких эмоций. Поэтому рядом с живой и энергичной правительницей, король больше походил на оживлённую статую, и принцессе порой сложно было определить радуется он или огорчён.

— Кто же это? — спросила Роксана, промокнув губы салфеткой.

Остальные принцессы зашептались, забыв про поданные изысканные блюда. Королева, король и наследница по традиции никогда не брали еду с общих тарелок, им блюда подавали отдельно.

— Принцы грома из королевства грозы, принцесса дождя и ещё несколько важных персон, — сообщил король, приоткрыв завесу тайны.

После этого девушки ещё больше воодушевились, и даже наследница Люция заулыбалась.

— Может, ещё будет принц Лунного королевства ночи? — поинтересовалась Злата.

На этих словах король с грохотом выронил на стол вилку, на его невозмутимое лицо легла тень.

— Такого нельзя допустить!

— Король имел в виду важных гостей с Земли, — спокойно продолжила королева Аврора, пытаясь разрядить накалившуюся обстановку.

После ужина в покоях принцесс Злата спросила у Смотреи, почему её вопрос так встревожил короля. Та глянула по сторонам, после чего объяснила:

— По традиции нельзя допускать встречи наследников Солнечного и Лунного королевства.

— Почему? — уточнила Златоглазка, не понимая причины такой конспирологии.

— Представляете, что будет, если они друг друга полюбят? — ответила вопросом женщина.

— А разве произойдёт что-то страшное? — настаивала девушка.

— Эти отношения будут обречены, ведь принц и принцесса никогда не смогут быть вместе, — объяснила Смотрея. — Они наследники и должны управлять своими королевствами. Причём одна повелевать днём, а другой ночью. День и ночь не могут быть одновременно. Поэтому нельзя допускать их встречи.

Принцессы заохали, услышанная история показалась им очень романтичной.

— А вы видели когда-нибудь ночь? — спросила Златоглазка у Смотреи.

— Да, однажды, — ответила она улыбнувшись.

— Какая она? — Аурелия с нетерпением ждала ответа, её эта тема интриговала.

— Тёмная и блестящая, как звёзды на ночном небе. Она полна тайн и загадок, — сообщила Смотрея. Но потом сделав паузу, она всех удивила её больше: — Сами увидите, ведь вы не наследницы и вам не запрещено бывать в Лунном королевстве!

В светлом королевстве не было как таковой тёмной ночи, но был свой распорядок дня. Ранним утром и вечером солнце светило не так ярко, как днём, но всё равно вокруг было достаточно светло. Утро называли — утром, вечер — вечером, а ночь — временем сна. И ночью это не принято было считать, потому как темноты не наступало. Конечно, все в королевстве ложились спать и делали это по привычке при свете. Никому даже в голову не приходило занавешивать окна, чтобы создать полумрак.

Сегодня во время, отведённое для сна, Златоглазка долго не могла заснуть, она мечтала побывать в Лунном королевстве ночи.

— Вот бы увидеть звёздную ночь хоть на мгновение!

2 часть. Наследники стихий

Следующий день выдался чрезвычайно беспокойным. А в женских покоях и вовсе творилось что-то невообразимое. Принцессы наряжались для предстоящей встречи с гостями. Королева Аврора предложила развлечь их прогулкой на антилопах, после торжественного обеда во второй половине дня покатать на лодках по озеру, а завершить всё вечерним концертом.

Принцессы оделись утром по случаю в особого покроя костюмы, предназначенные для верховой езды. Длинные юбки, наброшенные поверх бридж, были очень широкими, и не только закрывали ноги, но и красиво развивались во время езды, превращаясь в своеобразный шлейф. Камзолы с широкими отворотными манжетами совсем походили бы на мужские, если бы их низ не был украшен кружевом.

Девушкам собрали волосы в аккуратные причёски, а старшие сёстры ещё поверх одели треугольные шляпки, украшенные вуалью и перьями. На шеи солнечные принцессы повязали платки, расшитые серебряными нитями. В подобный костюм, только кремового цвета и декорированный вышивками из золотой нити, пришлось облачиться и Аурелии. Волосы Златоглазки заплели в косы и красиво уложили, и, конечно, надели её неизменный аксессуар — тонкий обруч. Собравшись быстрее всех, Златоглазка вышла на крыльцо королевского двора.

Там на центральной площадке их уже дожидались осёдланные антилопы. Именно на этих животных любили ездить в королевстве света. Солнечные антилопы были выше, крупнее и выносливее своих сородичей, обитаемых на Земле, но ниже обычных лошадей. Животные выделялись благородным медным окрасом шерсти и вертикальными тонкими белыми полосками, проходящими по спине и бокам. Ещё одна полоса красовалась между глаз, а вдоль хребта на шее и спине у них располагался густой гребень волос, хотя и не такой длинный, как лошадиная грива.

Но главным украшением солнечных антилоп являлись огромные закрученные рога тёмно-бурого цвета длиной до метра. Животные специально обучались для верховой езды и вели себя спокойно и покладисто. Тогда как на Земле люди не использовали антилоп для этих целей и даже не брались за их воспитание.

Златоглазка не торопилась садиться верхом, она ждала, пока соберутся остальные. Но девушка подошла к своей антилопе, которую звали Янтар. Поглаживая шею животного, принцесса увидела, как на площадь привели трёх королевских антилоп. Они относились к редкому виду и отличались от своих собратьев белоснежным окрасом шерсти, а также рогами, у них они были длинными, гладкими и ярко-золотистыми. По традиции на белых животных ездили только правители и наследница.

Вдруг на площадь выбежала служанка.

— Королева распорядилась перегнать антилопу принцессы Люции к гротам. Она присоединится ко всем самой последней, — передала она приказ.

«Ох уж эти дворцовые интриги», — подумала Златоглазка.

— Давайте я отвезу её к сестре, — предложила принцесса слугам, ей как раз нечем было заняться в ожидании.

— Как скажете, ваше золотовысочество, — служанки не стали перечить юной принцессе, а помогли ей сесть в седло на одну из королевских белых антилоп.

Девушка направила антилопу через сад в гроты, чтобы передать её Люции. По дороге она свернула на кипарисовую аллею, где совершенно случайно столкнулась с гостями, торопившимися на встречу с правителями.

Принцы грома и принцесса дождя прибыли совсем недавно и, оставив ладьи на пристани, решили прогуляться пешком до дворца, по дороге любуясь королевским парком. Братья Бронт и Адад оказались высокими и могучими, словно две горы. Широкие скулы, волевые квадратные подбородки, и густые брови придавали им мужественности, а кудрявые каштановые волосы с мелкими завитками немного смягчали их грозный вид. Принцы были одеты в белые рубашки из тонкого батиста со стоячим воротничком, расписные жилеты, фраки светлого цвета, украшенные серебряными пуговицами и вышивкой по борту, вороту, карманам и рукавам. На ногах принцев красовались короткие штаны — кюлоты, белые гольфы и остроносые ботинки с пряжками.

— Ваше золотовысочество, какая неожиданная встреча! — проговорил средний из братьев Бронт, широко и заискивающе улыбнувшись.

Его голос был басистым и оглушительным, словно раскат грома. Рядом с принцами стояла высокая девушка с длинными прямыми иссиня-чёрными волосами, уложенными в дивную причёску, и с выпущенными завитыми локонами у лица.

Незнакомка имела очень привлекательную внешность, тонкий вздёрнутый кверху нос, полные губы и большие миндалевидные глаза глубокого ярко-синего цвета. Златоглазка заметила, что принцесса поджала уста, а потом прикрыла часть лица веером, пряча лёгкую усмешку. На девушке было длинное красивое кобальтового цвета атласное платье с корсетом.

— Позвольте представиться, — проговорила она вкрадчивым голосом, сделав реверанс, отчего её завитые змеевидные локоны встрепенулись. — Меня зовут Зерия, я принцесса королевства дождя. А это мои спутники из королевства грозы, принцы грома Бронт и Адад.

Златоглазка замешкалась. Согласно правилам этикета Зерии и братьям грома не полагалось начинать разговор с Аурелией, раз они не были представлены, достаточно было просто поприветствовать реверансом и поклоном головы.

— Мы, конечно, наслышаны о красоте солнечных девушек, — обратился со сладкой лестью к Златоглазке средний принц Бронт, он был явно смелее своего младшего брата Адада. — Но я просто ослеплён вашим совершенством!

Аурелия никогда раньше не сталкивалась со столь откровенным подобострастием, что вызвало у неё скорее удивление, чем смущение. Несомненно, юная Златоглазка выглядела прелестно в своём кремовом бархатном костюме для верховой езды на белоснежной статной антилопе с по-королевски длинными позолоченными рогами. Золотые волосы принцессы блестели на солнце, а светящиеся веснушки на лице отражались в её янтарного цвета глазах, делая их волшебно глубокими и ещё больше привлекающими внимание.

Зерия же спокойно отнеслась к красоте солнечной принцессы, она смотрела за развитием событий без особого интереса, её мимика выдавала лёгкую иронию. Не успела Аурелия как-то отреагировать на громоподобный комплимент юного принца, как к ним подбежала служанка наследницы Люции. Она сделала реверанс и тихонечко, но обеспокоенно проговорила:

— Прошу меня извинить, но мы вас обыскались. Ваше золотовысочество давно уже ждут в гротах.

Златоглазка, пробормотав гостям слова извинения и выразив надежду увидеться чуть позже, направила антилопу в гроты. Служанка поспешила за ней.

На месте она застала сердитую сестру Люцию.

— Куда ты пропала, Златоглазка? Прекрасно знаешь, что я не люблю ждать! — недовольно проговорила наследница.

— Прости, сестра. Меня по дороге задержали гости, которых я случайно встретила, — объяснила своё опоздание Аурелия спешиваясь.

— Кто это был? — заинтересовалась Люция, взбираясь на антилопу. — Неужели принцы грома?

Наследница выглядела очень эффектно в своём белоснежном костюме для верховой езды, расписанном золотом. Служанки помогли принцессе расправить позади антилопы изящный шлейф. Роскошные волосы девушки были собраны в изысканную причёску, а на голове красовалась тиара с мелкими драгоценными камнями, сверкающими на солнце.

— Да я встретила братьев грома и принцессу дождя, — подтвердила Златоглазка.

— Мне известно, что средний брат Бронт имеет намерение ко мне свататься, — призналась ей наследница, и её щёки покрыл лёгкий румянец. — Скажи, он действительно так хорош собой, как говорят?

— У него запоминающаяся внешность и приятные манеры, — оценила Аурелия первую встречу с принцем. — Про его характер пока ничего сказать не могу.

«Вероятно, принц принял меня за наследницу Люцию, вот чем вызвана его чрезмерная обходительность», — догадалась девушка. Это открытие совсем не огорчило её, а, наоборот, позабавило. Золотые волосы Аурелии, такие же как у наследницы, сбили принца с толку.

