электронная
40
печатная A5
293
16+
Возрождение Земли

Бесплатный фрагмент - Возрождение Земли

Избранное

Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-8158-8
электронная
от 40
печатная A5
от 293

1. О какой России речь

Применительно к разговору о возрождении Планеты — следует, прежде всего, отметить, что меньше всего оно актуально через религиозное мировоззрение и участие.


То обстоятельство, что живая, естественно-природная биологическая сущность определилась и после физической смерти с отделением души на вечное блаженство — вовсе не означает, что таким образом будет продолжено участие в судьбе населения Земли.


Возможно, так — с переселением душ на «тот свет» и являлось всё достаточно правдоподобным.


Но это если бы люди существовали в единственных экэемплярах, не размножались ещё при жизни и естественным образом не передавали души своим детям по наследству, вместе с их активным продолжением.


А сколько бы планета ни существовала от Сотворения — её избавление от мусора и гнили, с востановлением систематически уничтожающих пожарищ — подвластны только самим людям.


И такое впечатление. что вечное блаженство кажется тут, по меньшей мере — странным и неуместным попустительством злых небесных сил.


====


Когда мы говорим о России вообще, то говорим о государстве и стране — без особых акцентов на сословную обособленность различных масс населения по самому основному для жизни и быта имущественному признаку и должностному положению.


Считалось что эволюция так и продолжит обеспечивать движение вперёд, к дальнейшему прогрессу щедрыми российскими ресурсами, не оставаясь прозябать на задворках цивилизованных стран.


И никак нельзя сказать, что при этом Россия обходилась без бунтов, восстаний и иных социальных протестов, разрешаемых к благополучному исходу в основном двумя способами: либо полицейским аппаратом насилия, либо, реже, частичным удовлетворением требований протестующих.


А, по всей видимости, праздность царского двора на плечах большинства простого трудового народа — настолько разложила власть монархии в России, что оказалась не способной её удержать ни государственным аппаратом полицейского насилия, ни сподобилась даже на частичное удовлетворение требований протестующих.


И тогда само большинство простого народа, организуемое наиболее прогрессивными деятелями России, перехватили идею полувековой давности от европейских мыслителей Маркса и Энгельса о пролетарской революции всемирного масштаба.


И приблизило явление всеобщей энтропии к разрешению ситуации в стране, по которой «верхи не могли, а низы не хотели», чтобы продолжал сохраняться веками устоявшийся царский режим.


Разумеется, «режим», ничуть не лучший оказавшегося затем сталинского режима советской власти — по отношению к инакомыслящим.


Однако, как покажут последующие события, за политизированными понятиями о социализме и коммунизме — имелось ввиду возобладание государственной политики на приоритет первоочередного укрепления прежде всего самых слабых социальных звеньев российского государства!


Причём — в одной, отдельно взятой стране!


Причём — непременно через коллективизацию, которая затем вылилась в удивительный феномен преобразующей силы — когда все вместе!


А, исходя из этого и с централизованным управлением государства — по защите и регулированию различных объединившихся интересов, включая и частные (свободные на западе) деяния по собственному усмотрению выгоды!


И вот эта политика смены царского режима с сословиями богатых и бедных — на приоритетное первоочередное укрепление прежде всего самых слабых социальных звеньев, которые и составляли большинство простого трудового народа государства Российского — и должно бы (как минимум по православной вере) считаться и почитаться гуманной и благородной миссией, в сравнении с Монархом и его правом своенравно вершить судьбы народа, в том числе и массовыми способами, далеко не умиротворяющими сам народ.


Этому же способствовала и народная демократия с принципами, наиболее соответствующими большинству российского народа без каких-либо выпуклых буржуазных (аристократических, олигархических) заморочек с роскошью.


В сравнении с которой — т.н. свободная демократия прямо допускает участие частного капитала, а через частные же СМИ и рекламу — напрочь выбивает из принципа равного участия в выборах — всех менее состоятельных избирателей и претендентов на власть.


====


Итак, не лишне ещё раз переосмыслить стереотипы, в которых осуждались положения о коллективизации с централизованным государственным регулированием и защитой множества различных объединявшихся интересов!


К тому же — никого вождь большевиков не обманывал, обещая заводы и фабрики рабочим, а землю крестьянам. Потому как подобный обман утверждался лишь теми, кто привык считать, чтобы заводы, фабрики и земли непременно находились в частной собственности.


