электронная
7
печатная A5
240
12+
Возвращение в страну Фантазию

Бесплатный фрагмент - Возвращение в страну Фантазию

Книга вторая

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-9386-9
электронная
от 7
печатная A5
от 240

История первая. Я снова отправляюсь в страну Фантазия

Со времени моего первого путешествия в страну Фантазия прошло много лет. Я вырос, окончил институт, устроился на работу и, в суете повседневных дел совсем позабыл, что я когда-то маленьким мальчиком летал по воздуху на фрегате и был там, куда все мои сверстники попадали только в своих снах и мечтах. С течением времени я даже стал подозревать, что страны Фантазии и вовсе не существует. Что это все было детским вымыслом, красивым сном, несбыточной сказкой, а хрустальный колокольчик, что много лет стоял на моем столе, просто чей-то подарок. Даже по ночам мне уже давно не снились ни остров Неподаренных подарков, ни сад Желаний, ни море Надежд. И я уже почти не вспоминал о своих приключениях в придуманной, как мне казалось, стране до тех пор, пока…

Но лучше обо всем по порядку.

Однажды утром я проснулся в плохом настроении. Мало того, что я проспал и опаздывал на работу, собираясь, я нечаянно смахнул со стола хрустальный колокольчик, который, упав на пол, разбился вдребезги. Собирать осколки было некогда и я, боясь опоздать, хлопнул дверью и выскочил на улицу. На улице шел холодный противный дождь. Пробежав несколько метров, я вдруг вспомнил, что забыл зонтик дома. Возвращаться я не стал, тем более что к остановке подходил автобус. Я прибавил шагу, чтобы успеть, но водитель прямо перед моим носом захлопнул дверь. Ждать следующего автобуса было некогда, и я отправился пешком. Мало того, что я промок до нитки, я еще на полчаса опоздал на работу, за что и получил выговор от начальства. Весь день на работе у меня все не клеилось и не ладилось. К концу рабочего дня я совершенно раскис. Голова раскалывалась, нос заложило, так что совсем невозможно было дышать. Еле дождавшись конца рабочего дня, я втолкнулся в переполненный автобус и отправился домой.

Придя домой, я, не раздеваясь, плюхнулся на диван. И меня не интересовали ни беспорядок в квартире, ни гора грязной посуды на кухне. Я чихал, кашлял, шмыгал носом. Приняв кучу таблеток, запив их еле теплым чаем, я залез в кровать. Меня трясло и знобило. Я никак не мог согреться. Я понял, что заболеваю. Вскоре таблетки начали действовать, и я задремал.

Проснулся я от странного звука. Как будто где-то неподалеку звенели колокольчики. Я открыл глаза. На краю моей кровати сидела женщина в длинном серебристом платье. От платья шел странный голубоватый свет.

— Это все из-за температуры, — подумал я, переворачиваясь на другой бок. — Это всего лишь болезненный бред.

— Раньше ты говорил, что я всего лишь оптический обман, — женщина словно читала мои мысли.

— Мы разве с вами встречались? — недоуменно спросил я, повернувшись к незваной гостье. Я тщетно пытался понять, на самом деле эта женщина сидит рядом со мной или мне это просто кажется.

— Встречались, — женщина как-то грустно улыбнулась. — Я фея страны Фантазии.

— Фей не бывает, — отрицательно покачал я головой.

— Ты так думаешь?

— Я уверен, — голова трещала. Видно, таблетки не подействовали.

— Тогда кто же я? — удивленно спросила женщина.

— Вы обычная женщина, — недовольно пробурчал я.

— Тогда как я попала сюда?

— Не знаю, — я посмотрел вокруг. — Скорее всего, через дверь.

— Но ведь дверь закрыта, — продолжала настаивать женщина, и хрустальный звон колокольчиков вторил ее словам.

— Тогда через окно, — отмахнулся я. — Хотя… Мне кажется, что это уже со мной было. Эти фразы, этот странный свет, этот мелодичный звон. Наверное, я видел это во сне.

— Нет, — женщина взмахнула рукой и от головной боли, кашля и насморка не осталось и следа. — Это было не во сне. Просто ты все забыл.