— На первое время этого вполне достаточно, — ответила ей сестра улыбнувшись. — Он считается одним из самых завидных женихов второй линии в нашем свете.

— Второй линии? — переспросила Златоглазка.

— Какая ты неосведомлённая, — нетерпеливо отозвалась Люция. — К первой относятся только наследники, ко второй… все остальные. Брак между принцем и принцессой первых линий невозможен, так как они должны будут перенять правление в своих королевствах.

Люция считала себя наследницей, хотя церемонию Посвящения ещё не прошла. И к сёстрам со временем у неё установилось слегка высокомерное отношение, сказывалось особое положение, к которому принцессу приучали с детства.

Невзирая на то, что Златоглазку и Люцию разделяло чуть меньше двух лет разницы, и девушки росли вместе в Янтарном дворце, между ними находилась целая про́пасть в положении. С ранних лет Люция понимала, что она наследница и ей в будущем предстоит стать правительницей Солнечного королевства. Об этом ей не давали забыть ни на секунду родители, сёстры, смотреи и служанки.

А Златоглазка хоть официально и считалась запасным вариантом, как поцелованная солнцем, на самом деле из-за своей болезни не воспринималась таковой. Да она никогда и не претендовала на столь значимую роль. И вовсе не из-за того, что считала свою болезнь препятствием или существенным недостатком, как многие другие, а просто не имела стремления к власти.

Вопреки этому наследница Люция последнее время воспринимала сестру Златоглазку как главную соперницу. И не только по причине, что она начала превосходить её по красоте. Аурелию любили за доброту и покладистый характер родители, сёстры, и даже слуги. А Люции было недостаточно, что к ней относились с уважением, как к наследнице, она хотела, чтобы её обожали, как Златоглазку.

— Королева распорядилась, чтобы на дворцовую площадь вас сопроводил гвардеец, — сообщила наследнице одна из служанок.

Люция посмотрела на ожидавшего в стороне гвардейца в нарядном мундире.

— Меня проводит Златоглазка, — распорядилась наследница, и ей никто не стал возражать.

— Не волнуйся, Ева, я довезу Люцию в целости и сохранности, — ласково обратилась Златоглазка к обеспокоенной служанке.

Та в ответ присела в реверансе. Аурелия спокойно отнеслась к капризу сестры, взяв антилопу под уздцы, девушка повела её в сторону дворцовой площади. «Ох уж эти бесконечные интриги», — подумала принцесса, хотя она так и не поняла, чего добивалась Люция этим действием.

— Почему ты назвала служанку Анну именем Ева? — по дороге спросила наследница.

— Потому что её так зовут, — просто ответила Златоглазка.

Служанка, стоящая поодаль, расслышав слова принцесс, улыбнулась.

Появление девушек на дворцовой площади вызвало небывалый фурор. Там уже собрались правители, солнечные принцессы и около десятка прибывших гостей. Никто ещё и не думал садиться на антилоп, они дождались, пока их представят, а теперь обменивались любезностями.

Прибытие наследницы привлекло всеобщее внимание. Потом настал тот неловкий момент, когда принцы грома поняли свою ошибку, приняв Златоглазку за наследницу. Младший Адад толкнул среднего брата локтем вбок, а тот посмотрел сначала на Люцию, потом перевёл взгляд на стоящую рядом сестру, смутился, и снова вернул взор на наследницу.

Эти действия не остались не замеченными Люцией. Девушка, узнав, что первой с принцем грома встретилась не она, а златовласая сестра Аурелия, испытала чувство ревности. Бронт намерен был просить её руки, и девушка, уже привыкнув к этой мысли, не желала, чтобы он восхищался кем-то другим. И уж тем более красавицей сестрой. Попросив соперницу Златоглазку вывести её в свет, девушка хотела предстать перед принцем с ней вместе, чтобы Бронт осознал, что сестра хоть и хороша собой, но зато она, Люция — наследница, и будущая правительница Солнечного королевства.

Девушек быстро окружили. Все принцы торопились быть представленными юной наследнице. Главный распорядитель взял на себя эти хлопоты. Сначала он провозгласил Люцию, потом Аурелию и поочерёдно представил всех присутствующих принцев.

— Разрази меня гром, — средний принц Бронт первым начал сыпать комплиментами, — как я смогу участвовать в прогулке на антилопах, если я ослеплён вашей красотой.

Аурелия поняла, юноша настроен очень решительно и готов во что бы то ни стало сразить наповал наследницу Солнечного королевства своим красноречием. За ним напирали ещё нарядно разодетые принцы из земных королевств.

— Мне кажется или теперь на небе вместе с вами два солнца?

— Вы так бесподобно смотритесь на антилопе, словно рождены быть наездницей!

— Как вы прелестны, теперь я навеки ваш!

Все торопились обратить на себя внимание Люции, расточали комплименты, проявляли заботу и показывали чувство юмора, стараясь затмить соперников. Аурелия не могла больше это выносить, покинув сестру, девушка пошла искать свою антилопу. И она вовсе не завидовала Люции, просто побоялась, что её раздавят чужие поклонники.

Чуть в стороне стояли остальные сёстры, старшие Селеста, Гелия и Роксана выглядели немного растерянными. Их ухажёры, с которыми они только познакомились, быстро и без объяснений испарились. «Вам ничего не остаётся, мои дорогие сёстры, как ждать, кого выберет Люция себе в качестве сопровождающего для прогулки, после чего ваши поклонники вернутся», — подумала Златоглазка.

Король Маний предложил всем сесть верхом на антилоп и отправиться к озеру. Королева Аврора с улыбкой смотрела, как Люция блистает, она, как никто другой, понимала, что по традиции свою жизнь сначала устраивает наследница, а потом все остальные.

Все расселись по антилопам и, выстроившись группами, колонной направились через парк в дубовую рощу на прогулку. В пару с Аурелией встала принцесса дождя Зерия. Девушка уже успела переодеться в предложенный ей в Янтарном дворце костюм для верховой езды.

— Наверное, тебе и сёстрам невыносимо, что всё внимание перетягивает на себя принцесса Люция? — спросила она у Аурелии иронично, её змееподобные локоны подпрыгивали на каждом шаге.

— Терпимо, — ответила ей девушка.

— Это правда, что тебя не считают наследницей из-за болезни? — Зерия оказалась ужасно нетактичной.

Хотя на самом деле у принцессы дождя были веские причины всё выведать про златовласую девушку. Дело в том, что она тоже считалась на выданье с недавних пор, и даже выбрала себе удачную, как ей казалось, кандидатуру. И имея достаточно привлекательную внешность, безусловно, могла рассчитывать на взаимность. Солнечную наследницу, как бы та красива ни была, девушка не приравнивала к сопернице, потому как ей нельзя было пока покидать дворец. Среди остальных сестёр королевства света краше показалась только Аурелия. Когда Зерию переодевали служанки в костюм для верховой езды, она всё выспрашивала у них подробности о юной принцессе. Узнав, что девушка неизлечимо больна, Зерия немного успокоилась. Она посчитала это большим недостатком для устройства счастья.

— По нашим традициям в Солнечном королевстве всегда только одна наследница, а Люция родилась раньше, — ответила ей Аурелия. — Поэтому не думаю, что болезнь тому причина.

Зерия удовлетворённо кивнула, но не потому, что согласилась с принцессой, а получив подтверждение о её болезни. Теперь девушка знала достаточно, чтобы не опасаться красоты Аурелии.

Прогулка на антилопах оказалась весьма запоминающейся. Группа решила проехаться вокруг озера, находящегося в дубовой роще. Здесь росли очень старые деревья с пышными кронами и толстыми стволами. Хорошо обученные антилопы ступали по земле легко, отличались уступчивостью при выполнении команд. Сделав небольшую остановку, участники рассредоточились по роще. Зерии и Аурелии помог спуститься с антилоп земной принц.

— Я обязательно распоряжусь, чтобы в моей конюшне появились эти удивительные животные. Никогда бы не подумал, что они могут соревноваться с лошадьми, — доложил он.

— Но солнечные антилопы отличаются от земных, — предупредила его Аурелия, а Зерия с любопытством посмотрела на соседнюю поляну, где расположились принцесса Люция, её сестра Роксана и братья грома.

— Разве? — удивился принц.

— В отличие от солнечных, земные антилопы чересчур пугливы, — объяснила ему девушка, поглаживая по тонкой и изящно изогнутой шее своё животное. — И имеют слишком худые длинные ноги, позволяющие им быстро бегать только на короткие дистанции. А также при прыжках через высокие заросли они часто прижимают рога к корпусу и просто могут столкнуть наездника.

Принц был поражён осведомлённостью юной девушки, Зерия вообще её не слушала, больше интересуясь, о чём говорят на соседней поляне. До них доносились отдельные обрывки фраз. Бронт продолжал расточать весьма сомнительные обещания:

— Теперь… сердце навеки принадлежит…, моя принцесса. И… вы не ответите взаимностью, я просто… Чтобы доказать… готов совершить… подвиг.

— Вот пустогром, — пробормотала Зерия, закатив глаза.

Неожиданно Аурелия обратила внимание, что её антилопа выставила вперёд свои длинные уши, напоминающие по форме лепестки, словно прислушиваясь. Девушка поняла, животное чем-то насторожено. Она посмотрела в большие чёрные глаза Янтара, припоминая, что у антилоп плохое зрение, но очень хороший слух.

Где-то на дереве обеспокоенно чирикали птицы. Девушка осмотрелась вокруг, но не увидела ничего подозрительного. Рядом разговаривали Зерия и земной принц, а на соседней поляне братья грома развлекали её сестёр, их антилопы паслись ближе к озеру.

«Вероятно, животное тоже пресытилось льстивыми громоподобными разговорами братьев», — подумала девушка, ей, например, уже хотелось оказаться где-то в другом месте.

Но вот её животное отвело уши назад, это уже означало, что антилопа напугана. Потом спорхнули птицы с ближайших деревьев, полетев прочь. И в тот же момент послышались испуганные возгласы с соседней поляны. Мимо пробежали братья грома.

— Огромный злой дракон напал на принцесс! — громыхали они, трусливо оглядываясь. — Нам нужно позвать гвардейцев с оружием!

Аурелия не стала долго раздумывать и тоже побежала, только не от опасности, а на помощь к сёстрам. «Какой ещё дракон, у нас их не водиться, наверное, братья от страха что-то напутали», — крутилось в её голове.

Там у огромного дуба она увидела следующую картину: наследница Люция присела на траву и от страха боялась даже пошевелиться, Роксана стояла рядом с ней, выставив перед собой в дрожащих руках украшенную кисточкой плётку, которую использовала в верховой езде. Она оборонялась от огромной змеи, свесившейся с ветки дуба.

