электронная
80
печатная A5
285
16+
Возможный шанс на жизнь. Битва при Лихуте

Бесплатный фрагмент - Возможный шанс на жизнь. Битва при Лихуте


5
Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0055-0266-7
электронная
от 80
печатная A5
от 285

Глава 1

— Меня зовут Сергей Борисов, позывной Скиф. Мне тридцать четыре года, по национальности русский, по мировоззрению тоже. Бывший офицер спецназа. Приход Большого Песца в своем мире я встретил так же как и все жители. Неожиданно и сразу. Вчера была обычная рядовая налаженная жизнь со своими проблемами, трудностями, радостями и надеждами. Но пришел большой полярный зверь, перечеркнув лапой или пушистым лисьим хвостом все, что было раньше. В месте со своей ротой занимались зачистками зараженных городков. После гибели отряда ушел из армии. Занимался контрабандой, колеся по Пустоши. Вместе с майором Максимом Пантелеевым пробившись сквозь инфицированные земли Пустоши, привезли в один из выживших городов вакцину от местной заразы. Затем путешествуя по сожжённой войной земле, попал в портал между мирами. Встретил старца, который, изменил моё тело, наделил меня способностями, о которых обычный человек может только мечтать. Начнем с того, что все подобные мне бойцы прошедшие изменения потенциально бессмертные и выживают после ранений, которые на Земле считаются смертельными, у нас проходят все болячки от хронического насморка до запущенной онкологии. Более того отрастают утраченные конечности, глаза, уши и большинство внутренних органов. С новыми возможностями своего организма попал служить в Солнечную дружину. Бойцы дружины сражаются с силами тьмы, путешествуя по всем мирам. База, где мы живем в перерывах между операциями и получаем паек, задания, жалованье и очередные звания, находится в мире имеющим название Перекресток Миров. Я уже выполнил одно задание, познакомился с шикарной девушкой Жанной. Но наше свидание прервал звонок нашего шефа Олеся Руслановича Ростовского.

— Садись — произнес Шеф, казалось, почти не разжимая рта

— Не забудь закрыть за собой дверь. Итак, на чем я остановился? Слушаем вводные, повторю специально для тех, кто опоздал на работу и при этом имеет наглость не пользоваться мобильным телефоном.

— Заброс будет осуществляться в неизвестный для нас мир. Может случиться что угодно — нам только гадать остается. Все, что мы знаем о другом мире, это наклон оси сопредельной к нам планеты и период ее оборота. Не так уж много информации, да и та под большим сомнением. Хотя мы уже начали ее использовать, сутки на объекте равны местным. Медики считают, что это может помочь дружинникам в начальный период адаптации. До Скифа было восемь предшественников. И никто из них не протянул ТАМ больше нескольких минут?

— Проговорился Русланович. Ничего себе у вас конкурс, это что же получается: все мои предшественники откидывали копыта сразу после старта?!

Подобрав экипировку, прицепил на пояс свой любимый нож, который не раз выручал меня. Закинул рюкзак с хавчиком за спину. И отправился спасать очередной мир от сил тьмы. Электрическое шоу закончилось так же стремительно, как и началось. Полыхнула яркая вспышка, перед которой мне чудом удалось закрыть глаза. Чернота, вспышка, опять чернота. Пустота за спиной. Пустота везде. Толчок. Серия вспышек, не освещающих ничего. Бесконечная чернота. Свет. Не вспышка, а именно свет, настоящий свет. Когда я вновь поднял веки, плюющаяся молниями точка исчезла, а на ее месте переливался всеми цветами овал. В мозгу тут же мелькнуло, портал закрылся.

Глава 2

Честно говоря, перехода я не почувствовал и только по смене обстановки понял, что попал куда-то.

— Итак, перенос прошел успешно. Почти! — на базе нам преподавали всевозможные науки подсобляющие дружинникам выживать в различных мирах.

Чем дальше миры друг от друга, тем больше расхождение меж ними. Где-то процветает магия, где-то технологии, а где-то сплошной упадок. Но в тех мирах, которые соприкасаются друг с другом, сходства полно.

