электронная
120
печатная A5
372
16+
Враг мой, которого я до смерти любил

Бесплатный фрагмент - Враг мой, которого я до смерти любил


3.3
Объем:
114 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0055-2727-1
электронная
от 120
печатная A5
от 372

Пролог

Настоящих героев трудно найти.

Они живут во тьме, но сражаются во имя Рассвета.

Чувствуя сытость, тепло и заботу, крохотная малышка спала на руках у мужчины, смотрящего на неё с бесконечной любовью. Она была тем самым Рассветом, ради которого силы сражаться и жить дальше находились даже в минуты бескрайнего отчаяния.

А отчаянию было откуда взяться. С момента, когда миру пришёл конец, прошло около двух лет. И никто не торопился его спасать, лечить от настигнувшей и распространившейся всего за несколько дней чумы, которая не просто убивала. Этого ей было недостаточно. Эта напасть заставляла умерших возвращаться в этот мир чудовищами, у которых была лишь одна цель. Убивать и заражать тех, кто каким-то чудом сумел выжить.

К таким счастливчикам, хотя это как посмотреть, относился Рэнди Грейсон, его совсем ещё крошечная дочь Джулия и любимый сын Кларк, ради которого Рэнди и сам был готов стать чудовищем, во всех возможных смыслах, лишь бы защитить его. От чего и кого угодно.

Ведь в изменившемся, рухнувшем мире, будто бы в насмешку от бога или вселенной, именно люди представляли друг для друга самую большую угрозу. Именно люди являлись самыми опасными чудовищами.

Именно таким монстром ощущал себя и сидевший у костра Кларк, всё ещё ощущая на своих руках кровь своей первой жертвы: человека, которого он убил несколько часов назад. Наблюдая за безмятежно посапывающей сестрёнкой на руках у отца, Кларк всё больше ощущал, что это не они живут во тьме, во мраке. Это тьма уже давно и надёжно поселилась в каждом из них. И в нём — тоже.

— Кларк… Это была самозащита, — казалось, отец всегда знал наверняка, что у Кларка в мыслях или на сердце. И эта связь была одним из немногих вещей, которые придавали Кларку выживать в этом отвратительном мире и дальше.

— Ты когда-нибудь думал о будущем без мертвецов? О будущем, где останутся лишь дети, выросшие в таких вот условиях? Будущем, где вас, взрослых, уже не будет. Где взрослыми будем мы: такие, как я… Когда-нибудь… — Кларк сглотнул очередной ком в горле, — тебя не станет, а я… В тебе есть свет, который ты можешь передать Джули.. А я… Иногда кажется, что у меня внутри так много тьмы, так бесконечно много…

— Кларк… Кларк, послушай меня, — громко и обеспокоенно зашептал отец, поглядывая на спящую дочку, — тебе просто приходилось делать много вещей, которые ты был делать не должен. Только не в твоём возрасте. И мне жаль, что тебе пришлось так быстро повзрослеть… — при этих словах в глазах отца стояло бесконечное желание изменить хоть что-то, — Возможно сейчас тебе и кажется, что в жизни нет смысла… Возможно, ты действительно чувствуешь пустоту, которую наполняет тьма. Но поверь, однажды ты встретишь человека, который сможет эту пустоту заполнить. Человека, который принесёт смысл и прогонит тьму. Верь мне, Кларк. Так и случится.

И тот промозглый поздний вечер слова отца стали для Кларка неким маяком. Светом, от которого Кларк ощутил в душе нечто сродни надежде. Тогда он ещё не мог знать, насколько слова отца правдивы. И что такой человек действительно появится. Но только заполнит он эту пустоту лишь собственной тьмой. Но будущего, как и мы все, не зная, Кларк мысленно прошептал:

до встречи с тобой.

1

Последний их разговор был не окончен. Пока Кларк не получит от Мартина Нейгана ответов или хотя бы каких-то объяснений, пока не поймёт его… Кларк не сможет выбросить этого психопата из головы.


И с каких пор этот психопат вообще настолько основательно поселился в твоих мыслях?


Наплевать, когда и почему… Просто у меня есть вопросы.


О, да-а-а. Мне уже интересно посмотреть на то, как именно ты будешь расспрашивать Нейгана. Он не глупец, и с легкостью раскусит истинные мотивы твоего недюжинного интереса, Кларк.


Что ещё за «истинные мотивы»?


Ты мне скажи.


Отвяжись.


Ведя мысленный диалог со своим внутренним «Я», Кларк подходил к подвалу, где содержался под стражей опаснейший из всех негодяев, какие только встречались за эти годы апокалипсиса Кларку, его семье и близким. Мартин Нейган был лидером жестокой группы людей, именовавшей себя «Защитниками», которые находили небольшие общины, подобно той, где жил Кларк с семьёй и друзьями, и превращали людей таких общин в рабов. Но восстание всё-таки однажды случилось, «Защитники» были повержены, а их лидер, Мартин Нейган был приговорён к пожизненному заключению в специально построенной для него камере в подвале дома, где жил Кларк вместе со своим отцом, младшей сестрёнкой и женщиной по имени Миша, ставшей Кларку одновременно и другом и мачехой…

Сегодня не была его очередь дежурить у подвала, и Кларку всё сложнее было находить логичные объяснения своему желанию спускаться к Мартину Нейгану чаще необходимого, но ноги сами несли Кларка каждый раз по каменным ступеням вниз. Только в этот раз что-то было не так. Охрана у дверей в подвал — её не было. Судорожно вспоминая, чья была сегодня очередь нести вахту, и, вынимая из-за пояса револьвер, Кларк начал спускаться, стараясь ступать как можно тише.