И, конечно же, не брат на брата пошёл в России, а брат-бедняк на брата-барина, который, поправ все родственные чувства, решил и бедных родственников поэксплуатировать на собственное барство.


И кулаками считали не тех, кто собственным горбом наживал состояние, а кто привлекал для этого бедных, с оплатой их труда по собственному выгодному усмотрению.

1—1. Первопроходческое восхождение к равным правам

Если судить о н о в о й России в мировом масштабе, то именно в этом измерении она явилась (хорошей для кого-то или плохой), но именно н о в о й — уже более ста лет тому назад.


Отношение к Ленину — надолго останется признаком, определяющим, на кого и как делается ставка в России: — на большинство трудового народа через финансово-доступные ему сферы развития, либо на него же для обслуживания частных хозяев жизни, с их процветанием на свободных ценах, закрывающих доступ к развитию всех остальных малоимущих.


Ульянов (Ленин) и по сей день — кому свой, а кому чужак. Но всё расставляет по местам рейтинг по принципу демократии, с выявлением большинства простого трудового народа и меньшинства господ, его эксплуатирующих и теперь желающих убрать вождя с глаз долой и из сердца вон.


Но если зашла речь о правовых критериях оценок, то, наверное, было бы логичнее опустить различные риторические доводы к тому, что, якобы, российскому народу и при царях жилось неплохо, и урожаи собирались высокие, и страна богатела, и авторитет на международном уровне был непререкаем.


А поставить всего лишь пару п р а в о в ы х вопросов: была ли дореволюционная Россия государством правовым в современном смысле?


Имелась ли правовая Конституция с правовым Судом, которые бы решали проблемы, не доводя до революционной ситуации?


Насколько известно — нет. Но ведь там, где нет правового, а потому справедливого Суда, его заменяет неписанное правило, по которому прав тот, у кого больший капитал, в том числе и на подношение взяток в судах.


Очевидно, само бесправное время подвигает разрозненные самосуды объединять одним общим мотивом борьбы за равное взаимное уважение людей, независимое прежде всего от имущественного признака — основы всей дальнейшей жизни каждого.


Да, но как ещё этот признак уравнять, если не повернуть к себе имущество, построенное простонародьем же, на землях, обихоженных им же и им же защищённых своими жизнями от супостата — и при царях и без царей! Но используемое не для себя, а прежде всего для обеспечения вольготной жизни барству за счёт себя.


Очевидно, то барство даже и не предполагало, что не так далеко то время, когда такое равенство объявят законным и правовым на международном уровне.


А тогда чего же выставлять Ленина и его соратников этакими душителями свободы, порушившими Россию?


Свои они остаются и по сей день для преобладающего большинства всех, кто был и снова возвращается к бесправным.


И, естественно, остались чуждыми лишь тем, кто воспользовался первой же возможностью в надежде вернуть-таки барство: со свободой барской, демократией барской и с правами, свободами и культурой — барскими!


В точности по консервативной вестерн-концепции без вмешательства государства в частные междусобойчики на свободном принципе отношений, заложенном ещё во времена дремучего господства и рабства.


Выходит, российские большевики ещё в начале 20 века предвосхитили нынешние права человека — практическим решением проблемы по собственности.


А что касается России, то совершенно очевидно, что в этом смысле понятия «Государство Российское» и «минимальный прожиток россиянина» — никогда не были объективно совместимыми в щедрой по ресурсам России.


Н и — к о г — д а!

А может русские сами расхотели жить в даруемых им природой роскоши и гламуре?


Нет, не расхотели!


Если бы теми ареалами вместе с людьми, не владели отдельные, избранные монаршей властью по своему усмотрению — кому купаться в роскоши, а кому на них батрачить.


И разве не абсурд в том, что государственная власть, уже избираемая самим народом — оказалась всего лишь в п а й щ и к а х у частных хозяев, которых никто не избирает кроме самих себя мешками денег для распоряжений общей государственной собственностью.


Абсурд, на который никто, кроме Путина с его командой — не обратил внимания.


Равно как и успешные бизнесмены не обращают внимания на кощунственные пляски с роскошью и гламуром — рядом с нищими, бомжами, инвалидами, безработными и всеми бюджетниками на благородном поприще решения общих для всех, включая гламурщиков, задач.