Аурелия, любившая читать книги про животный мир в королевской библиотеке, сразу узнала змею. Это был драконоголовый удав ярко изумрудного цвета с белыми вкраплениями на спине и мощным туловищем. Он обвил толстую ветку дуба по спирали, и из-за маскировочного окраса его не сразу заметили. Одно полукольцо его туловища провисло вниз, а голова, лежащая вдоль ветки с огромными круглыми глазами и зрачками, расположенными по вертикали, смотрела прямо на принцесс.

— Не смей трогать нас, чудовище, — дрожащим голосом приказывала Люция, но змеи не были у неё в подчинении.

— Не бойтесь! — Аурелия кинулась помогать наследнице подняться. — Это драконоголовый удав, он неядовитый.

— Ты уверена? — спросила у неё Роксана, ей с поддержкой сестры удалось поставить на ноги Люцию.

— Это древесная змея живёт на дереве, — Аурелия попыталась вспомнить всё, что читала про этот вид. — Она неагрессивная и обычно не нападает первой. Правда, её укус хоть и неядовитый, но очень болезненный. Вообще-то, эти змеи ведут ночной образ жизни, а днём спят.

— Это принцы грома её разбудили, они такие шумные, — послышался голос сзади.

Когда три сестры отошли подальше от дуба, на котором расположилась змея, то обнаружили принцессу дождя, стоящую у соседнего дерева. Вскоре подоспели и другие участники прогулки. Правители были крайне встревожены, а Аурелия попыталась успокоить их. Но королевские особы смогли вздохнуть с облегчением, только заметив, что Люция не пострадала.

— Вероятно, удав приполз в парк из соседнего леса, — предположил король.

Братья грома, услышав, что змея не опасна и не ядовита, порывались до прихода гвардейцев расправиться с ней. Но испытали облегчение, что им воспрепятствовали. Тогда вся компания направилась назад к дворцу.

— Кто помчится с нами галопом? — спросили принцессы близняшки Кира и Клара, потом пришпорили антилоп и понеслись вдоль озера в сторону дворца.

За ними поскакали Аурелия, младшая Лучезара и Силия. К солнечным девушкам присоединились несколько земных принцев. Остальные предпочли возвращаться не спеша. Конечно, наследнице Люции не полагалось ездить с такой высокой скоростью, а громоподобные братья снова заняли место возле неё.

Антилопы бежали быстро, легко и грациозно, а их винтовые рога украшали их подобно коронам. Принцессы смотрелись верхом настоящими наездницами. По пути во дворец Аурелия заметила группу гвардейцев с несколькими садовниками, они направлялись сражаться с драконом, но встретятся только с изумрудным удавом.

Обед прошёл в спокойной обстановке в большом и светлом фарфоровом зале. Женская половина сменила костюмы для верховой езды на нарядные одеяния для обеда и последующей прогулке по озеру. Наследница Люция выделялась красивым белоснежным платьем с длинным шлейфом, который ей при ходьбе приходилось накручивать на руку.

Солнечные принцессы надели струящиеся шёлковые наряды, украшенные вышивками, шляпки и скромные драгоценные ожерелья. Аурелия предпочла платье палевого оттенка. На левой руке она поправила неизменную короткую перчатку из ажурного кружева. Её бледно-жёлтый наряд гармонично сочетался с золотыми волосами и её простой, но красивой причёской — пучком из кос. После обеда свой образ для прогулки Златоглазка дополнила венком из цветка гипсофилы, одев его на голову и переплетя ствол растения с золотым обручем. Множество миниатюрных белых цветочков придали её наряду непревзойдённого очарования.

На прогулке по озеру присутствующие разделились. В остроконечные ладьи разместилось по четыре персоны. В компанию к Аурелии попали её сестра Силия, принцесса дождя Зерия и земной принц. Юноша сразу смекнул, как необходимо грести, и они поплыли в глубь озера.

Для наследницы Люции была приготовлена специальная ладья, по форме напоминающая большую уточку с позолоченными крыльями и клювом. Только братья грома, которые совсем не по счастливой случайности оказались с ней в одной ладье, не сразу разобрались, где нос судна, и уточка поплыла задом наперёд. Но четвёртая их спутница принцесса Селеста указала братьям на это недоразумение. Согласно правилам этикета, нельзя было оставлять наследницу наедине с поклонником, и её везде сопровождала одна из сестёр. Братья грома быстро исправили положение, развернув ладью, и уточка с грацией продолжила свой путь.

Королева Аврора и король Маний не стали присоединяться к прогулке, оставшись во дворце. Плавание на ладьях обещало быть очень запоминающимся. Дело в том, что в центре водоёма изобретатели Солнечного королевства разместили специальные механизмы, образующие самый настоящий фонтан. Все принцессы отлично были осведомлены, где проходит его невидимая граница, и подсказывали, тем, кто управлял ладьями, направление движения.

И когда к неожиданности гостей прямо посреди озера появился фонтан, изображающий огромную сферу солнца с отходящими в сторону изогнутыми лучами, ладьи со всеми пассажирами были в безопасности и не намокли от водяных брызг. Гости не смогли сдержать восторга от увиденного. Солнечные дугообразные лучи из воды образовали своеобразные коридоры из арок, под которыми можно было проплывать, двигаясь по окружности озера. Ладьи со своими пассажирами могли продолжить плавание.

— Вы поедете на бал в Лунное королевство ночи? — внезапно поинтересовался земной принц по имени Иллайн, и посмотрел на Аурелию, словно имея какую-то надежду.

Девушка почувствовала лёгкое волнение, толи из-за того, что последнее время мечтала увидеть тёмную ночь, а может, по причине, что раньше никогда не была в других королевствах.

— Да, мы приглашены! — радостно ответила ему принцесса Силия, которая в отличие от златовласой сёстры, всегда была в курсе всех событий, потому как много времени проводила в женских покоях с другими девушками. — И поедем все, кроме принцессы Люции и самой младшей сестры Лучезары.

Аурелия заметила, как после этих слов Зерия нахмурилась. В соответствии с правилами этикета приглашение пришло за десять дней до намеченного события. Королева Аврора в течение последующих двух дней распорядилась отправить положительный ответ со списком тех, кто прибудет из её королевства. Люция присутствовала при этом и обо всём рассказала сёстрам в девичьих покоях, а Аурелии как раз не было. Наследница понимала, что по правилам, она не сможет поехать на этот бал, но была рада за сестёр.

— Аурелия, разве ты тоже поедешь? — переспросила Зерия, накручивая на палец один из своих змееподобных локонов.

— А почему нет? — удивилась её вопросу златовласая принцесса.

— Я думала, из-за своей болезни ты не покидаешь дворец, — как бы, между прочим, заявила принцесса дождя.

— Но болезнь Аурелии никак не помешает ей танцевать на балу! — сердито заявила Силия, стараясь заступиться за сестру.

Земной принц Иллайн сразу погрустнел, он рассчитывал просить разрешение сопровождать солнечную девушку в Лунное королевство, но новости о её серьёзной болезни поменяли его намерения.

— Я совсем не это имела в виду, — извиняющимся тоном продолжила Зерия. И вот уже Аурелия подумала, что она хочет просить прощение за свои слова, как та выдала: — Просто всем известно, на балу принц Лунного королевства ночи будет выбирать избранницу. А так как он единственный наследник, принцесса в дальнейшем станет правительницей их королевства. И понятно, что принц никогда не выберет девушку с таким изъяном, как неизлечимая болезнь. Поэтому я подумала, Аурелия не поедет, чтобы не терять время и зря не обнадёживаться.

Принцесса Силия чуть не задохнулась от возмущения. Она в силу своего характера так и не научилась искусно прятать чувства. Земной принц опустил глаза от неловкости. А Аурелии заносчивая принцесса дождя сразу как-то стала меньше нравиться.

Да и кого бы ни огорчило столь явное пренебрежение к своей персоне. Аурелия с детства прекрасно осознавала, что её положение отличается от сестёр. И хоть девушки относились к ней по-доброму, но считали, безусловно, хрустальной вазой, которая при неосторожном обращении может разбиться. Принцесса надеялась, что хорошо справляется со своей ролью, но всё равно чувствовала себя особенной, девушкой с клеймом неизлечимо больной.

Король никогда не подбрасывал дочь высоко на руках, как других девочек, будто боялся, что она сломается. Когда королевских дочерей начинали учить верховой езде на антилопах, наставник поинтересовался, а можно ли юной Аурелии этим заниматься и есть ли на это разрешение королевы-матери. Учитель танцев никогда не поручал Златоглазке сложных фигур, видимо, опасаясь, что она может переломиться пополам. Ну и, конечно, больную девушку даже не рассматривали в качестве наследницы, несмотря на её отличительные черты. Последнее Аурелию совсем не расстраивало, она считала Люцию очень достойной претенденткой, но вот остальное, без сомнения, огорчало.

Златоглазка не стала отвечать Зерии. Она вовсе не претендовала на руку и сердце лунного принца. И самого юношу ещё не видела. Девушка даже не знала про бал. И если решит поехать, то это будет её личным делом. А потеряет она там что-то или, наоборот, приобретёт, время покажет.

— А принцесса дождя планирует поехать на бал? — решился на вопрос земной принц, он быстро нашёл себе другую кандидатуру для воздыхания. — Позволите мне вас сопровождать?

— Я могу стать правительницей Лунного королевства, повелевающего на всей земле ночью, — снисходительно улыбаясь, ответила ему Зерия. — Поэтому не могу дать вам такого обещания.

— А почему ты решила, что именно тебя выберет лунный принц? — спросила девушку Силия.

— А кого же ещё?

Когда водное представление закончилось, прогулка на озере подошла к своему завершению, и ладья пристала к берегу, в ней не оказалось ни одного лица, кто бы не испытывал неприязнь к принцессе дождя, кроме неё самой.

Потом солнечным девушкам предстояло ещё раз переодеться, ведь их ждал ужин и концерт. Следуя традиции устройства подобных сборищ, они надели длинные вечерние одеяния светлых оттенков и объёмные украшения. Аурелии тоже пришлось поменять своё платье на более нарядное карамельного цвета.

А в девичьих покоях принцесса стала свидетельницей активного обсуждения сёстрами другого предстоящего события — бала в королевстве ночи. Пока Аурелии переделывали причёску, она следила за разговорами.

— Я слышала, лунный принц очень хорош собой, — сообщила девушкам Роксана.

— На этом балу он будет выбирать себе избранницу, — продолжила Силия. — Интересно принц прямо там сделает ей предложение руки и сердца?

— А может, подходящую кандидатуру ему уже подсказали советники? — уточнила старшая сестра Селеста. — Ведь нередки случаи, когда наследники вынуждены выбирать не сердцем, а умом.

— Не в этот раз. Я слышала, принц решил жениться только на той, кого полюбит всем сердцем, — возразила Гелия. — Поэтому пригласили так много девушек со всех известных королевств. И у кого-то из нас есть прекрасный шанс стать сначала лунной принцессой, а потом и правительницей!