Сперва неясный шум, а после — громкие ругательства донеслись до Кларка, стоило ему оказаться внизу у ещё одной двери, ведущей в сам подвал. А картина, открывшаяся Кларку, вызвала сперва облегчение, но длилось оно меньше секунды. На смену ему пришли непонимание, страх, замешательство — Мартин Нейган лежал на полу в позе эмбриона, вокруг была кровь, его руки в наручниках были заведены за спину, а стоящая над ним Роуз, от гнева не замечая вошедшего в камеру Кларка, избивала Нейгана его же заострённой железной трубой, которую лидер «Защитников» не выпускал из рук. И которой при первой же встрече с ним убил дорогих людей, как для Кларка, так и для решившей сейчас, по всей видимости, отомстить Роуз.

— Получи, мразь!.. Вот тебе ещё!.. — каждый удар сопровождался ругательством девушки.

И, опомнившись, Кларк наконец закричал:

— Что ты творишь?!

Резко обернувшись, Роуз без какого-либо удивления или испуга, что её застали врасплох, лишь хищно улыбнулась:

— Уже ничего, — и занесла над головой Нейгана его же оружие.

До конца не осознавая, что он делает, и к чему это приведёт, Кларк вскинул руку с револьвером, нацелившись на Роуз, которая тут же замерла и посмотрела на него взглядом, полным недоумения и неверия…

Под прицелом выставив Роуз прочь и оставшись в подвале один, Кларк рассеянно посмотрел на лежащее на полу тело Мартина Нейгана.


И что теперь?


Но Кларк понятия не имел, что ответить раздражающему голосу, и что ему делать вообще. Кларк пребывал в каком-то неясном замешательстве.


Думаешь, он ещё жив?


Точно, нужно сперва как-то это проверить.

При мысли, что придётся дотронуться до этого человека, Кларк испытал не омерзение, какое, скорее всего, испытать был должен, а почувствовал совершенно неуместное… смущение.

Но, решив разобраться с этой странностью потом, Кларк наконец приблизился к Нейгану: такому опасному, жестокому и ненавидимому всей общиной, но неподвижно сейчас лежащему на каменном полу подвала. Подвала, в который Кларк спустится ещё не единожды. Подвала, ступени которого неизменно ведут вниз. И только вниз.

2

годом ранее

Отец и Миша были на очередном собрании общины, тема которого была вот уже около полугода неизменной — сборы дани для «Защитников». Всё это обычно проходило с перерывами на долгие споры с несогласными жителями, а потому и длилось, как правило, допоздна.

Кларк, не без труда уложивший спать младшую сестрёнку, спустился на кухню и, заварив себе большую чашку чая, принялся составлять список необходимых вещей, записывая их на листке бумаги. Над последними пунктами Кларк грустно ухмыльнулся, зная, что их и записывать не стоило — вряд ли в округе есть места, где эти вещи можно найти. Но вычеркивать их всё же не стал. Кларк на секунду представил, будто бы всего этого безумия в виде конца света не случалось, и будто бы он составляет список покупок для будто бы ещё живой матери.

Глупо, да?

Но внутренний голос на этот раз вежливо промолчал, не став язвить. А он в последнее время делал это чересчур часто.


Не чаще, чем ты размышляешь о том, о чём не следовало бы.


И о чём же это я размышляю?


Правильнее было бы сказать, о ком.


Мотнув головой, чтобы прогнать непрошеного собеседника, Кларк решил продолжить список.

«Нужно проверить остатки еды, а ещё детского питания для Джули», — подумал Кларк, взбираясь на табуретку, дабы получше разглядеть содержимое навесных кухонных шкафов. И его взгляд почти сразу упал на банку томатов. Из точно таких же Нейган однажды заставил его готовить суп.

Кларк тут же внутренне выругался: «Ну почему все мысли постоянно ведут к этому психопату?»

Прямиком за злосчастной банкой стояла большая смесь для его сестрёнки, и Кларк было протянул к ней руку, как вдруг слегка хрипловатый голос позади заставил всё тело содрогнуться.

— Если, составляя этот список, ты надеялся, что к концу года, как по волшебству, мир станет прежним, то ты чертовски сильно ошибся, пацан.

И, потеряв от неожиданности равновесие, Кларк рухнул на пол, вскользь ударившись о столешницу головой.

— Да чего вы все такие дёрганные? — в притворном изумлении спросил Нейган, возводя руки кверху.

— Ну, знаешь, если бы ты являлся в оговорённое время, а не когда тебе вздумается, мы бы, возможно, такими не были, — не задумываясь о своём тоне, огрызнулся Кларк, сидя на полу и потирая ушиб.

— Вот это дерзость! А я уж было подумал, что при виде меня, ты начал падать в обморок, как и остальное большинство жителей вашего милейшего поселения!.. — голос Нейгана, кроме привычной напыщенности, выдавал и нотки истинного восхищения и уважения. Что каждый раз ставило Кларка в тупик.

— Я не специально…

— Чёрт, пацан, да у тебя кровь!.. — и снова Кларк не мог понять, было ли волнение в голосе Нейгана сейчас истинным: с этим человеком ничего нельзя знать наверняка.

— Согласись, было бы неловко, если б ты расшибся насмерть. Ух, представляю выражение лица Рэнди, твоего папаши! Стоял бы и таращился на меня этим своим раздражающим, презрительным, гневливым взглядом!.. — Нейгана явно забавляла подобная перспектива.