— Меня учили, какие действия предпринять в той или иной ситуации, однако первое, что сделал в новом для меня мире, — глупо растерялся. Это отняло немного мгновений, я силился сообразить, куда вляпался. Вначале решил, что атмосфера тут плотная, как кисель, потом, хлебнув этого соленого киселя, сориентировался — я оказался под водой. И тут же хлебнул еще, а затем еще и еще, едва не заорав от накатывающего ужаса, Я ведь человек, а не батискаф. Вколачиваемые преподавателями сведения не спешили подсказать мне выход из переделки.

— Я продолжал идти ко дну Ко дну? — раз я вижу свет, пробивающийся сквозь толщу воды, значит, не так уж глубоко. Завертел башкой, узрел светящуюся поверхность водоема. Поверхность удалялась, я тонул, уходя ко дну вверх ногами. Не теряя больше драгоценное время, скинул тянущий меня вниз рюкзак, рывок, переворот, и практически сразу ноги упираются в твердое дно. Хорошо, сейчас от него оттолкнусь. Верх… верх… Грудь разрывается от нехватки воздуха, в глазах стало темнеть. Как будет обидно, одолеть границу двух миров, дабы потонуть в неизвестной соленой луже. Уже продолжаю бултыхать руками, на упрямстве, тело попросту действует на автомате. И вот моя голова пробивает водную поверхность. Выкашливаю горько-соленую гадость, отдышался. Перед глазами предстала бескрайняя водная поверхность. Я вроде как тренированный, но с плаванием не сложилось, держаться на воде могу, но вот переплыть

море — океан это не ко мне. Начинаю понимать, отчего не уцелели мои предшественники: очень уж много всего на нас тут наваливается. Неприятно — появится в новом мире в толще воды, побарахтавшись в этом море утонуть. Закружил головой и выругался — чуток позади, слева, в нескольких сотнях метров тянулась полоса суши, а я дебил, даже не огляделся сразу

— Живем! — плыть пришлось долго. Наихтиандрившись я, отфыркиваясь, вышел на галечный берег, на несколько мгновений попросту застыл расслабляясь. Вода стекала вниз по телу, сбросив рубашку и обтершись ею, бросил к ногам. — Штаны жалко, совсем новые, вторую неделю ношу. Хотелось прилечь и закрыть глаза, но нельзя расслабляться. Я с удовольствием глубоко вздохнул свежий, с солёным привкусом морской воздух. Куда же это меня выкинуло? Берег из небольшой гальки различных расцветок, но с превосходством серой. На берег накатывал небольшой прибой. Пенистая кромка с еле слышным шипением обтекала те камни, что покрупнее, длинными живыми щупальцами пробиваясь в углубления между ними, а те, что помельче, мыла целиком, своим прикосновением на миг, придавая им почти бриллиантовый блеск. Кроме камней имеются выбеленные древесные останки различных размеров, вдобавок большущая часть их расположена перед зарослями травы и низких кустиков. Заросли начинаются сразу за линией максимального прибоя. Листва на вид похожа на земную. Пернатых вагон, чайки летают куда ни глянь.

Рельеф: ровный берег с полосой пляжа, ограниченный высоким скальным массивом тянувшимся в обе стороны, заросшие все теми же кустами и сереющие скальными выходами. Небеса. Такие же, как и дома. Новый мир очень похож на родную землю.

Кстати, чутье на опасность молчит, как жареный карась. Что это означает? Да ровным счетом ничего не означает! Возможно, чутье просто не умеет правильно распознать местную опасность или же не считает угрозу существенной.

— Хм… И куда мне идти? Налево или направо? Да какая разница! — я выбрал правую сторону и побрёл вдоль прибоя. Как часто бывает после шторма, берег изобиловал оказаться более эффективным. Я всё шёл и шёл по песку в поисках прибрежной добычи, но ничего съестного мне не попадалось. Скальная гряда так и тянулась вдоль берега, и я пока не находил возможности её преодолеть. Вроде и не очень высоко, примерно метров двадцать. Для начала надо решить пару вопросов. Нож у меня при себе, а вот еда и зажигалка утонули. Ну и в дальнейшем надо отсюда выбираться. Не привлекает меня карьера Робинзона Крузо. У него хоть Пятница был. Решил обследовать округу. Берег был — однообразен. Шуршала под ногами галька, летают чайки; раскачиваются от ветерка ветки кустарников. Берег все больше поворачивал, и вскоре я начал убеждаться, что это остров: — Обойти остров по кругу? А оно мне очень надо? — Не мешало бы по гнездам полазить, яиц набрать. Желудок при мысли о пожрать заурчал

— Да и воду найти тоже нелишним будет — при мысли о пресной воде облизал сухие губы. Пока плескался, на жажду сильно не жаловался, а вот на суше хотелось пить. Надо забраться повыше и обозреть окрестности. Продолжая движение наткнулся на расщелину на дне которой журчал крошечный ручеек.

— Сейчас напьюсь! — пил, пока в зубах от холода не заломило. Напившись, оглядел расщелину внимательней. Под скальным козырьком обнаружил следы старого костра. В кустах тихо хрустнуло, обернулся на подозрительный шорох среди скал. Ветки разошлись в стороны, и на поляну выглянула большая медвежья башка. Здоровущий медведь, поднявшись на задние лапы замер у подножия, рассматривая, меня.

— Откуда ты среди моря нарисовался?! Здесь даже деревьев нет! -подумал я поняв, что спокойное путешествие закончилось. Потапыч ответил глухим рыком, на его языке, скорее всего означавшим, какое-нибудь ругательство, продемонстрировал набор клыков.

— Нечего на меня рычать!

Эта скотина, похоже мясом человеческим не брезгует. Медведь рванул ко мне, я влетел в щель меж валунов, стал карабкаться наверх. Косолапый полз следом. Походу, у него на меня гастрономические планы.

— Чтоб тебя потом изжога пробила!

Гризли пыхтел за спиной, неуклонно приближаясь. Еще пара рывков и я у вершины. Вот и она, плоская площадка. Медведь пыхтит внизу, косясь недобрым взглядом.

— Ах ты скот, сваливал бы в тайгу, покуда цел! — швырнул в зверя нелегкий камень. Заработав булыжником, медведь взревел и полез вверх еще быстрей. Я пытался выдумать средства спасения. Спуститься с другого края не получится пропасть Стоп, Я на выгодной позиции. выдернул увесистую глыбу, подскочил к краю площадки.

Медведь уже рядом, тяжело сопел. С резким выдохом шваркнул булыгою на голову хищника. Удар оказался силен, взревев медведь сорвался и полетел вниз на острые камни. Мне снова повезло. Осмотрел местность свысока. Я находился на маленьком убогом растительностью островке. Вдали на горизонте выглядывало побережье явно большой материк.

— Вот мне туда и надо. Оглядевшись приступил к спуску к телу почившего хищника. Гора мяса сильно привлекала, но лучше немного поголодать, чем есть его сырым. Мне понадобится огонь. В качестве легковоспламеняющегося материала собрал высохшую траву и пушистые семена здешнего растения, похожего на одуванчик. Стащил к древнему кострищу какие смог дрова. Долго бродил собирая пух и сухую траву. Решив, что горючего мне хватит, возвратился к туше. Взялся за разделку туши. Решился взяться с бедра. И на нем же закончить: мяса на поесть будет более чем достаточно. Морозильника не, мясо не сохраню, а рисковать и пробовать коптить не хочется. В шкуре я проделал неровный, но длинный разрез, добравшись до мяса. Дальше дело пошло быстрей. Все, с мясом покончено, теперь дело за разведением огня. Служба в спецназе подговорила к многому и развести костер не составило особого труда. Хотя с непривычки провозился долго. Ладони у меня пылали огнем. Насадив ломти мяса на ветку, установил жариться. Солнце зависло над горизонтом, неспешно скрылось. Вновь раздался шум я, ухватил в одну руку нож, в другую горящую ветку из костра. В небе висели сразу две луны. Прямо над головой — белая в серых пятнах, впереди — бордовая. Из темноты материализовался сгусток более темного мрака, он неспешно пополз в мою сторону. Свет от костра выхватил медленно надвигающиеся тело воскреснувшего медведя, со сломанной шеей, прихрамывающим на заднюю лапу с которой я нарезал мяса. Сбежать мне некуда, за спиной скальная стена, над головой тоже скальный козырек. Я выставил перед собой пламеневший куст, четко понимая, что это не поможет, жуткий зверюга тоже все соображал и небрежным взмахом лапы выбил из рук горящую ветку. С его клыков струились потоки загустевшей слюны, дохнуло смрадом. Зомби развернулся и растворился во тьме. Почему этот монстр не тронул меня, не понял.