Пришло время ужина. Вечером в королевстве солнце светило уже не так ярко, но продолжало оставаться на небе. Гостей ждал фуршетный стол, накрытый на одной из площадок в Павлиньем парке. Главный повар королевы утверждал, что фуршет сейчас очень популярен и придётся по вкусу и столь изысканным гостям. На столах в несколько ярусов были разложены мясо и морепродукты на золотых шпажках, устрицы на блюде в виде фонтана, икра в миниатюрных тарелочках-ракушках, салаты и мусы с редкими ингредиентами, изысканные паштеты, пудинги и сладкие шедевры.

После ужина для гостей приготовили незабываемое представление. Оно проходило на большой площади на этой же территории. Аурелия очень любила Павлиний парк. Место славилось многочисленными скульптурами из живых деревьев, изображающих только одних, но самых прекрасных птиц на свете.

Круго́м были зелёные грациозные павлины. Наиболее высокие с широким расправленным веером хвостом, оказались сделанными из тиса. А хвойная туя использовалась для создания своеобразного туннеля, где одинаково выстриженные павлины выстроились в два ряда лицом друг к другу и вытянули шеи, образовав между собой живописный проход под арками. Аурелия любила прогуливаться по этому арочному коридору, рассматривая пышные хвосты птиц и склонённые головы, все фигуры как две капли воды походили друг на друга.

Хвойные деревья в парке изображали павлинов в разных позах. Здесь были птицы с опущенным длинным хвостом, сидящие на дереве, летающие, дерущиеся друг с другом, и женские особи с птенцами. Центральной площадкой считалась та, в середине которой стоял высокий тис, на нём мастера выстригли множество птиц, наряженных самой природой. Его ещё называли павлиньим деревом. Смотря на это произведение искусства, казалось, что на нём сидят несколько десятков живых птиц.

Круглая площадь была окружена растительной изгородью из модельно выстриженных низкорослых кипарисов. Они представляли собой стену из множества мелких зелёных помпонов. Все живые шедевры вокруг создала с помощью простых рабочих ножниц умелая команда садовников.

Когда все гости направились к месту представления через павлинью аллею, Аурелия очутилась неподалёку от братьев грома и стала невольным свидетелем их разговора с принцессой дождя.

— Как только я увидел этого злого дракона на дубе, — проговорил Бронт, его рассказ звучал громоподобно, — первой моей мыслью было броситься на него, схватить и начать душить голыми руками. Но потом я подумал, что будет с принцессой Люцией, если я героически погибну в схватке. Как она сможет это пережить?

— Но если бы змея оказалась действительно драконом или просто ядовитой, то эту встречу бы не пережила сама принцесса Люция, разве не так? — ехидно поинтересовалась Зерия.

Бронт не сразу нашёл что ответить, поэтому его выручил брат.

— Но, принцесса Зерия, вы даже не представляете, как брат храбро себя повёл, — заступился за него Адад. — Он помчался молнией звать на подмогу стражников.

— Конечно, эта история сегодня со всеми её участниками получила много внимания…

— И я буду очень признателен вам, принцесса Зерия, если вечером при разговоре с наследницей Люцией вы не забудете замолвить словечко про проявленную мной в этой истории храбрость и отважность, — вкрадчиво продолжил средний принц грома Бронт.

— Можете не сомневаться, — коротко ответила ему Зерия, но она была настолько непредсказуема, поэтому её слова могли означать что угодно.

Вскоре все собрались у павлиньего дерева, с нескольких сторон которого полукругом поставили удобные стулья. Центральная часть отводилась для королевы с королём и наследницы престола. И как только они заняли свои места, гости услышали хлопанье крыльев, словно тысячи птиц пролетали над парком, а потом на верхние ветви павлиньего дерева уселось весьма странное создание. У него было тело огромной птицы с мощными лапами и широкими крыльями, человеческая шея и голова. Им оказалась женщина-птица, обитающая неподалёку от Солнечного королевства.

Слухи и легенды ходили о ней по всему свету, но увидеть её были удостоены лишь единицы. Дива славилась красивым оперением светло-бронзового цвета, крыльями с оригинальным орнаментом из голубых, белых и фиолетовых линий с чёрной окантовкой. Окрас под шеей на груди создавал впечатление, что на ней одето красивое ожерелье, украшенное разнопёрым изысканным узором. Длинный хвост напоминал павлиний, только наполовину короче, он переливался золотом с вкраплением тёмно-синих глазков по всему периметру. Ноги женщины-птицы заканчивали острыми когтями, как у хищного орла.

У дивы было необычное лицо, красивое и запоминающееся с большими глазами, носом горбинкой, высокими скулами и полными губами. На голове причёску составляли длинные гладкие блестящие перья, отливающие бронзовым цветом и ниспадающие на плечи словно локоны, и в завершение на макушке красовался изящный хохолок, напоминающим корону с бубенчиками на конце.

Женщина-легенда сделала несколько грациозных взмахов крыльями, будто приветствуя собравшихся. После чего сложила их, прижав к телу, и развернула свой веерообразный хвост, похожий на золотой солнечный полудиск. А потом дива запела. И это была самая прекрасная песня на свете. Она пела на незнакомом и очень древнем языке, её голос обладал одновременно и нежной, и насыщенной окраской.

Аурелия уже раньше слышала виртуозное выступление женщины-птицы, но каждый раз неизменно испытывала от него необыкновенное волнение. А вот гостям впервые пришлось стать участникам такого гибкого лирического исполнения, окутанного мистическим бархатом. И они оказались под большим впечатлением. Каждое слово и фраза певчей дивы были пропитаны глубоким чувством. Её несравненное пение, возносившее на небеса, лёгкие и грациозные движения, изящное подёргивание головой и крыльями, разворачивание солнцеподобного веера-хвоста, всё это сливалось в такой естественной гармонии, что ничего нельзя было представить более совершенного.

Музыкальным сопровождением для легендарного пения послужило сочетание игры на флейте и арфе. При этом музыканты расположились прямо под павлиньим деревом, но их присутствие осталось незамеченным, всё внимание к себе привлекла женщина-птица.

Удивительный концерт пролетел, как одно мгновение. Когда гости стали разъезжаться по своим дворцам, их лица казались воодушевлёнными. В мыслях всех присутствующих ещё долго звучал изумительный голос легендарной пернатой певицы. Аурелия подумала, что после такого выступления поэт бы писал стихи всю ночь, музыкант сочинил непревзойдённое произведение, художник рисовал без отдыха несколько дней одну картину за другой, командир армии бы выиграл сражение, а повар изобрёл рецепт удивительного блюда. Женщина-птица, словно муза, служила источником вдохновения.

Златоглазка после того, как все гости разошлись, ещё долго стояла на балконе, разглядывая королевский парк. У неё в голове всё ещё звучал удивительный голос местной легенды. Она решила во что бы ни стало на следующей неделе поехать на бал в Лунное королевство ночи. Девушке очень хотелось увидеть ночь и сияние луны. А может и знаменитого принца.

3 часть. Бал во время полнолуния

Следующая неделя для всех принцесс, кроме наследницы Люции и младшей Лучезары, превратилась в сплошное ожидание. Девушки настраивались быть представленными на балу в Лунном королевстве ночи. Четыре старшие сестры достигли подходящего возраста для замужества, но по правилам могли выезжать в общество и тем более принимать предложение руки и сердца только после того, как главная наследница достигала совершеннолетия. Теперь Селеста, Гелия, Роксана и Злата могли начать принимать ухаживания. Обычно в течение года после представления девушек в свете, те выходили замуж и покидали родной дом.

Младшим сёстрам после достижения ими пятнадцати лет тоже разрешалось присутствовать на балах. И только четырнадцатилетняя Лучезара, вынуждена была оставаться во дворце, вместе с наследницей.

Предстояло завершить последние приготовления: девушкам надлежало разобраться с особенностями бального этикета королевства ночи, портным закончить пошив платьев по этому случаю, а служанкам подобрать подходящие к нарядам причёски и украшения. К такому дебюту в обществе девушек начинали готовить с ранних лет. Они изучали музыку, живопись, литературу скульптуру, искусство вышивания, иностранные языки, занимались верховой ездой и домоводством. Немаловажными являлись история и география. В программу обучения для наследницы дополнительно включалось несколько других наук по управлению королевством. Особое внимание уделялось изучению принцессами правил этикета. Девушки обязаны были уметь достойно вести себя в обществе, преподнести свою персону с наилучшей стороны, казаться изящными и сдержанными, удивлять привитым чувством вкуса.

Также с раннего возраста сёстры разучивали танцы. Принцессы должны были научиться идеально двигаться не только в общепризнанных композициях в Солнечном королевстве света, но и в тех, что популярны на других землях. Вместе с приглашением на бал, о котором всё-таки объявила правительница Аврора на следующий день за обеденной трапезой, прислали программу ночи. В том числе в ней были указаны поочерёдно все танцы, запланированные к исполнению. Туда включили танцы, которым покровительствовали королевства, чьи представители планировали посетить бал. Со всеми девушки были знакомы, потому как тренировались с малых лет.

И вот неделя пролетела незаметно, и наступил долгожданный день бала. Вечером девушек облачили в приготовленные для этого случая наряды. Даже для одежды были определены свои правила. Младшие близняшки и Силия надели праздничные платья светлых оттенков. У Киры и Клары украшением к светло-розовым одеяниям послужили нежные розы в кудрявых волосах. У Силии с белым платьем удачно смотрелась причёска с вплетёнными в неё лилиями. В руках принцессы держали букетики из тех же цветов. Помимо цветочных мотивов, девушки согласно пресловутому этикету, ещё могли позволить себе только кружевные бархотки на шеи со скромной жемчужиной. Юные принцессы выглядели лёгкими, воздушными и грациозными.

А вот на старших сёстрах, выходивших в свет на дебют, были наряды более броские, пошитые по последней моде с декольте и открытиями плечами, декорированными кружевами. Согласно правилам, допускались одеяния белого цвета или пастельных тонов, а причёски и украшения полагалось выбирать с особым вкусом. Высокие укладки на волосах давно вышли из моды, так же, как и чересчур громоздкие украшения, поэтому принцессам сделали на вид простые, но весьма утончённые причёски, оставив открытиями шеи.

Драгоценные камни с особым пристрастием подбирались по цвету к нарядам солнечных принцесс. Старшая Селеста к своему белоснежному платью надела ожерелье с бриллиантами, Гелия и Роксана к голубому и розовому — с сапфирами и рубинами, Злата к кремовому — жемчуг. На корсажи старшие сёстры приделали по орхидее в тон платьям, и с такими же цветами были оформлены их букеты. Ведь для каждой девушки считалось обязательным иметь при себе на бале букетик, его можно было оставить на своём месте или в танце держать в левой руке, лежащей на плече партнёра. Старшие принцессы выглядели модно и изысканно. Они очень волновались, ведь на этом балу могла решиться их дальнейшая судьба.