— Поднимайся, сейчас мы тебя починим, — и чувство дежавю тут же захлестнуло Кларка при виде Нейгана, стоящего над ним и протягивающего ему руку.

Которую, впрочем, сейчас Кларк принял почти сразу, а не как в тот день. В день, когда расстрелял несколько людей этого человека, когда был сбит с ног одним из его приспешников, а после, лёжа на земле, с ненавистью смотрел на протянутую ему Нейганом руку, которого он тогда и приехал убить. Сейчас же Кларк ясно понимал, что противиться этому человеку бессмысленно — в итоге кто-нибудь обязательно пострадает.


Только вот единственная ли это причина твоей покладистости, Кларк? — некстати пропел внутренний голос.


Поэтому поднявшись, Кларк поспешил одёрнуть руку.

— В прошлый раз я видел у вас здесь аптечку, — говоря это, Нейган подошёл почти вплотную к Кларку и потянулся через него к крайнему шкафчику.

— Какого чёрта?! Я бы и сам мог её достать! — неожиданно даже для себя самого, вспылил Кларк, отпихивая Нейгана и не думая о его возможной реакции на подобное обращение.

Просто Кларку вдруг стало нечем дышать. И не из-за того, что Нейган его буквально придавил, а от странного нахлынувшего чувства, которому не было названия тогда. И вряд ли будет название после.

Но Нейган, успевший вытащить небольшую пластиковую коробку со всем необходимым, лишь фыркнул и широко улыбнулся. И, поливая кусок бинта обеззараживающей жидкостью, Нейган снова подошёл непозволительно близко.

— Что я всегда тебе говорил, пацан? Ты — та ещё чертовка! Чем мне просто безумно нравишься! — и не обращая на взгляд злости и недоверия, Нейган снял с Кларка кепку и, зачесав пальцами его длинную чёлку назад, приложил ко лбу прохладный компресс, — Ты — чертовка, парень. Помни об этом.


наши дни


— Я же говорил… Ты — тот ещё чертовка, пацан, — придя в сознание, прохрипел Нейган, когда Кларк начал прикладывать к его лбу и вискам холодный компресс, пропитанный антисептиками…

3

— Нейган?.. — глухо позвал Кларк, — Ты меня слышишь?..


Отлично, ты сделал всё, что мог. А теперь лучше отсюда убраться и приготовить убедительную речь, которая смогла бы объяснить твоё сегодняшнее неразумное поведение отцу.


Но, проигнорировав внутренний голос, Кларк присел на корточки рядом с Нейганом и, затаив дыхание, протянул руку к его шее, чтобы проверить, есть ли пульс. Пульс был. И он был учащён. Плюс ко всему, Кларк увидел заливающую лицо Нейгана кровь — видимо по голове ему всё же досталось.

Кларк быстро встал и, подойдя к стеллажу, прикреплённому к одной из стен подвала, начал быстро осматривать содержимое полок. Поиски увенчались успехом: небольшой пакет с медикаментами был найден почти сразу. И пусть, большинство из его содержимого было в данном случае бесполезным, необходимые бинт и обеззараживающее Кларку удалось-таки в нём отыскать. Усевшись на пол рядом с Нейганом, Кларк дрожащей рукой убрал волосы с лица мужчины, зачесав их назад. И, полив бинт антисептиком, начал аккуратно прикладывать компресс к ране.

Кларк не знал, сколько прошло времени. Он сидел рядом с этим жестоким убийцей в тишине, которая иногда прерывалась лишь звуком рвущейся ткани бинта, когда компресс необходимо было менять. Чувство неловкости и смущения ушли, сменившись на непоколебимое спокойствие и ощущение невероятной правильности происходящего.


О, да. Изображать из себя сиделку, беспокоясь о человеке, размолотившем головы твоим друзьям — это, несомненно, правильно!


Кларк не нашёлся, что ответить на такое заявление.


Потому что ответить нечего, Кларк. Встань и уйди отсюда, пока не поздно. Забудь об этом человеке. Есть люди — родные, дорогие тебе люди, там, наверху, которые за тебя беспокоятся, которые нуждаются в тебе гораздо больше, нежели этот психопат. Его путь окончен. Твой нет. Пока нет.


А, если он… А, если он стал тоже…


Что — тоже? Стал дорог тебе? Ты бредишь.


Не дорог… Просто я… Я не могу объяснить. Я не могу понять что чувствую и, почему я это чувствую.


Мой тебе совет: даже не пытайся это выяснить. Ответ тебе не понравится.


Кларк поморщился. От подобных диалогов с самим собой можно сойти с ума.


По мне, так ты уже и так это сделал. С того момента, когда начал испытывать привязанность к этому убийце.


Не думаю, что это привязанность.


Аккуратно заклеив рану на лбу Нейгана пластырем, Кларк хотел было убрать остатки запёкшейся крови. Он протянул руку с компрессом к лицу мужчины, как вдруг тишину разорвал хриплый самодовольный голос.

— Я говорил же, что ты — чертовка, пацан…

Для Кларка, уверенного в бессознательном сознании Нейгана, этот голос прозвучал так близко и так внезапно, что заставил вздрогнуть. Кларк, казалось, уже и вообще позабыл о существовании Нейгана, как такового, полностью уйдя в свои мысли. И поэтому от такой неожиданности Кларк отдёрнул руку с компрессом и мигом вскочил с колен.

— Но, как оказалось, ты ещё и слегка того… — продолжил Нейган, — Хотя, знаешь, разговаривать с самим собой — это ещё не смертельно.