И верховодила людьми не столько официальная власть, сколько негласная, свободно-финансовая — объявляй ты формальный Декрет о свободе батраков, или снова отменяй его.

1—2. Простая отповедь инсинуациям

Инсинуациям, которые полились, как из рога изобилия на Россию 20-го века с позиции норм и принципов Международного права.


Да, действительно, с этой позиции она не в полной мере соответствовала Международному праву по разделению ветвей власти на самостоятельные, по равенству прав граждан перед Законом и Судом и по организации самих независимых правовых Судов.


Но подобная оценка была бы не столь предвзятой, если бы удосужились поставить те же вопросы предшествующей царской монархии про разделение ветвей власти, равные права граждан и наличие независимых правовых Судов.


К тому же правовые нормы и правила стали международными только со второй половины 20-века, после того, как Советский Союз совместно с инициаторами будущих правовых норм одержали победу над ещё большим злом из Европы — фашизмом!


Что лишь подтвердило жизнестойкость советского уклада на избранной национальной коллективистской основе с централизованным управлением в эксремальных ситуациях.


Но новая Россия все сто лет была в постоянных экстремальных ситуациях!


А претензии к варварству русских большевиков при переходе к советскому укладу — были бы и сегодня правомочны, если бы варварства не стало куда как больше и при Международных нормах права!


Выходит, по нынешним меркам обычное это дело — варварство и вандализм, когда чьим-то интересам требуется?


Равным ли правам отвечала частная роскошь с лимитированными бюджетниками — вновь повернувшая к России с частными пирамидами, банкротствами, безработными и обманутыми дольщиками?


Но и сегодня — то, что на Западе расценивается как ограничения прав и свобод «режимом Кремля и Путина», на самом деле есть стремление к полной свободе всему добропорядочному!


Думается, что История всё же пишется не событиями и фактами, а задолго предваряющими их побудительными мотивами.


Без которых она — всего лишь голая Статистка, готовая служить каждому, кто заинтересован в её использовании по собственному усмотрению, не брезгуя и задним числом копаться в исподнем архивном белье Статистки.


Но ещё пагубнее для будущих времён оценивать Историю по отдельно взятому периоду, вырванному из её общего контекста.


Так — кому-то очень хотелось бы перегораживать полноводные реки на частные куски со своими непроницаемыми плотинами. Не получится.


Оценка «варварства» преобладающего большинства простого народа в России 20 века, включая религиозный антагонизм — будет оставаться субъективно-предвзятой ровно до тех пор, пока рядом с его непосредственными исполнителями не поставят известных европейских авторов самой идеи пролетарского варварства!


А также, коминтерновских вдохновителей, подстрекателей и организаторов, упорно настаивающих на неизбежности и необходимости п о д о б н о г о варварства.


А самое существенное состоит в том, что идея пролетарского варварства родилась в самой цитадели вальяжного либерализма в Европе, на полной свободе и неподсудности различных политических убеждений!

2. Сам ли СССР распался

Вопрос вопросов: объективно ли решение о распаде СССР в силу естественной экономической слабости или Союз развалили с применением подлых мер и методов?


Если обратиться к энциклопедической информации, то увидим, что"террор (лат. terror «страх, ужас») — означает устрашение политических противников путём физического насилия, вплоть до убийства, а также угроза физической расправы, либо запугивание с угрозой расправы или убийства».


Однако подобное определение в полной мере относится и к любым агрессивным военным актам, как правило, заранее просчитываемым, планируемым и наводящим страхи-ужасы при реальном осуществлении.


Только в том и дело, что терроризм в отличие от агрессивных войн, это непредсказуемая последовательность насильственных актов, вплоть до массового уничтожения людей, отличающаяся коварством дезориентации участниками террора — на совместные с обществом, заведомо мирные и благие намерения.


Вот это к о в а р с т в о и становится отличительной чертой и главной темой терроризма, независимо от масштабов разрушительных последствий.


Главное в том, что терроризм деструктивен в принципе, совершенно исключаемом открытую конкурентную борьбу двух сторон с цивилизованным выяснением — кто сильнее, а кому ещё требуется набирать силы для успехов. Наоборот — деструкция только и достигается внезапным контактом с беззащитными и сугубо мирными индивидами.