Златоглазка же, как всегда, не сильно была обеспокоена собственным нарядом. Но портнихи и служанки хорошо знали свою работу, благодаря чему девушка ещё больше преобразилась. Ей приготовили струящееся платье изысканного цвета айвори. Аурелии понравился этот очаровательный оттенок, не такой резкий, как белый, а более трогательный и лоснящийся. Если у младших сестёр платья были выполнены в непревзойдённом стиле ампир с высокой талией, то она, как и старшие предпочла вариант с корсетом.

Золотые волосы принцессы уложили в простую причёску в греческом стиле, а вокруг неизменного тонкого обруча таким образом закрепили белые миниатюрные фрезии, что они стали напоминать корону из цветов. На шее девушка оставила кулон-сосуд из янтаря. Златоглазка давно привыкла к нему, её успокаивало его тёплое прикосновение к коже. Вероятно, всё дело было в живой воде, которая в нём содержалась. Или в том, что янтарь был на самом деле не камнем, а застывшей смолой хвойных деревьев.

Златоглазка в своём нарядном платье, с цветочной короной на голове, золотом волос, сияющими глазами янтарного оттенка и блестящими, словно звёзды веснушками, казалась похожа на дивное видение. Она выделялась на фоне сестёр, как солнце среди звёзд. Но девушка, будто сама не подозревала о своей красоте. В её поведении не замечалось ни капли высокомерия. Златоглазка была доброй, чуткой и душевной девушкой.

— Не грусти, — обратилась Аурелия к младшей сестре Лучезаре, которая оставалась во дворце. — Мы расскажем тебе всё в подробностях, когда вернёмся. А на следующий год ты тоже поедешь на бал.

— Только в деталях опишите мне лунного принца и его королевство! — попросила сестра.

Перед самым отъездом девушек посетила наследница Люция. Она сообщила, что у королевы срочные и важные дела, и она прийти не сможет, но передаёт своё благословение. Девушка была немногословна и, несомненно, расстроена, хотя старалась и не показывать этого. Люция тоже хотела поехать на бал. Она не сделала ни одного комплимента сёстрам, показывающим ей свои наряды. А, увидев волшебный образ Златоглазки, погрустнела ещё больше.

— Последний штрих, ваши золотовысочества, перчатки и веер! — обратилась к девушкам главная Смотрея. — Помните, на бал не разрешается ехать без перчаток! Это важное правило! Но, прежде чем я их принесу, дайте ещё раз взглянуть на ваши платья.

Девушки начали по одной подходить к Смотрее, и, поворачиваясь кругом, демонстрировать свой наряд. А Люция поспешно прошла в соседнюю комнату. Там на камине, она увидела подготовленные для принцесс кружевные перчатки с веерами. Розовые под цвет платьев близняшек и Роксаны, кремовые — Злате, голубые — Гелии, белые с вышивкой лилий — Силии. И две пары очень похожих для старшей Селесты и Златоглазки.

Люция решила спрятать перчатки и веер, предназначенные для Аурелии в качестве шутки, но девушка не могла определить, какие из двух пар принадлежат златовласой принцессе. А потом наследница, услышав, как сюда направляется главная Смотрея, схватила первые попавшиеся и быстро выбросила их в открытое окно. Та же ничего не заметила, забрала с камина вещи и вернулась к принцессам. Люция пошла за ней.

— Розовые для Киры и Клары, а также для Роксаны, — перечисляла Смотрея, раздавая перчатки и веера девушкам, которые сразу их примеряли. — Кремовые для Златы, голубые для Гелии, белоснежные с лилиями для Силии, слоновой кости для Златоглазки, и… Ой! А где же комплект для Селесты? Он же совсем недавно был здесь!

Принцессы всполошились, они окружили старшую сестру. Селеста стояла растерянная и, казалось, вот-вот заплачет. Смотрея и служанки обыскали всё в женских покоях, но не нашли пропажи.

— Но ведь можно найти для Селесты замену? — обратилась к Смотрее встревоженная Гелия.

— Мне очень жаль, ваше золотовысочество, но светлые перчатки были сшиты специально для бала, — с сочувствием сообщила Смотрея. — Боюсь, других подходящих нам сейчас не найти. Но по правилам бала нельзя являться без перчаток, это грубое нарушение этикета и может вызвать полное неодобрение окружающих.

— Но это значит, я не смогу поехать на бал? — пролепетала Селеста и готова уже была упасть в обморок, сёстры принялись обмахивать её своими веерами.

Люция почувствовала лёгкие угрызения совести, ведь это она была причастна к пропаже. Девушка даже вспомнила, что у неё как раз имеются белоснежные перчатки, пошитые для прошедшего приёма гостей, когда она познакомилась с принцем грома. Тогда Люция не стала их одевать, посчитав перебором, и сейчас они лежали в её гардеробной. Но у девушки так и не возникло мысли, выручить сестру, предложив свои перчатки Селесте. Вместо этого наследница испытала чувство неудовлетворения, ведь Златоглазка всё ещё могла поехать на бал.

Принцесса Люция обычно не отличалась вредным характером и очень любила своих сестёр, просто она привыкла быть всегда особенной. Ей как наследнице привили чувство превосходства над остальными. И также она считалась самой красивой в своём окружении, пока не появилась сестра Аурелия. Только Златоглазка могла сравниться с ней красотой, но Люция стала отмечать, что сестра начала превосходить её в этом. Золотые волосы Аурелии казались более шелковистыми, фигура утончённее, сияющие веснушки ярче, а глаза цвета янтаря и совсем редкими. И ничто не помогало Люции превзойти красоту младшей сестры, ни модная одежда, ни драгоценности.

В дополнение наследница стала замечать, что Златоглазка получает и особое внимание окружающих, а ведь раньше это было только её преимуществом. Королева подарила Аурелии красивый обруч для волос, хотя согласно правилам лишь наследница могла одевать золото. Король-отец относился к Златоглазке с большой нежностью. А сёстры любили её за доброту и искренность и всегда с ней советовались. Люция начала испытывать к Аурелии большое чувство ревности.

Увидев, как прекрасно Златоглазка выглядит перед балом, наследница испытала огорчение. «А вдруг приглянется лунному принцу и станет королевой ночи? Этого ещё не хватало! Тогда сестра превзойдёт меня в выборе жениха, я не могу позволить случиться такому!» — подумала Люция перед тем, как у неё возникла мысль, помешать Златоглазке попасть на бал. И теперь наследница расстроилась, что ошиблась с выбором перчаток и златовласая соперница не устранена.

А у старшей сестры Селесты тем временем развивалась настоящая трагедия. Этот бал был очень важен для устройства её дальнейшей судьбы. Ведь именно на нём принцесса могла найти жениха. Этого долгожданного дебюта она ждала уже несколько лет.

— Не переживай, будут и другие балы, — холодно сообщила сестре наследница. — Возможно, уже через полгода или год…

При этих словах Селеста чуть не расплакалась, считалось большим унижением, когда старшая сестра не может первой выйти замуж, не учитывая союза наследницы.

Златоглазка не могла допустить, чтобы кто-то горевал, а уж тем более её старшая сестра. Конечно, она тоже очень хотела побывать в Лунном королевстве и давно мечтала увидеть ночь. Этим она грезила последнее время. Но счастье близких для неё было важнее всего.

— Это какая-то ошибка! — громко заявила она, глянув сначала на Смотрею, потом на Селесту. — Мне отдали твои перчатки и веер. Вот они, возьми. Ты должна поехать на бал!

Селеста взяла протянутые сестрой вещи со слезами на глазах, может поэтому её взор был затуманен, и она не увидела, что перчатки не совсем белые, как её платье, а цвета слоновой кости. А Смотрея прекрасно усмотрела разницу.

— Вы уверены, принцесса Аурелия? — спросила она девушку, подразумевая, действительно ли та готова уступить своё место на балу Селесте.

— Конечно, — без колебания ответила Златоглазка, с нежностью посмотрев на старшую сестру.

Перчатки хоть и отличались другим оттенком, но идеально подошли Селесте и по размеру, и к платью. На лице сестры, наконец, появилась улыбка. Хотя потом, она вспомнила про свою спасительницу и встревожилась.

— Но как же ты, Златоглазка? Ведь ты не сможешь поехать на бал! — девушка так и не поняла, что Аурелия намеренно уступила ей своё место.

— Ничего, у меня ещё будут дебюты. А вы мне всё расскажете.

Настало время отправиться на бал. Все поспешили на пристань, где их ждала расписная ладья. Принцессы были взволнованы предстоящим долгожданным событием, а наследница Люция удовлетворена, что её златовласая соперница не едет. Златоглазка искренне радовалась за сестёр и старалась сильно не показывать им своё огорчение. Главная Смотрея куда-то подевалась, её заменили служанки.

Девушки поднялись на борт королевской ладьи. Златоглазка видела её раньше на пристани у дворца, но ни разу на ней не доводилось плавать. Это было изящное и элегантное судно больших размеров, сделанное в форме мистического трёхголового существа. На носу ладьи расположились сразу три головы, похожие на орлиные, их хищные клювы смотрелись угрожающе и были приоткрыты, словно готовые к атаке. На голове птиц находились ветвистые рога из редкого вида красного золота, образующие полукруг и похожие на своеобразные короны.

Казалось, корпус ладьи, представляющий тело существа, и длинный, изогнутый кверху хвост, покрыты мощной чешуёй из тёмной бронзы. На самом же деле ладья была сделана из ценной древесины кедра, и лишь украшена тончайшими металлическими листами. Вдоль бортов ладьи располагались огромные крылья, с нанесённым на них тонким слоем красного золота. Этот вид драгоценного металла обладал необычным красноватым оттенком и назывался огненным золотом. Во всём Янтарном дворце можно было найти лишь единицы вещей, сделанных из него.

Благодаря такой отделке, когда ладья скользила по воде, красное золото переливалось и искрилось на солнце и, представлялось, что мистическое существо не плывёт, а летит, и крылья его горят ярким пламенем. Поэтому судно называлось огненной ладьёй. Большой белоснежный парус с изображением солнечного светила и длинные вёсла обеспечивали ход судна.

Принцессы заняли свои места на ладье, гвардейцы в нарядных мундирах разместились по периметру её борта. Капитан ждал разрешения, и судно готовилось отправиться в Лунное королевство ночи.

Наследница Люция, младшая сестра Лучезара и служанки остались на берегу и ждали отплытия. Златоглазка же стояла в одиночестве на пристани возле огненной ладьи. Ветер ласково играл подолом её длинного вечернего платья. В руках девушка держала букетик белоснежных нежных фрезий. Она была так грустна и одновременно прекрасна. Но, видимо, солнечной принцессе не суждено было увидеть лунную ночь.

Послышался грохот, это выстрелила пушка на одной из башен дворца. Огненной ладье разрешено было покинуть тихую гавань королевства. Гвардейцы подняли кверху вёсла, но вдруг на берег выбежала старшая Смотрея. Она забралась на пристань, запыхавшись от быстрого бега, и крикнула капитану:

— По приказу королевы прошу оставаться на месте!