Прекрасно. Нейган не только был в сознании, но и в добавок всё слышал. Кларк хотел было сказать нечто грубое, но Нейган вдруг закашлялся и снова затих. Слышно было лишь его нечастое хриплое дыхание. И вновь Кларк не знал, как ему поступить. Если у Нейгана сломаны рёбра, нужно перевернуть его на спину, но мешают наручники, непонятно каким образом оказавшиеся застёгнутыми у мужчины за спиной. Скорее всего, Розита изначально была не одна в своей мести. Ей явно кто-то помог.

У Кларка были ключи. Но для того, чтобы перезастегнуть наручники спереди, их нужно было сперва снять совсем. Конечно, Нейган был прикован в своей камере ещё и цепью к ноге, но Кларк видел, на что способен этот человек.

Нейган снова захрипел, не дав Кларку закончить свою мысль, заставив действовать по наитию, махнув рукой на последствия. Ведь в любом случае, этот ключ не подойдёт к кандалам на ноге, поэтому, если Нейган, оказавшись без наручников, и решит убить Кларка, то хотя бы больше никто не пострадает…

Вот такие хаотичные и нелепые мысли крутились вихрем в голове у Кларка, пока он рылся по карманам в поиске нужных ключей…

Кларк опустился рядом с телом Нейгана на колени, достал наконец из кармана ключ от наручников и судорожно сделал вдох, словно перед прыжком в бездну. Необходимо было немного повернуть замок, чтобы увидеть скважину. Для этого Кларку пришлось наклониться через Нейгана. А после — слегка дрожащей рукой, Кларк взялся за мужскую ладонь и повернул руку таким образом, чтобы удобнее было расстегнуть наручники. Кларк, чувствуя дрожь во всем теле, держал руку Нигана в своей и на задворках сознания понимал, что эти дрожь и волнение были вовсе не от страха.

Стараясь не задумываться над истинными причинами своих чувств, Кларк наконец поднёс ключ к замку… В тишине подвала щелчок показался чересчур оглушающим, но больше ничего не случилось.


Пока не случилось.


Осторожно сняв наручники с мужских запястий, Кларк высвободил из-за спины Нейгана сперва одну его руку. И, аккуратно придерживая за верхнее плечо, перевернул мужчину на спину. Потом, снова наклонившись над его телом, Кларк хотел было высвободить из-под Нейгана и вторую его руку, но вдруг резкая и грубая хватка сдавила предплечье. Кларк было рванулся назад, но хватка Нейгана была железной.

Он глядел в лицо Кларка, склонившегося над ним сейчас, и его губы вдруг растянулись в широкой улыбке, обнажая испачканные кровью широкие зубы. И снова Кларк почувствовал, что его сейчас заполнил не только страх, а совершенно немыслимое чувство: будучи так близко к этому человеку, Кларк ощущал, как к щекам подступает совершенно нелепый, неуместный румянец.

— Отпусти, — только и смог, даже не выговорить, а выдохнуть Кларк, замерев над Нейганом, оставив попытки вырваться. Возможно, этот человек был куда более здоров, нежели Кларк себе вообразил.

— Пацан, у тебя есть, чёрт возьми, пистолет — заставь меня это сделать.

От этих слов Кларк тут же смутился, мысленно выругавшись на себя: он даже не подумал сейчас использовать пистолет как защиту от этого человека!

Видимо, все эти мысли отразились у него на лице, потому что Нейган вдруг перестал улыбаться и серьёзно заговорил, сжав при этом руку Кларка ещё сильнее; притянув его, тем самым, к себе ещё ближе:

— Послушай меня, парень, моя симпатия к тебе имеет свои пределы. Я с лёгкостью могу сделать вот так… — Кларк даже не успел что-либо предпринять, как внезапно оказался сам лежать на холодном полу, будучи придавленным сверху Нейганом, и шокировано смотреть в его ухмыляющееся лицо, — И сделать тебя своим заложником. А ты не можешь не согласиться, что для этой роли ты просто идеально подходишь. Я выйду с твоей помощью на свободу, и кто знает, как скоро твои близкие вновь начнут умирать от моей руки.

Горячее дыхание Нейгана обжигало, а Кларк не мог даже пошевелиться от осознания того, что сейчас происходит: не только вокруг, но и у него внутри. Кларк лишь старался сильнее давить свободной рукой в грудь Нейгана, чтобы между их телами имелось хоть какое-то спасительное пространство, хотя бы в сантиметр.

— …Или я без труда могу отобрать твой револьвер, — при этих словах Нейган положил свою свободную руку Кларку на пояс, демонстрируя тот факт, что много усилий у него это не займёт, — И пристрелить тебя прямо сейчас, чтобы иметь возможность хотя бы в последний раз насладиться фирменным взглядом твоего бесстрашного папаши.

Кларк с трудом проглотив ком в горле, понимая, что этот человек в очередной раз прав, а у него самого нет ни единого шанса с ним справиться.

Только подумать, во что этим неразумным поступком он втянул всех своих близких.

— Тебе необходимо всегда ставить собственную безопасность и безопасность своих родных превыше всяких порывов совести? Или, не знаю… Жалости? Или, что ты ещё там чувствуешь?.. Ты меня понял? Это главное правило. А ты знаешь, как важны правила? Знаешь?! — прорычал Нейган Кларку в лицо.

— Да, да… Знаю! — быстро закивал Кларк, чувствуя, как начали дрожать собственные губы.

— И почему они важны? Ну же! Отвечай, чёрт возьми! — закричал Нейган, вновь обжигая своим горячим дыханием.