— Возможно, — согласился я. — Столько всего случается, попробуй-ка все упомнить.

— Неужели ты не помнишь, как был в стране Фантазии?

— В стране Фантазии? — удивленно переспросил я. — Разве есть такая страна?

— Есть, — ответила фея. — Только не все в нее верят.

— И я отношусь именно к таким? — попытался пошутить я.

— Увы, — печально произнесла фея.

— И что мне теперь делать? — я все еще не мог поверить, что рядом со мной находится та самая фея из моего детства. — Я ведь не могу поверить в то, чего нет на самом деле.

— Ты ошибаешься, — фея встала и направилась к окну. Я вылез из постели и последовал за ней.

Фея отодвинула в сторону занавеску и стала вглядываться куда-то вдаль, словно пытаясь что-то рассмотреть. Но что можно разглядеть в темноте? Я также посмотрел в окно, но тоже ничего не увидел. Лишь темное небо и одинокий тусклый фонарь, едва освещавший черную макушку старой липы.

— Ты тоже ничего не видишь? — спросила фея, заметив, что я пытаюсь рассмотреть хоть что-нибудь в кромешной темноте.

— А что я должен увидеть? — не понял я.

— Ничего, — фея задернула занавеску и отошла от окна. — Ты ничего не должен был увидеть. Ты в чем-то и прав. Нельзя поверить в то, чего нет. Нельзя увидеть то, чего не существует.

— Вы это о чем?

— Так, ни о чем, — фея поправила свой фантастический наряд. — Наверное, мне не следовало снова появляться здесь.

— Почему? — не понял я.

— Потому, что ты мне ничем не сможешь помочь.

— У вас что-то случилось? — сочувствующе спросил я.

— Случилось, — фея грустно вздохнула. — Страны Фантазии больше нет.

— Как нет? — недоуменно воскликнул я. — Хотя, что это я? Какая страна Фантазия? Ведь это был лишь плод моего детского воображения.

— А колокольчик? — фея искоса взглянула на меня.

— Какой колокольчик?

— Тот, что я когда-то подарила тебе.

— Ах, колокольчик! — у меня совсем вылетело из головы, что я утром нечаянно разбил его. — Он разбился. Случайно.

— Разве? — фея хитро взглянула на меня и подняла с пола хрустальный колокольчик. — Вот он. Ты так ни разу и не воспользовался им.

— Да просто не было случая, — словно оправдываясь, сказал я. — А что случилось с вашей страной?

— Ее больше нет, — снова повторила фея. — Люди больше не верят в сказки. Им не нужны фантазии. Игра воображения принимается, как недостаток ума.

— И это нельзя исправить? — я забыл про все свои сомнения и уже всерьез воспринимал слова таинственной феи.

— Отчего же нельзя? — фея пожала плечами. — Можно. Только кто на это решится? Я думала, что ты сможешь помочь, но ошиблась. Ты стал таким же, как и множество людей вокруг.

— Разве это плохо быть таким, как все? — попытался оправдаться я.

— Не всегда, — ответила фея. — Но даже в толпе нужно оставаться собой.

— Меня учили другому — не выделяться из толпы.

— И стать лишь ее частью? — фея вопросительно посмотрела на меня. Я не знал, что ей ответить. Помолчав минутку, фея вновь направилась к окну.

— Что ж, — грустно вздохнула она. — Вижу, что ты не сможешь мне помочь.

— Я этого не говорил, — я подскочил к окну. — Но почему именно я?

— Потому, — фея задумалась. — Потому, что ты однажды поверил в то, чего не существует в реальной жизни.

— Но я могу попытаться еще раз, — мне искренне хотелось помочь, но я не знал, в чем заключается эта помощь.

— Но ты ведь не веришь в сказки, — фея недоверчиво посмотрела на меня.

— Не верю, — согласился я. — Но, если вам нужна моя помощь, то я готов помочь.

— Готов ли? — фея усмехнулась.

— А что нужно сделать?

— Для начала, — фея помедлила. — Для начала тебе нужно отправиться в страну Фантазия.

— Вот как? — недоуменно воскликнул я. — Но ведь вы сказали, что ее нет!