Капитан испытал недоумение. Но вот на берегу появилась сама правительница Аврора. Она ступала быстро, уверенно и выглядела очень величественно в своём белоснежном платье с широкими рукавами. Поднявшись по ступеням на пристань, она сперва обратилась к Аурелии:

— Златоглазка, ты тоже поедешь на бал!

— Но у меня потерялись перчатки, — грустно ответила ей девушка. — Без них не дозволено.

— Не беда, ты можешь взять мои! — с улыбкой ответила ей королева и протянула пару перчаток.

Златоглазка сразу узнала их, это были перчатки из тонкого изысканного кружева белого цвета, в которых королева красовалась на своей свадьбе. Они бережно хранились в покоях правителей и несколько раз весь свадебный наряд демонстрировали принцессам.

Оказалось, после того как девушки направились к пристани, старшая Смотрея поспешила в тронный зал, где королева заканчивала приём. Дождавшись, когда правительница выйдет в коридор, Смотрея ей низко поклонилась.

— Жалко, что меня задержали дела, и я не проводила своих девочек. Принцессы уже отправились в путь? — спросила королева.

— Как раз готовятся отплывать ваше золотовеличество, — ответила ей Смотрея. Но прежде чем правительница ушла, она поспешно добавила: — Только без принцессы Аурелии.

Королева остановилась и, развернувшись к Смотрее, потребовала объяснений:

— Принцесса передумала ехать?

Смотрея опустив глаза, поведала королеве о произошедшем, не забыв упомянуть, как Златоглазка уступила своё место старшей сестре Селесте, отдав ей перчатки. Брови королевы в удивлении приподнялись, потом она улыбнулась.

— Во что бы то ни стало задержи отплытие, — быстро проговорила королева Аврора Смотрее.

Повернувшись к служанке, правительница отдала указание, немедленно принесли ей свадебные перчатки и веер.

— Добро не должно остаться без ответа!

Потом она поспешила на пристань. Королева успела вовремя, и теперь Златоглазка могла тоже отправиться на бал. Принцесса горячо поблагодарила королеву-мать и даже сделала реверанс, предназначенный Смотрее, поняв, что без её помощи не обошлось, и поспешила на ладью.

Когда судно отплывало от берега, на наследнице Люции не было лица. Мало того что её соперница сестра всё-таки поплыла на бал, так она ещё получила королевские перчатки, которые по традиции полагалось на свадьбу надеть наследнице.

А ладья тем временем на парусах вышла из тихой огороженной гавани в открытый океан и поплыла быстрее ветра. Когда она покинула территорию королевства света, на небе произошли большие изменения. Солнце окрасилось в пламенный цвет, подобно красному золоту и через какое-то время зашло за горизонт. Быстроходное судно в этот момент достигло звёздного пути. И вот уже королевская ладья неслась, держа направление по звёздам. И казалось, мифическое трёхголовое существо, созданное из огня, летит по небу, взмахивая золотыми крыльями и пуская языки пламени.

Всё вокруг погрузилось в темноту. Только это была неабсолютная мгла, как ранее представлялось Златоглазке. Конечно, уже мало, что было видно за пределами судна, ночь спрятала под своим покровом землю, леса, города и всех её жителей, животных и птиц. Но палуба ладьи освещалась пламенем факелов, а путь, по которому они следовали, мерцал сиянием звёзд. Другие небесные светила образовывали своеобразные узоры, украшая тёмную ночь. Эти звёзды блестели и переливались, но были холодны и далеки.

Но больше всех притягивала взгляд, конечно, показавшаяся на небосклоне луна. В противоположность яркому солнцу всегда горячему и ласковому, бледная луна выглядела ледяной и отчуждённой. Сегодня было полнолуние, и огромное круглое светило будто закрыло собой всё небо.

И вот, наконец, показался Серебряный замок. Это означало, что ладья с представителями солнечного семейства на борту достигла конца своего маршрута. В загадочном королевстве всегда царила ночь и из-за отсутствия солнечного влияния действовала своеобразная смена времён года. Согласно местному календарю, лунный цикл длился тридцать неполных дней. За период пока луна проходила все фазы, в королевстве успевали смениться сразу все четыре сезона: зима, весна, лето и осень. И на каждое отводиться всего лишь чуть больше недели.

С новолуния, когда ночного светила не видно на небосклоне, и до появления молодой луны — тонкого серпа на тёмном небе, в королевстве преобладала зима. Весна длилась тоже не меньше недели. В это время ночное светило находилось во второй и третьей стадии, когда луна была видна только наполовину, а потом уже шла в рост. С полнолуния в королевстве царило лето, тогда же луна начинала стремиться к уменьшению. Когда убывающая луна становилась видна только наполовину, приходила осень и длилась до новолуния.

Королевство ночи представлялось солнечным принцессам самым загадочным местом на свете. Таинственная луна освещала землю королевства, где на её отвесном берегу располагался замок. Ладья с принцессами на борту взяла направление к его пристани. Серебряный замок был, с одной стороны — достаточно величественным сооружением, но с другой — не менее грандиозно странным. По древней легенде один из бывших правителей хотел возвести замок, притягивающийся к ночному светилу в полнолуние. Для строительства фундамента он распорядился использовать особый вид чёрного камня, имеющего свойство подниматься в воздух, когда луна становилась круглой. С тех пор всё сооружение по мере роста лунного светила то поднималось в воздух, отрываясь на несколько метров от земли, то по мере убывания — опускалось обратно. Сейчас в полнолуние замок находился на высоте чуть выше метра от земли и просто парил в воздухе.

Помимо основания, большая часть замка была построена из песчаника тёмно-серого оттенка, отливающего серебром в лунном свете. Именно поэтому замок получил название «серебряный». Он состоял из восьми построек по количеству фаз луны, расположенных по окружности, с многочисленными многоугольными и круглыми башнями и ажурными остроконечными крышами. Все строения были созданы в четырёх разных архитектурных стилях готического направления.

Элементы зодчества, арки, витражи первых двух построек, отображающих новолуние и молодую луну, когда в королевстве преобладала зима, отличались ледяным стилем. Потому как узоры орнаментов походили на обледенелый рисунок, который мороз обычно рисует на стёклах. Третья и четвёртая постройки относились к состоянию, когда видна половина луны, и она продолжает прибывать, или весну, и были выдержаны в цветочном стиле с украшающими стены орнаментами в форме цветов и изящными окнами-розами.

Пятая и шестая постройки, в которых сегодня проходил бал, символизировали полнолуние и убывающую луну, или лето, и были возведены в стиле пламенеющей готики. Узоры орнаментов походили на языки пламени, фронтоны и вершины арок были сильно удлинены. Оставшиеся два строения отождествлялись с луной в последней четверти и со старой луной, или осенью, и отличались листовым стилем. Контуры и силуэты орнаментов походили на листы местного королевского дерева. Из-за отсутствия солнца на территории ночи под лунным светом помимо ели серебристой, рос только один вид лиственного дерева. Королевским его называли из-за листа в форме короны тёмно-бордового цвета.

В центре восьми построек располагалась устремлённая к небу и возведённая из глыб лунного камня высокая круглая башня с остроконечной крышей. Но она не вплотную примыкала к строениям, их разделял внутренний сад, имеющий форму кольца. Каменные рёберные своды, отходящие от главной башни, соединялись с другими, находящимися на всех восьми постройках.

Лунные камни, выбранные для строительства центральной части замка, поражали необычайной красотой. Они были полупрозрачным, обладали стеклянным блеском, а ещё переливались и светились, особенно в полнолуние. Их цвет изменялся от серо-голубого до жёлтого и напоминал лунный свет. Ходили слухи, что башню из лунного камня запрещается посещать после полнолуния и до самого новолуния всем, кроме членов королевской семьи. Считалось, камни имеют способность в период убывания луны отгонять сны. А ещё поговаривали, будто в этой башне вся мебель сделана только из серебра и в её залах всегда холодно.

Наконец, пламенная ладья причалила к освещённой факелами длинной каменной пристани, находящейся прямо у обрыва. Принцессы спустились на землю, но не торопились идти в замок по дорожке. Вместо этого они принялись рассматривать другие судна, стоящие неподалёку.

— Судя по парусу со знаком молнии, вон там ладья королевства грозы, — сообщила старшая Селеста, показывая на судно в виде чёрного дракона.

— Братья грома упоминали, что они планируют сопровождать на бал свою сестру принцессу молнии, — вспомнила Гелия.

— Вон там ладья королевства дождя, — воскликнули одновременно близняшки, имея в виду судно в форме свернувшейся кобры, где капюшон змеи служил парусом. — Значит, Зерия уже приехала.

— Видите прямо на берегу колесницу, запряжённую десятком лошадей с огненными гривами, это экипаж королевства ветра, — поучаствовала в разговоре Роксана.

— Не может быть! — снова воскликнула Кира. — Смотрите, что на звёздном пути за облако? Это же плывёт корабль призрак из королевства тумана! На балу будет много интересных гостей!

— А это, наверное, судна представителей земных королевств! Как волнительно! — Злата развернула веер и начала им обмахиваться.

— А где ладья королевства Миража? — завертела головой Силия. — Поговаривают, она может принимать саму необычную форму по усмотрению повелительницы.

— Интересно, а будут ли на бале представители королевства бури? — спросила вдруг Клара.

— Ты что! — возмутилась Селеста. — Их давно никто не приглашает. Ведь от них всегда одни только неприятности.

— Я вижу представителей из южных земель, — решила Златоглазка, заметив ладью Королевства песчаной и пыльной мглы.

— А это кто? — удивлённо спросила Гелия, рассматривая заснеженный корабль, пришвартовавшийся на пристани неподалёку от Огненной ладьи Солнечного королевства.

— Корабль с северных земель Снежного королевства метели. Я и не знала, что они тоже приглашены, — ответила ей старшая сестра Селеста. — О нет! Только не это…

Принцессы с удивлением проследили за взглядом старшей сестры и увидели, как по соседству от судна с частично заледенелым корпусом встала красная ладья. На девушек так и повеяло от неё жаром.

— Это же гости с юга, представители королевства горячего ветра, — пояснила тем временем Селеста. — Они уже много лет находятся в разногласиях с королевством метели и их встреча чревата осложнениями и ссорами. И оттого что они столкнутся на балу, ничего хорошего ожидать не стоит…

Но вот принцессы стали свидетелями, как одна сторона ледяного корабля королевства метели начала стремительно оттаивать от жаркого соседства с красной ладьёй королевства горячего ветра. Причём это касалось лишь той половины судна, что находилась со стороны недоброжелательного соседства. Представители двух земель ещё даже не встретились, а холод с жаром, привезённые с собой, уже вступили в противостояние.