Глава 3

Как я очутился в море, запомнил смутно. Плыл куда несло течением. Лишь бы подальше от острова, оставаться вблизи с тварью мне хотелось. Даже есть перехотелось. Ночь миновала, восход повстречал в пустынном море. Утро началось превосходно — меня из морских гадов никто не тяпнул. Я монотонно плыл к запримеченному мной берегу. Мне сейчас надо просто выживать — и пока ничем не забивать свою бедную голову. Благодаря своему модифицированному телу я почти не чувствовал усталость. Сушу я рассмотрел часа примерно через три. Широкое побережье. Как минимум солидный остров. При виде близкой цели заработал еще усерднее, мореходные прогулки приелись до чертиков. Приближающийся берег мне нравился все больше и больше. И ничем не похож на покинутый мной проклятый остров. Ноги уперлись в песчаное дно. Все, плавание окончено, достиг Большой Земли. Пошатываясь, будто матрос, расстелил одежду, присел. Через час, проваливаясь в белый песок, направился в лес, двигаться по подстилке стало легче. Помимо шишек, хвои и палых ветвей встречались грибы. Представления не имею, какие съедобные. Но, это последнее, что я решусь отведать в чуждом мире. Отходя от берега все дальше и дальше, начал замышлять вернуться. Лучше уж идти вдоль моря, шлепая по накатывающимся волнам, мокрый песок удерживает не хуже асфальта. По нему легко двигаться с комфортом, пока не наткнусь на речку на берегу которой можно наткнуться на деревню или город. Мне нужно выходить к людям. Решился пройти еще немного, заметил, что местность дальше скоро изменилась. Заинтересовавшись, продолжил путь.

Сосен уже не было — что-то лиственное, вроде ясеня и тополя. Пробравшись через очередную полосу кустов, натолкнулся на маленькую речушку. Поспешно скатился вниз, расшугивая местных лягушек, припал на колени. В прозрачной воде промелькнула стайка каких-то довольно солидного габарита рыб. Воды хлебнул я столько, что, наверное, уровень реки снизился. Утолив жажду, отполз от берега, присел на склоне. Надо минут пять передохнуть, дабы вода немного усвоилась, а то брюхо колышется, словно бурдюк набитый. Долго сидеть не смог, увидел несколько ягодок.

Сорвал, испробовал. Съедобно, вкусно, собрал побольше пытаясь умерить разыгравшийся голод. Не скажу, что мне это сильно понравилось, но брюхо набил. Возвратился назад к морю, и пошлепал босиком по накатывающимся волнам на запад.

— Отчего туда? Не знаю, захотелось. Чуйка вновь сработала. Я наткнулся на скелет, встречал и пустые черепа, раз перепугал небольшую черную лисицу. Часто попадались фрагменты медуз и рыб. Повстречалась речка, чуть побольше той, что я оставил позади. Напился, сделал привал, хижину приметил сразу, вышел к ней после полудня. В зарослях вполне земной малины увидел неказистую хижину: Внутри домик смотрелся как землянка — низкие потолки, узкие окошки-бойницы, крыша покрыта пластами коры и обмазана глиной. Под навесом сохнет опрокинутая лодка, в сторонке чернеет угасший очаг. Похоже, никого нет дома. Разведав прилегающую местность, скоро разыскал тропу вглубь материка. Не придумал ничего лучшего, чем просто пойти по ней: не возвращаться же к берегу, даже не попытавшись обнаружить населенный пункт, к которому наверняка обязан привести этот путь. Продвигаясь по тропе я тревожился, предвкушая встречу со здешними людьми.

— В этом мире я чужак. В примитивном сообществе это плохо. Могут банально арестовать и продать на невольничьем рынке.

Стал идти помедленнее, Внимательно и осторожно, боясь попасться в засаду. Как только почую недоброе, ноги в руки, и пусть постараются нагнать в этом лесу. Тело у меня, бежать может быстро. Решительно двинулся прочь через лес, туда, где белым ровным светом полыхало небо. Направление было абсолютно не хуже и не лучше остальных. Буреломы, поляны, овраги. Вопрос пропитания разрешился быстро, ножом мне удалось сшибить с веток пару пташек размером с голубя. Разведя костер, мигом ощипал добычу, выпотрошил пернатых и запек на огне. Птички пошли за милую душу, невзирая на то, что с одной сторонки мясо оказалось подгоревшим, а с другой чуть-чуть недожаренным. Наевшись, я двинул дальше. Я шел вперед и вперед, теша себя размышлениями о том, что выбирался из мест и похуже. Отводил руками свисающие ветви, норовящие угодить в глаз, обходил вовсе уж непроходимые буреломы, аккуратно спускался и поднимался на пологие возвышенности. Я пер на автомате, не делая привалов, не замечая усталости и гудения в ногах, ломился вперед, как робот, по привычке, как учили, делая левой ногой шаг чуть длиннее, чем правой. Заметив проход промеж деревьев, я свернул туда — и неожиданно лес кончился, вышел на дорогу. В том, что эта была именно дорога, а не какая-нибудь там звериная тропа, сомневаться не приходилось. Две колеи, безусловно проделанные колесами плюс четкие отпечатки копыт. Я, как истинный следопыт, присел на корточки, пристально исследовал следы, аж потрогал.

— Ну это элементарно, Ватсон! Не нужно являться краснокожим, чтобы отпечатки эти прочитать: совсем недавно тут проскакали лошадки. Или животные, очень на них похожие. Штук пять, не меньше. Буду надеяться, что с седоками.

Я огляделся, по другую сторону от пути расстилалось поле с подсолнухами. Солнечные лучи, утопали в мрачнеющем за спиной лесу. Нужно было решить, в какой стороне располагается ближайшее жилище — там, куда ускакали всадники, или в противоположной. Решил отправляться за всадниками. К деревне я вышел ориентировочно через час, вышел на опушку и увидел спереди частокол. Нетолстые бревнышки в полтора моих роста, врытые в землю одно к другому. Верхушки заточены, посреди стены виднеются ворота из таких же бревнышек, выглядывают макушки двускатных крыш. Стояла тишина, я взобрался на дерево и смог изучить территорию деревни. В этих местах царило отчетливое запустение. Разглядывать особо нечего: восемь одноэтажных, неказистых невысоких жилищ с двускатными кровлями, какие-то сараи, колодец по центру. В Деревне не увидел не души. Следов чудовищ за время путешествий не заметил, так что сомневаюсь, что здесь обитают динозавры. А народ тутошний явно чего-то опасается: вон живут как в крепости. Выбравшись, потихоньку направился к деревне. Подойдя ближе, приметил, что ворота с наружи поджимала тяжелая палка. Это выходит, здешние обитатели куда-то убралось?

Вздохнув, гаркнул — Здравствуйте! Я миролюбивый путник! Не найдется у вас напиться?! А то жрать охота, да и почивать негде!

В ответ снова тишина. Ворота я открыл легко, правда с жутким скрипом. Никто на шум не показался. Аккуратно вошел, осмотрелся, ничего нового не усмотрел. Те же домишки, запахи сена и навоза. Неторопливо обошел деревню никого не встретил. Забор цел. Избы бесспорно не заброшенные. Окна в них затянуты полупрозрачной пленкой, осмелился зайти в дом. Внутри пусто. Голые топчаны из бревнышек, столы из такого же материала, печи из камней, без дымоходов, потолки черны от сажи. Никаких признаков еды и дорогих предметов. Использование современных технологий я тоже не заметил. Пропавшие жители, похоже, утащили с собой все.