— Я просто не так выразилась, — поспешила исправиться фея. — Страна Фантазия пока еще существует. Пока. Но скоро от нее может не остаться и следа.

— Хорошо, — согласился я. — Я отправлюсь в вашу страну. А потом? Что мне нужно будет сделать?

— Не торопись, — фея улыбнулась. — Ты все узнаешь. Все в свое время. А пока собирайся в дорогу.

— Я готов. Куда мне идти?

— Вперед.

— Вперед? — я не понимал, что от меня хочет странная женщина.

— Только вперед, — повторила фея. — Ты помнишь тот стишок?

— Какой стишок?

— С помощью которого можно попасть в страну Фантазия.

Я напряг память, пытаясь припомнить пару строчек.

— Ветерок ночной, возьми меня с собой… — всплывало на ум.

— Забыл, — грустно произнесла фея. — Взрослые всегда все забывают. Ну, ничего. Я помогу тебе. Закрой глаза и повторяй вслед за мной.

Я послушно закрыл глаза и стал повторять за феей:

— Ветер-ветерок ночной.

Ты возьми меня с собой.

Унеси меня туда,

Куда не ходят поезда,

Где часов неспешный ход

Не ведет минутам счет,

Где не бывал ни разу я,

Неси в страну Фантазия.

Добравшись до последней строчки, я вдруг остановился.

— Подождите, но я не хочу ни в какую страну Фантазия! — заупрямился я, но фея не обратила никакого внимания на мои слова. Она взмахнула рукой, и перед моими глазами замелькали какие-то разноцветные круги. Я почувствовал, что меня словно подхватил кто-то и поднял в воздух. Еще мгновение и я уже летел над черной бездонной пропастью, не раскрывая глаз и совершенно не боясь сорваться и упасть. Еще мгновение и я снова ощутил под ногами твердую почву. Разноцветные круги исчезли, и я открыл глаза. Вокруг меня были все те же стены с выгоревшими на солнце обоями, старая люстра и не застеленная кровать. Я все еще находился в своей комнате, словно ничего и не произошло. Фея стояла рядом со мной.

— Я же говорил, что такой страны нет, — самодовольно произнес я.

— Ты снова торопишься, — ответила фея. — Подойди к окну.

Я подошел к окну, отодвинул штору и не увидел ничего особенного. За окном по-прежнему было темно. Даже фонарь перед домом погас. Только где-то вдалеке тускло светилась маленькая звездочка. Ее свет становился все ярче, все ближе. Я присмотрелся. Это была не звездочка. Это небольшой фонарь, висевший на носу старинного фрегата. Фрегат медленно и плавно плыл к моему окну. Вот он подплыл совсем близко, и остановился. Я недоуменно посмотрел на фею. Та легонько подталкивала меня к распахнутому окну.

— Страна Фантазии ждет тебя. Вот, возьми, — фея протянула мне маленький хрустальный колокольчик. — На всякий случай. Ты знаешь, как им пользоваться.

— Но я же уже вырос, — попытался воспротивиться я, но фея не слушала меня.

— Смелее! — подбадривала фея.

— Ну, хорошо! — согласился я, взбираясь на подоконник. — Если вы этого так хотите. Но, уверяю вас, я вряд ли чем смогу вам помочь.

— Ты сможешь, — фея легонько толкнула меня, и я вылетел за окно. Еще мгновение и я стоял на борту старинного фрегата.

История вторая. Море Надежд

Не успел я ступить на палубу корабля, как сразу попал в крепкие объятия капитана Блюма.

— А, старый друг! — прогремел он, сжимая меня своей твердой хваткой. — Каким ветром тебя снова занесло к нам?

— Да вот, — я попытался высвободиться из крепких рук капитана. — Фея сказала, что у вас тут что-то случилось.

Едва услышав про фею, капитан поспешил выпустить меня из объятий и сник.

— Случилось, — мрачно произнес он, и, достав из кармана потрепанного камзола трубку, закурил. Сизый дым, выписывая в воздухе странные фигуры, таял в сумрачном свете. Воспользовавшись паузой, я осмотрелся по сторонам. Я ожидал снова увидеть боцмана Спарки и лихую команду фрегата, но вокруг никого не было видно.