Потом принцессы проследовали в замок по дорожке, освещённой факелами. Златоглазка не могла поверить, что она видит ночь. Ей сейчас больше хотелось прогуляться по окрестности, всматриваясь в темноту, но девушка вынуждена была следовать за своими сёстрами. Поднявшись по ступеням, принцессы предстали перед распахнутыми наружу огромными воротами, ведущими в пламенеющую часть замка, открытую для гостей в летний период. Причём нижние ступени были приставными, потому как в это время замок более чем на метр приподнялся над землёй, благодаря действию камней в фундаменте замка в полнолуние.

Девушки задержались у входа, разглядывая внушительное ажурное сооружение с устремлёнными ввысь башнями. В Лунном свете стены замка казались почти серебристыми и представляли собой сплошное каменное кружево в пламенеющем стиле. Словно тысячи огненных языков распространились по замку. Снаружи здание было увенчано массой скульптур. На нижних и средних его частях, консолях, стенах, порталах и под сводами виднелись статуи великих представителей Лунного королевства: музыкантов, художников, архитекторов, поэтов, и скульптуры, изображающие увлечения в летнее время года. На верхних частях здания, башнях, кровлях, а также водостоках, заселились каменные мистические персонажи, словно возникшие из фантастических снов, которыми как раз повелевало королевство ночи.

Попав внутрь, принцессы поднялись по мраморной лестнице и сначала проследовали в тронный зал. Девушки приехали с некоторым опозданием, но так было заведено у большинства гостей, и королю старались представить всех. Стены зала являли собой многоэтажную каменную галерею с ликами правителей. Златоглазка подумала: «Вероятно, чувствуешь огромную ответственность, вынося решения по делам королевства под столь пристальным вниманием прошлых поколений, хоть они всего лишь и статуи».

На величественном серебряном троне торжественно расположился правитель Навплий. Король был облачён в украшенную драгоценными камнями мантию тёмного цвета, придающую ему схожесть со звёздной ночью. Корона хозяина замка, сделанная из лунного камня, мягко переливалась в свете свечей. Богатая шевелюра чёрных, как крыло ворона, волос с небольшим серебристым отливом, служила Навплию предметом гордости. А чрезмерно тонкий нос, который он постоянно задирал, и дугообразные изящные брови придавали ему образу капризный вид.

Королю представили солнечных принцесс, по правилам начиная с самых младших. Проницательный взгляд Навплия остановился на девушке с золотыми волосами и светящимися на лице веснушками. Он провёл рукой по аккуратным тоненьким усикам и удивлённо что-то спросил у церемониймейстера. Получив ответ, правитель удовлетворительно кивнул принцессам, и они прошли в бальный зал. Златоглазка сразу поняла, что короля ночи смутили её отличительные признаки наследницы Солнечного королевства. Ведь согласно традициям наследникам дня и ночи нельзя было встречаться.

В зале их встретил распорядитель бала и каждой принцессе вручил по маленькой книжечке, в ней значилась последовательность танцев, и именно туда предполагалось записывать кому из партнёров, что обещано. Девушек сразу окружили кавалеры. И большинство из них приехали на бал неслучайно, новость о том, что часть принцесс из Солнечного королевства света первый раз выходят на дебют, стремительно распространилась по миру.

Так довольно быстро образовались пары для участия в первом танце. При этом были соблюдены все приличия, нашёлся принц Иллайн с Земли, знакомый с девушками по последней встрече в их королевстве, он всех и представил друг другу. Ведь считалось ве́рхом неприличия обращаться к кому-то до того, как тебя представят знакомые лица.

Принцы приветствовали девушек поклоном, а приглашение на танец по традиции совместили с комплиментом, те в ответ присели в изящном реверансе. Прибытие солнечных принцесс не осталось незамеченным, они не только выделялись красотой, но также считались очень выгодной партией для женитьбы. Девушки королевства света со своими кавалерами присоединились к первому танцу полонезу, популярному на Земле, заняв место позади уже танцующих пар.

С этого церемониального танца всегда начинались балы, и участвовать в нём были обязаны все, кроме разве что короля, встречающего гостей. Он представлял собой своеобразное торжественное шествие через все залы, задействованные для бала, и длился так долго, что было время приглядеться к окружающей обстановке, присутствующим гостям и показать себя в лучшем свете. В первой паре, согласно правилам, танцевал лунный принц с приглашённой девушкой, но цепочка гостей была такой длинной, что солнечным сёстрам пока не удалось его рассмотреть. Именно первая пара задавала определённые фигуры в танце, которые по цепочке повторяли все остальные.

Златоглазка двигалась с лёгкой грацией, изящно приседая на каждом первом шаге и поднимаясь на оставшихся двух. Девушка училась танцевать с рождения, и все фигуры выполняла безукоризненно. Они прошлись по залу сначала променадом, потом колонной. Её партнёром оказался принц королевства миража Мирадж. Юноша был очарован солнечной девушкой и даже подумывал о том, чтобы умолять принцессу подарить ему ещё два танца на этом балу. Мирадж бы попросил и больше, но приличия не дозволяли танцевать с одним партнёром более трёх танцев, так же, как и сразу два подряд.

У принца была настолько непримечательная внешность, что Златоглазка боялась не узнать его при последующей встрече. Она первый раз видела такое лицо с нейтральными чертами, глазами, меняющими цвет в зависимости от освещения. А в дополнении с мышиным оттенком волос, и ничем не выдающимся сложением, принц казался неприметным. Но Аурелия вспомнила рассказы сестёр о том, как представители королевства миража могли изменять внешность по своему усмотрению. Ей было любопытно, действительно ли это так, но спросить она не решилась. Принц миража остался для неё достаточно противоречивой личностью.

Златоглазка, пока они исполняли очередную фигуру, мельком осмотрела бальный зал и собравшихся гостей. Просторное помещение оказалось со всех сторон окружено колоннами и множеством свечей, размещённых в громадных хрустальных люстрах и серебряных подсвечниках. Вдоль стен располагались галереи для гостей и одна для скрипачей, гобоистов и флейтистов. Златоглазка обратила внимание, что на бале сегодня для них играло порядка трёх десятков музыкантов. В центре зала беспрестанно двигались фигуры в танце.

Девушки в скромных нарядах светлых оттенков и неброских украшениях в дополнение к цветам создавали впечатление воздушности и грациозности. А вот важные замужние приглашённые гостьи пестрели разными цветами, воплощёнными в нарядах из шёлка, бархата, парчи, муслина, атласа, декорированных вышивками, тонкими кружевами, лентами, гирляндами, завитыми страусовыми перьями, и в сочетании с огромным количеством драгоценностей в качестве украшений. Юноши и мужчины смотрелись не менее утончённо в своих фраках тёмных оттенков разных цветов, белых рубашках с высокими накрахмаленными воротниками и изысканных шёлковых жилетах.

Но Аурелии сейчас захотелось быть совершенно в другом месте. Оставить шумный зал и выйти на балкон, посмотреть на луну и послушать ночь. Когда принц миража встал на одно колено, подав Златоглазке правую руку, а она начала делать обход вокруг него, то заметила в зале принцессу дождя Зерию, танцующую со средним принцем грома Бронтом. Аурелия подумала, как же обманчива внешность. Девушка в своём белоснежном платье и букетиком роз смотрелась подобно нежному и ранимому цветку, являясь на самом деле весьма циничной особой. Бронт в чёрном фраке выделялся, как гром среди ясного неба, и совсем не выглядел скучающим без её сестры наследницы Люции.

По окончании танца принц миража проводил Златоглазку на место, где уже её дожидались остальные сёстры. Прежде чем удалиться, он просил разрешения на ещё один танец и девушка не имела ничего против. Перерывы между танцами были небольшими и времени, чтобы поделиться впечатлениями совсем не оставалось. Тем не менее солнечные принцессы успели прийти к общему мнению.

— Серебряный замок великолепен, — восхищённо доложила Кира, и Клара с ней согласилась.

— Организованно всё в высшей степени виртуозно! — сказала Гелия, обмахиваясь веером.

— Бал просто замечательный! — дрожащим от волнения голосом добавила Роксана.

— А собравшиеся гости, вы заметили, какие они все нарядные? И много привлекательных персон! — улыбнулась старшая сестра Селеста.

— В моей бальной книжке танцев уже отмечено несколько приглашений! — похвасталась Злата.

— А я видела лунного принца, когда танцевали, — приглушённо сообщила Силия. — Он очень элегантен.

Вечер обещал стать запоминающимся и насыщенным новыми знакомствами и интересными событиями. Следующему танцу покровительствовало Солнечное королевство, хотя он уже давно являлся популярным во всём свете. И конечно, на него в первую очередь пригласили всех солнечных принцесс. К девушкам подошли братья грома, сегодня они были в полном составе — втроём. Бронт представил им своего старшего брата Тюррина, схожего с принцами грома высоким ростом, широкими плечами, кудрявыми волосами и громоподобным голосом. Он пригласил на танец старшую сестру Селесту. Златоглазке, к её удивлению, поступило приглашение от Бронта.

— Вы так прекрасны сегодня, что я просто не могу пройти мимо! Позвольте танцевать этот солнечный вальс с вами? — принц подал девушке правую руку, сделав изящный поклон.

Аурелия присела в реверансе, выражая согласие, и протянула принцу левую руку, после чего Бронт галантно повёл её в центр зала. Златоглазка увидела рядом своих сестёр с кавалерами. Вдруг принцесса испытала сильное волнение. При этом она вовсе не боялась в танце ошибиться, в вальсе девушка могла кружиться с закрытыми глазами. И переживания не были связаны с её партнёром, принцем грома, который, бесспорно, казался привлекательным и галантным. Может, причиной служили многочисленные взгляды, направленные на неё? И в этом она не была уверена.

В вальсе участвовало много пар, но Златоглазка, несомненно, выделялась среди девушек, как яркий солнечный лучик. Бронт обхватил принцессу за тонкую талию и закружил её по залу. Волосы девушки отливали чистым золотом, а сверкающие веснушки блестели на лице, превосходя по красоте любые драгоценные украшения в бальном зале. Шёлковое платье оттенка айвори развивалось в танце подобно цветку, корона из фрезий придавала облику девицы ещё большей нежности, и делало её похожей на волшебное видение.

Аурелии очень нравился вальс, считалось, что кружение по кругу олицетворяло солнечный диск, и каждая пара ассоциировалась с его лучиком. И было очень символично, когда его исполняли солнечные принцессы. Златоглазке казалось, её сердце готово вырваться из груди, но девушка всё ещё не понимала причины своего волнения.

А потом вдруг Златоглазка увидела в бальном зале высокого юношу с примечательной внешностью. Он выделялся среди толпы своей бледной кожей, будто никогда не видевшей солнца, графитовым цветом волос, подобно чёрной ночи с серебряным отливом луны и холодными, как подводный лёд глазами. Юноша выглядел очень элегантно в тёмно-сером фраке, белоснежной рубашке и жилете, расписанном серебряными нитями. У Златоглазки не осталось сомнений, это был не кто иной, как лунный принц.