— Правила сохраняют нам жизнь, — без запинки повторил Кларк услышанный ещё год назад девиз «Спасителей».

— Именно, пацан! — произнёс Нейган и к огромной неожиданности, поднялся, отпустив руку Кларка…

— Усвоил урок? — спросил Нейган, усаживаясь у стены и морщась при этом.

— И это всё?.. — в свою очередь спросил Кларк голосом, в котором, помимо облегчения, звучало почти что разочарование, — Что ты творишь?!

Вскочив на ноги, Кларк непонимающе и зло смотрел на Нейгана: действия этого человека вновь поставили в тупик все попытки Кларка понять его.

— Логичнее спросить, что творишь ты. А ты, парень, чуть было не освободил человека, который при попытке сбежать непременно прихлопнул бы кого-нибудь, уж поверь мне. Так что — не за что.

— Я… Чёрт тебя дери, Нейган, я тебя не понимаю! У тебя была возможность отсюда свалить, а ты… Ты преподал мне урок?! — Кларк устало сел у противоположной стены и запрокинул голову назад, уставившись в потолок, словно на нём были написаны все необходимые ему ответы, — Что ты пытаешься доказать? Чего от меня хочешь?..

— Для начала — воды.

— Что?..

— Я тебя не убил. Ты спросил, чего я от тебя хочу. Воды, — делая паузы, словно разговаривая со слабоумным, произнёс Нейган.

Кларк скорчил недовольную гримасу, но встал и, достав с полки пластиковую бутылку с водой, протянул её Нейгану. Который, сделав всего пару глотков, вновь начал кашлять.

— Мне кажется, у тебя сломано ребро. И, думаю, не одно.

— Я это и без тебя знаю, профессор, — съязвил Ниган.

— Из-за этого ты не решился на побег? — надеясь и одновременно боясь, что так и есть, быстро спросил Кларк.

— Парень, если бы я хотел сбежать или убить тебя, сломанные рёбра не стали бы мне преградой. Уж поверь.

И снова от этого заявления в душе у Кларка всколыхнулся шквал вопросов, которые, впрочем, он решил прояснить в следующий раз. Ведь в данный момент нужно было сделать другое.

— Сейчас я отыщу эластичный бинт и мы тебя починим, — твёрдо сказал Кларк, поднимая с пола пакет с медикаментами и стараясь при этом не смотреть в сторону Нейгана, но чувствуя его прожигающий взгляд.

* * *

— Где Рэнди?!

— Кажется, он ещё не вернулся из восточной общины.

— А что случилось? Роуз?..

— Роуз, ты это сделала? — с нетерпением спросил Тайлер Портер.

— Что она должна была сделать?

— Нет! Поэтому мне и нужен Рэнди! Его пацан совершенно вышел из-под контроля! Он наставил на меня пушку!

— С чего бы Кларку так поступать? Что вообще случилось?

— По-моему, он просто сбрендил! Рэнди совсем распустил его! Ещё бы — он целыми днями торчит у Нейгана в подвале! И, помяните моё слово, добром это не закончится!

— Может, позвать Мишу? Пусть отведёт его домой и поговорит.

— И посадит под домашний арест? — фыркнул Портер. — Я давно уже заметил, что, когда дело касается Нейгана, Кларк ведёт себя странно, поэтому здесь нужны радикальные меры.

— Ты прав, Тай. Идём! Этот ублюдок ещё жив, и нужно завершить начатое, пока не подоспели святые моралисты нашего города.

* * *

Картина, которую увидели спустившиеся вниз Роуз и Тайлер, наверняка, помимо лёгкого шока, утвердила в их понимании тот факт, что Кларк Грейсон сошёл с ума…

Нейган как раз натягивал футболку на свой торс, на котором виднелась тугая повязка из эластичного бинта, а Кларк протягивал ему таблетки и бутылку с водой.

— Укол был бы действеннее, но здесь я нашёл только эти обезболивающие, — не глядя на Нейгана, Кларк протянул ему пузырёк с лекарством, думая о том, что необходимо теперь как-то надеть на Нейгана наручники… Кларк не знал, как на это отреагирует сейчас Нейган, почувствовавший долю свободы и понимающий, что Кларк ему особой угрозы не представляет.

Видимо, придётся всё же использовать револьвер, иначе, если отец увидит или узнает о том, что Нейган был практически на свободе… Тогда Кларку самому будет светить домашний арест на цепи с приставленными надзирателями, вроде Роуз.

— Какого чёрта здесь происходит?! — и раздавшийся позади голос сделал этот страх Кларка вполне реальным.

— Охо-хо-у, девушка, вас не учили стучать? Я же, чёрт возьми, не совсем одет!

— Кларк, отойди от него и иди домой, — с наигранной заботой обратился к Кларку Тайлер.

— Со мной всё в порядке, — Кларк не двинулся с места.

— Думаю, парень, их беспокоит отсутствие наручников на моих руках, — раздался хрипловатый голос над самым ухом, а щёку Кларка снова обожгло горячее дыхание склонившегося над ним Нейгана.

Его, похоже, вся эта ситуация даже забавляла.

Кларк дёрнул плечом, прося таким образом Нейгана помолчать и не усугублять происходящее.

— Я сейчас надену на него обратно наручники, мы выйдем отсюда вместе и поговорим наверху. Потому что вам я не доверяю, — как можно спокойнее произнёс Кларк.

— Что ты сейчас сказал? — похоже, это заявление вывело Роуз из себя.

— Причин не доверять тебе у нас гораздо больше, — а Тайлер Портер был всё так же наиграно мягок, чем безумно раздражал Кларка, — после того, как ты угрожал Роуз.

— Но она хотела его убить!

— А о его убийствах ты уже забыл?! — закричала в ответ Роуз.

— Нет, не забыл. Поэтому мы и не должны опускаться до его уровня…

— Парень, полегче со словами, я же могу и обидеться, — усаживаясь у стены, произнёс Нейган, чем тут же заслужил недовольный взгляд Карла.

— Послушайте. Мы решили его не убивать, мы сделали это все вместе…

— Думаю, долго о его смерти горевать никто не будет, — произнесла Роуз и внезапно вскинула руку с пистолетом, направив его на Нейгана. Но Кларк так же молниеносно, не медля ни секунды, выхватил свой револьвер и направил на неё.

— Во-о-от! Вот так ты должен выхватывать своё оружие, пацан! Каждый раз и при любой опасности! — хлопнув в ладоши, воскликнул Нейган.

— Что здесь происходит?! — раздался вдруг у дверей взволнованный голос.

— О, Рэнди! Ребята, посмотрите, да это же Рэнди! — в притворном изумлении воскликнул Нейган.

— Пап, я тебе сейчас всё объясню.

* * *

Выслушав путаные объяснения своего сына, прерываемые спорами с Роуз и неуместными, выводящими из себя, комментариями Нейгана, которого вся эта ситуация весьма и весьма забавляла, Рэнди изо всех сил старался мыслить здраво. Он прекрасно понимал чувства Роуз, он частично, хоть и не до конца, понимал чувства Кларка, но больше всего Рэнди пугал тот факт, что он совершенно не понимал Нейгана.

Его мотивы, его поведение, его общение с Кларком — всё это не давало Рэнди покоя уже давно.

И осознание, что Нейган находился сегодня рядом с его сыном, будучи без наручников… что Кларк оказывал ему помощь в перевязке… А сцена, когда Кларк подошёл к этому мерзавцу, присел рядом с ним и, посмотрев ему в глаза, словно устанавливая контакт со львом, надел на Нейгана наручники… А тот сидел спокойно и смотрел на Кларка, ухмыляясь… Господи! Да он не лев, чтобы его приручать! Его нельзя выдрессировать. Нейган — тот, кто он есть. А возможно… Не приручает ли этот мерзавец таким образом Кларка?!

Все эти мысли не могли больше оставаться внутри. Рэнди нужно было всё прояснить. Сейчас же. Поэтому, успокоив Роуз со Тайлером, обещав вернуться к этому разговору чуть позже, а Кларка отправив в дом с подошедшей Мишей, Рэнди закрыл за ними дверь и, шумно выдохнув, повернулся лицом к Нейгану.

Несколько минут Рэнди просто смотрел на сидящего напротив него жестокого убийцу. А потом задал свой первый, самый ужасный (и от того сильно мучающий его) вопрос:

— У тебя… У тебя было что-то с моим сыном? Ты… Ты с ним что-то делал? Ты… — начал Рэнди неуверенно.

— Отымел ли я твоего сынулю? Это тебя интересует, а? — уточнил Нейган таким тоном, будто переспросил какая на улице погода.

— Только прошу… Не ври мне. Я… Я видел вас тогда… Видел… Тогда ночью… Я всё видел, — заикаясь и путаясь в словах, прямо как тогда — на дороге, когда он умолял Нейгана не трогать Кларка, — Я… всё видел.

Но ожидая ответа, Рэнди видел лишь широкую довольную улыбку этого мерзавца и блуждающий по широким зубам кончик его языка.

4

годом ранее

— Рэнди! Рэнди, постой! — дождавшись, когда его друг подойдёт ближе, Ирон негромко заговорил: — Нейган… Он здесь.

— Отлично, пусть забирает своё барахло и проваливает, — Рэнди был вымотан долгими поисками продовольствия и полезных вещей для банды Нейгана, возомнившего себя королём в этом новом отвратительном мире. Поэтому сейчас был даже рад тому факту, что этот ублюдок увезёт найденные их группой вещи сейчас, под покровом ночи, не пугая жителей. Да, этот факт несомненно успокаивал. Делал это до тех пор, пока Ирон снова не заговорил.

— Рэнди, он у тебя дома. Один, с твоими детьми. Сиделку он выгнал совсем недавно, а по периметру выставил своих людей.

— А Миша?.. — тут же спросил Рэнди, стараясь не терять самообладания и бороться с подступающим страхом, ведь в случае чего он был совершенно не способен защитить её; не дать Нейган забрать её в свой чёртов гарем.

— Она уехала ещё рано утром с Сарой на несколько дней в соседнюю общину… — произнёс Ирон, видя, как после облегчения в глазах друга загорелся огонь ненависти к Нейгану, буквально поработившему их общину, сделав каждого жителя своей собственностью, — Рэнди, не потеряй голову, будь осторожен… Ты же знаешь, что он любит тебя провоцировать, — но Рэнди уже не слушал, прибавив шагу и в какой-то момент исчезнув в опустившейся на город тьме.

Как оказалось, запрета посещать свой собственный дом для Рэнди Грейсона не было: он спокойно прошёл мимо стоявшей у крыльца темнокожей телохранительницы Нейгана, Тары, которая лишь посмотрела на него взглядом полным безразличия, которое Рэнди сумел различить даже в полумраке. Так смотрят на ползущее мимо насекомое, которое при желании в любую секунду можно раздавить.

В детской не было ни Кларка, ни его двухлетней дочки, Джули. Поэтому Рэнди поспешил к их с Мишей спальне.

В коридоре тоже стояла охрана Нейгана. Но, как и Тара, молодой мексиканец, имени которого Рэнди не знал, не высказал особых возражений относительно появления хозяина этого дома. Он лишь негромко произнёс, когда Рэнди проходил мимо:

— Нейган не любит, когда его беспокоят во время сна. Поэтому, что бы ты ни хотел, это подождёт до его пробуждения.

Но Рэнди, не слушая, прошёл дальше по коридору и оказался у двери их с Мишей спальни. Рифленое стекло позволяло видеть очертания силуэтов, их передвижение по комнате. И будучи незаметным во тьме, царившей в коридоре, Рэнди мог пусть не чётко, но видеть всё, что происходит внутри спальни.


наши дни


— Ты действительно хочешь узнать, трахал ли я твоего сына, Рэнди? — наигранное изумление, вперемешку с издёвкой, так и лилось из уст Нейгана, — Не подумай, что до меня долго доходит, просто твоя прямота сейчас такая завораживающая!.. Все эти твои попытки узнать от меня правду, которую ты предпочёл бы ни за что и никогда не слышать… Всё это несколько обескураживает! И чертовски заводит!

— Просто ответь, Нейган, — взяв себя в руки, произнёс Рэнди, сожалея о том, что решился задать этот вопрос. Неужели, он действительно надеялся услышать от этого мерзавца правду?

— А каково тебе сейчас, Рэнди? И каково было всё это время, когда в твоих мыслях крутились образы меня рядом с твоим мальчишкой? Прости, но до чёртиков хочу узнать! Как ты жил со знанием того, что вот эти руки дотрагивались до обнаженного тела твоего сына? Эти зубы кусали его? А этот хрен… — Ниган не выдержал и широко улыбнулся, проведя кончиком языка по зубам, — Рэнди, как только после этих образов ты смог оставить меня в живых?


годом ранее


— Так-так-так, приближается ночь, а ваших безответственных родителей, думаю, ждать больше не стоит! И как вам повезло, что дядя Нейган решил заехать в гости! — сюсюкаясь с сонной Джули, бормотал Нейган. — Не знаю, позволял ли Рэнди засиживаться вам допоздна, но сегодня всё-ё-ё будет иначе. Так что — умываться и в постель! И никаких исключений! — подмигнув Кларку, Нейган смачно поцеловал уже почти спящую Джули в лоб.

«Надо будет не забыть подпереть дверь в их комнату», — подумал Кларк, уже стоя в ванной у раковины и чистя зубы.

— Уложил твою сестрёнку спать, — Нейган встал рядом и принялся бриться, чем несколько удивил Кларка, ведь он в какой-то степени успел привыкнуть к неизменной седоватой щетине своего врага, как к неотъемлемой части образа.

— Против ворса, парень, всегда против ворса, — напутствовал Нейган стоящего рядом Кларка, который не решался покинуть ванную комнату без разрешения.

За несколько месяцев тирании Нейгана Кларк успел понять: разрешение от этого человека необходимо получать абсолютно на всё.


Кроме тех случаев, когда ты решишь на него наорать, будешь угрожать убить или даже решишь осуществить попытку этого убийства, да?


«Хм, а это действительно странно…», — Кларк не мог не согласиться со своим внутренним голосом. Потому что не раз спорил с Нейганом, высказывал всё, что думает ему в лицо, не стесняясь в выражениях, а однажды действительно пытался его убить! И ни разу Нейган по-настоящему не наказал его, как наказал бы любого за много меньшие проступки.

Закончив бриться, Нейган направился к выходу, кивнув Кларку следовать за ним.

И выйдя из ванной в тёмный коридор, Кларк уже было повернул в свою комнату, которую делил с Джули, но вдруг услышал отрицательное цоканье языком. Кларк в недоумении уставился на Нейгана, который, улыбаясь, кивком указал на дверь отцовской спальни. Сам того не желая, Кларк почувствовал, как бешено заколотилось его сердце. Но, сделав над собой усилие, не задавая лишних вопросов, он пошёл вслед за Нейганом.

На пороге спальни Кларк испытал некоторое облегчение, увидев перенесённую из детской кроватку Джули, которая разбросав светлые кудри по подушке, спала, изредка посапывая. Кларк и сам не понимал, почему от увиденного он ощутил облегчение. Будто присутствие спящей сестры каким-то образом сможет защитить его или помешать Нейгану в каких-либо его действиях и намерениях.

— Ты же не думал, что я оставлю детей Рэнди Граймса на целую ночь без присмотра? К тому же, прекрасно зная, что один из его отпрысков — тот ещё оторва, — при этих словах Нейган улыбнулся и подмигнул Кларку.

На кухне послышался неясный шум, а после женский голос. И на лице Нейгана сразу появилось понимание того, кто может быть источником этого шума. Поэтому, улыбнувшись ещё шире он добавил:

— Ну, разве что… Я оставлю вас совсем ненадолго, — после чего Нейган направился к выходу.

— Оставь Олишу в покое, — догнал Нейгана злой голос Кларка, который тоже узнал, кому принадлежал голос на кухне: полная женщина, что сидела с Джули хоть с виду и не была похожа на того, кто умеет за себя постоять, но видимо переживания за свою подопечную, да и за Кларка, придали ей смелости вернуться в дом и попытаться проверить, всё ли нормально.

— Парень, не переживай. Я только лишь напомню о своём предложении как следует её трахнуть и о том, что на ночь есть вредно.