— Наверное, они в трюме? — подумал я, но не решился об этом спросить у капитана, который, дымя своей трубкой, задумчиво глядел куда-то вдаль.

Фрегат медленно плыл по воздуху. Я подошел к борту и посмотрел вниз. Там было также темно. Я прислушался, чтобы услышать, как плещется море, но ничего не услышал. Море молчало. Даже ветра не было. Вокруг было тихо, темно и пусто. И только тусклый свет фонаря на корме позволял разглядеть давно забытые очертания корабля. Паруса были спущены, по всей палубе были разбросаны веревки и канаты. Доски кое-где прогнили и провалились. Я нигде и никогда не видел такого запустения, как на этом корабле. Казалось, что он простоял в гавани без ремонта лет двести. Я удивлялся, как, находясь в таком состоянии, фрегат еще умудрялся плавно парить в воздухе и не рассыпаться на мелкие кусочки. Я понимал, что со страной Фантазией произошло что-то серьезное, но не решался заговорить об этом.

Капитан Блюм, выпустив последнее кольцо дыма, выбил трубку о борт и повернулся ко мне.

— Вот такие у нас дела, Мишка, — протянул он, пряча трубку в карман.

Было немного странным, что капитан обращается ко мне столь фамильярно. Я ведь был уже давно не маленьким мальчиком, а взрослым мужчиной. Я хотел сказать об этом капитану, но мой взгляд упал на мои ноги. Ничего необычного я не заметил. Ноги, как ноги. Но мне показалось, что они стали немного короче. Да и я сам ощущал себя меньше ростом. Мачты фрегата устремлялись в небо и терялись где-то в темноте. Чтобы увидеть их макушку, мне приходилось задирать голову. Ступеньки, ведущие на мостик, были слишком высокими, а перила слишком толстыми, так, что я не мог их обхватить их рукой. Я не понимал, что произошло с кораблем. Не мог же он вырасти. Не мог. Значит, это со мной что-то произошло. Но что? Я внимательно оглядел себя с ног до головы и осознал — это не корабль вырос, это я вновь стал маленьким. Маленьким мальчишкой, которого в школе дразнили Сократиком. Который был помешан на чтении научных книг и который совершенно не верил в сказки. Не верил до тех пор, пока не попал в страну Фантазия. И вот я снова здесь. И тот же фрегат несет меня над морем Надежд, тот же капитан Блюм управляет этим кораблем. Все, как и раньше. Но все-таки, что-то изменилось. Капитан был не таким веселым и беззаботным, как прежде. Он постоянно тоскливо смотрел куда-то вдаль, частенько доставая свою трубку и дымя, как паровоз, о чем-то думал. Да и море было не таким, как прежде. Оно было черным и неподвижным, словно скованное льдом. И над этим морем уже давно не всходило солнце.

Подождав, когда капитан выкурит очередную трубку, я отважился обратиться к нему с расспросами.

— Скажите, капитан Блюм, а куда подевались боцман Спарки и вся команды?

— В никуда, — ответил капитан и безрадостно вздохнул. — Когда о ком-то забывают, они отправляются в никуда.

— И их нельзя вернуть обратно?

— Отчего же нельзя? — капитан пожал плечами. — Можно, только это слишком сложно. Нужно позабыть о себе, о своих привычках и привязанностях, нужно полностью отдаться другому человеку. Подарить ему всю свою ласку, свое добро, тепло своего сердца. Ты вот, к примеру, сможешь подарить другому человеку всего себя без остатка?

— Наверное, нет, — задумчиво протянул я.

— Вот видишь, — хмыкнул капитан. — Я же говорил, что это сложно. Никто не хочет помнить и заботиться о тех, до кого им нет никакого дела. Те, кого мы называем друзьями, просто знакомые. Мы обращаемся к ним, когда нам плохо, когда нам нужна помощь, когда нам что-то от них нужно.

— Но ведь это не так! — возразил я.

— Не так? — Блюм криво усмехнулся. — Позволь мне задать тебе один вопрос.

— Задавайте.

— Ты часто звонишь своим друзьям?

— Своим друзьям? — я не знал что ответить. Вопрос капитана поставил меня в тупик. — Честно признаться, не так часто, как хотелось бы. Ведь я работаю, а работа отнимает у меня очень много времени.