Наконец, полную картину терроризма завершает самая, пожалуй, ёмкая деталь:

— до чего же мир терроризма так схож с диким миром дремучей тайги и непролазных джунглей. особенно по прошествии многих и многих веков человеческой цивилизации!

2—1. Понимали ли Они

Вне всяких сомнений — первые Президенты явились яркими лидерами на переломе двух столетий.


Но само понятие «яркий» — совершенно недостаточно замыкать на саму личность, без учёта того, насколько она осветила, или наоборот, ослепила всё, под ним происходящее.


Понимал ли первый Президент России, торжествуя по поводу победы с достижением свободы для российского народа — что заявлял об освобождении в том числе и от самого себя, одного из них.


Одного из тех, кто выйдя в свет с деревенской улочки им. К. Маркса, многими десятилетиями служил этому же народу, в прямое противопоставление буржуазной идеологии, внушал и доказывал собственной успешной карьерой — верность и всесильность идеи марксизма-ленинизма, вплоть до тех вершин, которые только и позволили ему швырнуть партбилет на виду у всего мира.


Одного из тех, кто знал досконально, что по ими же внедрёной системе уравнительной оплаты труда с категорическим ограничением свободных частных доходов — по аукционной приватизации на принципе «кто больше заплатит» именно народу российскому (кроме подпольных миллионеров, новоявленных дельцов с двойным гражданством, да тех, кто стоял у руля распределения мощнейших общественных фондов) — н и ч е г о не д о с т а н е т с я.


Понимал ли он, что в де-факто жестокой конкурентной борьбе за мировое господство — любого могущественного конкурента стало возможным сломить вовсе и не силой, а цивилизованным предложением свободы — от власти национальных структур, вплоть до полного расчленения государства и распада объединяемого веками могущества?


Что приватизации подверглись не земли и недвижимость, а катастрофическим образом — общенациональный государственный бюджет, благодаря успешной переориентации на частные интересы всех подземных кладовых со стратегическими источниками непрерывных доходов, оставив на интересы общенациональные государственные — лишь сравнительно мизерный налоговый процент.


И здесь никак не обойтись без известного сговора «троих» в Беловежской пуще. Сговора, которого никто в Союзе не ожидал. Не обойтись без нагнетания вальяжной свободы и независимости в отдельных республиках в составе Союза, которую тоже никто не ожидал, ни тем более всего последующего преступного поведения по разгону Государственного Комитета по чрезвычайным ситуациям, вставшем на защиту законности и правопорядка большинства народной власти.


А возьмите расхожий лозунг про, казалось бы, вполне цивилизованный призыв к «свободе всего, что не запрещено Законами!»


И, спрашивается, какими законами?


Теми, что по прежней Конституции отменили, а по новой вот уже пять ударных бы пятилеток всё ещё изобретаются по самым насущным проблемам, не терпящим и дня со свободной анархией для разбазаривания природных богатств?


Чем не привольный многолетний терроризм с п о д л я н к о й на четверть вековом разбазаривании щедрых российских ресурсов?


=====


А ведь сравнительная бедность жизненных уровней в советской экономике — вполне компенсировались государственным регулированием максимально доступных благ по всем социальным направлениям роста и развития для каждого россиянина.


И это полностью поглощало отдельные периоды возможно и неудачной организации экономики — общей тенденцией вложения каждым человеческого капитала в будущий прогресс самым главным — социальным лифтом, всегда свободным к подъёму, вне зависимости от персональной состоятельности!


Тем более, что объективно — далеко не каждый наделён талантами с успешной организацией бизнес-деяний! И если это так, то именно бизнес для них и оборачивается непременными потерями, в том числе и того, что имелось до всяких бизнесов.


А с другой стороны, большинство народа вполне обходилось ординарным физическим трудом по множеству различных специальностей — при условии стабильных рабочих мест, не подвергаемых мытарствами по частной безработице.


И тогда спрашивается, куда это так дружно народ увлекается бизнес-выгодой, не имея на то высшего экономического, математического, психологического, финансового и юридического образования?


Разве ажиотаж по овладению частным бизнесом, частными инвестициями и кредитами не для того, чтобы не имея никаких гарантий на успех — нырять в ловушки с манящей выгодой, к огромному удовлетворению отдельных крупных частных монополий с массовым поглощением нерасторопных.


А если так, то нужна статистика не только успехов от частного бизнеса, но и крахов от частного бизнеса, на что делается постоянное ударение со всесторонней оценкой частной и государственной альтернатив развития экономик.


=====


Но даже если бизнес удачен, то, очевидно, удачен исключительно по своему самому выгодному направлению, которые конечно же проигнорируют все остальные менее выгодные с более тяжёлыми условиями труда и прибыли. Но без которых успешная общая экономика — просто не мыслима. А она и стала немыслимой.


Точно так же, как поняли свободу труда с выбором самых приятных себе профессий!


Значит ни о какой промышленно-производственной экономике речи и вестись не может, потому как открыта прямая дорога к самому лёгкому и приятному «чисто финансовому бизнесу».


С тем, чтобы затем на свободном международном рынке приобретать, не особо нагружаясь заботами о труде, любые товары, произведенные второстепенными народами и третьестепенными нациями на стороне или в качестве желанных гастарбайтеров и всех, гонимых к лучшей жизни террористами.


А много ли надо ума, чтобы оставшимся в России либералам правого толка понять — что же ещё может открываться за инициируемыми Президентом национальными проектами, если не те же перспективы, устремлённые к максимально возможному доступу каждого россиянина ко всем, собственно зарабатываемым социальным сферам роста и развития — этом бесценном вкладе не выхолощенного денежного, а доброго трудового человеческого капитала в будущее России.


С восстановлением промышленных центров и трудовых коллективов — вопреки их приватизации в частные вотчины по собственному усмотрению.


С гарантиями обеспечения рабочими местами — вопреки мытарствам с безработицей в частных вотчинах.


С уже регулярно возрастающей государственной поддержкой малоимущих — вопреки такой же поддержки от частных вотчин.


С умелым при этом объединением российских инноваций оборонного назначения с непосредственными задачами повышения экономики.


И, обратим внимание: — Президент при этом не делет ничего противозаконного и не замышляет ничего радикального по аналогии с марксистской революцией и экспроприацией начала 20 века.


Потому как объявленная по новой Конституции свобода труда может равным образом означать и труд по частному усмотрению выгоды с поляризацией на роскошь и нищету.


Но и свободный выбор труда без частных посредников, с непосредственным трудом на своё Отечество и бюджетом не только из налогов, а и всей армады щедрых российских прибылей, оседающих сегодня в приватизированных частных карманах с дивидендерами и утекающих в такие же карманы за границей.


Что же может помешать свободному выбору: иметь в регионах и муниципалитетах достойный собственный бюджет от госпредприятий, или всего лишь разрезать ленточки по случаю торжеств с открытием очередных претендентов в нувориши?

2—2. Страдания от инакомыслия

Преследование инакомыслящих — главный, пожалуй, козырь, которым принялись манипулировать политики при оценке уровня свободы и демократии в различных обществах. И, фактически, именно по этому критерию Советский Союз с позиции западной цивилизации показался несостоятельным.


Открытым оставался лишь один вопрос — сами ли народы Союза были принципиально нетолерантными один к другому, или преследование инакомыслящих всегда оставалось прерогативой культа отдельных личностей во власти, ревностно охраняющих этот культ от напора инакомыслия.


И если вот это — второе, то значит народы Советского Союза оценены заведомо предвзято, субъективно и не иначе, как в конъюнктурных политических целях.


А для полной объективности оценок требуется понимать диалектическую истину о том, что трагедии с преследованием инакомыслящих — есть всего лишь две стороны одной медали с двумя интерпретациями инакомыслия.


Либо с инакомыслием политическим, либо с таким, которое направлено на борьбу с мыслящими иначе, чем установлено Законами.


То есть с таким, вопрос о законном преследовании инакомыслящих подобного рода — нигде и никогда не снимался, какая бы степень свободы и демократии не имела место в обществе.


А проблема наведения законного порядка погрязла в полной неопределённости — как отличать инакомыслие преступное от инакомыслия политического, не подлежащего преследованию по принципам международного права.


В результате чего образовалась обширная зона мимикрии противозаконных деяний под свободолюбивые политические мотивы и убеждения, и всякие попытки применения к ним юридических санкций — только питают протестное движение прозападной оппозиции. Но, впрочем, проблема куда серьёзнее.


Как быть всему российскому народу, если народную власть, а также ключевые государственные посты и региональные администрации — рекомендуется вновь, как и в 20 веке. формировать по политическим мотивам и убеждениям, заведомо свободным от ответственности и готовым в любой вороватый момент надёжно укрываться от неё в прозападных политичеких убежищах?

К тому же — ограничиться общими фразами об инакомыслии — значит всего лишь обозначить малую часть нагрянувших проблем!

3. Что ещё предали забвению

А живы ещё в памяти мутные девяностые, которые в конечном счёте привели к контр-замене в России государственной собственности на частную, с нескрываемым пренебрежением к преобладающему большинству российского народа, вызволенного было из-под барского сословия.


Но тогда — на кого же выпало умудриться и сварганить, якобы, принятую в с е н а р о д н ы м голосованием Конституцию РФ 12 декабря 1993 года?


Побойтесь Бога — россияне!


Это кто же из большинства простого трудового населения — «всенародно проголосовал»:


— за новый возврат к разделению на сословия богатых и бедных;


— со скрупулёзным подсчётом для вторых — сколько требуется крупы, яиц и труселей, дабы ноги не протянуть;


— за всё, народом созданное и защищённое, и теперь продаваемое ему же, только по свободно-высоким ценам;


— за безработицу, способную достать любого, увеличивай рабочие места в частном секторе хоть на 200 и более процентов — с катастрофической потерей общей уверенности в завтрашнем дне;


— за оснащение поголовным персональным оружием — с неизбежным фактором тотального недоверия между людьми;


— за европейские аукционы которые оказались самыми доступными прежде всего подпольным миллионерам и закордонным воротилам.


Но только не большинству простого народа-созидателя!


А может мы тогда же и от самой Революции отказались с максимально-доступным, было, социальным лифтом к росту и развитию каждого малоимущего россиянина?


И со всенародными торжествами 7 ноября в честь Героев революционной гражданской войны — прямых и славных предшественников ещё одной Великой Победы с 9 мая?


С р а с с т р е л о м советской власти, олицетворявшей то большинство российского народа?


И вандализмом со сносом, памятников, на примере Дзержинского, который и поставлен-то был в знак исключительной благодарности за его заслуги перед превалирующим большинством простого российского народа?


И с царским Санкт-Петербургом — засверкавшим европейским великолепием поперёк Ленинградской эпопеи со всеми её геройскими блокадно-прорывными трагедиями.


Да так и закрепили в Конституции РФ 1993 года всенародным голосованием на милость новоявленой обслуги большинством простого трудового населения — свежих нуворишей и олигархов?


Так ведь возможное дальнейшее развитие событий — в точности последовало и ярчайшим образом продемонстрировано элитой ряда бывших советских республик — с продолжениями расстрелов, вандализмом по сносу памятников и переменованиями улиц с городами — в точности по примеру России!


Но теперь и со снобистскими унижениями со стороны талантливых ведущих государственных ток-шоу, возомнивших из себя, что ничего подобного в Российской элите не допускалось или допускалось но осуждено!


А словно страусы — попрятали головы в песок!


И не потому ли Нормандский формат не сдвигается с места, что руководство запада само в душе импонирует российскому расстрелу и сносу памятников советской власти?


А прозападные санкции, с конкретным перечислением неугодных России фамилий и организаций — принялись весьма недусмысленно намекать на изменение курса Кремля и Путина.


Только на самом деле не Путин имелся и имеется ввиду, а преобладающее большинство простого российского народа за ним и его командой. А это две — совершенно разные темы.


====


Однако, господа! Никто же, ни от кого и никогда не скрывал статью 19—1,2 в той же Конституции 1993 года — по части гарантий Государством равенства прав и свобод человека и гражданина, н е з а в и с и м ы х от имущественного сословия!


Прав и свобод, принадлежащих каждому от р о ж д е н и я, непосредственно действующих и никем не отчуждаемых!


То есть того равенства, которое начали постигать ещё более 100 лет назад, с вызволением простого народа — от барства за счёт простого народа;


— от барства, которое оказалось не трудно достижимо и на коммунистической подкладке;


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 293