Нейган ушёл на кухню, а Кларк так и остался стоять посреди комнаты, глядя на широкую родительскую постель. Он просто не мог сдвинуться с места, обуреваемый неясными, неприятными мыслями и подозрениями, от которых чувствовал нарастающую дрожь во всём теле.

Нейгана не было около четверти часа, и Кларк уже начал переживать за Олишу. Но как только он решил пойти проверить, где же этот психопат, как услышал из коридора задумчивый, недовольный голос:

— Не женщина, а сплошное динамо.

Нейган подошёл к Кларку и тоже уставился на большую кровать.

— А, знаешь, осознание того факта, что твой отец трахает на этой постели ту чернокожую строптивую девицу несколько заводит, правда?

Кларк опустил взгляд в пол, шумно сглотнув. Пусть ему и недавно исполнилось восемнадцать, но подобные темы, которые так любил затрагивать Нейган, жутко его смущали.

— Но не идти же мне сейчас по всем вашим домам среди ночи, чтобы отыскать себе дамочку, которая бы… Чёрт, да… это было бы невежливо, ты не находишь? И поэтому, — продолжал рассуждать вслух Нейган, — думаю, это было бы правильно, учитывая, что именно из-за тебя, пацан, я не успел сегодня трахнуть ни одну из своих жён… Поэтому именно ты, Кларк, и удовлетворишь сейчас одну из моих бушующих прихотей.

— Что?.. — до Кларка с трудом доходил смысл сказанного. Возможно, потому что в глубине души Кларк уже осознавал, что так всё и будет.

— Ты меня слышал, парень. Раздевайся и в постель. У тебя есть пижама? Хотя, на кой чёрт тебе пижама! Мы же с тобой не кисейные барышни, нам нечего стыдиться, а? — разглагольствовал Нейган и, с удовлетворением наблюдая за реакцией Карла, подошёл к кроватке со спящей Джули, поигрывая битой в руках.

Стоило только Кларку заметить это движение, он тут же понял, что выбора у него нет.


наши дни


— Дело было так: я привёз твоего пацана домой невредимым, хотя он уложил, если ты помнишь, нескольких моих людей из автомата! Тебя дома не оказалось, и я взял роль главы семьи на себя, решив оказать тебе услугу!

— Нейган, ты можешь ответить просто: да или нет?

— Ну, нет же, Рэнди! Так я испорчу всё веселье!


годом ранее


Кларк полулежал-полусидел на краю постели, закутавшись в тонкое одеяло. И, скрестив руки на груди, чтобы хоть как-то унять нервную дрожь, исподлобья смотрел на Нейгана, ходящего по комнате и приглушающего свет в лампах.

— И так, продолжим!.. — бодро воскликнул мужчина, заставив Кларка, помимо собственной воли, содрогнуться всем телом. — Что ты там мне читал на днях? Что-то про любовь, вроде? В общем, о чём бы там ни было — продолжай, парень.

Но Кларк лишь недоумённо посмотрел в сторону Нейгана, пытаясь понять, не шутит ли он. Именно так Кларк подумал и пару дней назад, когда решился на опрометчивый поступок: убийство Нейгана. За этот проступок Кларк ожидал самое суровое наказание, но Нейган заставил Кларка… прочесть ему любимые стихи…

— Что?.. — и вот опять этот человек своим поведением не переставал ставить Кларка в тупик.

— Ты не дал мне сегодня удовлетворить одну из главнейших потребностей. И я хочу получить что-то взамен секса со своими невероятно сексуальными жёнами. Так что, начинай рифмоплётить, — серьёзно проговорил Нейган, сурово посмотрев на Кларка.

И не веря, что так легко отделался, не веря в свою удачу, Кларк начал читать стихотворение, которое в детстве ему любила напевать на ночь мама. Получалось очень сбивчиво, но Кларк не останавливался и, глядя на одеяло, не смотря на Нейгана, продолжал.

Но, когда всё же решился посмотреть на Нейгана, то слова застряли у него в горле: Нейган успел раздеться почти полностью, и Кларк увидел, что желание в удовлетворении «одной из главнейших потребностей» никуда не исчезло.

— Юноша! Не отвлекайся на меня! — воскликнул Нейган.

Кларк тут же отвёл взгляд и попытался продолжить, но выходило теперь ещё хуже, чем прежде. Хотя, казалось, Нейгана это нисколько не смущало. Он вальяжно подошёл к кровати, затем, взбив подушку, забрался под одеяло. И, заложив руки за голову, прикрыв глаза, стал слушать жалкие попытки Кларка читать ему стихи.

И от этого Кларк боялся прерваться, словно все его слова были заговорёнными, словно, пока он читает, Нейган так и будет просто лежать рядом, не двигаясь, делая вид, что спит. Но вот песня закончилась, и комната наполнилась звенящей тишиной, прерываемой лишь посапыванием Джули.

Слабо надеясь, что Нейган всё-таки заснул, Кларк пытался не шевелиться, он даже старался тише и реже дышать. И поэтому, концентрируясь на том, чтобы слиться с мебелью, Кларк упустил момент, когда Нейган внезапно оказался сверху, протиснув своё колено Кларку между ног.

От такой неожиданности Кларк хотел было вскрикнуть, но Нейган грубо прикрыл ему рот своей мозолистой, широкой ладонью. Кларк попытался вырваться, оттолкнуть мужчину, но это не представлялось возможным. К тому же, при попытке вырваться, Кларк невольно задел бедро Нейгана, отчего дрожь, вызванная шоком, прокатилась по всему телу. И Кларку только и оставалось, что смотреть на Нейгана с ужасом и мольбой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 372