— Не на столько, чтобы ты не смог уделить минутку для общения со своими друзьями, — голос капитана прозвучал как упрек.

— Но я не забываю их, — оправдывался я. — Я всегда поздравляю их с праздниками и днем рождения. Я даже звоню им по выходным.

— И после слов «Как живешь», ты не забываешь упомянуть про дела? — съязвил Блюм.

Я не знал, что ответит. Старый капитан был полностью прав.

— Ладно! — Блюм решил прекратить этот разговор. — Не будем больше об этом.

— Не будем, — согласился я.

Мы замолчали. Блюм задумчиво пускал сизые клубы дыма, а я смотрел на темное застывшее море.

— Скажите, капитан, — я решился нарушить молчание. — А что произошло с морем?

— Море Надежд замерзло, — Блюм тяжело вздохнул. — Люди утратили надежды. Они уже не надеются на то, что завтра будет лучше. Они не верят в то, что все обиды и печали когда-нибудь пройдут. Люди стали черствы, жестоки, бездушны. Они замкнулись в себе. Чужие радости и горести их уже не трогают. Вокруг тебя тысячи людей, миллионы, но никому из них нет дела до того, что творится у тебя на душе. Они, конечно, посочувствуют тебе, повздыхают вместе с тобой, поплачут, и тут же забудут о твоих проблемах. Люди разучились мечтать, фантазировать. Мечты, надежды, грезы воспринимаются, как что-то нереальное, неестественное. Вот оттого страна Фантазия и гибнет.

— Неужели это нельзя исправить? — недоуменно воскликнул я. — Неужели страну Фантазию уже нельзя спасти?

— Отчего же нельзя? — капитан Блюм впервые за время нашего разговора улыбнулся. — Спасти ее можно. Но только кто это сделает?

— А что нужно сделать? — я был готов помочь, но абсолютно не знал, как я это мог сделать.

— Выполнить три условия, — капитан Блюм немного оживился. С его лица исчезло хмурое выражение, и теперь он загадочно улыбался.

— Всего лишь?! — удивленно воскликнул я.

— Да! — капитан Блюм обнял меня за плечо. — Во-первых, нужно подарить то, чего у тебя никогда не было.

— Подарить то, чего у тебя никогда не было? — переспросил я. — Но как можно подарить то, чего у тебя нет?

— Во-вторых, — продолжал капитан. — Нужно вернуться туда, где ты никогда не был.

— Как можно вернуться туда, где я ни разу не был? — не понимал я. — Ведь вернуться можно только туда, где ты уже побывал!

— Этого я не знаю? — капитан Блюм растерянно пожал плечами. — Но таковы условия.

— Но это всего лишь два условия, — не унимался я. — А какое третье условие?

— Третье? — капитан замолчал, словно раздумывая говорить мне или нет о третьем условии. — Сначала необходимо выполнить первых два условия.

— А нельзя выполнить лишь два условия? — поинтересовался я. — Может этого будет достаточно?

— Нет, — капитан отрицательно покачал головой. — Нужно выполнить все три условия. Только тогда страна Фантазия вновь будет такой, как раньше. Только тогда растает лед на море Надежд. Только тогда вернутся мечты, надежды, фантазии и все станет на свои места. Подумай хорошенько, Мишка, прежде чем согласиться. Тебя ждет опасный и трудный путь. Но если ты не хочешь, то можешь еще отказаться и вернуться домой.

— Вот еще! — вскричал я. — Не для того я снова попал сюда, чтобы возвращаться на полпути обратно! Я спасу страну Фантазия! Спасу, чего бы мне это не стоило!

— Молодец! — капитан дружески похлопал меня по плечу. — А теперь принимай командование фрегатом, капитан Мишка!

— Капитан Блюм, — спросил я, поднимаясь на мостик и становясь за штурвал. — А куда мне направлять корабль? Ведь я даже не знаю куда плыть.

— Как это ты не знаешь? — воскликнул Блюм. — Ты ведь плывешь в страну Фантазию. Не так ли?

— Да, — согласился я.

— Тогда командуй!

— Но ведь на корабле нет команды.

— Был бы капитан, команда всегда найдется, — капитан Блюм хитро подмигнул мне. — Давай, капитан, командуй.

— Хорошо, — я кивнул головой и закричал во все горло. — Все по местам! Отдать концы! Поднять паруса!

И тотчас из мрака и небытия выскочили матросы и, ловко карабкаясь по веревочным лестницам, стали расправлять спутавшиеся паруса. Не прошло и минуты, как паруса трепетали на ветру. Управившись с парусами, команда в полном составе выстроилась, ожидая дальнейших моих указаний. Во главе строя стоял боцман Спарки.

— С возвращением! — Спарки приветственно махнул мне рукой.

Я недоуменно взглянул на капитана Блюма.

— Так держать, капитан Мишка! — подбадривал меня капитан Блюм, попыхивая своей трубочкой, и довольно улыбаясь.

— Есть так держать! — повторил я. — Полный вперед! Курс на страну Фантазия!

Боцман Спарки свистнул в свой позолоченный свисток, и матросы тут же бросились по своим местам. С высоты капитанского мостика, я наблюдал, как они умело справляются с канатами и тросами. Фрегат уже не казался мне забытым и запущенным. Он словно светился изнутри. От недавней гнили и заброшенности не осталось и следа. Палуба была выдраена и сверкала, словно зеркало. Канаты и тросы аккуратно смотаны и сложены. Это был уже не старая развалина, а новый, словно только что сошедший с верфи фрегат. Ветер трепал паруса, готовый умчать его, куда только я ни пожелаю.

Я набрал полную грудь воздуха, шумно выдохнул и, крутанув штурвал, направил корабль на узкую полоску света, пробивавшуюся сквозь мрак где-то у самого горизонта.

История третья. Остров Неподаренных подарков

Ветер надувал паруса, матросы сновали туда-сюда, выполняя приказания боцмана, который поминутно свистел в свой свисток, с которым, как мне казалось, он не расставался даже ночью. Капитан Блюм стоял рядом со мной на мостике и наблюдал за тем, как я управляю огромным кораблем, который послушно плыл вперед. Мне никогда не приходилось управлять кораблем. Я думал, что это будет сложно, но фрегат словно читал мои мысли. Он сам направлялся туда, куда мне было нужно. А направлял я его прямо к острову Неподаренных подарков. Это он высвечивался у горизонта узкой полоской света. С каждым мгновением, с каждым дуновением ветра корабль приближался к загадочному острову, на котором когда-то очень давно сбылось мое желание. Я снова ожидал увидеть над ним множество разноцветных шаров, несущих в небо подарки и игрушки, но над островом висела пелена густого черного дыма.

— Там что-то горит? — спросил я у капитана. Тот ничего мне не ответил, повернувшись к боцману, он крикнул:

— Спустить паруса! Бросить якорь!

Боцман засвистел в свисток, и матросы бросились выполнять приказ. Одни, карабкаясь вверх, стали убирать паруса. Другие стали спускать якорь.

— Почему мы остановились? — удивленно спросил я у Блюма.

— Потому что нам дальше идти нельзя, — пояснил капитан. — Дальше ты должен идти один. Помнишь, как это делается?

— Не помню, — честно признался я. — Но попробую.

Я закрыл глаза и попытался вспомнить, как я впервые попал на остров. Но это было так давно, что я ничего не мог вспомнить.

— Наверное, нужно сказать какие-то слова? — я открыл глаза и обратился к капитану.

— Слова тут не помогут, — грустно вздохнул капитан.

— Тогда как мне попасть на остров?

— Попробуй еще раз, — подсказал Блюм. — Ведь ты хочешь туда попасть?

— Я не знаю, — я растерянно пожал плечами.

— Это не ответ, капитан Мишка, — Блюм строго взглянул на меня. — Итак, ты хочешь попасть на остров?

— Хочу, — робко ответил я.

— Так дело не пойдет! — нахмурился Блюм. — Или ты хочешь попасть на остров или нет. Если нет, то тебе здесь делать нечего. Возвращайся домой и забудь о нашем существовании. А если ты хочешь попасть на остров…

— Я понял! — перебил я капитана. — Нужно просто очень этого хотеть и ни в чем не сомневаться!

— Молодец! — капитан хлопнул меня по плечу и, обращаясь к Спарки, оживленно добавил. — Клянусь своей трубкой, из этого парня выйдет толк!

Я снова закрыл глаза и представил себе, как я поднимаюсь над палубой корабля и направляюсь к острову. Не успел я об этом подумать, как теплая волна внезапно налетевшего ветра подхватила меня и понесла прямо к острову. И хотя я думал, что уже ничего не боюсь, мне было немного страшновато, и я не открывал глаза, пока не ощутил под ногами твердую землю. И только тогда я открыл глаза. Я стоял на берегу замерзшего, покрытого толстым слоем льда моря. Впереди меня раскинулся остров Неподаренных подарков. Позади меня висел в воздухе старый фрегат. Я обернулся и махнул рукой на прощание капитану, боцману и всей команде. Они замахали мне в ответ. Кто шляпой, кто просто рукой. Боцман Спарки снова засвистел в свисток.

— Не забудь про условия! — раздался с борта фрегата голос капитана Блюма.

— Не забуду! — крикнул я в ответ и направился к железной дороге, чтобы добраться к домику хранительницы подарков.

Железной дороги не было и мне ничего не оставалось делать, как отправиться пешком. Я ожидал снова увидеть множество разноцветных коробок, плюшевых мишек всех цветов и размеров, кукол в ярких платьях с огромными бантами на голове, оловянных солдатиков и еще многое другое, о чем мечтают все дети на земле. Но вместо этого вокруг меня был лишь черный песок и где-то в глубине острова горел огромный костер. Дым от костра заслонял собою полнеба, а зарево от костра было видно даже на другом краю моря Надежд. Этот костер указал мне путь к острову. К этому костру я и решил направиться.

Прошло немного времени, и я очутился в самом центре острова. Здесь еще можно было увидеть коробки, которые когда-то служили домиками для игрушек. Но их осталось очень мало. Да и вид у них был совсем не праздничный. С оборванной бумагой, с потрепанными лентами, помятые и грязные, они производили жалкое зрелище. Когда-то красочный и беспечный остров сейчас походил на обыкновенную помойку. Посреди острова пылал большой костер, возле которого сидела хранительница подарков и что-то подбрасывала в огонь.

Я подошел поближе и присмотрелся. Старушка бросала в огонь игрушки. В огне полыхали деревянные лошадки, забавные слоники, розовые зайчики.

— Что вы делаете? — воскликнул я, подскочив к хранительнице подарков и вырвав из ее рук пушистого желтого утенка, которого старушка хотела бросить в костер. — Зачем вы сжигаете игрушки?

— Затем, что они больше никому не нужны, — старушка вынула из коробки куклу в розовом бальном платье и бросила ее в огонь. Пламя тут же подхватило легкую ткань, и через какое-то мгновение от куклы осталась лишь горстка пепла. — Детям больше не нужны пупсы, деревянные лошадки, плюшевые мишки. Им нужны компьютеры, автомобили, мобильные телефоны и еще множество других вещей, которые сложно воплотить в реальность даже в мечтах.

— Но ведь не все дети мечтают о компьютерах и автомобилях! — попытался возразить я.

— Ты ошибаешься, — старушка бросила в огонь следующую игрушку. — Если бы тебе предложили на выбор резинового утенка или телефон, что бы ты выбрал?

— Телефон, кончено! — не задумываясь, выпалил я.

— Вот видишь, — старушка уныло вздохнула. — Дети хотят того же. А все эти куклы, солдатики, котята и утята больше никому не нужны. Поэтому я и жгу их.

— Вы зря так поступаете, — не соглашался я. — Возможно, кто-то из детей и захочет иметь солдатиков или лошадок?

— Возможно, — согласилась хранительница. — Но даже ты не веришь в это.

Старушка замолчала. Какое-то время мы молча смотрели на костер, в пламени которого превращались в золу и пепел чьи-то не подаренные подарки. Первой прервала молчание хранительница.

— А ты что здесь делаешь? — как-то равнодушно спросила она. — Снова решил навестить страну Фантазия?

— Я пришел спасти ее, — как-то безрадостно ответил я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 240