— Вот так облом! Деревню нехило подчистили.

Глава 4

За спиной звякнул металл я, обернулся, всадник: плотный мордатый мужик, облачен в средневековую броню: сложноватое металлически-кожаное сооружение, закрывающее все тело, кольчужная юбка из больших колец, свешивающаяся ниже, огромное толстое копье со зловещим крюком ниже наконечника, удерживаемое в вертикальном положении.

— Ну вот обещали принцессу! — демонстрируя что мои руки пусты и вредить войну я не собираюсь. Его недобрый взгляд, устремлен на меня.

— Все сюда гляньте, кого я разыскал! — громко выкрикнул боец. Возникла пятерка мужчин, так же бородатых и мрачных. Статные тела, крепкая мускулатура, безусловно имелась в наличии, рост около метра восемьдесят, плюс-минус. И доспехи. Весьма интересные, а главное, отменно изготовленные. За плечами у всех выглядывали луки. На поясах мечи и кинжалы. Их качество оценить было сложно. Приоткрытых участков тела, считай, что и нет. Даже кисти в кольчужных перчатках. Один, самый габаритный из всех посмотрел мне в глаза, рявкнул

— Кто ты такой будешь?

Я улыбнулся. Крик напомнил ротного под началом которого я службу начинал в спецназе.

— Я в этих краях новичок и был бы признателен, если бы вы проводили бы до ближайшего города. — Новичок? — озадаченно проговорил здоровяк. Несколько секунд он силился прожечь во мне взором пару дырок.

— Ишь ты щерится еще, — скрипнув зубами, прошипел мужик. — надобно проверку ему устроить — произнес здоровяк какого я встретил первым.

— Хорек, давай на воротах испытаем. Леонид, гони его следом.

Молчун устремился к воротам (значит, Хорек), тот, что меня застиг, пнул древком копья в бок, принуждая идти туда же (это вроде Леонид) Когда дошел до ворот, узрел картину: Хорёк, под перекладиной проема, с несомненным знанием дела мострячил на конце веревки петлю. Диаметр петли, как раз голова пролезет. Сомнений по поводу предстоящего испытания теперь не было. Бегать я не собирался.

— Вот же гадство! Придётся капельку искалечить вояк — я очень обидчивый, выдернув из-за пояса нерадивого война небольшой нож, я приставил его к горлу латника. Сделал я это почти рефлекторно и настолько быстро, что никто даже шевельнуться не успел. Латник опешил и, кажется, чуть-чуть расстроился. Глаза его забегали, и люди вокруг стали суетиться. Не глупи, — тихо и немного хмуро заговорил Хорёк. Я придавил нож.

— Ты что о себе возомнил, щенок?! Думаешь, можешь дерзить уважаемым лю… — зачастил суровый воин. Договорить он не успел, я убрал от его шеи нож. Крутанув его в своих руках, запустил его обратно за пояс воина. С правой нанес удар мужику в солнечное сплетение, а ребром левой рубанул по шее, он рухнул как подкошенный. В прыжке произведя перекат, развернулся лицом к здешним аборигенам, занял боевую стойку. Те молчали, удивленные скоротечностью расправы, и не собирались кидаться на помощь упавшему дружку

— И откуда ты? — дружелюбным тоном поинтересовался старший

— Издалече.

— Значит, извещать желания нет. Дело твоё. Только скажи, ты Хорька насовсем успокоил?

— Скоро очнется.

— Добр, — кивнул здоровяк.

— Да он, из светлой дружины! У него их печатка на руке — охнул Леонид и недоверчиво уточнил — Ты дружинник?

Я согласно кивнул. Воины начали озираться друг, они явно растерялись.

— Везунчик! Объявился, наконец-то! — оживленно воскликнул Олег

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 285