Юноша проходил по залу, приветствуя собравшихся гостей. Они встретились со Златоглазкой взглядами, когда девушка в танце проскользнула совсем рядом. Принц был ошеломлён красотой солнечной девушки, её янтарного цвета глаза, словно прожгли в его ледяном сердце брешь. Юноша оглянулся ей вслед, но золотое видение уже скрыли другие танцующие пары. Сбитый с толку, он потерял нить разговора. А ведь в это время принц приветствовал правительницу королевства дождя, а она, в свою очередь, представляла ему младшую дочь.

— …моя дочь принцесса Зерия. Это её первый бал…

Но лунный принц никак не мог сосредоточиться, его мысли были совершенно о другом. Он хотел ещё раз увидеть златовласую девушку с янтарными глазами. Чтобы как-то сгладить неловкость момента, юноша выразил радость от встречи и пригласил принцессу с длинными чёрными волосами в красивом белом платье на один из танцев.

— Очень рад, что нашли возможность посетить Лунное королевство ночи. Этим вы оказали нам огромную честь. Принцесса Зерия, позвольте мне пригласить вас на мазурку.

— С больши́м удовольствием, — отозвалась девушка, присев в изящном реверансе.

Правда, когда принц уже отошёл, тень легла на лицо девушки.

— Зерия, не вздумай хмуриться как дождевая туча, — одёрнула дочь королева-мать. — Помни о правилах поведения на балу. Твоё лицо должно быть весёлым и любезным при любых обстоятельствах. Унылых девушек не будут приглашать на танцы.

Неха королева дождя была дамой без возраста. Толстый слой пудры и румян создал, казалась, идеальную маску утончённой и безукоризненной светской дамы. На ней было одето богато расписанное вечернее платье и ожерелье с россыпью камней, по форме напоминающих водяные капли.

— Простите, я заметила свою знакомую, — попыталась оправдаться Зерия. — Ей удалось отвлечь принца от разговора с нами, даже находясь на расстоянии.

— Не переживай, моя дорогая, — попыталась успокоить дочь королева Неха. — С твоей красотой сложно сравниться. Вероятно, это было бы по силам только наследнице Солнечного королевства, но согласно правилам ей нельзя показываться здесь и тем более встречаться с лунным принцем. Кто бы ни была та девушка, поразившая юношу, не забывай, что на танец он пригласил именно тебя.

Слова королевы дождя немного успокоили Зерию. А лунный принц тем временем подозвал распорядителя бала в надежде расспросить его о девушке, заинтриговавшей его.

— Это одна из солнечных принцесс. Её зовут Аурелия. Она сопровождает старших сестёр, у которых сегодня дебют, — распорядитель бала знал всё о приглашённых гостях. — Позвольте, ваше серебровысочество, я вас представлю, как только выдастся удобный случай.

— Это будет очень любезно с вашей стороны.

Вдруг к лунному принцу подошли три девушки, одна из них взяла его под руку.

— Вот ты где, дорогой брат! — проворковала одна. — Мы везде тебя ищем. Разреши представить тебе нашу уважаемую гостью Вэру, принцессу королевства ветра. А это Эребус, принц Лунного королевства ночи.

Две девушки в платьях цвета лунного сияния оказались сёстрами Эребуса и походили на него графитовым оттенком волос и глазами цвета серебра.

— Большая честь познакомиться с вами, — сказал принц, галантно поклонившись, а представленная девушка сделала изящный реверанс. — Я уже имел удовольствие приветствовать на нашем балу правителей королевства ветра, а также вашего брата принца Ойвинда. Как вам здесь нравится?

— Всё просто превосходно! — с придыханием проговорила девушка, ей очень сложно было держаться в скучных рамках, принятых на таких мероприятиях, ведь в обычной жизни она была порывиста и импульсивна, как настоящий ветер. — Бал полностью оправдал мои самые смелые ожидания. Я никогда так не танцевала… Вернее, так долго… Даже закружилась голова…

Казалось, в мыслях принцессы носится ветер, путая слова. На Вэре было струящееся платье оттенка голубого неба с рукавами крылышками и воздушной юбкой, придающих её облику чувственный и хрупкий вид. Сейчас её волнистые каштанового цвета волосы были собраны в аккуратный пучок, и это считалось непривычным для девушки. Находясь в своём королевстве, принцесса никогда не делала причёску и не плела кос. По традиции длинные локоны обычно оставались распущенными и ниспадали по спине, имея возможность свободно развиваться по ветру.

— Не откажите мне в удовольствии, танцевать со мной галоп.

Конечно, предложение лунного принца было принято со сдержанной радостью. А пока до танца оставалось время, Эребус откланялся, он спешил быть представленным гостям из Солнечного королевства света.

Но по дороге принцу пришлось остановиться приветствовать представителей королевства миража. С правителями и их сыном он уже был знаком, а вот двум дочерям принцессам миража Эребус не имел удовольствия ранее быть представленным. Королева, уже давно определившаяся со своей внешностью, выглядела узнаваемо. Король вовсе не имел способностей к преображению. Принц Мирадж, его старшая и младшая сёстры Моргана и Миражана в отличие от правительницы находились в поиске и меняли свой облик так же часто, как одежду.

Причём старшая сестра Моргана слыла довольно дерзкой барышней и любила перевоплощаться в окружающих её людей, чтобы сбить с толку. Вот и сейчас девушка улыбнулась лунному принцу, а после того как присела в реверансе и поднялась, Эребус обратил внимание, что её глаза поменяли цвет и стали солнечно-янтарными. Хотя юноша был уверен, несколько секунд назад они были голубыми.

Моргана давно наблюдала за принцем, пока он перемещался по залу, и от её внимания не ускользнул интерес, который тот проявил в отношении солнечной девушки с янтарным цветом глаз. Старшая принцесса миража изменила свой оттенок глаз на тот, что понравился юноше. Смутьянка хотела смутить Эребуса, но он не поддался на её уловки, а перевёл взгляд на младшую сестру Миражану.

Девушка выбрала для этого бала весьма романтичный вид: светлое платье, декорированное белыми розами. У сестры Морганы же бежевого цвета наряд украшала неестественно голубая роза. Обе девушки имели серо-русые волосы, их черты лица казались привлекательными, но Эребус понимал, что внешность сестёр изменчива и обманчива. Не было никакого смысла запоминать отличительные черты принцесс, ведь их лица редко повторялись.

Когда речь шла о представителях королевства миража, уверенности не было ни в чём, они являлись мастерами перевоплощений и иллюзий. Но правила хорошего тона никто не отменял, поэтому Эребус уделил время представителям королевства миража, и лишь потом последовал дальше.

Какого же было удивление Златоглазки, когда после окончания солнечного вальса Бронт проводил её на место, а там их дожидался лунный принц. Её кавалер уже был знаком с Эребусом и с радостью представил его солнечным девушкам. Но перед тем как откланяться, прошептал Аурелии:

— Моя сестра принцесса молнии так понравилась лунному принцу, что он буквально умолял её оставить за ним танец.

Наверное, Бронт рассчитывал поразить этим заявлением Златоглазку, но девушка всегда доброжелательно относилась к другим и только порадовалась за принцессу молнии.

— Я с удовольствием вас представлю при первой возможности, — обещал Бронт, а потом последовал вглубь зала.

— Слышал, у вас на этом балу дебют! — скорее утверждал, чем спрашивал Эребус.

— А вы прекрасно обо всём осведомлены, — ответила ему старшая сестра Селеста, её щёки покрыл лёгкий румянец.

— Вам понравилось в Лунном королевстве ночи? — обратился Эребус к принцессам.

— Мы в полном восторге! — Роксана принялась кокетливо обмахиваться веером.

— Музыка просто изумительна! — добавила Гелия.

— Открою вам небольшой секрет, — таинственным голосом сообщил лунный принц. — В конце бала запланирован грандиозный салют.

— А что это такое? — заинтриговано спросила близняшка Клара.

— Огненные вспышки на тёмном небе, — ответила ей вместо принца Златоглазка, она читала про салют в книжках.

— Я засмотрелся, как вы танцевали, — тем временем восхищённо сообщил лунный принц, глядя на Златоглазку. — И теперь хочу танцевать солнечный вальс только с вами.

Разговор подошёл к своему логическому завершению и девушки ожидали приглашение на танец.

— Будьте любезны, обещайте мне оставить следующий вальс за мной? — лунный принц смотрел на Златоглазку в ожидании ответа.

Аурелия заметила обращённый на себя взгляд. У принца был необычный серебристый цвет глаз, а чёлка графитового оттенка ниспадала с одной стороны до уровня скул, придавая ему загадочности. Юноша походил на лунный свет. На какой-то момент девушка замешкалась из-за смущения, она никак не ожидала, что из всех солнечных принцесс Эребус выберет именно её. Но взяв себя в руки, совершила изящный реверанс, дав понять, что принимает приглашение.

Когда принц их покинул, сёстры подбодрили Аурелию. Как бы каждая ни хотела тоже с ним танцевать, за Златоглазку они не могли не порадоваться. Но вот объявили следующий танец и солнечных принцесс окружили кавалеры. Девушкам пришлось танцевать без отдыха до самого ужина. Златоглазка же неосознанно высматривала в каждом танце лунного принца.

В польке, считавшейся популярной в королевстве грозы, искусно выделялись мастерством её представители. И это было вполне предсказуемо. Младшие братья грома пригласили на танец близняшек Киру и Клару, а старший — лунную принцессу Лилит. Эребус выбрал в пару принцессу молнии Молнезару. Полька состояла из галопа, набора быстрых движений ногами и кружения в паре.

Молнезара выглядела безукоризненно, полшага с подскоком она исполняла легко и виртуозно. А когда принцесса эффектно совершала поворот под рукой лунного принца, даже самые суровые критики не могли не признать её главным украшением танца. Девушка обладала резкими, но приятными чертами лица, ярко-голубые глаза так и стреляли молниями, поражая своей глубиной. Её светлое платье отличалось металлическим блеском и переливалось при движении в быстром темпе танца.

Братья грома создавали много шума, когда переходили на галоп, стремительно продвигаясь по кругу, или делали притопы. И представлялось, что в зале оглушительно и раскатисто грохочет гром. Потрясающее зрелище. Златоглазку вёл в танце один из земных принцев. У некоторых девушек от постоянного кружения могло потемнеть в глазах, но только не у солнечных принцесс, приученных к верчению в вальсе с рождения.

На следующий танец Златоглазку пригласил Ойвинд принц ветра. В кадрили можно было немного отдохнуть от быстрого головокружительного вихря вальса и польки. Этот танец находился под покровительством королевства тумана, и сейчас без него не проходил ни один бал. Когда кавалер подвёл Златоглазку к их месту, выяснилось, что они встали в колонне напротив Эребуса и принцессы тумана.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 529
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: