электронная
360
печатная A5
410
16+
Возвращаясь к образам былым

Бесплатный фрагмент - Возвращаясь к образам былым

Избранная лирика

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-8506-7
электронная
от 360
печатная A5
от 410

Тебя уведу

Я тебя уведу, макроме ведь ни дело,

Чтобы снова плести свою странную вязь.

Поэтессам ни место, где поэты не смело

Проявляют свою, обнажив, ипостась…

Ссора

Так поссориться нетрудно

В круговерти этой всей.

Ты ночуешь у подруги,

Он ночует у друзей.

Детей бабушка забрала,

Снова вещи на такси.

И чего вам не хватало?

Помиритесь, черт возьми!

По местам

Жизнь все расставит по местам,

Да только, где найти то место,

Чтобы ранжир свой соблюдать

И не было в шеренге тесно…

Красота

Что есть она?

Обложка от журнала,

В бурлеске макияжа дефиле

Иль та, что у окошка утром встала,

Прозрачным шёлком прислонясь к тебе…

Что есть она?

С чертами Афродиты

В шампанском пенном или во дворце…

Иль та, что словно в письменах забытых,

Тебя с водой встречает на крыльце…

Пусть уйдут печали

Усни, мой друг

И пусть уйдут печали.

Уйдет усталость вечная из рук.

Немного нам с тобой гореть осталось.

Была свеча, а лишь огарок тут…

Коптит уже и не горит, а тлеет,

Как будто метит уходящий след

Туда, куда когда-нибудь успеем,

Туда, где опозданий больше нет…

Не стреляйте в поэтов

Не стреляйте в поэтов

Никогда, и сейчас

Поднимай пистолеты

Не на уровне глаз.

Поднимай пистолеты

Пусть ваш выстрел звучит

А поэт только ранен,

На снегу он лежит.

Он немного оставит

Свою хладную кровь.

Бросьте ширить, ребята

Мою русскую плоть…

Я сегодня восставший

Словно вошь на челе…

Я сегодня не здавшийся

На премудром одре…

Экспромт

Мышь за плинтусом сидит,

Чью-то корку теребит.

А была б такая тишь,

Если бы ни эта мышь…

Гений-осень

Рисует гений осень,

Чтоб осень ту продать.

С деньгами туго очень

И стыдно одолжать

Хоть на бутылку пива,

Хоть на духи жене.

Купите это диво

В природном неглиже.

Но люд воротит ноги,

У люда странный вкус.

Не осень на пороге,

А летний ждет круиз.

Но чудо вдруг случится

Когда жара спадёт.

И Сотбис разорится

На тот осенний лот…

Не торопись

Не торопись взрослеть.

Пусть глупости твои

В солдатиков играют

И трубы зазывают

В песочные бои..

Не торопись взрослеть,

Забыв цветные сны.

Там дальше всё не так

И глупость-не пустяк.

Песочные часы

там высыпают…

Исток

Возвращает к истоку

Губ иссохших жара.

Только мало в том проку,

Коль исток — не вода.

А всего только снова

Лишь журчания звук.

А вода, где-то, словно

Искушеньем для губ.

Белоснежная ромашка

Что гадать на день вчерашний.

Лепесток на завтра дай.

Белоснежная ромашка,

Погадай мне, погадай.

На что будет, иль не будет,

Иль на то — не знаю сам.

Ты — цветок наивных судеб

С детским счастьем пополам.

Кино теней

Кино теней на простыне тумана.

Слонами очертания стогов.

Я босиком средь этого обмана.

Погонщик стада призрачных дорог.

Следы мои теряются в тумане

И стадо растворилось на пути.

Куда иду и сам того не знаю —

Один туман, как вечность, впереди.

К церкви

Снег сибирский сугроб наметает

Рваным валенкам всё ни по чём.

С мамой вместе по снегу плутаем

И к заутренней вместе идём.

Ничего я про это не знаю,

Не приятен мне запах свечей.

Но я ставлю свою вместе с мамой,

Чтобы папа вернулся скорей…

Всё спрятано

Всё спрятано, всё скрыто

И на замок закрыто

И даже день вчерашний

Который нараспашку

Ходил не озираясь,

Прохожим улыбаясь.

Но ведь остались топи,

Где мы замки утопим?

Роман

Роман со временем.

Роман,

где пожелтевшие страницы

мне снова возвращают лица

всех тех, кого любил и знал.

Роман со временем.

Роман,

который только я читаю,

он не окончен и не знаю

того, кто б это дописал.

Узелок

Узелок на память

Развязался вдруг.

Потерялась память —

Жизненный недуг.

Потерялась, словно

Белые стихи.

И не свяжешь снова

Эти узелки

Спасибо врагам

Пусть не понять мне жизни всей,

Пусть не открыть всех тайных слов.

Да, знал врагов и бил врагов

Но им спасибо за друзей.

Да, обращаюсь я к врагу.

Ему спасибо говорю

И не за ненависть мою.

А за умение любить

И другом пуще дорожить

Пусть не понять мне жизни всей.-

Врагов поменьше, чем друзей…

По капельке

Я тебя по капельке выпью,

Лишь одно обронив через край,.

Это слово, как ядом умытое,

Ты уходишь, а значит, — Прощай!

А беседки стоят собеседницы,

Где опять одиноко курю.

Где одно протекает наследие,

Вновь везёт на халяву дождю…

Всё получит — продрогшие слёзы,

Отсыревший табак сигарет.

Я просохну когда-нибудь снова

И в прощаньи услышу, — Привет!…

Фламинго

Поднимает сарафан

Легкий ветер, как обман.

Только мне всё видно,

Этих ног фламинго.

Розовый платочек

Улететь всё хочет.

Розовый платочек.

Словно машет крыльями

Розовый мобильник.

Украсть себя

Украсть себя у себя,

Что за вздор.

И как меня называть,

Что я — вор?

У самого себя красть,

Неловко.

Но в Сотсбис своя

сноровка..

Ты может и рядом

с картиной.,

Ван Гог точно ляжет

в полтину.

На миллионы

подсолнухов.

Украсть себя у себя,

Это здорово!

До поры

Гениальность молчит до поры

Пока этот фломастер,

Тебе вложенный духом судьбы,

Разрисует весь мир так прекрасно.

И Женевского озера гладь,

И тоску пирамиды.

Только нам никогда не узнать,

Как рождаются гениев нимбы.

Бессонница

Опять моя бессонница

Ждёт твоего звонка.

Да вот не беспокоится

Мой телефон пока.

И ночь, сиделка верная

В моих ногах,

Молитвами наверное

Просит звонка…

Полёты во сне

Полёт во сне коварен,

Но небеса зовут!

Полёт во сне устанет,

А падать — наяву.

Но наяву крылатыми

Нам сроду не бывать.

И в небо необъятное

Нас манит сон опять…

Красавица

Красавица с раскосыми глазами.

Твой томный взор особенно манит.

И золотыми над тобой лучами

Звезда Востока чудная горит.

Красавица с раскосыми глазами.

Улыбка губ несёт жемчужный дар.

Я подношу тебе бокал хрустальный,

Колено преклонив, как верный раб.

Переселение душ

Хочу, чтобы душа моя

Переселилась в твоего кота.

Чтоб также гладила её,

Как нежно гладишь ты его.

И также клала рядом спать

В свою уютную кровать.

Как хорошо душе быть кискою,

Чтобы её в объятьях тискали.

Грусть на сердце

Когда на сердце грусть.

Когда ушла любовь.

Ты вспомни светлый путь,

Где с ранним солнцем вновь

Дрожащим колоском

Ещё в тумане смутно

Проявится вдруг утро…

И на полынь-траву

Босой ногой ступая,

Идёшь, ещё не зная,

Что встретишь наяву

Летящую навстречу

Ту птицу — радость вечную,

Парящую любовь…

Пророчество

Куда катимся — не знаем.

Карма — хуже некуда.

Видно душам неприкаянным,

Бомжевать придётся где-то

Диалектика правописания

Нам порою не понять,

Как всё изменяется..

Уберём, как лишний, «Ять»,

А твёрдый знак останется.

Отрядим в архив слова,

Что кажутся ненужными.

Только новая глава

Пером старым тужится…

Мир тобою тесен

Случилось так, что мир тобою тесен.

Но жаль, что под небесной синевой

С тобою столько запевали песен,

А до конца не спели ни одной…

Приглашение на вальс

Я приглашаю Вас на вальс…

На вальс любви, на платьев шорох.

Я приглашаю Вас на шёпот

Того, что снова не унять…

Я приглашаю Вас на вальс

На эту старую пластинку.

Давай с тобой растаем льдинку,

Что нам мешала понимать…

Я приглашаю Вас на вальс

На то единственное чудо,

Что крутит в музыке и трудно

Вас и простить и всё понять…

Старый фокстрот (воспоминание о мурманском конвое)

Играет пластинка

Старый фокстрот.

Танцует блондинка

Сапожки — улёт.

И гимнастёрки

Уехал ремень.

Медальных разборок

Грудь не посмей

Так расплескаться

Пред фронтом Вторым…

Стоят англичане

И янки меж них.

Конвой обручальный

Взорваться готов

Блондинкой отчаянной

Под старый фокстрот…

Линии сопряжения

Бывает, тянет к греху,

А иногда и к вере.

Главное наверху

Не перепутать двери…

Твои следы

За нашими поспешными следами,

Когда вся жизнь и вдоль и поперёк.

Твои следы не пропадают сами

Их первый снег для нас для всех сберёг…

Когда-нибудь, быть может, и растают,

А как узнать, где таянье снегов…

Твои следы по-прежнему витают

Уже в пространстве оттепельных снов…

Твоя печаль

Не укоряй свою печаль.

Она приходит не напрасно.

И это всё — таки прекрасно,

Когда тебе о чём-то жаль…

Под общим именем

Пусть все иконы обретут

Великий тот периметр,

Где люди Бога обретут

Под всем понятным именем.

Где есть распятие Христа,

И наречён Мухаммед.

И даже Будда снова встал,

Чтоб общий след оставить…

Читают общие стихи

Тебе во славу.

Здесь лишних нет

И первых нет.

Все Богоявлены…

А завтра вновь колокола

И зов от Минарета.

Нетленность Будды навсегда

И всё про то и это…

Давайте руки от свечей

Сомкнём немного.

Пусть дарит воск коротких дней

Нам пчёл от Бога…

Веснушки

Веснушками я дорожу

И их я с гордостью ношу.

Ведь с ними веселее

И даже всем светлее.

Кому-то эта радость

Возможно только в тягость.

Крем дорогой изводит

Напрасно их выводит…

А солнышко смеётся

И крапинками льётся —

Курносыми подружками.

И ставит нам веснушки…

Нежность ладони

Её касанье снимет боль

И будет не напрасным.

Наполни нежностью ладонь,

Сердечное лекарство.

Как не хватает нам порой

Лекарства этого.

Простая добрая ладонь

И нежность светлая…

Музыкальная история

Обнимает она парту

Словно дорогую арфу.

Всё Античность изучает

И страницами играет…

Этот сад

Александровский сад

Кем-то назван обычно.

Здесь берёзы стоят

Вдоль аллей необычно.

Словно бы впопыхах,

Кем-то свезены сразу.

Не родившись в лесах

И не плача ни разу…

Александровский сад.

Он красив сам собою.

И берёзы стоят

Потому, что с любовью

Здесь скамейки всегда,

Как былые подружки,

О любви говорят,

Чтоб никто не подслушал…

Не говорите

Не говорите о любви, не говорите…

Цветы охапками любимым приносите.

Дарите вкус полей и запах мёда.

И можно что-то прошептать немного…

Осенний этюд

Все одежды прошлые спадают.

Раздевается природа донага…

Мышкой лист шуршит и хвостиком виляет,

Прижимаясь ласково к ногам…

Старинные часы

Старинные часы, как саркофаг,

В углу у вечности стоят.

Но время всё идёт назад

И странный римский циферблат

Не водит стрелками вперёд…

Какая эта вечность,

Коль всё уже в прошедшем,

И раздаётся мерный бой

Тому, что только за спиной

Твоей встаёт…

Часы старинные идут,

Но стрелочки на них не лгут.

И время это вечное,

И в прошлом тоже встреченное,

По-новому идёт,

Когда в руках ключа завод

У нашей памяти…

Были времена

Как любим говорить,

Вот были времена :

Белее хлеб, вода вкуснее

И фильмы, вроде бы, добрее

И поспокойней города…

А нынче суета — сует.

Кругом пиликают мобильники.

В час пик остаться бы живыми

И вновь засесть в свой интернет…

А времена всегда одни.

Скорее люди в них другие.

Горят вечерние огни,

И телевизоры цветные…

Послесловие

Ещё не ясно, где там боль чужая, а где твоя.

И чья там боль больнее, когда

Могилы рядом нам копают, и нет оград,

Чтоб были бы на свете всех теснее, а вот — стоят…

Дай руку, друг, дай руку напоследок.

И пусть уйдёт ненужная вражда.

Как всё когда-то, друг за другом,

Уходит с нами вместе навсегда…

Стоят могилы наши вечно рядом.

Теснее только то, о чём молчат-

Твоя вся в свежем золоте ограда,

Да и моя, в заснеженных цветах…

Закат рябиновый и снова вечереет…

И тень ложится тихо до утра.

Твоя, конечно, хочет быть длиннее

И, как всегда, моя не хочет отступать…

Такой я человек

Мне так надо мало.

Возьму чуток и навек,

Чтоб вам по жизни хватало,

Такой уже я человек…

А что кому не хватает-

Придите ко мне опять.

Все русские одолжают

Без надежды вернуть назад…

Пробуждение души

Когда звонки нам не нужны

И СМСы на мобильный…

Есть пробуждение души,

Поставленное не на будильник…

Трубач, оставь трубу

Промокли сапоги

Бродить по перевалу.

Проклятые дожди…

И нас осталось мало

От всех недавних битв,

Где мы другими стали.

А бороды без бритв

Носиться так устали.

Трубач, оставь трубу

И клич её дамоклов.

Привала ноги ждут

И сапоги промокли…

Воспитание чувств

То ли струны звенят, то ли ноги летят,

То ли радость, бывает и грусть…

И не зря нам с тобой много раз говорят,

Что любовь-воспитание чувств.

Купалинская ночь

На старой речке лодки все утоплены.

Не знаю, как добраться мне опять

На остров, где Купалинская оторопь

Цветком разбуженным всё машет мне опять.

И где костры портки ребят свинцают,

И дырки, как у модниц наших всех,

И даже снова все цветки сияют,

Как в первый раз,, не первыми уже…

Летим домой

Глазком красиво лампочка мигает…

Наш самолёт уходит в облака.

Америка в тумане исчезает

И Океана плещут рукава.

Коньяк нам предлагает стюардесса,

А друг Михалыч так хитро глядит —

Заначил он «Московскую» и к месту

Её в стаканы дополна разлить.

Вторую достаёт уже Михалыч…

И то сказать, — в полёте нет часов.

Вот ничего почти что не осталось

В стаканах, как последних слов.

Лежим мы в креслах, время забывая…

Глазком мигает «Застегнуть ремни».

Михалыч ещё в дрёме пребывает…

Бужу. Смотри, — под нами «Лужники»…

Как хорошо от длинного полёта

И душу русскую и стать свою размять…

Таксисты Шереметьева, охотники,

Готовы с нам прилётных шкуру драть.

Да, чёрт с ним, мы садимся оба

В такси родное, где Михалыч всё бубнил, —

Домой вернулся, братцы, слава Богу.

Жаль адрес свой домашний позабыл…

Божьи сны

Богу тоже снятся сны

Разные, похоже…

Но кончаются они

Всё — таки по-божески.

Мне б одним взглянуть глазком,

Хоть чуть-чуть, немного.

Какой нынче дают сон

В синема у Бога…

А пока скрипит кровать

И спит жена, как жрица…

И во сне ей наплевать,

Что нынче Богу снится…

Корнет играет на кларнете

Звучит труба, проснулся ветер,

Блистает строй гусар-рубак…

Корнет играет на кларнете

И что ему твоя труба!

Бьёт в стремена эфес тяжёлый.

Под музыку гарцует конь

И полк пошёл в галоп весёлый,

Готовый в воду и огонь…

Корнет играет на кларнете…

Недолго длится баловство.

Вот сабель блеск и враг заметен,

И на друг друга понесло…

Вот падают — то те, то эти…

Летят пустые стремена.

Мундир разрублен на корнете

И на кларнете кровь видна…

Пришёл победы миг счастливый.

Да нет той радости сполна.

Лежит в полях корнет красивый,

Кларнета музыка ушла…

Жизнь прошмыгнула

Хитро время подмигнуло.

Часов захлопнулась вдруг крышка.

Жизнь не прошла, а прошмыгнула,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 410